home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

– Ну и мерзость!..

– Кэт, ты садистка!..

– Поговорите у меня! Бегом!

– Куда гонишь-то? Что за спешка?

– Потом поймете.

– Из-за тебя мы отклонились от заранее проработанного и тобой лично, кстати, утвержденного плана операции! – пропыхтел, задыхаясь от быстрого бега, стажер.– Разбойников не напоили, сохатого…

– Оленя, а не сохатого… Забили твоего проводника. Не помнишь, чем на свадьбе приворотное зелье закусывал?

– Провалиться!

Друзья выскочили на полянку. Семерка волков, запряженная в нарты, приветливо замахала хвостами.

– А вот и наш транспорт. Запомните: пока они с нами – вы счастливая супружеская пара. Это оборотни.

– Тьфу!

Ликвидаторы плюхнулись в заваленные каким-то тряпьем нарты.

– Держитесь крепче! – распорядился вожак.

Волки рванули вперед – да так, что ветер в ушах засвистел.

– Ну и транспо-о-орт! – восхитился Денис.– А ты молодец, Ка…

Вожак на бегу повернул голову. Кэтран метнула бешеный взгляд на стажера, незаметно показав ему кулак.

– …кая ты у меня сегодня красивая! – Дэн накинулся на Ланса и начал его целовать. Ланс утробно зарычал. Заинтересовались и другие волки.

– Страсть у них,– успокаивающе махнула рукой Кэтран.– Молодожены! Понятное дело!..

Оборотни успокоились. «Молодожены» тоже. Они сидели, нахохлившись и испепеляя начальство взглядами, но рты открывать не решались, и первые двадцать минут пути прошли относительно спокойно. Потом «молодые» заволновались. Как-то странно начали ерзать в санях, бросая растерянные взгляды на проносившиеся мимо заснеженные холмы и жадно что-то высматривая. Кэтран тихонько хихикала в варежку, старательно делая вид, что прикрывает ею лицо от ветра… Впереди замаячили кусты.

– Стой!!! – завопили «молодожены».

Оборотни дружно дали по тормозам.

– Чего это они? – удивился вожак, провожая взглядом несущихся во весь опор к кустам ликвидаторов.

– Приворотное зелье заработало.

– Сильное средство! – покачал головой волк.– Рецепт не подскажешь?.. Про кору крушины ольховидной мы знаем. А что еще?

– Молоко, мелко нарубленные соленые огурцы, отвар этой самой крушины, все перемешать, дать настояться, чтоб забродило покруче, принять внутрь и ждать результат! – лаконично сообщила Кэтран.

Несколько секунд оборотни анализировали ингредиенты приворотного зелья, а потом рухнули.

– Я тоже не люблю извращенцев,– любезно пояснила Кэтран и присоединилась к их веселью.

«Приворотное зелье» заставило влюбленную парочку еще не раз на протяжении дня искать уединения в кустиках…

– Шабаш! – скомандовал вожак, как только нарты оказались между тремя пологими холмами, хоть как-то заслонявшими экспедицию от злых северных ветров.– Здесь заночуем…

Волки скинули упряжь и приняли нормальное обличье. Ликвидаторы сползли с нарт, разминая затекшие ноги. Куча тряпья, на которой сидела Кэтран и ее команда, вдруг превратилась в жилище. Оборотни споро разбили маленький походный лагерь из трех палаток – голубой, розовой и серой.

– Для молодых,– пояснил суровый вожак, кивая на голубую,– для тебя,– он почтительно поклонился Кэтран, указывая на розовую,– и твоего избранника. Выбирай любого: орлы – как на подбор!

Оборотни приосанились. Денис побагровел. Ланс сразу понял, что, если не предпринять чего-то экстраординарного, нарты до Лапландии тянуть придется молодоженам, а погонять ими будет ликвидатор двенадцатого уровня.

– Дорогой! – бросился он на грудь Дэна.– Наконец-то мы останемся вдвоем! Наша первая брачная ночь на законных основаниях!

Кэт тоже сообразила, что к чему, и, сделав строгое лицо, разом пресекла возможные поползновения:

– Хорошие ребята! С любым бы пошла, но верность храню. Вряд ли пахану понравится, если его маруха…

– Другое дело…

Орлы были явно разочарованы, но гадить авторитетному собрату, который «лобзиком лес на зоне валит», желанием не горели.

– Дорогой, пошли же скорее! – не унимался Ланс, волоча стажера к палатке.

Поведение его показалось подозрительным не только слабо отбрыкивавшемуся Дэну, но и Кэтран. Ей в голову пришла запоздалая мысль: каким образом эти прохвосты умудрились нахрюкаться после того, как она лично уничтожила все запасы спиртного в подводе?

– У меня для тебя такой подарок свадебный приготовлен! – Ланс сунул под нос другу чудо-рог.

– Что ж ты раньше молчала, родная?!

Друзья чуть не рыбкой нырнули в отведенные им апартаменты.

– Заначка! – сообразила Кэтран и рванула было следом, но на пути ее вырос суровый вожак.

– Нельзя,– осадил он принцессу,– супружеские узы – святы! Хоть и не уважаю… Ошибка природы… Но они теперь – по закону. Не порть первую брачную ночь брату!

Как ни кипела Кэтран, но ослушаться не посмела – не хуже Ланса понимала, что без ездовых «собачек» до жилища Снежной королевы, где томился простодушный Жан с дневником и картой дедушки Синей Бороды, они вряд ли доберутся… Принцесса залезла в свою палатку и попыталась заснуть. Не тут-то было: молодые вели себя очень шумно и всю ночь – явно ей назло! – душевно выводили про голубую луну. Причем почему-то в три голоса! Это обстоятельство повергло в изумление и сурового вожака стаи оборотней, который, на всякий случай, спал, свернувшись клубочком, у входа в палатку Кэтран.

Агентессу сильно заинтересовало, где они умудряются прятать заначку. На следующий день она подвергла ликвидаторов допросу с пристрастием, как только они оклемались. «Молодожены» стояли насмерть, клялись и божились, что ни-ни, ни боже мой, ни грамма никогда! Однако помятые физиономии и ароматы, исходившие от них, свидетельствовали об обратном. Кэт жутко обиделась и до самой Лапландии, куда несли их быстрые лапы оборотней, молчала.

– Чую дым…– Вожак резко свернул вправо.

Нарты обогнули пологий холм, и перед ними раскинулось стойбище.

– Чумы…– выпучил глаза Денис.– Вы уверены, что это Лапландия?

Вожак был поражен не меньше. Он даже затормозил от удивления. Упряжка остановилась. Из ближайшего чума вылез старик в меховой парке, радостно улыбнулся при виде гостей и замахал руками:

– Мимо езжай не нада! Сюда ходи. К чукча в гости ходи. Чукча мясо вари. Чукча угощай!

– Душевно зовут.

– И разобраться не мешает, как нас сюда занесло…– пробормотал Дэн.

– Или их сюда…– Вожак выскользнул из упряжки и принял человеческий облик. Его команда поспешила сделать то же самое.

– Обалдели? – возмутилась Кэтран.– Вы же его испугаете до смерти!

Однако чукча не испугался. Наоборот, чему-то жутко обрадовался.

– Я не понял,– подошел к нему Денис,– чукча?

– Чукча, чукча,– закивал головой старик.

– А в Лапландию как попал?

– Тундра плохо стала. Раньше чум вышел, хлоп – белка, хлоп – зайка, хлоп – спичка, соль…

– Это кого ты там хлоп? – насторожился Ланс.

– Геолога… А теперь геолога нет, аднака. Баба скучай. В Лапландия надо, говорит.

Из чумов повыползли чукчи, чукчанки и маленькие чукчата. Гомонящая толпа обступила гостей со всех сторон. Женщины смеялись и бросали столь откровенные взгляды на мужскую половину команды Кэтран, что последние молодецки расправили плечи. Впрочем, достаточно было одного взгляда агента двенадцатого уровня на своих непосредственных подчиненных, чтобы те сразу усохли… И тут из соседнего чума выскочил взмыленный полуголый мужик явно не чукотского происхождения, радостно взвизгнул при виде пришельцев и ринулся к ним.

– Одного поймали. Говорит – Ганса меня зовут, не геолога… Не геолога, а спички есть, аднака… Сюда ходи не нада! – завопил старик, преграждая Гансу дорогу.– Другая чума работать беги!

– О майн гот! – Ганс рухнул на колени и залопотал что-то непонятное, яростно стуча себя кулаком в грудь.

– Чего он?

– Работать не хочет. Говорит – смена пришла, аднака.

– А кем он у вас числится? – полюбопытствовала Кэтран.

– Я так понимаю – быком-производителем,– догадался Ланс,– породу улучшает.

– Мой собират местный фольклор,– ломал руки Ганс,– мой не произвотител!

– Повезло мужику,– позавидовал Дэн и поспешно спрятался за спину Его Величества.

– Он пошутил,– успокоил принцессу Ланс.

– Шутка,– подтвердил из-за его спины Дэн.– Скорблю о тяжелой доле бледнолицего брата и готов… Ой!

Она достала стажера и через Его Величество.

– Ты же не дослушала! – обиделся Денис, поднимаясь с земли. Ланс копошился рядом: он послужил буфером, и ему перепало больше.– Я хотел сказать, что фрица выручать надо. Тем более замена-то есть.

Кэтран оглянулась. Оборотни рассосались по чумам, и, судя по доносившимся повизгиваниям, вымирание племени уже не грозило. К принцессе подошел очень расстроенный вожак.

– Тут такое дело…

– Вижу…– Кэтран нахмурилась.

– Долго без женщин были… Одному мне вас не дотянуть.

– Сейчас все уладим,– успокоил вожака Денис.– Только стой рядом и поддакивай… Слушай, аксакал,– обратился он к старику,– у тебя олени есть?

– Есть, аднака.

– Давай меняться. Мы тебе оставляем своих орлов на развод, а ты нам взамен отдаешь оленей и геолуха… в смысле, Ганса в придачу. По оленю за орла. Идет?

Чукча пожевал губами и начал загибать пальцы, похоже, подсчитывая орлов по головам.

– Десять олень… Халасо, аднака? – спросил чукча, растопыривая пальцы обеих рук.

– Мы – не в счет! – поспешил тормознуть его стажер, показывая на себя, Ланса и Кэт.– У нас дело срочное. Аж до самой Финляндии добраться надо. Не до племенных работ. Ты не против? – на всякий случай уточнил он у вожака.

Вожак улыбнулся.

– Смотаться потом сумеете? – тревожно спросила Кэтран.

– Если захотим. Оборотня трудно удержать на цепи.

– Семь олень,– покладисто согласился старик.– Чум ходи. Пить, кусать будем, аднака.

– Кого кусать? – не понял Ланс.

– Кушать! – перевел Денис.– Крутой из меня толмач?

Посередине чума, в который их привели, горел огонь. Из кипящего котла сочился умопомрачительный аромат мясной похлебки. Ликвидаторы и Ганс сидели на оленьих шкурах перед деревянными блюдами, доверху наполненными крупными кусками мяса. От них валил пар. В чуме было жарко.

– Как беж проводника доберемша? – страдала Кэтран, задумчиво пережевывая оленину.

– Если не ошибаюсь, проводника сейчас в упряжку запрягают,– успокоил ее Денис.– А ежели нет, я этого…– Стажер осекся, сообразив, что до Андерсена, не раз подставлявшего его своей сказкой, ему добраться проблематично.

Денис вскочил, высунул голову из чума и закричал:

– Э! Так не пойдет! Две упряжки запрягай! Одного оленя – фрицу, шестерых – нам. Гансу к финнам не надо, он в свою Германию покатит.

– О та! – передернулся измочаленный собиратель фольклора.– Только не Германий. Даний. Копенгаген. Позволтэ узнат: кута фы так спешит?

– Долго рассказывать,– отмахнулся Денис,– да ты и не поверишь… Слушай,– стажер повернулся к старику, невозмутимо тянувшему трубку с вонючей махоркой,– у вас кто-нибудь по-фински писать насобачен?

– Они и по-чукотски не умеют,– хмыкнул Ланс. Старик согласно закивал головой.

– Блин, незадача!

– Зачем тебе?

– Финке маляву накатать надо. Без этого дело не выгорит!

Приоткрылся полог, и в чум заглянула любопытная морда оленя. Старик что-то сердито закричал, замахал на него руками. Олень фыркнул. Полог закрылся.

– Их бин…– заволновался Ганс, стуча себя кулаком в грудь.

– Можешь? – обрадовался стажер.

– Я, я… Яволь!

– Черт! Бумаги нет…

Старый чукча что-то крикнул женщинам, обслуживавшим гостей. Они куда-то выскочили, но скоро вернулись, волоча за собой мешок сушеной трески. Ганс вывалил рыбу у своих ног, положил опустевший мешок рядом, взял в руки нож и вопросительно уставился на Дэна.

– Точно! – обрадовался стажер.– Так оно и было… Как у меня из головы вылетело?.. Пиши!..

Разумеется, всю известную историю он излагать не стал – выдал модернизированный вариант неоднократно читанной в детстве сказки, максимально приблизив ее к действительности. Герда превратилась в Кэтран, Кай – в заколдованного вредной Снегурочкой братца Жана… Себе и Лансу стажер отвел скромную роль рыцарей, встретившихся несчастной девице на пути и поклявшихся быть ее телохранителями, а также вернуть сестрицу и братца в отчий дом, даже если придется свернуть шею коварной Снежной королеве и всем редискам, которые той служат… Кэт только головой качала: до чего ж складно врет!

Нож так и порхал в руках Ганса. Глаза его горели. Сушеные рыбины, исписанные непонятными значками, одна за другой летели в мешок, к концу повествования заполнившийся доверху.

– Ну, вроде все…

– Тальше, тальше! – взмолился Ганс.

– Тальше, тальше…– передразнил стажер.– Дальше к финке поедем. Дадим ей твой опус почитать. Она разжалобится, визу выдаст, и мы прямиком на штурм ледяного замка. Сказка-то еще не кончилась!

Ганс затравленно посмотрел на мешок, поднял сиротливо лежавшую на оленьей шкуре последнюю рыбку, вырезал на ней пару слов и протянул Дэну.

– Что это? – не понял стажер.

– Финка читай.

– А мешок?

– Не там! Путевой заметка… Мой!

– Тебя как зовут? – насторожился Денис.

– Ганс.

– А дальше… Дальше как?! – недобро сверкнул глазами стажер. Ликвидаторы, почуяв неладное, напряглись.

– Христиан Ан…

– Убью!!!

Ланс и Кэтран с двух сторон навалились на Дэна, рванувшегося вперед. Стажер не дотянулся совсем чуть-чуть – сантиметра два-три осталось до шеи великого сказочника. Ганс Христиан неприлично взвизгнул, схватил мешок и пулей вылетел на мороз. Заскрипели полозья…

– Ушел, гад!

– Ты что, сдурел? – тряхнула Дениса Кэтран.

Стажер прорвался к пологу, волоча за собой друзей, высунул голову наружу и заорал вслед удалявшейся упряжке:

– Еще хоть в одной сказке напортачишь – из-под земли достану! Своими руками придушу!

– Все, все…– ласково гладила его по голове Кэтран.– Успокойся.

– Да ты пойми! – кипел ликвидатор, возвращаясь к «столу».– К гомикам засунул! Ну хоть бы словом намекнул! Вторые сутки «голубую луну» на брудершафт воем!..

Кэт с Лансом переглянулись и, не сговариваясь, дружно повертели пальцами у висков.

– Вам не понять,– безнадежно махнул рукой стажер, поднимая с земли сушеную треску.– Хоть я по-фински ни бе ни ме, спорю на что угодно: здесь написано всего два слова – «помоги Герде»… Тьфу!.. Ладно, поехали…

За порогом ликвидаторов ждал еще один сюрприз: второпях сборщик фольклора сел не в те сани!

– Зря вы меня все-таки удержали,– вконец расстроился стажер, обходя упряжку с одним-единственным мосластым оленем, явно доживающим свой век.– Ты хоть базарить-то умеешь? – спросил он у рогатого «проводника».

«Проводник» фыркнул носом, пробормотал что-то нечленораздельное, сплюнул колючку, которую по причине преклонных лет не мог прожевать, и пожал тем местом, где у людей обычно расположены плечи.

– Чукча его, может, и поймет…– резюмировал стажер.– Влипли… Другого-то вряд ли дадут, а по этому живодерня плачет… Ну до чего же последнее время не везет! И здесь наколол фриц проклятый! Один олень – и тот неграмотный, языками не владеющий!

– Поживи с мое – забудешь, как маму с папой звали! – обиделся олень.– А я, между прочим, и по-фински, и по-лапландски, и по-оленьи могу, да еще и с вами, му…– тут патриарх оленьего племени завернул такое выражение, что ликвидаторам пришлось держать Кэтран, возжелавшую поотшибать проводнику рога,-…по-свойски базарю! – невозмутимо закончил олень.– Цените!

– Как ты до таких лет с таким языком дожил? Ума не приложу! – Слегка потрепанный стажер вытер со лба пот: удержать разбушевавшуюся Кэтран непросто…

– За язык и ценят. Везде дорогу найду. Язык – он куда угодно доведет… Долго еще лясы точить будем? Грузи… Куда?!

Ликвидаторы, запрыгнувшие в сани, растерянно посмотрели на сердитого проводника.

– Поклажу грузите. Продукты питания в дорожку…– Олень кивнул на охапку сухой травы, лежавшую перед ним на снегу.

– Не будем спорить,– шепнул друзьям Дэн.– Без него нам труба…

Ликвидаторы затарили нарты сеном.

– Теперь толкайте.

– Кого?

– Не кого, а чего. Нарты толкайте. Я править буду.

– Ну, это уже выходит за все границы! – рассвирепела Кэтран.

– Как хотите,– фыркнул олень, опускаясь на снег.– Меня и здесь неплохо кормят.

– Не спорь,– прошептал ей на ухо стажер.– Вот отъедем подальше, я с ним по-свойски разберусь, а пока молчи… Толкаем уже! – крикнул он оленю.– Толкаем!

Сохатый поднялся и неспешно потрусил по хрустящему снегу. Сзади пыхтела команда Кэтран, усердно толкавшая перед собой сани.

Первые сто метров прошли легко. Вторую сотню – не очень. После третьей ликвидаторы были в мыле: и сани вроде не тяжелые, и скользят легко, но когда твоя голова, гм… ниже определенного места… Короче, они обрадовались, когда проводник дал команду:

– Тпр-р-р-у-у-у!!! Обеденный перерыв… Ну-ка, пучок подушистее подайте…

– Вот гад! – процедила Кэтран.

Ликвидаторы разогнулись. Перед глазами плыли разноцветные круги.

– Ланс,– прошептал Денис,– обслужи: старость надо уважать… И сразу в сани. Кэт тоже усади. Сейчас я ему устрою веселую жизнь!

Стажер рысцой кинулся обратно в стойбище – благо, ушли не далеко. Кэтран с ревнивой тревогой наблюдала за его бобровой шубой, мелькавшей между чумов. К ее облегчению, надолго он не задерживался нигде. Вскоре стажер, похоже, нашел кого искал: он обменялся парой слов с выглянувшим из чума полуголым мужчиной и вернулся обратно.

– Сейчас начнется,– сообщил он, прыгая в сани.

Со стороны стойбища послышался тоскливый вой. Там замелькали серые тени…

– Волки!!! – завопил Денис, заваливая друзей в сани ничком.– Держитесь крепче и орите громче…– шепнул он.– Волки!!!

– Волки!!! – подхватили Ланс и Кэтран.

Проводник повернул голову, посмотрел на несущуюся к нему стаю, торопливо сплюнул недожеванный пучок сена, встал на дыбы, заржал по-лошадиному и рванул вперед, чуть не порвав постромки!.. В ушах ликвидаторов засвистел ветер. Нарты неслись, подпрыгивая на ухабах, с такой скоростью, что погоня быстро отстала. Стажер, правда, подозревал, что оборотням просто не терпелось вернуться туда, откуда их выдернул суровый вожак… Но дело свое они сделали…

– Волки!!! Только финки от них отобьются!!! – давил он на мозги проводнику.– Только там спасение!!!

– Волки!!! – соглашались с ним друзья.– Спасайся кто может! К финнам!!!

Старания не пропали даром. Патриарх оленьего племени вспомнил молодость и еще засветло доставил их к месту.

– Волки!!! – надрывались ликвидаторы, вольготно развалившись в санях, которые давно никуда не катились.– Финны!!! Спасайтесь!!!

– Ну вы и гады! – мрачно сказал проводник.– А если бы меня инфаркт хватил? Кондрашка тяпнула?

Олень подцепил рогами полозья нарт. Ликвидаторы кубарем покатились с саней и ткнулись носами в трубу, торчавшую из снега. Из нее густыми клубами валил дым.

– Получайте свою финку! – Олень стукнул по трубе копытом.– Больше я вам не помощник.

Он стряхнул с себя упряжь и скрылся в наступавшей темноте. Ликвидаторам сделалось стыдно.

– Слышь, э!

– Мы больше не будем!

– Кончай дуться, лось! Ну погорячились…

– Какой он тебе лось? – ткнула в бок стажера Кэтран.– Олень…

Все было напрасно. Ликвидаторы остались одни.

– Ладно,– вздохнул Дэн,– предпоследний этап… Сейчас у старушки погреемся. Получим напутственное слово – и на штурм Зимнего… Он совсем рядом.

– Где? – жадно спросила Кэтран.

– Где-то там…– Стажер кивнул головой на север…

В небе разгорались первые звезды. С легким хлопком развернулся световой веер.

– Как красиво! – восхищенно прошептала принцесса.

– Северное сияние.

– Ну что, лезем? – нетерпеливо приплясывал около трубы озябший Ланс.

– Лезем,– нехотя согласилась Кэтран.

Его Величество зажал нос и нырнул в клубы дыма…

Ну и жара встретила его внутри! Пока ликвидатор чихал и кашлял, яростно растирая слезившиеся глаза, нежные женские ручки шустро стащили с него шубу, рукавицы, валенки, и к тому времени, когда из дымохода выкатились чихавшие Дэн и Кэтран, Ланс был практически голый.

– Теперь видишь, кого на горбу таскаю? – раздался совсем рядом ядовитый голос оленя.– Культурные люди обычно в дверь постучатся, разрешения спросют, ножки у порога вытрут. А эти – через дымоход!.. Ты за ними смотри– как бы чего не сперли…

Ликвидаторы его не видели. Они, как и Ланс, терли запорошенные пеплом глаза.

– Все-таки ты животное…– пропыхтела Кэтран.

– Гнида! – согласился с ней Ланс.

– А классно он отыгрался! – засмеялся стажер.

– Маляву от чукчей предъявите,– фыркнул олень.– Ты писульке особо не верь,– тут же присоветовал он хозяйке,– сами они диктовали. Наверняка вранье! Народец-то ушлый. Небось за питьем приперлись…

– Каким питьем? – насторожился Ланс.

– Волшебным. Чтоб силу двенадцати богатырей получить…– любезно пояснил олень.– Не давай! Жулики!..

Вредный проводник толкнул рогами дверь и вышел наружу.

Дэн с принцессой наконец проморгались и смогли оценить обстановку. Чумазый, вымазанный сажей Ланс сидел в одних подштанниках на полу, уставившись на полуголую симпатичную финку лет двадцати, хлопотавшую у очага.

– Это старушка? – на всякий случай поинтересовалась Кэтран у стажера.

– Если Ганс Христиан не наврал…

– При чем здесь Ганс Христиан?! Где твой дар предвидения?!

– Слабенький еще. Его надо пестовать и лелеять. То есть чаще гладить меня по головке… Хозяюшка,– повернулся стажер к финке,– тут мы тебе письмецо от лаплан… э-э-э… чукчей притаранили.

Финка внимательно прочла надпись, вырезанную на сушеной треске, скептически хмыкнула и бросила рыбку в котел.

– Безнадежно! – авторитетно заявила она.– Снежную королеву победить в это время года…– Финка покачала головой.

– А что там насчет питья сохатый толковал?

– Олень он, а не сохатый,– одернула в очередной раз стажера Кэтран.– Хозяюшка, не могла бы ты дать мне это средство? Брата названого спасти надо. В плену у королевы томится.

– Ну, тебе-то оно точно не поможет,– засмеялась финка.

– Я все улажу! – азартно зашептал ликвидаторам Ланс, оттесняя друзей к выходу.– Только тут тет-а-тет нужен, я вас потом позову…

Ошеломленные натиском Денис и Кэтран очутились за дверью.

– Ну нахал! – возмутилась Кэт, кутаясь в шубку.– Я даже отогреться толком не успела.

– Ради интересов общего дела можно и потерпеть. Погуляем чуток. На природу полюбуемся.

– Полюбуемся.

Ликвидаторы огляделись по сторонам. Домик финки стоял в неглубокой лощине, скрытый от злых полярных ветров этим естественным укрытием. Задняя стена вплотную примыкала к гранитной скале. Только теперь они поняли, почему им пришлось лезть через дымоход, а их проводник спокойно зашел в дверь.

– Выперли? – ехидно спросил олень. Он уже подтащил к порогу сани и теперь подкреплялся сушеной травой.– А третий где?

– Ведет дипломатические переговоры.

– Ну-ну…– неопределенно хмыкнул олень.

Похоже, переговоры были трудные. Из домика финки до ликвидаторов доносились невнятные возгласы и подозрительная возня.

– Он ее там…– заволновалась Кэтран.

– Убалтывает… Смотри, какая красота вокруг! Звездочки светят…

– Ты мне зубы не заговаривай!..

Мороз крепчал.

– Что-то долго он…– отстучала зубами Кэтран через три часа.– Я бы быстрее управилась.

– Это вряд ли,– засмеялся Денис, прыгая вокруг принцессы, чтобы согреться.– Думаю, у тебя шансов нет – если, конечно, наша хозяйка правильной ориентации.

И тут до Кэтран дошло.

– Мы тут мерзнем, а они там…

Принцесса рванулась к двери.

– С ума сошла!

Денис перехватил ее на лету, споткнулся, и ликвидаторы покатились по снегу. Олень радостно захихикал – под скрип открываемой двери. На пороге вырос разморенный Ланс.

– А ты говоришь – замерзнут! – успокоил он хозяйку.– Ишь, как кувыркаются! Не хуже нас… Дэн! Держи ее!!!

Если бы не стажер, захлопнувшуюся перед носом ликвидаторов дверь просто сорвало бы с петель. Олень засмеялся еще радостнее, сплюнул свою жвачку, сунул морду внутрь, не желая пропустить бесплатное шоу, получил по рогам и поспешно ретировался дожевывать сено, решив, что жизнь дороже…

Бушевала Кэтран недолго. Сказалось воспитание. Все-таки в гостях…

– Нет, средство я вам не дам,– порадовала их хозяйка, выползая из потухшего очага, где она пережидала бурю.

– Вот видишь,– упрекнул стажер принцессу,– все испортила!

– Сдалось оно! – простонал Ланс, ощупывая набухший под глазом синяк.– Я-то думал – что за питье? А это…– Ликвидатор разочарованно махнул рукой.

– Что? – потребовала отчета Кэтран.

– Ну…– опустил глаза Ланс.

– Виагра самопальная! – догадался Денис и оглушительно заржал.– Ну и как? Лучше действует, чем лекарство Кэтран?

– Я не пил,– набычился Его Величество.

– Ему оно ни к чему…– согласилась финка.– Против Снежной королевы вам все равно не устоять. Что с зельем, что без. Болезная она у нас.

– Это как?

– Расскажи.

– Грустная у нее история. Когда-то обычным человеком была. Красивая, статная, а вот с парнями молодыми… Ну, сами понимаете…

– Снегурочка, что ль? – как всегда первым догадался Денис.

– Многие ее так называли… Потом на север переехала. Сердце заледенело… Вот боги над ней и пошутили: раз ты такая, быть тебе Снежной королевой! И зимой управлять назначили. Вот она и лютует… Кто-то ее проклинает, а мне жалко бабу: ей бы мужика горячего!..

Кэт с нездоровым любопытством посмотрела на Ланса.

– А до дворца Снегурочки далеко?

– Рукой подать. Часа два пути. Но вы не пройдете – заколдованное место. Стужа там лютая. На гостей непрошеных чудища снежные кидаются… Не советую.

– Разберемся…– пробормотала Кэт, думая о чем-то своем.

– Как знаете,– пожала плечами финка.

После обильного, но скромного ужина, состоявшего из похлебки, сваренной из сушеной трески, хозяйка оперативно организовала ширму из песцовых шкур и, особо не церемонясь, увлекла на свою половину Ланса.

– Ты там не очень увлекайся,– предупредила Его Величество Кэт,– у тебя завтра много работы!

– Какой? – высунул из-под шкуры голову Ланс.

– Самой главной в твоей жизни. Слышал ведь – там хо-о-олодно… Сумеешь разрушить цитадель Снегурочки – все грехи прощу. И твоей благоверной… Ты ведь у нас женат? То-то!.. Не заложу, короче…

– Без проблем! – расплылся Ланс.– Я так подготовлюсь, что ого-го! – Голова его исчезла за ширмой.

– Ты уверена, что он правильно тебя понял? – осторожно спросил Денис, скидывая верхнюю одежду. В доме финки жара стояла – неимоверная!.. Стажер вытер подолом рубахи пот со лба, метнул смущенный взгляд в сторону Кэтран и, слегка поколебавшись, скинул и рубаху.

– Если до конца мозги не пропил – поймет.

Кэтран тоже было жарко, а когда ее взор упал на мускулистое тело стажера, сделалось еще жарче. Верхнюю одежду она растеряла, пока носилась за Его Высочеством Лансом I, а с нижней…

– Отвернись!..

Стажер послушно отвернулся, но как только до него донеслось шуршание материи, голова невольно начала заворачиваться за спину. Он схватил ее руками и попытался остановить.

– Я же сказала – отвернись! – испуганно пискнула Кэт.

– Не могу…

Принцесса прикрыла грудь снятой блузкой.

– Дэн…– голос ее дрожал.

– Кэт…

Вокруг словно образовался вакуум, отрезавший их от остального мира. Даже сердитый голос Ланса за ширмой не мог разрушить идиллию – они его просто не слышали. А напрасно…

– …Забыла, о чем нас предупреждала? Там же холодно! Твое питье не поможет. Тут другая настойка нужна! Не мешай. Буду готовиться!

– Но… помочь…– еле слышно прошелестел ласковый голос финки.

– Помочь? В принципе можешь. Землянин уже не в счет – пропал мужик!.. Почему? А ты глянь, как Кэт на него смотрит? И он на нее! То-то… Пробуй!

– Бррр…

– Ясно. Ты тоже не в счет… Треска-то есть? Тащи… Семенов, пить будешь?

– Буду!

– Ой!

– Пардон, мадам. Позвольте представиться: Семен Семеныч Семенов…

– Семеныч! Не до церемоний! Завтра на серьезное дело иду! Совет нужен.

– Наливай!

– Дэн… я…

– Есть универсальное средство! Я за него Нобелевскую премию получу! Слушайте сюда…

– Ну, Семенов, за Нобелевскую!

– Не возражаю!

– Кэт, милая…

Дэн шагнул вперед и притянул к себе трепетавшую Кэтран. Время для них остановилось…

– Ну, за укрепление связей между угрорусскими народами!.. Что? Финскими? И языками?.. Ты кого финном обозвал? Я – чистокровный русский! Еще слово… А ты куда лезешь? Ща рога пообломаю!

– Не обижай животное, оно просто хочет пить… При чем здесь вода?

– А-а-а… Святое дело! Нальем…

Ласки Дениса становились все смелее. У Кэтран закружилась голова, и она, обмякнув в объятиях стажера, стала оседать на пол…

– А че это вы тут делаете? – Рог марала подцепил Дэна за штаны, которые, несмотря на жару, пока были на нем.– А ну, подвиньтесь! Я спать буду! И не пыхтите над ухом – не люблю!..

Олень рухнул сверху на Дениса и Кэтран, заставив их прыснуть в разные стороны, и захрапел.

– С-с-скотина! – прошипела красная от смущения Кэтран.

– Животное,– согласился Дэн. Сердце его бешено колотилось.– Кэт…

– Не нужно, Дэн… Не знаю, что на меня нашло…

Наваждение пропало… Принцесса торопливо натянула на себя блузку. Стажер сердито пнул марала ногой. Тот чмокнул губами и захрапел еще громче.


предыдущая глава | Ликвидатор нулевого уровня | cледующая глава