home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 41

— Мистер Эллиот сейчас примет вас, мисс Донован, — сказала секретарь.

Кейт встала и последовала за ней в кабинет. Вчера она выглядела сущим чучелом, но сегодня уделила всяческое внимание своей внешности, стараясь произвести впечатление элегантной женственности, которое, как она отчаянно надеялась, поможет забыть последнюю неприятную встречу с прокурором штата. Бирюзовый сарафан без рукавов с завышенной талией скрывал набухший живот и выгодно оттенял пестрый геометрический рисунок ее летней полотняной сумки в бирюзовых сиреневых и белых тонах. Длина немного выше колена придавала сарафану определенный стиль, а высокие каблуки босоножек подчеркивали красоту ног. Завидя ее, Грей вежливо поднялся, и судя по его короткой растерянной улыбке, она определенно выглядела лучше, чем во время их последней встречи. Этого крошечного успеха оказалось достаточно, чтобы впервые за несколько месяцев поднять ей настроение.

— Давайте сядем там, мисс Донован, — предложил он, обходя стол и показывая на диван со стульями, где она и Холли сидели раньше.

Кейт раздвинула губы в ослепительной улыбке:

— Пожалуйста, просто Кейт!

— Хорошо… Кейт, — повторил он, бросив на нее подозрительный взгляд.

И поскольку он уже заподозрил неладное, Кейт решилась быть полностью откровенной и ошеломить его своей честностью.

— Я надеялась, что если мы будем менее официальны, — призналась она, продолжая очаровательно улыбаться, — вы будете более склонны сделать мне одолжение, о котором я пришла просить. Но для меня это крайне важно, мистер Эллиот.

— Пожалуйста, зовите меня Греем, — вежчиво попросил он, поскольку она не оставила ему выбора, разрешив звать себя по имени.

Подойдя к журнальному столику, Кейт намеренно села на стул, поскольку не хотела утопать в мягких подушках дивана и тем самым казаться ниже ростом и более хрупкой, чем на самом деле. Очевидно, Грей Эллиот разгадал ее маневр, поскольку, вместо того чтобы опуститься на диван, сел на стул, на другом конце столика.

— Что будете пить? — спросил он.

— Спасибо, ничего, — покачала головой Кейт, после чего кокетливо скрестила ноги и, украдкой наблюдая за ним, подалась вперед, чтобы поставить сумку на диван. Он взглянул на ноги и отвел глаза. Он не хотел смотреть, но, очевидно, был равнодушен к женским ножкам, грустно подумала она, неожиданно представив Митчела, стоявшего на лоджии. Ее словно в сердце ударили, а короткий духовный подъем мгновенно упал.

«— Улыбаешься, потому, что я выгляжу неотразимой, или потому, что с моим платьем что-то не так?

— Я улыбаюсь потому, что только сейчас понял, какие у тебя шикарные ноги. Никогда их раньше не видел…

— Но они обе имелись при мне и раньше. Собственно говоря, я отчетливо припоминаю, что они были привинчены ко мне когда мы лежали в постели…»

Она так углубилась в невеселые мысли, не замечая, что рука по-прежнему лежит на стуле, а взгляд устремлен на спинку дивана, что вздрогнула, когда Грей Эллиот спросил:

— Кейт, вы хорошо себя чувствуете?

— О да, прекрасно, — поспешно солгала Кейт. Грей кивнул и перешел к делу:

— Чем я могу помочь?

Кейт нервно облизнула губы и глубоко вздохнула:

— Когда я в последний раз была здесь, у вас на столе громоздилась гора папок. В тех, что вы сняли сверху, были фото — мои с Митчелом Уайаттом. Я верно предположила, что в этих папках было досье на него?

Грей нахмурился. В больших серых глазах светилась настороженность.

— Почему вы спрашиваете?

— Но вы вели расследование? — спокойно, но упрямо допытывалась Кейт. Грей продолжал молчать, и поэтому она ответила за него: — Разумеется, вы за ним следили. Не потратили же вы кучу денег налогоплательщиков, посылая детективов на Карибские острова, только затем, чтобы сделать непристойные фотографии в доказательство, что он соблазнил меня… и кого бы там ни было еще, кроме меня, — добавила она, словно что-то вспомнив.

— Если, придя сюда, вы желаете выяснить именно это, могу охотно признать, что вы — единственная, кем он заинтересовался, находясь на Ангилье.

— Как мне повезло, — иронически бросила Кейт. Но тут же тряхнула головой, запрещая себе выказывать любые чувства особенно горечь. — Честно говоря, он и мной не слишком интересовался…

Она искренне попыталась сказать правду, но недоверчивая улыбка Грея остановила ее на полуслове.

— Но эти снимки говорят обратное. Я бы сказал, что он полностью поглощен вами, — возразил Эллиот.

— Вернее, хотел, чтобы я так считала. Впрочем, это не важно. Я отвлекаюсь от темы, — пробормотала Кейт и решила отказаться от тщательно составленного плана и сразу перейти к тому, что считала важным: — Мне нужно кое-что у вас спросить, но прежде скажите, готовы ли вы дать слово, что сказанное в этой комнате не выйдет за ее пределы?

— Это зависит от того, имеет ли предмет разговора какое-то отношение к криминалу, — полушутя ответил он, что ужасно рассмешило Кейт. На этот раз ее улыбка была теплой и искренней.

— Если доверчивость и просчет в оценке ситуации можно назвать преступлениями, я согласна, доставайте наручники.

Он вернул ей улыбку и, откинувшись на спинку стула, приготовился слушать.

— Даю вам слово, что разговор останется только между нами.

— Спасибо. Мне нужна информация о Митчеле Уайатте из ваших досье, но как подозреваемый в убийстве он меня не интересует.

— Что же является предметом вашего любопытства?

— Я не любопытна, — коротко пояснила Кейт. — Я беременна.

Эти два слова разорвались в тишине комнаты словно бомба, посылая во все стороны ударные волны. Грей долго ошеломленно молчал, прежде чем пробормотать:

— Вам скорее всего удастся его разыскать, если долго шарить в Интернете. Впрочем, я готов дать его адреса.

— Не собираюсь я его разыскивать, — заверила Кейт, и второй раз за несколько минут Грей Эллиот лишился дара речи.

— Но почему? Он вправе знать о ребенке и, кроме того, имеет финансовые обязательства перед ним и вами.

— Поверьте, он вряд ли захочет воспользоваться правами на ребенка. Когда первая жена захотела иметь детей, он из-за этого с ней развелся. Насколько я понимаю, он не собирается выполнять обязательства и перед этим малышом. Так получилось, что я, сама того не зная, занималась с ним незащищенным сексом. И это я предпочла не прерывать беременность Ответственность за ребенка лежит исключительно на мне, но я ничего не имею против.

Он долго, пристально изучал Кейт, словно ход ее мыслей был слишком необычен и, следовательно, не достоин доверия.

— Что вы хотите обнаружить в нашем досье?

— Эван немного рассказывал мне о детстве Митчела и о том, что с ним сделали Уайатты. Вы что-то знаете об этом?

— Собственно говоря, все.

— И вам также известно, что отец Эвана задумал и провел в жизнь дьявольский план?

Грей, к ее удивлению, кивнул.

— В таком случае вы поверите, что Митчел задумал и поставил весь спектакль обольщения, чтобы отомстить Бартлет-там. Встретив его на Ангилье, я понятия не имела, что он вообще бывал в Чикаго, не говоря уже о том, что знает Генри и Эвана. Уайатту с самого начала было ясно, кто я, и, услышав, что Эвана со мной нет, он из кожи вон вылез, чтобы затащить меня в постель.

Она немного подождала, пока до Грея полностью дойдет сказанное, прежде чем с грустным смехом добавить:

— Только месть получилась более жестокой, чем он рассчитывал. Мы с Эваном разошлись, и я беременна от Митчела.

— Но чем могут вам помочь собранные материалы?

— Мне нужно побольше узнать о нем, чтобы понять, почему он пошел на такую подлость. И если мне это удастся, надеюсь, я смогу его простить и полюбить своего ребенка. Понимаете, я не могу думать об этом бедняжке, не испытав нового прилива ненависти к его отцу и к себе за то, что оказалась такой дурой.

Грей Эллиот внимательно рассматривал потолок, и Кейт затаила дыхание.

Наконец он посмотрел ей в глаза:

— Уильям Уайатт потратил целое состояние на частных детективов, потому что хотел узнать все, что возможно, о младшем брате, которого убрали с глаз долой, отослав в Европу и предоставив самостоятельно пробивать себе дорогу. Кэролайн Уайатт отдала нам это досье, посчитав, что оно поможет в наших расследованиях.

Поднявшись, Грей подошел к встроенному деревянному шкафу, откуда вытащил толстую папку.

— Формально, — объявил он, выкладывая досье на стол для совещаний, — эти документы не зарегистрированы и не имеют отношения к нашим материалам, так что я не обязан соблюдать конфиденциальность. И не вижу причин, почему бы вам не посидеть одной и не просмотреть папку, пока я буду обедать.

Любая эмоция, даже облегчение, легко вызывала слезы на глазах у Кейт. Смахнув с ресниц непрошеную влагу, она улыбнулась и встала.

— Спасибо вам, — тихо прошептала она.

Грей вздрогнул, как от озноба, и, вернувшись к шкафу, достал охапку папок потоньше, которые выложил рядом с первой.

— А вот это строго секретно, — добавил он с многозначительной улыбкой. — Я вернусь через час.


Глава 40 | Еще одно мгновение, или Каждый твой вздох | * * *