home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Директор и партбоссы

Иногда один подробно рассмотренный факт больше говорит о взаимоотношениях в данной организации, чем длинные разговоры о них. Вот один такой момент, показывающий, насколько глубокая пропасть разверзлась между коммунистом Сталиным и подлыми приспособленцами, научившимися в нужное время и в нужном месте играть роль коммунистов.

При Сталине никто не смел прикидываться дурачком, и все прекрасно знали, что когда подчиненный дарит начальнику подарок, то это взятка, которую либо начальник заставил себе дать, либо подчиненный платит, чтобы выпросить у начальника то, что ему по закону не положено. В СССР только один человек получал подарки, не задумываясь – Сталин. Все, что ему дарилось, тут же передавалось в музей подарков товарищу Сталину, и этот музей, по сути, являлся выставкой изделий народного творчества и мастерства. Другим же начальникам надо было думать, что они делают – какие подарки от кого и зачем берут.

В Ленинграде перед войной директором Кировского завода, выпускающего танки «КВ», был Исаак Моисеевич Зальцман, как уверяют нас сегодня историки, очень умный человек. Правда, согласиться с этим утверждением можно только после обсуждения того, что считать умом.

Дело в том, что в армиях всего мира и всегда с увеличением веса танка увеличивается калибр и мощность устанавливаемой на нем пушки. А товарищ Зальцман перевыполнял план и сгонял с конвейера Кировского завода тяжелые танки с 76-мм пушкой, даже менее мощной, чем пушка такого же калибра, стоящая на наших средних танках «Т-34». Перед войной конструктор Грабин, при поддержке Сталина, сконструировал для танка «КВ» 85-мм и 107-мм мощные пушки, правительство поручило Зальцману изменить конструкцию башни танка под них, а Грабину – начать производство. Грабин изготовил 800 штук 107-мм пушек, а Зальцман, нарком вооружений Ванников и ряд генералов убедили правительство, что и башню «КВ» невозможно изменить, и мощная пушка на этом танке не нужна83. Таким образом Зальцману не пришлось утяжелять себе жизнь, перестраивать производство и срывать перевыполнение плана. В результате он за довоенный выпуск большого количества тяжелых танков с маломощной пушкой стал в 1941 году Героем Социалистического труда.

Началась война, и уже через год танкисты стали просить, чтобы им не давали танков «КВ». На совещании в Кремле генерал танковых войск М.Е. Катуков объяснил правительству: «Т-34» полностью оправдал все возложенные на его надежды и в бою доказал свое право на существование. А вот тяжелые «КВ»… танкисты не любят эти танки… они слишком тяжелые, неуклюжие и трудны в управлении. «КВ» с большим трудом преодолевают препятствия. Под ними часто рушатся мосты, и случаются другие происшествия. При всем при этом «КВ» вооружен пушкой того же калибра 76,2 мм, что и «Т-34». Возникает вопрос, в чем же преимущество «КВ» над «Т-34»? Если бы у тяжелого танка была более мощная пушка, то это бы компенсировало его чрезмерный вес и другие недостатки»84.

Особенно много крови наши танкисты пролили на Курской дуге: немецкие тяжелые танки Т-IV «Тигр» с их мощнейшей 88-мм пушкой жгли наши «КВ» с любого расстояния, и малоподвижные «КВ», в отличие от «Т-34», не могли даже сманеврировать, чтобы уйти с прицела немецкого наводчика, а 76-мм маломощная пушка на «КВ» не могла пробить броню «Тигра» даже в упор. В начале 1943 года было принято решение снять с производства этот новейший танк, и тут Зальцман срочно оснащает его 85-мм пушкой, которую Грабин предлагал установить еще в 1940 году! Оказалось можно это сделать, но правительство уже решило выпускать вместо «КВ» тяжелый танк «ИС-2», даже не со 107-мм, а со 122-мм орудием. И, наверное, найдутся те, кто восхитится умом Зальцмана – сумел же получить Звезду Героя за выпуск большого количества боевой техники малопригодной для боя!

Но вернемся к подаркам и к пропасти, разделявшей коммуниста Сталина и алчных приспособленцев. После войны Зальцман решил сделать подарки своим начальникам: Сталину – главе правительства СССР, А.А. Кузнецову – секретарю ЦК партии коммунистов, курировавшему силовые министерства, и П.С. Попкову – первому секретарю Ленинградского горкома и обкома. Подарки были такие: первый – шашка в золотых ножнах с драгоценными камнями и часы в золотом корпусе; второй – часы в золотом корпусе, третий – бронзовый письменный прибор85. Догадайтесь, кому какой подарок Зальцман сделал? Правильно, Исаак Моисеевич был мудрым: Сталину он подарил бронзовую чернильницу, шашку в золоте и бриллиантах с золотыми часами – Кузнецову, а оставшиеся золотые часы – Попкову. Возникает вопрос, а почему он самый дорогой в денежном выражении подарок не послал Сталину? Потому что тут есть два момента.

Многие, кто интересуется историей, наверное, слышали, что США во время войны помогали СССР оружием и продовольствием. Именно так сегодня и говорится – что США ПОМОГАЛИ. Давайте смоделируем ту ситуацию – представим, что у некой женщины тяжело заболел ребенок и она обменяла у аптекаря обручальное кольцо на пенициллин. Можно ли говорить, что аптекарь помог этому ребенку, или нужно говорить, что он заработал на этой торговой операции? Да, во время войны из США в СССР шли суда с оружием, боевой техникой и продовольствием. Но разве эти суда из СССР в США возвращались порожняком? В начале перестройки нашумело дело о подъеме затонувшего от ударов немецких подводных лодок английского крейсера «Эдинбург», шедшего с грузом советского золота для США. С каких это пор торговля за золото стала считаться помощью?

Когда уже после войны был подведен баланс взаимных поставок, то оказалось, что США поставили товаров в СССР по очень дорогим военным ценам на 9,8 миллиарда долларов, а СССР остался должен по итогам войны всего 722 миллиона86, т. е. вся эта «помощь» была оплачена на 92%. А кем оплачена? Да, прежде всего она была оплачена деньгами и ценностями, общими для всего советского народа – из казны государства. Но одновременно миллионы советских людей сдавали в фонд обороны имевшиеся у них ценности, деньги и ценные бумаги. Довоенный курс доллара к рублю был 2 рубля 20 копеек за доллар87, следовательно, стоимость поставок из США в рублях – 21,6 млрд. рублей. А советские люди, помимо военного займа в 76 млрд. рублей, внесли в фонд обороны ценностей на 17,8 млрд. рублей88, т. е. американская «помощь» практически полностью была оплачена абсолютно добровольными пожертвованиями граждан СССР.

И что же, сразу же после войны, в которой жены и вдовы несли свои золотые вещи в фонд обороны, Сталин примет подарок из золота?? Нет, Исаак Моисеевич был не дурак – он подарки из золота делал тем, кто их радостно примет – партбоссам Кузнецову и Попкову.

Второй момент. Найти на танковом заводе бронзу для чернильницы, украсить чернильницу моделями танков и пушек – нет проблем. Найти мастеров, согласившихся бы бесплатно сделать чернильницу для Сталина – еще легче. Но как Зальцман объяснил бы Сталину, где он взял золото и бриллианты? Сталин немедленно поручил бы выяснить, сколько же Зальцман всего украл, если у него нашлись остатки и для начальников? А вот Кузнецов с Попковым свою долю ворованного взяли и «нетактичных» вопросов вору задавать не стали – в этом Зальцман был уверен и не ошибся. В 1948 году много выяснилось о Кузнецове с Попковым, всплыли и эти «подарки». Кузнецова с Попковым расстреляли, а Зальцману Сталин дал пинка под зад и тот вылетел и из кресле директора, и из партии. И туда, и туда его после смерти Сталина восстановил Хрущев как «мученика сталинизма».

И таких «мучеников» среди высшей партийно-государственной бюрократии СССР было много.

Вот, скажем, во время войны нарком авиапромышленности Шахурин не успевал выпускать истребители, согласно плану. Надо было сообщить Сталину, покаяться. Ничего особо страшного не случилось бы – ну поругал бы Сталин, ну, может быть, снял бы Шахурина с должности. Но Шахурин так не поступил – он приказал закрыть глаза на качество самолетов. И на истребителях, к примеру, там, где детали надо было крепить завинчиванием шурупов, шурупы просто вбивали в фанеру. Самолет получался, как настоящий, план выполнялся, Шахурин, как и Зальцман, стал Героем Социалистического Труда.

А на фронте в бою, когда этим истребителям приходилось выполнять очень крутые виражи или выходить из крутых пике, они разваливались, летчики гибли. Таких «истребителей» поставили в действующую армию несколько тысяч, сколько погибло летчиков – кто же это сейчас учтет? Из боя не вернулись – значит немцы сбили.

На авиазаводах военные представители вопили о поставке на фронт бракованных самолетов главнокомандующему авиацией РККА, дважды Герою Советского Союза маршалу Новикову. Но Новиков был родственником Шахурина: он родного человека в обиду не дал. Какая им разница, сколько там этих летчиков погибло – бабы новых нарожают. А вот звезды Героев получить – это очень важно. И Новиков Шахурину помогал – поставку на фронт брака скрывал, негодные истребители приказывал принимать, катастрофы и гибель летчиков списывать на немцев. Тем не менее после войны эта подлость вскрылась и стала известной Сталину. Тому было не все равно, сколько летчиков погибло. Шахурин и Новиков были лишены наград и сели в тюрьму89. Жертвы сталинизма, однако.

По этим примерам хорошо видно, как резко стали расходиться пути коммуниста Сталина и тех, называющих себя коммунистами, кто, по словам Ленина, годился только для того, чтобы их расстрелять. А подонки в партии с такой постановкой вопроса были, разумеется, не согласны. И идея о том, что Сталин уже зажился на этом свете, не могла не проникать в их мозги, а страх расплаты за алчность не мог не придавать подонкам решимости.

Пресечение Сталиным алчности среди подлецов партийного и государственного аппарата – это достаточная причина, чтобы убить Сталина, но это не причина, чтобы измазать его и себя грязью на ХХ съезде КПСС. Ведь его уже не было и воровать никто не мешал. Следовательно, Сталин сделал что-то еще, что вызвало непроходящую ненависть и страх подлецов в КПСС, такие ненависть и страх, что они пошли на публичную демонстрацию своей подлости в 1956 году. И вот это «что-то» касается государственной власти партийного аппарата. Напомню, о чем речь.


Сталин мешал воровать | За что убит Сталин? | Власть партии – ее гибель