home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Телохранители

Барышников с тоской осмотрел кабинет. Показалось, даже стены противятся его присутствию, давят, выжимая из незаслуженно занимаемого помещения.

Привилегией начальника побыть одному он за весь день так и не воспользовался. После исчезновения Белова как прорвало: двери закрывать было без толку, в кабинет врывались по малейшему поводу. Народ, потерявший все ориентиры из-за неожиданных перемен в отделе, не знал, как себя вести и что же делать дальше. В самую неподходящую минуту словно вредительская рука насыпала песок в работающий на полных оборотах механизм розыска, и его, естественно, разнесло вдребезги.

«С утра начнется. Потащат на цугундер как начальника этого бардака и сдерут три шкуры за провал работы. Сами, сволочи, заигрались хуже некуда, а мне засадят по самое не балуй». — Барышников с брезгливостью отставил чашку, горький кофе уже не лез в горло.

Начальник отделения собственной безопасности оторвал глубокомысленный взгляд от бумаг на столе и удивленно уставился на Барышникова.

— Что, Михаил Семенович?

— Задница уже болит от раздумий. — Барышников скрипнул креслом. Если бы не постоянные звонки телефонов и зуммер селекторной связи, место Белова занимать не стал бы. Привычнее было сидеть в кресле у приставного столика, как раз в том, что сейчас занимал Тарасов.

— А ты напрягись. Должна же быть система в действиях Белова. Она есть, просто мы ее понять не можем.

— Хм. Если бы я хоть что-то понимал в происходящем, я бы в президенты баллотировался. А так, извини, умом не вышел. — Барышников сунул в рот новую сигарету.

— Крутит Белов, со следа нас сбивает, — проворчал Тарасов. — Зачем он нас на Гуся навел? Какой-то центр здоровья подкинул… По центру что-то накопал?

— Раньше утра результата ждать без толку.

— Вот я и говорю, ложный след подбрасывает, гад.

Барышников с шумом выпустил дым, чтобы не сорваться на слова, о которых потом придется жалеть. Все хорошее, что он знал о Тарасове — что астматического вида коротышка пережил все многочисленные реорганизации и аттестации.

— Белов невиновен, — который раз за день произнес Барышников.

— Потому что тебе звонил? — бдительно прищурился Тарасов.

— Именно. Будь он хоть на каплю замазан, давно бы грохнули.

Возразить было нечего, и Тарасов вновь зашуршал бумажками. Барышников подтянул к себе лист большого формата со схемой контактов и возможных адресов Белова. Часть была помечена красными галочками, там уже побывали опера, в пяти адресах сидела засада.

— Мартышкин труд. — Барышников откинул от стола грузное тело, кресло жалобно скрипнуло.

— В каком смысле? — поднял голову Тарасов.

— В прямом, блин. За двадцать лет в органах Белов так оброс связями, что нам года не хватит их проверить. Прошли те времена, когда за пару дней можно было вычислить любого.

— У бабы он, где же еще! — авторитетно заявил Тарасов.

— Их у Игоря Ивановича было столько, что нам вдвоем за век не перетрахать. И все, кого я знаю, его любили. Соответственно, ни за что его не сдадут. Еще передачи носить будут, поверь моему слову.

— М-да, не скучаете вы здесь, — с затаенной завистью вздохнул Тарасов, а Барышников понял, что невольно накаркал проверку отдела по линии собственной безопасности.

В дверь постучали, тут же задергалась ручка, из коридора кто-то активно пытался ворваться в кабинет.

— Ты их приучи без звонка не входить. Лениво, что ли, по телефону звякнуть, а потом уже в дверь молотить. — Тарасов захлопнул папку.

Барышников раздавил окурок в пепельнице и лишь после этого пошел открывать.

Авдеев не успел открыть рот и осекся, увидев Тарасова.

— Что тебе, Серега? — Барышников не собирался пускать молодого сотрудника в кабинет, загородил дорогу.

— Мы ее нашли, Михаил Семенович. Чисто случайно. Один опер из наружки работал в свободном полете на Октябрьской. Зацепил ее в метро и довел до Дома художника.

— Она еще там?

— Ага. Опер ее держит на контроле.

— В машину. Я спущусь через минуту. Барышников вернулся к столу, смел бумаги, бросил в сейф.

— Ты куда, Михаил Семенович?

— Слышал же, в ЦДХ. — Барышников перебросил через руку пиджак.

— А что за баба?

Барышников пожевал губами, дождался, пока напряг внутри минует матерный уровень, и ровным голосом выдал:

— По этой линии я отчитываюсь перед Подседерцевым. Есть вопросы, звони в СБП.

По нездоровой белизне, выступившей на впалых щеках Тарасова, Барышников понял, что звонка не будет, а вот проверки отделу теперь не миновать.


Дикая Охота | Черная Луна | Лилит