home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XI

Чтобы осуществить свой замысел, Мишелю пришлось приложить немало усилий. Стена была очень высокой, поэтому, чтобы увидеть парк, он должен был залезть на самую высокую ветку.

Хотя уже началась осень, листва была по-прежнему густой. Такой густой, что поначалу Мишель смог разглядеть в промежутках между ветками лишь небольшую часть парка.

Несмотря на то, что мысли его были заняты совсем другим, мальчик не мог не восхититься мощью и изяществом столетних деревьев, которые возносили к самому небу гибкие, но при этом крепкие ветви с красными и золотыми листьями. Местами ветви были покрыты мхом или лишайником, отчего они приобрели цвет позеленевшей от времени бронзы, вполне гармонировавший с их формой. Казалось, какой-то ремесленник отлил их из благородного металла,

Первым, что бросилось в глаза Мишелю, был длинный трехэтажный кирпичный дом с закрытыми ставнями. Потеки ржавчины на стенах свидетельствовали о том, что здесь никто не живет. Кроме ставней, окна были забраны решетками, что подтверждало слова крестьянина: в доме действительно когда-то находилась клиника для душевнобольных.

С того места, где он находился, Мишель видел внутреннюю часть стены с воротами и заднюю сторону дома.

Он заметил две пристройки, отделенные от главного здания широкой дорожкой, вымощенной битым кирпичом. Парк вокруг разросся и превратился в настоящие маленькие джунгли.

Особенно поразило мальчика отсутствие всяких следов пребывания человека. Главная аллея тоже начала зарастать травой.

«Проникнуть внутрь – вот в чем проблема! – вздохнул Мишель. – При этом не исключено, что все окажется впустую… Действительно ли логово фальшивомонетчиков находится именно здесь?»

Он уже собирался спускаться, когда на противоположной стороне парка заметил дерево, положение которого показалось ему весьма интересным. Это был гигантский каштан. Он рос с внешней стороны стены и простирал над ней свои мощные ветви.

«Не исключено, что это единственная возможность перебраться через стену», – с облегчением сказал себе мальчик.

Вдруг он услышал внизу голоса. Это вернулись Даниель и Артур.

Мишель начал спускаться. Это оказалось еще труднее, чем лезть на дерево. Когда он наконец оказался на земле, то увидел, что Мартина успела разложить на клеенке еду, а Даниель и Артур сидят на траве рядом с ней.

– Ну что, сестрица Анна? – спросил Даниель. – Видела ты там что-нибудь, кроме пылящей дороги и зеленой травы?

Мишель улыбнулся.

– Не знаю, здесь ли находится логово Синей Бороды, – ответил он, включаясь в игру. – Зато мне известно, как мы можем пробраться внутрь!

– Внутрь? – удивился Артур. – Посмотри на эти стены! Неужели тебе удалось где-то раздобыть вертолет?

– Вертолет здесь не нужен, достаточно обыкновенного лифта… Предлагаю побыстрее покончить с обедом. Уже поздно. Если бы нам удалось убедиться хотя бы в том, что мадам Дарель и ее дочь здесь, мы могли бы сразу обратиться в полицию, не подвергая их при этом никакой опасности.

– Ладно. За еду! – подвел итог Даниель.

За обедом Мишель рассказал о том, что видел.

– Если на всех окнах решетки, а двери заперты на замок, то как мы войдем в дом? – спросил Артур.

– И еще… Ты нашел способ проникнуть за забор, а как мы оттуда выберемся? – в свою очередь задал вопрос Даниель.

– Как выберемся?! Там будет видно! Друзья пообедали и сложили в сумку клеенку и столовые приборы.

– Так… – сказал Мишель. – Полагаю, нужно взять с собой по крайней мере один фонарь. Раз ставни закрыты…

– Я на всякий случай захвачу отвертку! – заявил Артур.

– А мне что взять с собой? – осведомилась Мартина.

Мишель нахмурился.

– Гм… Я думаю, тебе лучше будет остаться здесь, по эту сторону ограды. Мы можем наткнуться на какое-нибудь препятствие… Или эти господа схватят нас и предложат провести несколько дней в этом доме, разумеется, под их присмотром. Тогда никто сегодня вечером не сможет предупредить полицию.

Лицо девочки омрачилось. Такая пассивная роль явно ей не нравилась. Однако она понимала, что доводы Мишеля вполне справедливы, поэтому не стала сердиться, а лишь вздохнула и сказала с улыбкой:

– Хорошо… Конечно…

– Нам придется действовать эшелонами, – добавил Мишель.

Артур и Даниель недоуменно переглянулись.

– Эшелонами? – переспросил Артур.

– Да. Один из нас отправится на разведку, а остальные последуют за ним только в том случае, если все окажется в порядке!

– Так… Что ж, осторожность никогда не помешает, – согласился Даниель. – А кто начнет? Только не говори, что ты. Нельзя все удовольствия забирать себе!

– Раз ты так считаешь… Кто же тогда? Ты или Артур?

– Если выпадет орел – пойду я, – заявил Артур. – Пусть Мартина бросит монету!

Мальчик вытащил из кармана монету и протянул ее Мартине. Та подбросила ее.

– Решка! – объявил Даниель. – Я выиграл!

– Хорошо, – отозвался Артур. – Тогда я буду вторым…

– Что ж, раз свободным осталось только одно место, его, пожалуй, займу я, – подвел итог Мишель, сохраняя видимость философского спокойствия.

– Ну что, ты нам покажешь это дерево? – спросил Даниель.

– Конечно, пойдем!

– Предлагаю мопеды взять с собой, – сказала Мартина. – Я останусь рядом с деревом. Не исключено, что я вам понадоблюсь.

Ребята согласились, и скоро вся четверка направилась вдоль стены к гигантскому каштану. Каждый вел свой мопед.

– Знаете, что можно сделать? – спросил Даниель, когда друзья добрались до дерева. – Я захвачу с собой моток бечевки и, когда окажусь в парке, переброшу ее через стену. Мартина привяжет конец бечевки к дереву, и при необходимости мы сможем подавать ей сигналы, не поднимая шума.

– Получится отличный телефон! – согласился Артур.

Каштан рос всего в двух метрах от стены. Он оказался еще более могучим, чем Мишелю показалось издалека.

Даниель попытался допрыгнуть до первых ветвей, но у него ничего не получилось. Мишелю и Артуру пришлось помочь приятелю.

Потом до нижней развилки добрался Артур. Мишель вынужден был прислонить к стволу дерева свой мопед, чтобы присоединиться к друзьям.

Какое-то время Даниель не мог решить, по какой ветке ему лучше перелезать через стену. Ей следовало быть достаточно толстой, чтобы выдержать его вес.

Приняв наконец решение, он приступил к самой ответственной части операции и улегся животом на ветку, крепко обхватив ее руками и ногами.

Ветка согнулась, но мальчик благополучно перебрался по ней через гребень стены. Ему нужно было проползти чуть дальше, чтобы не наткнуться на стену, когда ветка согнется слишком сильно и ему придется прыгать вниз.

Внезапно Даниель понял, что зеленые кусты внизу – это заросли колючей ежевики!

– Ай! – пробормотал он. – Пожалуй, эту посадочную площадку трудно назвать идеальной!

Однако отступать было поздно.

Даниель прополз вперед, сколько смог, потом повис на руках и, наконец, разжал пальцы, попытавшись по мере сил повторить то движение, которое делают при приземлении парашютисты.

Он почувствовал, как множество острых шипов вонзилось в его тело сквозь джинсы и рубашку.

Артур уже полз по ветке. Затем он тоже спрыгнул и с трудом сдержал крик боли. Правой лодыжкой он ударился о какой-то твердый предмет и теперь не мог наступить на ногу.

– Кажется, у меня растяжение связок, – сказал он и попытался мужественно улыбнуться.

– А я похож на Гулливера, которого связали лилипуты, – признался Даниель. – Не знаю, сумею ли выбраться отсюда. Стоит мне отцепиться от одного шипа, как я сразу натыкаюсь на другой

В зарослях, где оказался мальчик, попадались не только молодые, зеленые и гибкие побеги, но и длинные сухие ветки, которые, перед тем как сломаться, впивались в его тело всеми своими шипами.

Теперь по ветке полз Мишель. Он заметил кусты ежевики и решил действовать осмотрительно.

Мальчик уже перебрался через гребень стены, когда услышал треск.

Он почувствовал толчок и еще сильнее вцепился в ветку, которая согнулась и легла на стену. Треск повторился, и ветка, не выдержав тяжести, сломалась. Мишель почувствовал, что падает, и закрыл лицо руками. Он тоже оказался в зарослях ежевики.

– Отличный ты придумал способ пробраться сюда! – проворчал Даниель. – Я тебе это припомню!

– Хорошо, только сначала нужно вылезти из этих кустов! – откликнулся Мишель.

– Не думаю, что смогу помочь вам, – вздохнул Артур. – Растяжение, похоже, сильное.

Друзья растерялись и какое-то время стояли неподвижно. Их положение не было критическим, но и приятным назвать его тоже было нельзя.

«Надеюсь, здесь нет собак», – подумал Мишель.

Медленно, с бесконечными предосторожностями Мишель и Даниель помогли освободиться Артуру. Потом принялись выбираться из зарослей сами, исцарапав при этом все руки.

Оказавшись на открытом месте, мальчики прежде всего вытащили шипы, впившиеся в их одежду. Артур разулся и ощупал распухшую лодыжку.

Мишель огляделся. За клумбами в парке давно никто не ухаживал, все кругом заросло высокой травой. Это было на руку мальчикам. Они могли ходить по парку, причем во всех направлениях, не будучи при этом заметны из дома.

Необходимо было решить, что делать с Артуром, который неожиданно оказался выведенным из строя. Было понятно, что, несмотря на все свое мужество, он сможет передвигаться только на одной ноге.

– Послушайте, не возитесь со мной, я как-нибудь сам справлюсь, – заявил он товарищам. – Мы не можем себе позволить напрасно терять время.

Мишель и Даниель, примирившись с неизбежностью, согласились на это предложение.

Перебегая от дерева к дереву, а местами и ползком двоюродные братья пробрались к ближайшей из двух пристроек.

Это было сооружение с толстыми кирпичными стенами. В задней его стене было всего одно маленькое окно.

– Мадам Дарель и Сесиль вряд ли содержатся здесь, – прошептал Мишель.

– Тем не менее нужно проверить, – ответил Даниель.

Он нагнулся, подставляя спину, и Мишель вскарабкался к окну. Один угол пыльного стекла был отбит, и через это отверстие мальчик заглянул внутрь. Пристройка была пуста. Он отчетливо видел полосы света на двери, расположенной напротив окна.

Вдруг в ноздри ему ударил непривычный запах. Мишелю понадобилось некоторое время, чтобы узнать его. Закончив осмотр, он спрыгнул на землю и сказал Даниелю:

– Похоже, там, внутри, табак. Но какой-то странный…

– Может, там у них тайник? – предположил тот.

– И все же это кажется мне очень подозрительным. Не исключено, что мы имеем дело с обыкновенными контрабандистами.

– Еще бы! Заброшенная клиника – идеальное место для тайного склада!

– Не говоря уже о том, что доктора Филлэна все отлично знают, в том числе и таможенники, поэтому он может ездить повсюду, не вызывая подозрений, – сказал Мишель. – Но я с трудом могу в это поверить!

– К тому же это никак не объясняет похищения мадам Дарель и ее дочери.

– Послушай… А если доктор ничего не знал о контрабандистах!

– Гм… Вряд ли. Кстати, ты ведь сам сказал, что его видели здесь в субботу вечером, когда ему следовало давно быть в Англии!

– Ладно! Не будем здесь задерживаться, – решил Мишель. – Главное – как можно скорее узнать, есть сейчас кто-нибудь в клинике или нет.

Это было легче сказать, чем сделать. В парке царила мертвая тишина, в которой было что-то тревожное.

Двоюродные братья пробрались в ту часть парка, откуда могли наблюдать за фасадом главного здания. По пути они заглянули во вторую пристройку. Она тоже оказалась пустой и, очевидно, использовалась как гараж.

Мальчики еще раз убедились в том, что Мишелю и без того было известно: все окна и двери фасада были закрыты.

– Это только в романах герои случайно обнаруживают приоткрытую дверь или сломанный ставень, – не без горечи заявил Мишель. – Здесь все, конечно, старое, однако прочное!

Две дорожки, разделенные декоративной клумбой овальной формы, шли от ворот к крыльцу дома.

Ступени крыльца опирались на свод, имевший в плане форму четверти круга.

– У нас есть только один путь: через дверь, – констатировал Мишель. – Знаешь, что я сейчас сделаю?

– Нет, но, надеюсь, скоро узнаю.

– В доме, судя по всему, кто-то есть, но не думаю, что этот человек все время наблюдает за парком.

– И что из того?

– Подойти к двери мы можем лишь по дорожке, в открытую. Я пойду первым. Ты пока останешься здесь. Если я доберусь до двери и ничего не произойдет, пойдешь ты!

– Скажи, ты заметил, что один из ставней приоткрыт? – спросил Даниель.

– Нет. Мне казалось, что только что все они были закрыты.

– А я думал, что он все время был приоткрыт… Будем надеяться, что за ним никто не прячется!

– Есть только один способ узнать это… Я иду!!

Мишель, пригнувшись, добежал до открытого! пространства. Потом выпрямился и небрежной походкой направился к крыльцу.

Видимость спокойствия стоила ему больших усилий. Когда он наконец добрался до фасада, сердце его бешено колотилось, а лоб был мокрым от пота.

Он махнул рукой Даниелю, и тот тоже вышел на дорожку. Через несколько секунд он догнал двоюродного брата. В доме было тихо.

– Теперь идем к двери, – решил Мишель. – Конечно, она окажется закрытой, но проверить все же стоит.

Поднимаясь на крыльцо, он обнаружил первые признаки того, что в клинике кто-то есть: хотя по краям ступени были покрыты слоем пыли, их середина была чистой.

Это свидетельствовало о том, что совсем недавно здесь кто-то прошел.

На самом крыльце были видны те же следы: не отдельные отпечатки, а настоящая тропинка, как если бы кто-нибудь постоянно ходил здесь туда и обратно. Верхняя часть дубовой двери была застеклена, причем толстое стекло закрывала железная решетка.

Мишель осторожно нажал на ручку. Заперто.

«Что ж, так я и предполагал, – подумал он. – Ладно, где-нибудь неподалеку должен быть вход в подвал».

Он повернулся к Даниелю, который ждал, стоя внизу, у крыльца.

– Эй, смотри! – позвал тот Мишеля. – Здесь какое-то окно без стекол!

– Да ну! Попробуем залезть?

– Гм… Любопытно… Фонарь у тебя с собой?

– Да…

Они полезли под крыльцо. Там, в небольшом углублении, действительно было отверстие – очень маленькое, но зато без стекол.

Мишель подобрался к нему, зажег фонарь и заглянул внутрь.

Сначала ему показалось, что стена в этом месте необычно толстая. Однако луч фонаря выхватил из темноты ряд заклепок, и мальчик понял, что ошибся. Перед ним был металлический кожух прямоугольного сечения, который изгибался недалеко от отверстия и был приблизительно такого же размера, что и оно.

– Знаешь, что это такое? – спросил Даниель.

– Нет. Но можно предположить, что это воздухозаборник системы отопления.

– Воздухозаборник? Значит, мы можем запросто залезть по нему внутрь?

– Не знаю. Сначала попробуем отыскать какой-нибудь другой вход.

Двоюродные братья разделились и обошли здание каждый со своей стороны.

Они обнаружили еще одну дверь, расположенную напротив первой, с задней стороны дома, третья дверь, судя по всему, вела на кухню или в какое-то другое служебное помещение. Все подвальные окна были забраны прочными и хорошо закрепленными решетками.

– Что ж, остается только воздухозаборник, – вздохнул Мишель, когда они с Даниелем снова встретились у крыльца.

– Не хотелось бы, однако, оказаться прямо в топке, – с улыбкой заметил его брат.

– Думаю, нам это не угрожает. Но мне показалось странным, что к кожуху подходят какие-то трубы. Они выглядят довольно новыми, хотя самому кожуху уже много лет… Я предлагаю посмотреть, нет ли там где-нибудь смотрового люка. В воздухозаборниках обычно устраивают что-нибудь в этом роде.

– Б-р-р! А если застрянешь внутри?

– Брось! Всегда можно будет выбраться назад, как только я замечу, что кожух начинает сужаться.

Сначала нужно было открыть окно. Это оказалось нелегким делом, потому что оно, судя по всему, уже давно не открывалось.

Мишель залез в кожух и, держа фонарь перед собой, пополз вперед.

Внутри все было покрыто слоем плотной, похожей на вату пыли. Мальчику она казалась отвратительной, и он старался не замечать ее.

Он испытывал тревогу, которая охватывает людей, попавших в замкнутое пространство, и называется клаустрофобией.

«Интересно, удастся мне найти выход?» – думал он.

Мишель с трудом продвигался вперед, потому что кожух был узким и ему все время приходилось держать руки перед собой. По мере продвижения он ощупывал внутреннюю поверхность кожуха. Неожиданно его рука наткнулась на что-то необычное. Мальчик удивленно замер и попытался поднять голову, чтобы разглядеть странный предмет.


предыдущая глава | Мишель-мушкетер | cледующая глава