home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

До сего момента мне ни разу не доводилось умирать. Поэтому я с любопытством и легкой опаской ожидала какого-нибудь продолжения. Например, появления перед собой длинного темного коридора, в конце которого обязательно должен гореть свет. Или же пришествия чудных созданий в светлых одеяниях и с крыльями за спиной, на крайний случай – воняющих серой и с вилами в руках. Но ничего этого не было. Я ощущала себя на удивление бодрой. Словно почему-то решила поспать посередине рабочего дня. Или просто поваляться на травке с закрытыми глазами.

Ради интереса я попробовала пошевелить рукой, и это мне легко удалось.

– Забавно, – тихо сказала я, впрочем, не спеша открывать глаза.

– И долго ты собираешься разлеживаться? – недовольно спросил смутно знакомый голос.

– Долго, – честно призналась я. – Я же умерла.

– Чем докажешь? – хохотнул на редкость привязчивый тип.

– Ну... – От столь глупого вопроса я даже растерялась. – У меня меч из груди торчит.

– Одну секунду, – деловито произнес кто-то и самым наглым образом выдернул меч.

– Больно же! – возмущенно соврала я. – И вообще я теперь кровью истеку.

– Еще чуть-чуть, и я начну злиться из-за твоего упрямства, – нахально предупредили меня. – На твоем месте я бы поостерегся выводить Хранителя из себя.

– Хранителя?! – сдавленно хрюкнула я и с опаской приоткрыла глаз, готовая в любой момент зажмуриться опять.

Около меня на корточках сидел белобрысый мальчуган лет двенадцати. Он с любопытством и некоторой брезгливостью разглядывал заляпанный кровью обломок меча в своих руках. Увидев, что его исподволь изучают, мальчик задорно улыбнулся и подмигнул мне.

– Это ты-то Хранитель? – нахмурилась я. – Молодо как-то выглядишь.

– Так лучше? – заулыбался сорванец и щелкнул пальцами.

Его фигура подернулась рябью, и через миг подле меня уже восседал старец, убеленный сединами.

– А так слишком стар, – продолжила я привередничать.

– Уговорила, – усмехнулся незнакомец. – Приму свой обычный облик. Правда, отвык немного от него за пару столетий.

Старец провел ладонями себе по лицу, словно умываясь. И тут же преобразился в статного беловолосого мужчину с задорными бархатисто-карими глазами.

Я гулко сглотнула. Симпатичный, однако, Хранитель у этого мира. Интересно, у него Хранительница есть?

– Нет. Это место пока вакантно, – ответил мужчина на мои мысли и подал мне руку, помогая встать. – Ну что, Татьяна, будем знакомиться? Меня зовут Сайрос по прозвищу Шутник.

– Я знаю, – буркнула я, безуспешно пытаясь хоть немного прикрыть внушительную дырку в платье, оставленную мечом. Эдак и грудь недолго застудить.

– Сейчас поправим, – деловито произнес Сайрос.

Я испуганно оглядела себя. Ни намека на свадебный наряд. Я вновь была одета в свой привычный костюм – просторные штаны и рубаху.

– Спасибо, – чуть слышно пролепетала я. – А... Ну... Я надолго ожила?

– Полагаю, что да, – серьезно ответил мужчина. – Но если ты очень этим обстоятельством недовольна – могу все вернуть обратно.

– Не надо! – быстро отказалась я и огляделась по сторонам.

Ни императора, ни его стражников, ни моих друзей. Мы в полном одиночестве стояли на лесной полянке, заросшей клевером, подорожником и лопухами.

– Не беспокойся, – предугадал мой вопрос Сайрос. – С твоими друзьями все в порядке. Я просто решил, что сначала должен переговорить с тобой. Они подождут. И тем более подождет император. Мне слишком многое надо обсудить с ним.

Карие глаза Шутника на миг стали абсолютно черными от плохо сдерживаемой ненависти, и я вдруг от души пожалела Радима. Кажется, вскоре он будет проклинать тот день, когда вообще на свет появился.

– И все-таки ты добрая, Татьяна, – моментально взял себя в руки Сайрос и ласково погладил меня по щеке. – Я долго наблюдал за тобой. Вся твоя грубость – напускная. Глубоко в душе ты очень добрая. Только боишься раскрыться перед окружающими людьми.

– Перед ними только раскройся – мигом в душу нагадят, – смущенно буркнула я и внезапно заинтересовалась словами Хранителя. – Каким образом ты за мной долго наблюдаешь? Ключ у меня недавно.

– А Гишка в вашей компании давно, – пожал плечами мужчина. – Это же так просто. Чрезвычайно умный паук, сторожащий ценные артефакты. Изгнанный Хранитель. Ладно ты, но твой друг маг мог заподозрить, что я в этом мире не мог не оставить частичку себя. Для того чтобы наблюдать, анализировать, искать пути к возвращению.

– Значит, в теле Гишки жил ты? – удивилась я.

– Конечно, – улыбнулся Сайрос. – Вспомни, кто привел вас к дому придворного мага? Кто заставил тебя забрать у Лучия ключ? Кто подсказал путь к бегству? И сознательно сделал это чересчур поздно. Мне было необходимо, чтобы ты прошла все испытания и стала избранницей императора. Я был уверен, что Радим не сможет смириться с бегством невесты перед самой церемонией. И даже не в правилах дело – его самолюбие оказалось уязвлено. И дрянной мальчишка от гнева потерял всякую осторожность, пошел наперекор краеугольным принципам равновесия. Никто и никогда не может сплести судьбу с тем, кто волей неба принадлежит другому. К тому же, догоняя тебя, он нарушил еще с десяток правил равновесия. Например, скрутил пространство, дабы опередить вас. Да мало ли. А это играло мне только на руку. Чем ближе Радим подводил мир к бездне, тем шире распахивалась дверь для меня.

– Я же могла погибнуть! – захлебнулась я в крике от возмущения. – А если бы меня убили на испытании?

– Но не убили же? – резонно возразил мужчина и тут же фыркнул от смеха, увидев мое вытянувшееся от обиды лицо. – Да ладно тебе, Татьяна, не кипятись. Я следил за тобой. Очень внимательно следил. И вовремя подсказывал, как поступить. Вспомни, кто посоветовал тебе проиграть в поединке с Радимом? Избалованный мальчишка не любил уступать даже в шуточном поединке. Тем более на глазах у посторонних. Он бы не стерпел такого позора и приказал бы убить тебя. Но я сумел вмешаться. Неужели не почувствовала моего внимания? Странно, я был уверен, что ты ощущала мое присутствие.

– Ощущала, – была вынуждена признать я. – Все то время, пока я была во дворце, мою спину буравил чей-то взгляд. Нет, даже раньше – с того самого момента, как мы въехали в столицу.

– Ну вот, – хмыкнул Сайрос, сорвал длинную травинку и с удовольствием принялся ее грызть. – Чего тогда ругаешься?

– Не знаю, – смутилась я и упрямо добавила: – Но я же погибла из-за тебя!

– Если в данный момент ты жива, то, значит, не погибла, – отмахнулся мужчина. – И потом, я сделал все, чтобы свести к минимуму твои возможные болевые ощущения.

– А без этого никак нельзя было обойтись? – ворчливо поинтересовалась я, с содроганием вспоминая, как холодное железо вошло мне в грудь.

– Никак, – с сожалением покачал головой Сайрос. – Лишь твоя смерть окончательно нарушала равновесие мира. Конечно, если бы ты все-таки вышла замуж за Радима, то этим тоже позволила бы мне вернуться. Я уже говорил, что судьбы нельзя связывать тем, кто не предназначен друг другу. И особенно если у одного из молодоженов есть другой избранник. Но в случае твоей свадьбы ритуал пришлось бы довести до логического завершения. То есть ты бы стала коконом для возрождения императора. Думаю, подобное развитие событий тебе бы понравилось еще меньше. Поэтому ты послужила дверью наименее травматическим для себя способом. И я вошел.

– Да уж, – пробормотала я, непроизвольно косясь на клинок, валяющийся неподалеку. – И что со мной будет дальше?

– Я еще не решил, – пожал плечами Сайрос. – С одной стороны, ты помогла мне вернуться. Но с другой – твое присутствие в этом мире противозаконно. Я весь в сомнениях.

Он нахмурился, зачем-то посмотрел на безоблачное небо и неожиданно подмигнул мне.

– Потом с этим разберусь, – легкомысленно фыркнул он. – Сначала я желаю свести счеты с Радимом. Полагаю, ты захочешь при этом присутствовать.

– Даже не знаю, – промямлила я, в очередной раз размышляя, не податься ли мне в бега.

Не думаю, чтобы Сайрос очень долго с императором счеты сводил. А ведь потом он примется за меня.

– Даже не помышляй об этом, – серьезно и несколько оценивающе посмотрел на меня мужчина. – Я ведь Хранитель. И без проблем найду тебя в любой точке этого мира.

– А что я? Даже и не думала. Просто...

Сайрос, уже не слушая моих жалких оправданий, крепко взял меня за руку и щелкнул пальцами. На одно мгновение вокруг стало темно. А когда мрак рассеялся, мы уже находились на том самом месте, где развернулась битва между стражниками императора и моими друзьями. Только сейчас все замерли в самых разнообразных позах, словно решили поиграть в игру из моего детства, которая называлась «Море волнуется». Вот орк застыл в прыжке, силясь кого-то остановить. Вот Леон, отстранив Гайяну себе за спину, отбивается сразу от троих дюжих молодцев. Вот Градук с чуть уловимым отчаянием на лице парирует удар императора, не видя, что сзади кинжал одного из стражников уже почти коснулся его бока.

– Пожалуй, сначала я всех обезоружу, – чуть наклонив голову, оценил ситуацию Хранитель. – А то еще порежутся ненароком.

Сайрос хлопнул в ладоши, и мир вокруг ожил. С одной только особенностью – из рук сражающихся исчезли мечи. Надо было видеть выражение лиц стражников и моих друзей, когда они обнаружили, что фехтуют тонкими гибкими веточками.

– Что за дела? – громогласно воскликнул Градук, перехватывая руку вероломного стражника, который безуспешно пытался проткнуть его прутиком. – Щекотно все-таки!

– Сайрос? – выдохнул император, уже не обращая никакого внимания на своего недавнего противника и глядя на моего спутника круглыми от ужаса глазами. – Но как?

– Поздравляю тебя! – холодно произнес Хранитель, с любопытством разглядывая Радима. – Ты все же практически уничтожил наш мир. Только я полагал, что тебе понадобится гораздо меньшее время для этого.

– Это она тебя освободила? – кивком указал на меня император. – Тварь!

– Потише там! – возмутилась я, на всякий случай прячась за спиной у Шутника. – Кто бы еще обзывался.

– Дама права, – без тени улыбки заметил Сайрос. – Негоже женщин оскорблять.

Радим сморщился и с явным презрением смерил меня взглядом. Я, гордо выпрямившись, постаралась ответить ему тем же.

– Попозже поговорим о твоих манерах, – поняв, что извинений от императора сейчас не дождаться, равнодушно продолжил Сайрос. – Сейчас есть дела поважнее.

– Ты убьешь меня? – спросил Радим и сжал кулаки.

– Да, – честно ответил Хранитель. – Обязательно. Разве могут быть другие варианты?

– Мы могли бы договориться, – робко предложил император.

Сайрос в голос расхохотался от такого предложения.

– Тебе самому не стыдно? – отсмеявшись, ядовито спросил он. – Еще пади передо мной на колени, умоляй о пощаде. Помнится, ты был таким смелым, когда обманом отправил меня в изгнание. Куда только все делось?

К моему удивлению, император и в самом деле опустился на колени, воспользовавшись случайной подсказкой Сайроса. Его примеру последовали и стражники. Лишь мои друзья остались стоять, с опаской глазея на новоявленного властителя мира.

– Прости, Шутник, – чуть слышно сказал Радим. – Ты сам всегда говорил, что повинную голову меч не сечет.

Сайрос с презрением посмотрел на недавнего противника.

– И что мне с ним делать? – спросил он, словно прося совета у остальных.

– Пусть тебе сапоги каждый день вылизывает, – немного осмелев, буркнула я. – Мух, комаров пусть отгоняет. Или станет мальчиком для битья. Чуть плохое настроение – раз ногой в живот. И сразу жить становится интересней, жить становится веселее.

Император закашлялся и покосился на меня с плохо затаенной ненавистью.

– Я не просил совета, Татьяна, – строго одернул меня Сайрос и тут же расплылся в улыбке. – Но меня радует ход твоих мыслей. Чувствую я, повезет тому, кто назовет тебя своей женой.

И Хранитель окинул испытующим взглядом моих спутников. Смутился почему-то один орк, который покраснел и смущенно шмыгнул носом.

– Ты так легко не отделаешься, – вновь обратился к императору Шутник. – Есть у меня одна идейка.

– Убей меня, – хрипло попросил Радим. – Я приму смерть с благодарностью.

– Нет, – чуть скривил уголки губ Сайрос. – Ты испытаешь все то, что испытывали твои жертвы перед смертью. Око за око, зуб за зуб. Сам, поди, знаешь, что это краеугольный принцип равновесия. И умирать ты будешь столько раз, сколько возрождался столь недостойным способом.

– Нет! – с ужасом припал к земле Радим. – Я не выдержу. Я даже раза не выдержу. Это же бесконечная боль.

– Да, – ласково кивнул Сайрос. – А ты как думал? Как ты там Татьяне говорил? За все в жизни надо платить. Если любишь сытно покушать – будь готов, что однажды и тобою отобедают.

Император икнул и вдруг вскочил на ноги. Я испуганно пискнула и вновь спряталась за спиной у Хранителя. По-моему, это было самое безопасное место на всем белом свете. Леон быстро отстранил Гайяну себе за спину, а Градук с Ярынгом воинственно взмахнули ветками, забыв про пропажу мечей. Но Радим не стал ни на кого нападать. Он в несколько огромных прыжков достиг ближайших кустов и скрылся там.

– Ах он подлец! – возмутился эльф и совсем было вознамерился за ним последовать.

– Не надо, – остановил его Сайрос. – От Хранителя не убежать. Я потом им займусь. Не стоит столь грязное дело выполнять при столь очаровательных дамах.

Хранитель любезно поклонился Гайяне и мне.

– Вы тоже свободны, – обратился он к стражникам, которые, воспользовавшись сумятицей, медленно пятились в ту сторону, где скрылся их господин. – Не беспокойтесь, все получат по заслугам своим.

Стражники уныло переглянулись и, постоянно кланяясь, исчезли в кустах.

– Ну хорошо, – дождавшись, когда последний из недавних наших преследователей скроется из виду, повернулся к нам Хранитель. – Теперь займемся вами.

На одно жуткое мгновение я неожиданно поняла, почему Радим так боялся Сайроса. Когда я вблизи заглянула в его потемневшие от ярости глаза, то почувствовала, как внутри у меня все холодеет от ужаса. Нестерпимо захотелось пасть ниц и молить о пощаде. Хотя виноватой я себе ни в чем не ощущала.

– О, прости, – виновато улыбнулся Хранитель, быстро сгоняя с лица грозное выражение. – Задумался просто. Итак, мои верные друзья, – обратился он к остальным, – с вами у нас разговор будет намного приятнее. Должен же я отблагодарить вас за свое возвращение. Просите все, что душе угодно.

Мои товарищи смущенно переглянулись и почему-то замялись.

– Ну же, – неторопливо подбодрил их Сайрос. – Уж вам-то нечего меня опасаться.

– Мы просим за Татьяну, – осмелившись, сделал шаг вперед Леон. – Если ты вернулся в мир, то она должна покинуть нас. Но мы не хотим. Пожалуйста, оставь ее в живых. – И маг преклонил одно колено перед Хранителем.

– А как же твои слова по поводу того, что Татьяна пустоцвет? – холодно поинтересовался Шутник.

– Откуда ты знаешь? – удивленно вскинул брови Леон и тут же виновато опустил голову. – Я был неправ. Я очень часто за это время обращался с Татьяной незаслуженно жестоко. Просто не хотел, чтобы она считала меня своим другом. Потому как знал, что именно нас ждет в конце путешествия. Прости. – Маг смущенно посмотрел на меня и с легким сожалением улыбнулся.

– Да ладно, – сразу же растаяла я. – Не в обиде.

– Вы поддерживаете это желание? – испытующе посмотрел Шутник на остальных.

Все согласно закивали, а Градук даже умоляюще сложил на груди огромные ручищи.

– Татьяна, а твое желание каково? – перевел на меня взгляд Сайрос.

– Ну, я тоже умирать не хочу, – честно призналась я.

– Ладно, – кивнул Хранитель. – Время есть. Я подумаю, что можно сделать для тебя. А пока, мои друзья, позвольте все же сделать вам по небольшому подарку. Во-первых, Гайяна.

Сайрос подошел к амазонке, которая с трудом держалась на ногах. Недавняя битва окончательно лишила ее сил, и так истощенных бешеной скачкой. Хранитель лукаво подмигнул Леону, настороженно наблюдающему за ним, и ласково провел по темным волосам женщины. Та широко распахнула глаза, словно прислушиваясь к внутренним ощущениям, и мелодично рассмеялась.

– Ты полностью выпила энергию из статуэтки Зырга, – констатировал Сайрос. – Никакой маг не смог бы продержаться столько, сколько ты сегодня. И ты прибегла к магии своего племени. Я вернул тебе все, что ты потратила. И даже сполна. А еще. – Тут он огляделся по сторонам и что-то шепнул на ухо амазонке, словно случайно проведя рукой по ее животу.

Гайяна сначала отшатнулась, но потом вслушалась в его слова и с радостью и удивлением перевела взгляд на мага.

– Потом расскажешь, – с таинственным видом шикнул Хранитель. – У вас будет еще много времени. Теперь ты, Леон.

Сайрос оценивающе смерил мага внимательным взглядом. Тот хмуро ожидал продолжения, почему-то крепко сжав кулаки.

– Скажи мне, мой милый друг, почему ты решил, что больше не маг? – наконец спросил Хранитель.

– Я потерял девственность, – понурив плечи, признался Леон.

– А ты пробовал колдовать после этого? – продолжил свои расспросы Шутник.

– Конечно нет! – испуганно воскликнул маг. – Я же знаю: это запрещено.

– Человеческая глупость иногда меня поражает, – устало вздохнул Сайрос. – Хорошо, попробуем зайти с другого края. Ты никогда не задумывался, почему у колдунов есть дети и это им ничуть не мешает заниматься магией? Например, твой старый знакомый Мэрион с его очаровательной дочерью Дабби. И почему среди женщин девственность не является необходимым условием для колдовства?

– Но колдуны на то и колдуны, – нерешительно возразил Леон. – Им никакой закон не писан. Они живут по своим, странным и диким порядкам. А я маг. Насчет женщин... Не знаю... Женщинам вообще легче на свете жить.

– Многие представительницы прекрасного пола поспорили бы с этим утверждением, – усмехнулся Сайрос. – А тебе я говорю открытым текстом – попробуй. И будешь приятно удивлен. Когда я создавал эти правила, то никак не предполагал, что люди поймут их настолько буквально. Это же просто рекомендации. Дословно – не трать много силы, иначе врагу будет легче убить тебя. С учетом же того, что мужчины расходуют на своих дам сердца практически весь запас энергии, как магической, так и жизненной, то в итоге правило стали понимать чересчур прямолинейно. Если у тебя есть женщина – колдовать ты больше не можешь. Иначе погибнешь от перенапряжения и истощения.

– Я правда могу колдовать? – недоверчиво переспросил Леон и тут же, чтобы убедиться, создал на ладони маленький язычок пламени. – Здорово!

– Но все же советую тебе не перенапрягаться. Впрочем, скоро ты сам поймешь, что быть рядом с женщиной – значит отдавать ей всего себя. – Сайрос немного помолчал и нехотя продолжил: – Есть еще один подарок. Но его тебе отдаст Татьяна. Позже.

– Да неужели? – удивилась я и тут же замолчала, повинуясь чуть заметному жесту Сайроса.

– Теперь ты, мой преданный друг, – остановился перед орком Шутник.

– Мне не надо ничего, – буркнул Ярынг. – Ты сам знаешь, что я хочу на самом деле.

– Знаю, – серьезно кивнул Сайрос. – Твое желание самое трудное. Но и оно осуществимо.

– А я славы хочу, – не дожидаясь, пока Хранитель обратит на него внимание, возбужденно затараторил Градук. – И денег. И власти. Хочу главным в стране стать. И женщину любимую. И детишек много-много. И самого быстрого коня.

– Тихо, тихо, тихо, – поднял руки Хранитель. – Сдаюсь. Ничего обещать не буду, но... Посмотрим.

Шутник обернулся и сделал шаг мне навстречу. В бархатистой глубине его карих глаз плескалась улыбка.

– Татьяна, – чуть слышно сказал он. – А ты чего хочешь?

Я задумалась. Вот уж не ожидала, что это станет столь сложным для меня вопросом. В своей прежней жизни я бы знала, как на него ответить. Денег, да побольше, а остальное приложится. Но сейчас... Наверное, этот мир и вправду меня сильно изменил. За последние несколько месяцев я даже не вспоминала про возможность разбогатеть. А чего я действительно хочу? Счастье – понятие слишком расплывчатое. Можно иметь все и быть самым несчастным существом в мире. А можно довольствоваться малым и каждый день встречать улыбкой. Любовь? Но разве можно влюбиться по приказу высших сил? В этом деле я как-нибудь сама разберусь. А что же тогда? Впрочем, есть у меня одно незаконченное дело, которое до сих пор царапает душу и не дает спокойно спать. Я вопросительно посмотрела на Шутника.

– Я надеялся, что ты вспомнишь про это, – уважительно наклонил голову Сайрос. – Если бы ты пожелала другого, то мне вряд ли бы удалось сохранить тебе жизнь. Теперь же можно рискнуть. Есть у меня одна задумка. Но мне нужна твоя помощь. Пойдешь со мной?

– Да, конечно, – тяжело вздохнула я и покорно вложила ладонь в протянутую руку Хранителя.

– Куда?! – отчаянно вскрикнув, рванул наперерез орк.

И тут же застыл как вкопанный, остановленный небрежным пассом Сайроса.

– Не волнуйся, мой друг, – улыбнулся тот. – Я ненадолго украду у тебя Татьяну. Обязуюсь вернуть ее в целости и сохранности.

Мир вокруг привычно потемнел. А когда мрак расступился, то я увидела перед собой до боли знакомую суматоху Черкизовского рынка. С неба мне на нос упала пушистая снежинка, и я зябко передернула плечами.

– Что же ты одежку свою забыла? – насмешливо спросил Сайрос и сам накинул на меня теплый полушубок.

– Спасибо, – благодарно отозвалась я и настороженно скользнула взглядом по торговым рядам, выискивая свое место.

– Татьяна! – расталкивая редких в столь ранний час покупателей, с громким криком кинулась ко мне непутевая Алька. – Слушай, тут хозяин за выручкой попросил приглядеть. А я боюсь. Непонятный пацан какой-то все утро у палатки ошивается. На вид нарик нариком. Будь другом, прогони его.

Я устало улыбнулась и вопросительно посмотрела на Сайроса. Тот пожал плечами, словно говоря – решай сама.

– Ой, а чегой-то ты такая? – удивленно продолжила напарница, видимо разглядев мой не по погоде наряд и странного спутника. – И кто это с тобой такой симпатичный? Может, познакомишь?

И Алька кокетливо стрельнула глазками в сторону Сайроса. Хранитель неожиданно галантно поклонился, чем привел девушку в ступор. А у меня в голове вдруг возникла дикая идея, как спасти дуреху. Словно подсказанная кем-то извне. Очень и очень навязчиво подсказанная.

– Аля, – строго сказала я, неохотно снимая с шеи амулет Градука. – Я уезжаю. Навсегда. А это тебе подарок.

– Как уезжаешь? А что хозяин скажет? Ты с ума сошла! – возбужденно затараторила напарница и вдруг осеклась, увидев, что именно я ей протягиваю. – Ой, прелесть какая!

– Носи его и не снимай, – напутствовала я. – На хозяина мне плевать. Темку за меня обними.

– Да, да, конечно, – рассеянно произнесла Алька, целиком погруженная в радужные переливы живой искорки.

– Бывай, – кинула я и сделала шаг назад.

– Постой, – зашипел на ухо Сайрос, оттаскивая меня за ближайшую палатку. – Я хочу на это посмотреть.

– На что? – удивленно спросила я и неожиданно возмутилась, хватаясь рукой за шею. – И вообще, с чего это ты меня заставил Альке мой подарок отдать? Она же, дура такая, мигом его посеет. И вообще, я ее спасти хотела. А ее сейчас убьют.

– Замолчи, – дружелюбно посоветовал мне Сайрос, и я с ужасом почувствовала, что больше не могу сказать ни слова. – Дай мне на это полюбоваться.

Я тоскливо приготовилась ждать кровавой развязки, понимая, что не в силах предотвратить ее.

Алька, полностью поглощенная изучением талисмана, вернулась в палатку. За ней, воровато оглядевшись по сторонам, тенью скользнул молодой человек с бледным изможденным лицом и темными кругами под глазами. Еще миг – и негромкий гул рынка разорвал отчаянный женский крик. Я рванулась было на помощь, но весьма невежливо была остановлена Сайросом. Тот просто-напросто схватил меня за шиворот и так крепко удерживал.

– Отпусти, – зашипела я. – У нее же мальчонка маленький, мать старая и больная.

– Знаю, – так же тихо огрызнулся Шутник. – А у меня на руках взбалмошная бабенка, которую надо спасти от неминуемой смерти. Так что заткнись и наблюдай.

Крик повторился, и я совсем собралась двинуть Сайросу по уху, как тут... Скользя копытами по обледеневшему тротуару, на маленький пятачок между торговыми рядами выскочил конь, на котором восседал странного вида наездник.

– Татьяна! – заорал он, недоуменно оглядываясь. – Где ты? Я пришел!

– Градук? – выдохнула я. – А он-то что тут делает?

По всей видимости, этим же вопросам задалось все дееспособное население рынка. Поскольку явление Градука народу явно произвело большее впечатление, нежели крики Альки.

– Туда езжай! – бесновалась я, пока эльф, красуясь перед продавцами, поднимал коня на дыбы. – У-у-у, принц недоделанный! Едь, кому говорят!

Словно расслышав мои слова, Градук спешился и с мечом наголо кинулся в палатку. Вскоре оттуда послышалась непонятная возня и приглушенный мат. К моему бывшему месту работы медленно подтягивались недоуменные продавцы. Некоторые с опаской косились на здоровенного жеребца, который недвусмысленно скалил зубы и фыркал.

Через несколько минут из палатки появился Градук, который умудрялся одновременно тащить уже знакомого мне типчика и крепко обнимать малость потрепанную Альку. Та стыдливо прятала фингал на пол-лица и с неприкрытым восхищением смотрела на Градука.

– По-моему, нам тут больше делать нечего, – констатировал Сайрос.

– Слышь, – ошарашенно пробормотала я. – А как же Градук?

– Понимаешь ли, Татьяна, – с легкой улыбкой начал мне объяснять Сайрос. – Ты не могла остаться в моем мире. Это бы нарушило равновесие. Но тебя можно было бы обменять. И Градук наилучшим образом подошел на эту роль. Теперь и ты останешься живой, и твоя непутевая подруга обретет надежного защитника, мужа и отца для своего Темки. Мальчонка-то у нее замечательный растет. Леон не совсем верно объяснял, почему ты не можешь вернуться в этот мир. Будущее не определено раз и навсегда. И мы только что его изменили.

– А... это... – продолжала я упираться. – Как же Градук тут будет?

– Замечательно будет, – пожал плечами Сайрос. – Чего он там хотел? Много денег, стать главным в стране, любимую женщину и быстрого коня? Так вот, с его характером и напором Градук быстро заработает начальный капитал. А там и до богатства недалеко. Пересядет на дорогой джип. Чем не самый быстрый конь? Ну и главным в стране в итоге станет. Народ полюбит его.

Я с выпученными глазами наблюдала за эльфом, который, небрежно уложив наркомана на снег, вовсю осыпал поцелуями руки Альки.

– Она будет ему хорошей женой, – заверил меня Сайрос. – А он ей – верным и заботливым мужем. Пойдем, Татьяна. Нас уже ждут.

– Кажись, я малость промахнулась, – сокрушенно заметила я, задумчиво почесав затылок. – Не то мне надо было просить. Такого кавалера по собственной воле упустила.

Сайрос расхохотался в ответ и увлек меня в темный провал между мирами.


* * * | Наперекор канонам | Эпилог