home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сотворивший Цусиму (Штрихи к портрету адмирала Того)

Вот иллюстрированное приложение французской газеты от 21 февраля 1904 года. На первой странице заголовок: «8 февраля 1904 года. Начало военных действий между Россией и Японией. Нападение японских миноносцев на русскую эскадру в Порт-Артуре». На рисунке массивные русские броненосцы обшаривают волнующееся море лучами прожекторов, а рядом по волнам носятся крошечные японские миноносцы. Борт одного из кораблей царя озарен яркой вспышкой взрыва. Живописная картинка ненамного отличается от того, что произошло в действительности.

Японские миноносцы смогли под покровом темноты приблизиться к русским кораблям без всякого труда. Это не очень трудно было сделать: война между Россией и Японией официально не была объявлена, и русские не ждали нападения и не были готовы к нему. Около полуночи миноносцы выпустили свои торпеды и повредили три крупных корабля русской эскадры: броненосцы «Цесаревич» и «Ретвизан» и крейсер «Паллада». Война началась без предварительного предупреждения, без оформления состояния войны.

К моменту, когда новость достигла Европы, Япония уже около четырех месяцев считала войну неизбежной. Во всяком случае 17 октября 1903 года Того, приглашенный морским министром адмиралом Ямамото на совещание, услышал, что «по всей вероятности скоро начнется война». Адмирал Ито, начальник главного штаба флота, присутствовал при этой встрече. Ямамото познакомил Того с общим планом военных действий, разработанным императорским Генеральным штабом, и планом штаба флота. В заключение он добавил:

– Я с удовлетворением вам объявляю, что вам доверено командование флотом.

Того молча склонился в поклоне.

Подготовка флота началась немедленно. Боевые корабли были организованы в три эскадры. Две первые эскадры составили основную ударную силу и были названы Объединенной эскадрой. 28 декабря Того официально принял командование этой Объединенной эскадрой, с общим руководством над всеми морскими силами. Он поднял свой вымпел на броненосце «Микаса».

Естественно, морской министр и начальник штаба флота попросили его подумать и о флагманских офицерах, с которыми он хотел бы пойти в бой. На размышления ему дали несколько дней.

– Я уже подумал, – ответил Того. – Вот список.

С именами офицеров из этого списка мы еще познакомимся. Теперь надо только отметить: выбор оказался настолько правильным, что почти все эти офицеры останутся на своих постах до конца войны. Историки потом напишут, что японский флот имел в своем распоряжении не только выдающегося адмирала, но еще нескольких офицеров, способных немедленно заменить Того. Возможно, и так. Это означает только, что с момента вступления в должность Того он проявил одно из необходимых качеств командующего – знание людей.

Японские агенты были повсюду: в Порт-Артуре, во Владивостоке, по всей Маньчжурии. Они добрались до самого Санкт-Петербурга, до Балтийского и Черного морей. Из Европы постоянно приходили сведения о политической и военной обстановке: «Общественное мнение в России продолжает почти безразлично относиться к событиям на Дальнем Востоке и даже не одобряет активизацию политики правительства там», о смехотворно низких темпах строительства на русских верфях, о недостаточной обученности российских моряков. Токио был в курсе почти ежедневного состояния и перемещений русского флота. В Порт-Артуре находилась разнокалиберная эскадра в составе семи броненосцев четырех совершенно различных типов; двенадцати крейсеров, из которых только два были однотипными; двадцати пяти миноносцев семи различных серий.

«Новые корабли, построенные на русских верфях, не развивают заложенную в проекты скорость, – читал Того в донесениях агентов. – Броненосный крейсер „Рюрик“ не может дать больше 15 узлов при длительном ходе по причине изношенности котлов. Броненосец „Севастополь“ развивает скорость не более 14 узлов. В настоящее время на кораблях приступили к всеобщей проверке состояния машин, после обнаружения дефектов изготовления; запасные детали для замены должны еще только прибыть из России. Броненосец „Цесаревич“ заменяет механизмы подачи из погребов 305-мм снарядов. Получили подтверждение сведения, что радиус действия 12 контрминоносцев водоизмещением 220 тонн менее 100 миль … Работы по углублению акватории порта Порт-Артура, что должно позволить выходить эскадре в море при отливах, еще и не начинались. Эскадра изготавливается к походу не менее чем за 24 часа. Один только китайский док немного расширен, но и он может принимать корабли водоизмещением не более 6000 тонн…».

Вселяли ли эти сообщения оптимизм? Оптимизм и пессимизм – это слова, которые не имели для Того смысла. Впервые в своей истории Япония готовилась к нападению на западную державу. Хотя и ослабленный невниманием высших политических властей, общим посредственным уровнем своего командования, тайным саботажем революционеров, русский флот, ведущий свою историю от Петра Первого, все же являлся третьим в мире – по крайней мере по тоннажу – после английского и французского. Это единственный факт, который принимал в расчет Того.

Того предстояло противостоять врагу с оружием, которое дорого стоило японскому народу, и так не очень богатому. Ничего нельзя было упустить. Вымпел Того трепетал на мачте самого совершенного корабля своего времени, броненосца «Микаса». 15 300 тонн, скорость почти 19 узлов, четыре 305-мм орудия плюс четырнадцать 152-мм, артиллерия и броня превосходят по своим показателям самые последние британские броненосцы. Броненосные крейсера адмирала Камимуры считались одними из лучших в своем классе. Все корабли недавней постройки и имеют преимущество над европейскими в артиллерии, торпедном вооружении, паровых машинах и беспроволочном телеграфе. Из всех добытых разведывательных данных следовало, что японские пушки стреляли, по крайней мере, на 15 – 20% дальше русских того же калибра. Что касается экипажей, мы это уже знаем. Японские матросы показали себя под снежными зарядами Вэйхайвэя и в тропической парилке острова Формоза. Длительность службы добровольцев, которые составляли большинство на флоте, составляла 8 лет.

Январь 1904 года. Почти сотня военных кораблей собралась на базе в Сасебо. Угольные бункеры и пороховые погреба заполнены, военное снабжение поддерживается на должном уровне. Флот готов выйти в море по первому сигналу. С палубы броненосца «Микаса» Того каждый день рассматривает эту армаду, за которую он несет полную ответственность. Имеет смысл сейчас, чтобы правильно оценить дальнейшие действия Того, кратко рассмотреть условия, в которых он должен был руководить доверенным ему оружием.

Во-первых, японскому флоту необходимо было нанести русскому флоту удар до того, как тот сконцентрирует свои силы, и такой удар, чтобы последующая переброска японской армии на континент не встречала сопротивления. Иначе победа невозможна. Во-вторых, преимущество должно было быть достигнуто с минимальными потерями. В самом деле, русская Тихоокеанская эскадра могла быть спасена, усилена, заменена кораблями, посланными из Европы. Если Японии не удалось бы уничтожить русскую эскадру, ее флот был бы сам серьезно ослаблен, как он смог бы поддерживать другие сражения? Корабли, собранные под командованием Того, представляли собой кровь Японии, условие ее национального существования. Погибни флот – в одном сражении или в нескольких, – Япония окажется в Азии такой же слабой страной, как Корея, такой же беззащитной перед иностранным вмешательством. Такова была ставка в игре, где главным козырем Японии был Того.

Мы знаем исход той партии, при которой будем присутствовать. Мы знаем, что Того оправдает в конце концов надежды Японии. Но не без потерь. Не без отступлений и колебаний, не без чувствительных ударов. Ему пришлось преодолеть множество препятствий и, вероятно, победить трудности, которые он в самом себе встречал, как человек, родившийся в средневековье и перескочивший сразу в двадцатый век. Признаюсь, эта борьба с самим собой, часто невидимая, и привлекла меня к фигуре этого человека.

В начале 1904 года Того было пятьдесят шесть лет. Начало его карьеры уходило во времена, когда еще не было императорского флота, его действия поворачивали Историю, его невозмутимость и хладнокровие уже вошли в легенды.

Британский военный корреспондент Сеппингс Райт, получивший от Морского министерства разрешение провести несколько дней на борту броненосца «Микаса», писал: «У адмирала приветливое лицо с морщинами на лбу, свидетельствующими о привычке к размышлениям… Это могло быть лицо ученого, но что-то в его выражении впечатляло. Черные глаза сверкают, как у всех японцев, а мелкие морщинки в уголках выдают привычку к юмору. Тонкий, немного опущенный нос, твердо очерченный рот, нижняя губа немного выдвинута вперед. Голова крупная, правильной формы, волосы тонкие, очень коротко подстриженные. Аккуратная, слегка седеющая бородка окаймляет лицо. Над верхней губой тонкие черные усики». Добавим к этому описанию один штрих, который, как мы увидим, станет знаменательным: в январе 1904 года волосы у Того были еще черными.

6 февраля 1904 года около двух часов ночи в темноте порта Сасебо белый огонь вдруг замигал на мачте броненосца «Микаса»: «Адмирал всем… Адмирал всем…». На всех кораблях вахтенные сигнальщики бросились записывать сообщение. Командиры кораблей объединенной третьей эскадры, так же как командующие других флотилий, срочно вызывались на борт флагмана. Через несколько секунд десяток зеленых огоньков потянулся к броненосцу.

Того в адмиральском салоне стоял за своим столом. На столе стоял самбо, нелакированный поднос, используемый в самых торжественных церемониях. На подносе находились не чайные чашки, но только один предмет – короткий остро заточенный меч, клинок которого блестел в лучах лампы. Последнее оружие. Им самурай убивает себя, если терпит поражение в бою.

Того обвел взглядом всех собравшихся. Офицеры неподвижно стояли перед ним. Того начал говорить:

– Мы утром выходим в море, и над кораблями нашего врага развевается русский флаг.

Затем, после короткой паузы, прочел приказ императора армии и флоту от 5 февраля 1904 года:

«Выражая наше глубокое желание сохранить мир на Дальнем Востоке, мы поручили нашему правительству вступить в переговоры с Россией о ситуации в Китае и Корее. Но теперь мы вынуждены признать, что русское правительство не показывает искреннего желания поддержать наши мирные усилия. Целостность территории Китая и Кореи прямо затрагивает интересы независимости и защиты нашей Империи. Мы отдали распоряжение нашему правительству прервать переговоры с Россией и решили действовать свободно, чтобы спасти нашу независимость. Мы рассчитываем на вашу преданность и на ваш боевой дух в исполнении нашего решения и в поддержании чести Империи».

Потом Того прочитал другой документ, свой приказ номер один:

«Все корабли эскадры выходят в море в девять часов утра и направляются в Желтое море, чтобы атаковать эскадры врага, находящиеся в Порт-Артуре и Чемульпо. Контр-адмирал Уриу со второй эскадрой, усиленной броненосным крейсером „Асама“ и 9-й и 14-й миноносными флотилиями, нанесет удар по кораблям врага, стоящим в Чемульпо, и будет прикрывать там же высадку войск, 1-я и 3-я эскадры вместе с остальными миноносцами возьмут курс прямо на Порт-Артур. Миноносцы пойдут первыми и нападут на русскую эскадру ночью 8 февраля. Основные силы эскадры нанесут удар на следующий день. От исхода этой войны зависит судьба нашей Родины».

В назначенный час императорский флот снялся с якоря и вышел в море. Сначала отправились миноносцы, пробираясь к выходу мимо дымящих трубами броненосцев и крейсеров. Ярко светило солнце, легкий ветерок гнал по небу белые облака. Когда миноносцы проплывали мимо «Микасы», до собравшихся на набережных зрителей донеслись разнесшиеся над водой слабые, как голос ребенка, еле различимые, но ритмичные возгласы: моряки флагманского броненосца приветствовали своих товарищей с миноносцев, которым предстояло первыми вступить в бой. Первая, вторая, третья, четвертая флотилии. Сразу за ними четыре крейсера адмирала Дева выстроились в кильватерном строю: «Ситозе», «Тарасаго», «Кассаги», «Йосино», затем три вспомогательных крейсера и следом за ними броненосные крейсера Камимуры: «Изума», «Азума», «Якумо», «Токива», «Ивате» и в центре эскадры, как грозный лев, «Микаса». Толпа на берегу видела на его мачте адмиральский флаг, красный диск солнца на белом фоне с чертой над ним. За флагманом потянулись остальные броненосцы: «Асахи», «Фудзи», «Ясима», «Сикисима», «Мацусе». Легкие крейсера адмирала Уриу и броненосный крейсер «Асама» составляли арьергард: «Нанива», «Акаси», «Такасио», «Нитака», «Асама». Замыкали строй три транспорта с войсками. Их палубы были усеяны точками голов солдат. Зрелище было впечатляющим.

На следующий день вечером эскадра бросила якорь у острова Ронд, в 44 милях восточнее Порт-Артура. Крейсера адмирала Дева прочесали Желтое море, не заметив ни одного русского вымпела. Транспорты с войсками в сопровождении крейсеров адмирала Уриу направились к Чемульпо. По последним сведениям, в этом корейском порту находились два военных русских корабля. Адмирал Уриу получил приказ их уничтожить.

На мачте «Микасы» взвился сигнал: «Всем командирам миноносцев прибыть на борт флагманского корабля».

Когда все собрались, капитан-лейтенант Синамура, начальник штаба, провел их в адмиральский салон. Того пригласил вошедших сесть вокруг круглого стола и сам сел вместе с ними. На одной стене висела большая карта всего Желтого моря, на противоположной – крупномасштабная карта Порт-Артура, его порта и рейда. Копии этой карты получили командиры первой, второй и третьей миноносных флотилий, командиры четвертой и пятой флотилий получили карты порта Дальний.

– Господа, – обратился Того к офицерам, – вы сегодня ночью в реальных условиях в Порт-Артуре и Дальнем покажете, чему научились за многие месяцы тренировок.

Офицеры, собравшиеся вокруг Того, были молоды. Того проинструктировал их. Он указал места стоянок русских кораблей, уточнив, что эти сведения можно считать верными: они только что были переданы офицером японского Генерального штаба, который действовал в самой крепости. Ни одна деталь не была упущена.

Затем Того в нескольких словах напомнил о необходимых мерах по маскировке при приближении к порту: огни должны быть притушены, топки отрегулированы так, чтобы из труб не сыпались искры, максимальную скорость развить только в момент атаки. Тактические детали операции были оставлены на усмотрение командиров флотилий. Пунктом сбора после операции был назначен Чемульпо.

– Позвольте мне в заключение вам напомнить, – закончил инструктаж Того, – что атака должна быть проведена с максимальной энергичностью. Это война, и только тот, кто действует решительно, может рассчитывать на успех. Наша задача проста, господа, и я прошу вас только показать себя достойными доверия, которое на вас возложено и за которое я несу ответственность перед его величеством императором.

Того поднялся, и все поднялись вслед за ним. Офицеры подумали, что собрание закончилось. Но в этот момент появился вестовой адмирала с подносом, на котором стояли бокалы с шампанским. Того произнес тост за успех операции и за счастливое возвращение участников. Прощаясь, он пожал руку каждому офицеру.

Было еще светло, дул легкий северо-западный бриз. «Микаса» поднял сигнал: «Вперед в атаку, согласно принятому плану. Желаю успеха». С миноносца, на котором находился командир 1-й флотилии, самый старший по званию, ответили: «Ручаюсь за успех». Одна за другой флотилии исчезли в наступающих сумерках.

Через некоторое время снялась с якоря вся эскадра и взяла курс на Порт-Артур. В 1 ч 30 мин. начальник штаба доложил Того, что далеко впереди замечены отблески света в темном небе, вероятно, отражение прожекторных лучей: миноносцы начали атаку.

В общем плане были намечены три операции: высадка войск в Чемульпо; минные атаки в Порт-Артуре и Дальнем; уничтожение артиллерийским огнем основной эскадры русских кораблей в Порт-Артуре. Третью часть плана представим кратким хронологическим обзором.

Рассвет 9 февраля: приказ всем броненосцам и броненосным крейсерам поднять пары и приготовиться к атаке. Приказ контр-адмиралу Дева выдвинуться вперед с целью оттянуть в зону недосягаемости береговых батарей русских фортов встреченные корабли противника.

9 ч 45 мин. Появились крейсера, возвращавшиеся с задания. Дева доложил по семафору: большая часть русского флота стоит на внешнем рейде; крейсера приблизились к ним на расстояние 7000 метров, русские огонь не открывали. Похоже, многие вражеские корабли получили повреждения в результате ночной атаки миноносцев. Дева передал: «Я считаю, что ситуация благоприятствует немедленной атаке». Приказ Того: «Строй кильватерный. Пять броненосцев впереди, вслед за ними броненосные крейсера Камимуры. Потом легкие крейсера Дева».

11 ч 20 мин. В прямой видимости русский флот на рейде в полном беспорядке. В спешке готовится к выходу в море. Сигнал с «Микасы»: «Атакую главные силы врага». На мачту взлетел боевой флаг.

11 ч 26 мин. Сигнал на мачте «Микасы»: «Победа или поражение зависят от этого первого сражения. Каждому драться со всей силой».

11 ч 55 мин. Смена курса. Эскадра поворачивает на запад, чтобы пройти вдоль Порт-Артура. Почти сразу «Микаса» открывает огонь с дистанции 8500 метров. Наблюдаются попадания на перестраивающихся в боевой порядок русских кораблях и на берегу. Русские корабли и береговые форты открывают ответный огонь. Сражение началось. Русская эскадра – шесть броненосцев, семь крейсеров – выстраивается в кильватерную колонну в восточном направлении. Бой происходит на контркурсах. Дистанция между противниками сокращается до 5000 метров. В «Микасу» попадают три снаряда, один из которых разрывается у передней мачты, результат: семь раненых. Сбит флаг на мачте, но скоро заменен. Попадания также в «Фудзи», «Сикисиму», «Хацусе».

12 ч 20 мин. 1-я эскадра (броненосцы) отворачивает на 90 градусов влево, т. е. берет курс на юг. 2-я эскадра (крейсера Камимуры) ведет артиллерийскую дуэль с врагом.

12 ч 26 мин. 2-я эскадра, в свою очередь, поворачивает на юг. Противник, воспользовавшись выполнением маневра, усиливает огонь. Попадания в «Асиму», «Якумо», «Ивате». Крейсера Дева обмениваются ударами с противником. Три корабля задеты вражескими снарядами.

12 ч 37 мин. Сигнал Того адмиралу Дева: «Выйти из боя». Японский флот прекращает сражение.

Такой результат, вернее отсутствие результата, вызывает общее разочарование. Никто ничего не понимает. Многим в тот момент показалось, что Того оказался не на высоте поставленной перед ним задачи.

Чтобы внести ясность, дадим очевидное объяснение последнему сигналу Того: японский флот прекратил сражение, потому что русская эскадра не вышла в открытое море. Она осталась под прикрытием крепостных орудий фортов Порт-Артура.

После всего, что предшествовало бою, – концентрация японского флота, атака миноносцев, решительный сигнал: «Победа или поражение зависят от первого сражения…» – это простое объяснение, которое дают нам большинство морских экспертов, нас не удовлетворяет. Остается впечатление, что Того не выполнил свою задачу.

Десятки специалистов рассматривали и анализировали эту первую операцию у Порт-Артура. Из их заключений выходило, что выполнение плана атаки Того не могло привести к успеху, потому что он был слишком медлительным. Положение, доложенное Дева, было действительно очень благоприятным для японской стороны, если бы им воспользовались немедленно. Русские корабли не были готовы к выходу в море, на них еще не подняли пары, Того стрелял бы по неподвижным целям, перекрывавшим друг друга, практически по не способному отвечать противнику. Оставались форты. Того пришлось бы терпеть огонь только орудий фортов, а не одновременно фортов и флота.

На самом деле форты не стреляли. В 9 часов утра они еще не были готовы! Их орудия не были установлены на место, снаряды не были подвезены. Но это станет известно гораздо позже. Японские агенты, которые добыли столько превосходной информации, не смогли проникнуть на форты. Эта совершенная неподготовленность русских к бою утром 8 марта была главной удачей Того, но он этого не знал и, конечно, не мог подобного вообразить. Нет таких командующих, которые разрабатывали бы свои планы в расчете на военную небрежность противника такого масштаба, – и Того меньше всего подходит для этого. Для Того все русские пушки были готовы открыть огонь, все подходы к порту заминированы. Он считал себя ответственным за порученную ему морскую мощь Японии, иными словами, за само будущее нации. И он решил, что этим сокровищем нельзя было рисковать зря. Если бы Того рискнул, отправившись к Порт-Артуру одновременно с крейсерами Дева, он бы одержал решающую победу. Впрочем, можно вечно спорить, прав был он или не прав, отказавшись от такого риска.

В действительности получилось следующее: к одиннадцати часам русские форты уже были готовы к стрельбе, а русская эскадра развела пары. Без преувеличения можно сказать, что Того показал себя в тот момент мудрым командующим, не попытавшись искупить ошибку своей медлительности в начале операции другой ошибкой, упрямо оставаясь под гораздо более сильным огнем. Отдавать приказ об отходе, конечно, не очень-то приятно, тем более прошла только семьдесят одна минута после пресловутого сигнала: «Победа или поражение…» Но главнокомандующий должен ставить стратегические или тактические интересы выше собственного самолюбия.

Эскадра взяла курс на Чемульпо. Практически мощь императорского флота осталась нетронутой. Потери составили четыре человека убитыми и около шестидесяти ранеными. Уже на обратном пути Того получил по радио доклад от адмирала Уриу о результатах операции 4-й эскадры в Чемульпо: два русских корабля – крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» – были потоплены в соответствии с приказом, без малейших потерь с японской стороны. Детали стали известны после прибытия эскадры в Чемульпо. Застигнутые врасплох появлением превосходящих японских сил, русские моряки героически приняли бой, выйдя им навстречу. После почти часового сражения, в котором «Варяг» получил серьезнейшие повреждения, оба корабля вынуждены были вернуться в порт и были там затоплены. Японские войска беспрепятственно высадились на берег.

К месту встречи подошли и пять миноносных флотилий, накануне ночью совершивших нападение на Порт-Артур. Многие миноносцы были повреждены.

Через некоторое время разведка донесла Того о русских потерях. Два броненосца, «Цесаревич» и «Ретвизан», и крейсер «Паллада» были повреждены во время атаки миноносцев. В артиллерийской дуэли двух эскадр крейсера «Новик», «Аскольд», «Баян» и «Диана» получили более или менее серьезные повреждения. Броненосец «Полтава» столкнулся с «Севастополем», который получил пробоину выше ватерлинии.

В итоге, хотя этот план уничтожения русской Тихоокеанской эскадры удался далеко не в полном объеме, русский флот был все же ослаблен и некоторое время не мог противостоять японскому флоту в Желтом море. Чемульпо, удобная база на Корейском полуострове, был занят.

12-го Того получил телеграмму с поздравлениями от микадо. Того в ответной телеграмме обещал, что будут приложены все силы, чтобы завоевать Желтое море и, таким образом, выполнить волю императора.

Японская разведка продолжала передавать свои доклады. Нападение на флот в Порт-Артуре вызвало у русских нечто вроде нервного шока. Местное корейское население покидало город. Офицеры и чиновники отправляли свои семьи в Россию. Толпы людей осадили железнодорожный вокзал, поезда брались штурмом. Разрыв телеграфного кабеля между Порт-Артуром и Чифу, лишивший крепость сведений об общем состоянии дел на Дальнем Востоке, произвел не меньший моральный эффект, чем артиллерийская бомбардировка. Наземные части, охранявшие побережье, плохо различавшие силуэты своих и чужих кораблей, почти беспрерывно поднимали своими сообщениями тревогу, а то и обстреливали свои корабли, что еще больше усиливало нервозность.

Самая интересная новость и наименее приятная, которую Того узнал в эти дни, пришла из Санкт-Петербурга через Токио: «Получают подтверждение сведения, что значительные морские силы будут собраны в России и посланы для усиления русской эскадры в Порт-Артуре».

Вторая атака миноносцев, поддержанных крейсерами Дева, также оказалась далека от успеха из-за снежной метели. Результат на этот раз был вообще нулевым. Стало ясно, что русские решили сохранить свои корабли под прикрытием фортов. Время начинало работать на них.

Того несколько дней совещался со своим начальником штаба Симамурой. Симамура предложил план: затопить на выходе из порта Порт-Артура, даже только на внешнем рейде, несколько торговых судов, груженных камнями, цементом и другими негорючими материалами.

Если бы операция удалась, Желтое море оказалось бы свободным. Транспорты с войсками могли спокойно передвигаться, не требуя сопровождения военных кораблей. А в это время флот мог заняться чем-нибудь другим. Чем? Это секрет Того. Во всяком случае, приказ был доведен до заинтересованных лиц 15 февраля: «Проведение операции назначено на 3 ч 30 мин. в 4-й день после выхода эскадры в море. Все вражеские корабли, которые попытаются помешать этому, должны быть уничтожены. К каждому торговому судну, назначенному для затопления, прикрепляется миноносец, чтобы снять экипаж». Все считали, что экипажи судов обречены и почти не имеют шансов выйти живыми из этой переделки. Поэтому требовались добровольцы.

На эскадре вызвалось в двадцать раз больше желающих, чем было нужно. Были отобраны 77 человек. Того пригласил офицеров на обед и произнес торжественный тост. 22 февраля в 16 часов началась операция.

Солнце садилось. В спокойной воде пять тяжело груженных пароходов медленно разворачивались и выходили в море. Играла музыка корабельных оркестров, экипажи военных кораблей выстроились на палубах, и над бухтой разносилось «ура».

24 февраля Того выслушал рапорт Дева, который наблюдал за ходом операции. Только двум судам удалось затонуть около входа в порт, два других были выброшены на скалы, пятое вернулось невредимым. Попытка закупорить порт провалилась. Через некоторое время стало известно, что экипажи транспортов выполняли свое задание героически под бешеным огнем русских пушек и пулеметов, в ослепляющих лучах прожекторов. Миноносцы бросались в атаку, пытаясь отвлечь внимание русских на себя. Из 77 добровольцев погибли 10. Но военный результат операции мог быть выражен только цифрой ноль.

Лучшим доказательством тому стало сообщение Дева, что он видит три вражеских корабля: два легких крейсера, «Аскольд» и «Новик», и броненосный крейсер «Баян», которым, по-видимому, ничто не помешало выйти в море. Дева, предупредив Того по радио, поспешил к ним навстречу, Того, в свою очередь, направился туда же. Слишком поздно. Русские снова укрылись под защитой фортов.

На максимальной дальности своих орудий – 18 000 метров – японские броненосцы и броненосные крейсера открыли ураганный огонь через Золотую гору по порту, кораблям и городу. Двадцать пять минут не смолкали пушки Того. Но русский флот так и не вышел из Порт-Артура.

Незадолго до конца февраля Того получил от шпионов другую интересную информацию: «В военных флотских кругах Порт-Артура много говорят о скором прибытии адмирала Макарова. На его приезд возлагаются большие надежды».

Макаров для Того был примером.

Оба адмирала были примерно одного возраста, но русский начинал свою морскую карьеру уже взрослым человеком. В Русско-турецкую войну он отличился, проникнув ночью в Батумский порт и потопив торпедами множество турецких кораблей. Макаров придумал кессоны, позволявшие ремонтировать подводные части судов, не заводя их в док, и пластыри для заделывания пробоин в бою. Ему принадлежит идея ледокола. Его перу принадлежали работы по океанографии, морскому делу, артиллерии, кораблестроению, тактике.

С самого начала войны, когда завязалась борьба за Порт-Артур, Тихоокеанской эскадрой командовал неспособный Старк, а Макаров оставался в Кронштадте. Наконец русские власти это поняли, и теперь Макаров направлялся в Порт-Артур.

Новость была официально подтверждена и русскими властями в Порт-Артуре, которые не могли скрыть своей радости. Корреспонденты западных агентств начали склонять в своих сообщениях имена Макарова и Того. В английских и американских газетах появились заголовки вроде следующей: «Сенсационная дуэль: белый адмирал против желтого!»

Того молчал. Он отправил Камимуру с несколькими броненосными крейсерами к Владивостоку, чтобы противодействовать русским крейсерам, которые начали совершать рейды в Корейский пролив. Он также начал патрулировать крейсерами самую узкую часть морского театра военных действий, расположенную между островами Джеймса Холла и оконечностью полуострова Шаньдун.

Макаров прибыл в Порт-Артур 8 марта. Западные корреспонденты отправляли в редакции своих газет репортажи, напоминавшие спортивные комментарии. Кто из противников нанесет первый удар? Ждать ответа долго не пришлось. 9 марта Того предпринял четвертую атаку на Порт-Артур.

Как обычно, первыми начали миноносцы. Но на этот раз они встретились с противником, не успев даже приблизиться к порту: адмирал Макаров выслал в море патруль из своих миноносцев. Началась жаркая схватка на дистанции 200 – 300 метров, корабли дрались почти борт к борту. Бой не принес решающего результата ни одной из сторон. Русская эскадра в море так и не вышла.

На следующий день, 10 марта, произошло еще одно столкновение, с другим исходом. Русский миноносец «Стерегущий» был застигнут в море и атакован 3-й японской миноносной флотилией. Он сражался до конца, пока его машины не были разбиты, а экипаж не погиб. Японцы взяли полуразрушенный кораблик на буксир и хотели захватить его в качестве военного трофея. Но два оставшихся в живых русских моряка закрылись в машинном отделении. Увидев, что их корабль попал в плен, они открыли кингстоны, жертвуя своей жизнью. Миноносец затонул.

Развернувшуюся в море драму видели из Порт-Артура. Чтобы спасти «Стерегущий» или отомстить за него, в море вышел сначала крейсер «Новик», а чуть погодя и «Аскольд». Андреевский крест с голубой лентой, флаг Макарова, развевался на мачте «Новика». Макаров перешел на корабль, который был первым готов выйти в море.

Но боя не вышло. «Новик» и «Аскольд», преследуя японские миноносцы, вошли в зону огня основных сил эскадры Того. Чтобы не жертвовать напрасно двумя крейсерами, надо было разворачиваться и уходить обратно. Макаров так и поступил.

Однако его выход произвел впечатление, и не только на русскую эскадру. Японцы находили, что он вел себя по-самурайски.

Едва Макаров под возгласы «ура» и аплодисменты вошел в порт, как шум приветствий заглушили разрывы японских снарядов. Японские корабли стреляли через полуостров Ляотешань. Было время отлива. Русские корабли, запертые, как в садке, не могли выйти в море. Батареи фортов из-за большой дистанции или закрытые горами не могли отвечать на огонь.

Того и об этом подумал, он предусмотрел эти обстоятельства. Каждый день он организовывал и улучшал этот способ ведения боевых действий, к которым он был, в некотором смысле, вынужден прибегнуть. Ему надо было проводить перегруппировки эскадр, отслеживать повреждения на кораблях, отправлять аварийные корабли в ремонт на заводы, следить за наличием боеприпасов и других видов довольствия, в общем, вести всю интендантскую работу, одновременно поддерживая высокий моральный и боевой дух и экономя силы. Императорскому флоту не нужен был Макаров, который бы возвращал ему активность и уверенность. Ему нужен был человек, который должен был его держать в готовности все двадцать четыре часа в сутки и в момент, когда Макаров попытается – а что он попытается, было очевидно! – вырваться из Порт-Артура, смог принять правильное решение. Того как раз и был именно таким человеком.

На суше продолжалась зимняя кампания. Нельзя сказать, что русские были плохими солдатами. Обороняясь, они показывали себя с самой лучшей стороны. Но если русские войска в окопах смогли отбить все прямые атаки противника, то они оказались очень маломаневренными и вынуждены были отступать всякий раз, как японцы выполняли обходные маневры. Эта неспособность вести маневренную войну была следствием в основном чрезмерной привязанности русского штаба к железной дороге. И не стратегия здесь причиной, а соображения комфорта. В начале войны адмирал Алексеев, русский наместник царя на Дальнем Востоке и главнокомандующий морскими и сухопутными силами, имел в своем распоряжении специальный поезд, в котором были и вагон-салон, и вагон-ресторан, и спальный вагон. Кроме того, в его штабе была целая толпа штабных офицеров. Когда этот «спецпоезд» перемещался, перед ним шел еще один: губернатор опасался мин, нападений и диверсий. Адмирал Алексеев к тому же ненавидел путешествовать по ночам, а вставал он очень поздно, поэтому всю ночь и большую часть утра его поезд стоял на какой-нибудь станции или на вокзале. Он также не любил, когда его сон тревожили свистки и пыхтенье паровозов. И, как только он ложился спать, в округе прекращалось всякое движение поездов.

Когда на место Алексеева был назначен генерал Куропаткин, он первым делом изъявил желание иметь в своем распоряжении специальный поезд. Его начальник штаба захотел иметь свой. Их примеру последовали командиры армейских корпусов. А так как каждый генерал старался как можно реже покидать это комфортабельное обиталище, они делали все, чтобы операции их войск проходили вдоль железных дорог. Отсюда очевидная стратегическая и тактическая инертность русской армии в Маньчжурии.

На море Того оставался начеку и продолжал бомбардировать Порт-Артур с максимальной дистанции через сопки полуострова. Один из крейсеров, подойдя к порту, корректировал огонь. Но адмирал Макаров разгадал этот маневр. Он установил на вершине сопки наблюдательный пост и стал отвечать огнем корабельной артиллерии по японским броненосцам.

22 марта броненосцы «Петропавловск», «Севастополь», «Победа» и «Пересвет» вышли из порта. Того сразу же послал им навстречу крейсера Дева, пытаясь выманить их в открытое море. Напрасно. Четыре русских корабля оставались около берега, под защитой фортов. Но на следующий день Того стало известно, что адмирал Макаров воспользовался этим коротким выходом в море для тренировки эскадры. Шпионы также донесли, что механизмы пушек на русских броненосцах прошли модернизацию и дальность стрельбы их увеличилась. Последнее было важным фактом. Он означал, что Макаров серьезно готовился к очной встрече в море и артиллерийской дуэли. Когда? Этого узнать не удалось. Того решил не ждать, удовлетворяясь бомбардировками издали Порт-Артура, а предпринять еще одну попытку запереть вход в порт.

Добровольцев нашлось не меньше, чем в первый раз. В том числе все, кто вернулся живым после первой попытки. Того выбрал из них только офицеров, их опыт мог пригодиться. Он отказался подвергать матросов второй раз той же смертельной опасности. Эта атака была седьмой операцией против Порт-Артура. Она также провалилась. Несмотря на беспримерный героизм экипажей пароходов и миноносцев, несмотря на их решимость пожертвовать собой, сравнимую с камикадзе Второй мировой войны, вход в Порт-Артур остался свободным.

На следующий день Того отправил в Генеральный штаб длинную телеграмму. Те, кто не смог прочитать ее, подумали, что это подробный отчет и что Того впредь откажется от попыток повторять эту операцию. Но его начальник штаба Симамура и офицеры-шифровальщики знали, что Того, доложив о результатах, просил направить в его распоряжение еще большее число судов, предназначенных для затопления перед входом в порт. «Пока готовится новая попытка, – писал он, – прошу откомандировать в мое распоряжение капитана второго ранга Ода». Капитан второго ранга Ода был лучшим специалистом японского флота по минному делу.

Как только прибыл Ода, Того закрылся с ним и Симамурой в своей каюте. Начальник штаба развернул на столе карту.

– Вот, – сказал Того, – довольно точная схема расположения фарватеров перед Порт-Артуром. Они были отмечены во время выходов русских кораблей. Надо их забросать минами. После операции мы попытаемся выманить русскую эскадру в море. Вы видите какие-нибудь трудности?

– Никаких, адмирал, – ответил Ода.

Постановка мин началась поздним вечером 12 апреля. Ночь была темная, шел дождь со снегом. С парохода «Кориу Мару» под руководством капитана Ода сбрасывались в воду мины. Плохая видимость одновременно благоприятствовала операции, скрывая японцев от наблюдателей, но и мешала определить точное положение судна. К счастью, силуэты сопровождавших минный заградитель миноносцев были замечены с берега, и русские зажгли прожектора. Их лучи не смогли пробить густое покрывало непогоды, но светящиеся пятна помогли сориентироваться. 13 апреля в 6 ч 25 мин. на стол Того легла радиограмма от Ода: «Приказ выполнен в соответствии с планом».

13 апреля, 6 ч 30 мин. Через пять минут после получения телеграммы от Ода Того выходит в море. Один из японских офицеров записал в тот день в личном дневнике: «Не знаю почему, но у меня такое чувство, что на этот раз что-то должно произойти».

Основные силы эскадры усилились двумя броненосными крейсерами, пришедшими недавно из Европы. Они получили названия старых кораблей «Нисин» и «Кассуга». Именно на старине «Кассуге» Того с триумфом вернулся с гражданской войны в Хакодате. Прошло уже тридцать пять лет. Только тридцать пять лет. Вчерашний средневековый воин завтра, возможно, померится силами с одним из лучших адмиралов мира.

8 ч 45 мин. телеграмма от Дева: «Основные силы врага вышли в море и вступили с нами в бой». Наконец-то.

Но нет. Перед очевидным превосходством японцев – шесть броненосцев, четыре броненосных крейсера и четыре крейсера против двух русских броненосцев и четырех крейсеров – Макаров еще раз отступил под прикрытие орудий фортов. Того его не преследовал.

Он не стал этого делать еще и потому, что помнил о проведенной накануне операции по минированию проходов. С биноклем у глаз он наблюдал за эволюциями русской эскадры. Флаг Макарова был поднят на мачте «Петропавловска», который возглавлял колонну кораблей. Русская эскадра возвращалась в порт. Но нет, вот она отклонилась на восток. Макаров решил еще раз использовать выход в море – раз попытка атаковать крейсера Дева не удалась – для отработки действий кораблей в строю. На глазах противника. Почему бы и нет? Если он продержится до подхода Балтийской эскадры, русский флот будет спасен.

Но что это за облако черного дыма поднялось над «Петропавловском»?

9 ч 43 мин. Сквозь стекла бинокля Того, застывший на месте, наблюдал за одним из самых сенсационных событий войны. Дым сгустился, он изменил цвет, становится желтым, затем рыжеет, и, наконец, воздух доносит глухой удар первого взрыва, затем еще один глухой удар. На корме броненосца блеснула огненная молния. Еще столб дыма. Затем все. Через две минуты «Петропавловск» исчез с поверхности моря.

На всех японских кораблях, после секундного замешательства, раздались радостные крики. Того не произнес ни слова. Он молча прошел в рубку и прочитал запись, только что сделанную начальником штаба в вахтенном журнале:

«9 ч 43 мин. „Петропавловск“ подорвался на мине и затонул».

Через несколько дней стало известно, что лучший русский адмирал погиб при взрыве броненосца. Дуэль Макаров – Того закончилась.

Но «Петропавловск» не стал единственной жертвой японских мин. Через полчаса после того, как над ним сомкнулись морские волны, броненосец «Победа» наскочил на одну из них и получил серьезные повреждения. Русская эскадра поспешно и в полном беспорядке вернулась в порт. Казалось, она теперь не в состоянии выйти даже на внешний рейд.

В это время Того получил сообщение о ходе наземных операций: 1-я японская армия форсировала Ялуцзян, вошла в Маньчжурию и там ожидала подкрепления со стороны 2-й армии, которая должна была высадиться на восточном побережье Ляодунского полуострова. Операция должна была начаться 1 мая. Адмирал Того должен был поддержать ее действиями флота. В первую очередь необходимо было подумать о противодействии возможным вылазкам русских крейсеров из Владивостока на японские морские коммуникации. Без особого энтузиазма, но и не колеблясь Того выделил часть сил, чтобы оградить себя от любых сюрпризов с этой стороны. Эскадра из броненосных крейсеров, крейсеров и две флотилии миноносцев были выделены в распоряжение Камимуры. Господство в Желтом море должно было обеспечиваться остальными силами флота. Кроме того, была организована новая передовая база флота на островах Эллио. Для этого были проведены дноуглубительные работы, выставлены минные заграждения, построены причалы. Того знал имя человека, способного выполнить их в полном объеме и в кратчайшие сроки. «Прошу руководство по обустройству базы флота на островах Эллио поручить контр-адмиралу Миура Ко», – писал он в рапорте Генеральному штабу. «Согласны», – был ответ. «Прошу подготовить суда для новой попытки закупорить вход в Порт-Артур». Принято без споров. Это и есть командующий. По скорости принятия его предложений Генеральным штабом Того мог судить о своем личном престиже, а также о своей части ответственности. Япония верила в него безоговорочно.

30 апреля пришла еще одна новость, которую можно было ждать, которую, во всяком случае Того, ждали, но однако, превратив угрозу из предположения в факт, она по-новому осветила будущее: русский Балтийский флот был официально переименован во 2-ю Тихоокеанскую эскадру.

2 мая была предпринята третья попытка запереть ворота Порт-Артура. Она была самой массированной и, пожалуй, самой решительной и настойчивой. Двенадцать транспортов приняли в ней участие, и двенадцать были потеряны. Внезапный шквал южного ветра, вздыбив штормом море, превратил операцию в безнадежное предприятие. Спасательные шлюпки переворачивались, к убитым добавлялись утонувшие. На этот раз почти все добровольцы погибли.

Но на следующий день Того отправил в Генеральный штаб следующую телеграмму: «Выход из порта окончательно закрыт для крейсеров и крупнотоннажных кораблей». И правда, когда японские крейсера вплотную подошли к Порт-Артуру, ни один русский корабль не вышел им навстречу. Упорство и мужество, доведенные до самопожертвования, были, кажется, вознаграждены. Это так, но совсем не в той мере, как считал Того. На самом деле ни одному из пароходов не удалось затонуть в лучшей позиции, чем самым удачливым из предыдущих. А произошло то, о чем японцы еще не знали.

Адмирал Алексеев поручил временно исполнять обязанности командующего эскадрой начальнику своего штаба контр-адмиралу Витгефту, предписав ему, «чтобы не ослабить флот, не предпринимать никаких активных действий». Того думал, и доложил об этом наверх, что русская Порт-Артурская эскадра стала наконец пленницей, и – но по другим причинам, чем те, о которых он думал, – так и было. Героизм японских добровольцев и всех японских моряков не остался бесполезным. Ничто при длительном применении не остается без результата.

Но японские боги, по-видимому, нашли в начале мая 1904 года, что такой человек, как Того, заслуживает чести встретить на своем пути максимальное число препятствий.

12 мая во время траления минных полей подорвался миноносец номер 48. Его командир и пятеро матросов погибли, остальные члены экипажа ранены. 13 мая авизо «Миако» от столкновения с миной взорвался и затонул. Вечером 14 мая в густом тумане эскадра Дева возвращалась из района Порт-Артура в новую базу на островах Эллио. Крейсер «Кассуга» врезался в «Йосино». «Йосино» набрал воды, перевернулся и затонул. После него на воде осталась одна-единственная спасательная шлюпка, в ней находились несколько моряков плюс портрет императора, который они успели спасти. Погибли 32 офицера и 287 матросов. «Кассуга», также получивший серьезные повреждения, вынужден был месяц провести в Японии на ремонте. Утром 15 мая адмирал Нассиба отправился к Порт-Артуру с отрядом из трех броненосцев: «Хацудзе», «Ясима», «Сикисима», крейсера «Кассаги» и авизо «Тацута». В 10 ч 30 мин. «Хацудзе» налетел на мину, а через несколько минут настала очередь и «Ясимы». Оба броненосца затонули, первый в 12 ч 33 мин., столкнувшись со второй миной, второй около шести часов вечера, когда его уже буксировали на базу. В итоге 492 погибших. Адмирал Нассиба, спасшийся с «Хацудзе», перешел на борт «Тацуты». В тот же вечер в густом тумане авизо выскочил на берег пустынного островка. На следующий день поздним вечером затонул авизо «Осима», протараненный своим собратом. В 22 ч 22 мин. того же дня контрминоносец «Акацуки» подорвался на мине перед Порт-Артуром.

Восемь кораблей за шесть дней. В один день и без всякого боя японский флот потерял треть своих броненосцев.

Британские военные корреспонденты, находившиеся на борту броненосца «Микаса», внимательно наблюдали, с профессиональным любопытством и тайным сочувствием, за человеком, в руки которого Япония вложила такую мощь и возлагала столько надежд и которому предстояло отчитаться о таком замечательном разгроме. Того остался верен себе. Он упоминал о японских потерях только в приказах, предназначенных как можно быстрее их компенсировать. Возможно, именно в эти злосчастные дни он заслужил наибольшее восхищение всех окружавших его.

6 июня вице-адмирал Того узнал, что ему присвоено звание адмирала, высшее звание императорского флота. Сигнальщики «Микасы» подняли на мачте броненосца новый флаг, солнце с лучами на белом фоне и без всяких полос.

В тот же день, 6 марта, генерал Ноги высадился со своей 3-й армией на полуострове Квантун. Эта армия должна была осадить Порт-Артур. Крепость, так хорошо природой подготовленная к обороне, не могла быть взята только силами флота с моря. Надежда на то, что флот разобьет русскую эскадру в морском бою, не оправдались. Теперь адмирал Того и генерал Ноги должны были, взаимодействуя и координируя свои усилия, создать тиски, которые раздавят Порт-Артур. Командующие встретились и разработали общий план действий.

23 июня в 4 ч 30 мин. утра японский миноносец, патрулировавший перед Порт-Артуром, просигналил Дева, который крейсировал чуть дальше в море: «Движение вражеских кораблей в порту». Дева в тот же момент отправил первую радиограмму Того, затем в 8 ч 30 мин. – вторую: «Эскадра противника выходит в море». Действительно, русская эскадра снималась с якоря. Того уже точно знал длительность этой операции в русском исполнении и, следовательно, то время, которое было в его распоряжении. Его радиопередатчики уже рассылали приказы, назначая общий сбор.

Около 11 часов русская эскадра под командованием Витгефта появилась в воротах порта. Корабли продвигались, или, скорее, ползли с невероятной медлительностью за вереницей тральщиков, проверявших фарватер на предмет наличия мин.

В 15 часов первые выстрелы указали Того, в каком направлении ему искать врага. Две японские миноносные флотилии атаковали русские тральщики, а те, в свою очередь, отвечали им огнем. Через три часа Того видел уже русскую эскадру в свой бинокль.

Впереди шел броненосец «Цесаревич» под флагом контр-адмирала Витгефта. За ним следовали броненосцы «Ретвизан», «Победа», «Пересвет», «Севастополь», «Полтава», броненосный крейсер «Баян», крейсера «Диана», «Паллада», «Аскольд». Немного правее вне строя шел «Новик» с семью контрминоносцами. С первого взгляда Того определил, что, во-первых, вход в порт совершенно не был закупорен и, во-вторых, даже получившие самые серьезные повреждения русские корабли были отремонтированы! Все были здесь. За исключением «Петропавловска». Тяжелая зимняя кампания: патрулирование под дождем и снегом, ночные наскоки миноносцев и жертвы пароходов, педантичные и дорогостоящие бомбардировки – не говоря уже о кораблях и моряках, проглоченных Желтым морем, – все, оказалось, стоило одного «Петропавловска». Это была дорогая цена.

Но не время переживать и сожалеть о прошедшем. В золотом свете начинающегося заката линия русских кораблей не спеша двигалась на юг. «Цесаревич» был уже хорошо виден впереди по правому борту, и дистанция постоянно уменьшалась.

Японский флот был ослаблен как потерями, так и отсутствием кораблей Камимуры. Против шести русских броненосцев Того мог выставить четыре, и у Японии броненосцев больше не было. Из восьми броненосных крейсеров присутствовали только три: «Асама», «Нисин», «Кассуга». Восемь легких крейсеров, ветеран флота авизо «Аяма», шесть флотилий контрминоносцев и миноносцев и, наконец, бывший китайский «Чэн Юан», вошедший в состав японского флота после взятия Вэйхайвэя. Вечер приближался, но дело было 23 июня, день был длинным, и время полнолуния. Практически ночи не было. И русская эскадра была наконец вне защиты своих фортов, вне минных полей.

Того знал, что ему предстоит через некоторое время встретиться и с Балтийским флотом русских, теперь 2-й Тихоокеанской эскадрой. Надо ли было рисковать, вступая в бой без крейсеров Камимуры? Того не колебался ни секунды. Приказы были уже отданы.

Русская эскадра шла курсом на юго-запад. Того повернул вправо, чтобы «замкнуть Т» и таким образом начать сражение в лучшем положении. Пушки были задраны вверх, готовые открыть огонь с максимальной дистанции. В абсолютной тишине, царившей на мостике «Микасы», слышны были только голоса дальномерщиков, отсчитывавших дистанцию: «15 000 метров … 14 500… 14 000 метров …» Того приказывает увеличить скорость. Через несколько секунд бой должен был начаться.

«Цесаревич» повернул вправо. На мостике «Микасы» несколько секунд никто ничего не понимал. Что означает этот маневр? Недоумение длилось недолго. Все русские корабли, вслед за своим флагманом, развернулись и направились на север, к Порт-Артуру. Витгефт отказался от сражения. В который раз Того оказался обманутым в своих ожиданиях.

А в это время войска генерала Ноги штурмовали наземные укрепления города. Русские солдаты показывали свою обычную стойкость в обороне. Однако они были выбиты с внешних позиций и отошли на вторую линию обороны.

10 августа в 6 ч 35 мин. утра Симамура вошел в кабинет Того – адмирал уже работал – с телеграммой в руках.

– Еще раз, – просто сказал начальник штаба.

Крейсер «Фусо», ретранслируя сообщение с миноносцев, патрулировавших перед Порт-Артуром, передал: «Эскадра противника выходит в море».

Того не спрашивал себя больше, выходит ли в море Витгефт сражаться или в очередной раз поманеврировать под прикрытием фортов и минных полей. Выход в море русской эскадры – концентрация японского флота, ответ должен быть автоматическим. Симамура уже знал, что делать, одного взгляда Того было достаточно, чтобы механизм завертелся.

Ни Того, ни Симамура не могли знать в тот момент, что за три дня до этого адмирал Витгефт получил от адмирала Алексеева категорические инструкции: по приказу царя Порт-артурская эскадра должна прорваться во Владивосток, по возможности без боя.

А пока Того объявил своей эскадре общий сбор.

Было около 12 ч 30 мин., когда Того – еще раз – увидел эскадру Витгефта в свой бинокль: шесть броненосцев плюс три крейсера в кильватерной колонне и «Новик» в стороне от строя. Небо было ясным, легкий бриз дул над морем. Того приказал поднять боевой флаг и приготовиться к бою.

Русская эскадра направлялась на юго-запад с очень небольшой скоростью. Идентичность ситуации с той, что была 23 июня, была поразительной. Как и 23 июня, Камимура отсутствовал, и намечающееся сражение должно было произойти без него. Боевой строй Того, кроме «Микасы», составляли три броненосца: «Асахи», «Фудзи» и «Сикисима», и новые броненосные крейсера «Кассуга» и «Нисин». С юга к этой группе приближались на полной скорости легкие крейсера адмирала Дева во главе с еще одним броненосным крейсером, «Якумо». С севера к эскадре спешил присоединиться другой ветеран, экс-китайский «Чэн Юан».

Первым делом надо было освободить противнику дорогу, не забегать вперед, а отрезать ему пути отступления, чтобы сражение не закончилось, не начавшись, как 23 июня. Для этого Того скомандовал поворот «все вдруг» на 90 градусов, чтобы немного отойти в сторону.

Русская эскадра повернула налево. Почему? Не для того ли, чтобы опять вернуться в Порт-Артур? Новый приказ Того: «Поворот „все вдруг“ на 90 градусов влево». Фронтальный строй снова становится кильватерным, «Микаса» замыкающий. 13 ч 15 мин., «Микаса» открывает огонь, подхваченный всеми кораблями эскадры. Противник отвечает. Море вспенивается фонтанами. Курс отклоняется к северо-востоку.

Враг маневрирует. Вот он поворачивает направо, вероятно для того, чтобы пройти сзади японского флота. Почти сразу же на мачте «Микасы» появляется третий сигнал: «Повернуть „все вдруг“ на 180 градусов». Японская эскадра перестроилась в линию фронта, затем опять в кильватерную колонну, с «Микасой» во главе. Скорость увеличена до 17 узлов. Цель этой карусели очевидна: Того хотел сохранить положение, перпендикулярное вражеской колонне, – «замкнуть Т» – и отрезать Витгефту пути к отступлению. Время 13 ч 30 мин. Двенадцатидюймовый снаряд попадает в «Микасу», сбивает мачту, убивает 12 человек. Сражение продолжается.

Витгефт меняет курс. Он сворачивает влево. Его намерения понятны: не оставаться в невыгодной позиции – не оказаться в положении вертикальной составляющей «Т», которую противник пытается «замкнуть», – и попытаться самому пройти сзади японской боевой линии. Надо было снова реагировать на его маневр.

Того решает: «Надо развернуться». Но, если он снова сделает поворот «все вдруг», чтобы не допустить увеличения дистанции, «Микаса» вновь окажется в хвосте колонны. А в эпоху артиллерийских дуэлей между броненосцами адмиралы не любили этот строй обратной кильватерной колонны, в которой флагман шел замыкающим. Место адмирала не в хвосте. Поэтому Того, вместо того чтобы поменять курс поворотом «все вдруг», приказывает повернуть последовательно. Это означает, что головной корабль выполняет заданный поворот, а следующие за ним повторяют его маневр, оставаясь в его кильватерной струе. Как гигантская змея, японская эскадра отклоняется на запад, затем на север, затем возвращается на восток. Вся эволюция занимает много времени. Когда маневр заканчивается, курсы враждебных эскадр снова параллельны и направлены на восток. Но с первого взгляда Того понимает, чего стоил ему этот маневр. Витгефт опасно ушел вперед. Он, не имея перед собой противника, устремился к выходу из Корейского пролива. Время 15 ч 30 мин.

Если Витгефту удастся вырваться, если он успеет проскочить Корейский пролив, отряду Камимуры придет конец. Его броненосные крейсера могли бы противостоять с надеждой на успех одному-двум русским броненосцам, но не шести. А потеряв крейсера Камимуры, невозможно будет достойно встретить 2-ю Тихоокеанскую эскадру.

Пропустить Витгефта во Владивосток – значит снова начинать блокаду, но теперь вдали от японских баз, вдали от уже высадившихся на берег войск, значит иметь перед собой эскадру Витгефта, усиленную кораблями, пришедшими из Европы. Если Витгефт убежит, то, вероятно, война будет проиграна.

Так мог говорить себе Того, стоя с невозмутимым видом на мостике броненосца с биноклем у глаз. В этот момент судьба японской империи не зависела больше от Того. На мачте «Микасы» трепетал последний сигнал командующего: «Адмирал всем. Дать самую большую скорость». Судьба империи теперь в руках маленьких желтых человечков, которые бросали лопатами уголь в огнедышащие ненасытные пасти топок. Кочегарка на военном корабле того времени была адом и на средней скорости, а Того требовал выжать максимум возможного.

К счастью для японской империи, русские кочегары стояли у топок кораблей, реальная скорость которых никогда и близко не приближалась к проектной. Четырнадцать узлов – и «хоть разбейся». Японская эскадра развивала семнадцать. Отставание мало-помалу сокращалось. Но не только винты машин вращаются, Земля вращается тоже. Если Витгефт сохранит хотя бы часть дистанционного преимущества до наступления темноты, он спасен. Судьба Того сражалась одновременно с Витгефтом и солнцем.

Из всех труб валил плотный черный дам. Русские крейсера укрылись за линией своих броненосцев, Того так же поступил со своими. Бесполезно пытаться атаковать крейсерами, выполнять какие-то маневры, нельзя было терять ни секунды.

Того доставал Витгефта. Медленно, но доставал. И Витгефт скоро понял, что ускользнуть без боя не удастся. Единственным шансом для него оставалось задержать преследующего противника, нанеся ему повреждения. Поэтому в 17 ч 30 мин. он отдает приказ открыть огонь. Первым кораблем, который оказался готовым к стрельбе, была «Полтава».

Морские историки очень внимательно изучили это сражение по двум причинам. Во-первых, для обеих сторон ситуация была драматичной, ее исход мог оказаться решающим. Во-вторых, и главное, этот бой был самой яростной морской артиллерийской дуэлью из всех наблюдаемых до этого. Свидетели вспоминали, что вибрация машин чувствовалась даже на верхних палубах броненосцев; она чувствовалась сквозь почти непрерывный грохот залпов.

18 часов. Бой продолжается. Того командует под огнем, под которым до него не был ни один генерал. Он забрызган кровью – несколько офицеров и матросов были убиты в двух шагах от него, но внешне спокоен и невозмутим. Окружающие умоляли его уйти в боевую рубку под защиту брони и оттуда руководить сражением, но он отказался, сказав, что ему с мостика лучше виден ход боя.

Строй противника выдерживает японский огонь и отвечает своим. С расстояния не видно, чтобы какой-нибудь из русских кораблей был уже серьезно поврежден.

На японской эскадре серия аварий и поломок напомнила тем, кто пытался это забыть, что бой на максимальной скорости и с большой интенсивностью стрельбы является для самых лучших механизмов ужасным испытанием. Пять из шестнадцати 305-мм орудий вышло из строя, некоторые из-за попадания снарядов противника, другие по причине аварийного отказа. К счастью, японский человеческий материал сопротивлялся великолепно. Кочегары без устали поддерживали максимальное давление в котлах, все способные стрелять орудия стреляли с максимальной скоростью.

В 18 ч 20 мин. замечено попадание в русский флагманский корабль, но ничего не изменилось. Правда, японская эскадра, включая флагманский броненосец Того, так серьезно задетый, наверное, казалась такой же свежей, как и в начале сражения.

Время 18 ч 30 мин., и ничто не позволяло предположить, что побег Витгефта к проливам мог быть остановлен до наступления ночи. Один маневр. Стоило предпочесть один маневр другому – и сражение проиграно.

18 ч 37 мин. «Цесаревич» после очередного попадания вдруг накренился и покатился по широкой дуге влево. «Ретвизан» и «Победа» последовали было за ним, потом, после короткого замешательства, вернулись на прежний курс. «Пересвет» застопорил ход. Русская эскадра сбилась в кучу. Сражение было выиграно.

Двух удачно положенных снарядов оказалось достаточно, чтобы изменить ход, может быть, самого решающего сражения Русско-японской войны.

На первый взгляд – улыбка фортуны. С самого начала войны Того не везло. В некоторые моменты неудачи отбрасывали его далеко от победы. Но, учитывая упорство Того, по закону вероятности Того должен был рано или поздно добиться цели.

Того повезло в том, что адмирал Витгефт находился точно на месте падения снаряда. После взрыва от адмирала остался только окровавленный обрубок ноги. Начальник штаба и другие офицеры были ранены. Оставшийся в живых штурман несколько минут удерживал броненосец на курсе, пока второй снаряд – в 18 ч 37 мин. – не разорвался в боевой рубке. Все находившиеся там были убиты, ранены или задохнулись от газа. Рулевое управление и все приборы управления стрельбой были выведены из строя. «Цесаревич» вывалился из строя, и русская эскадра несколько минут была так же беспомощна, как обезглавленная утка. Несколько долгих минут прошло, пока второй помощник капитана, который находился в центральном посту, не понял, что произошло. Он поднял сигнал: «Адмирал передает командование контр-адмиралу князю Ухтомскому». Ухтомский хотел передать другим кораблям сигнал: «Следуй за мной», но обе мачты у него были сбиты, а вывешенные на поручнях мостика сигнальные флаги почти не были видны. Замешательство продолжалось. Наконец Ухтомскому удалось сообщить эскадре о гибели Витгефта. Японские броненосцы продолжали приближаться по широкой дуге, охватывая голову эскадры и отрезая ей путь вперед на восток, их огонь не ослабевал, и он отдал эскадре приказ возвращаться в Порт-Артур.

Наступали сумерки. Того своими крейсерами и броненосцами зажал противника в клещи, как это сделал когда-то адмирал Ито с китайскими кораблями. Но, как и в том случае, разбитому, но не уничтоженному противнику удалось добраться до своей базы под покровом ночи.

«Адмирал Того не стал преследовать врага и позволила русским кораблям уйти. Луч славы блеснул над полем битвы. Он его не заметил», – писал один из историков. Эти споры о стратегии интересуют нас постольку, поскольку позволяют нам представить ход мыслей Того. Сам Того никогда не комментировал это сражение. До самой своей смерти он отвечал на вопросы типа: «Почему вы сделали то-то или не сделали того-то?» лишь вежливой улыбкой. Только анализируя поведение Того, рассматривая последовательность принимаемых им решений, изучая отдаваемые приказы и записи в вахтенном журнале, мы можем догадаться о вероятных мотивах его действий. Того действительно мог броситься на обезглавленную, деморализованную русскую эскадру и нанести ей решающий удар. Его превосходство в тот момент было подавляющим, а риск минимальным. Почему он не рискнул?

Его решение вечера 10 августа 1904 года комментаторы взвешивали на одних весах с решениями самых знаменитых западных флотоводцев. Но не надо забывать, что еще не прошло и сорока лет с того момента, как западные флоты пришли наказать японцев, наказать, как белые рабовладельцы наказывают провинившегося негра. Не прошло и сорока лет, как Того сбросил свои средневековые доспехи. Императорскому флоту еще не исполнилось и тридцати лет. Кроме того, на плечах его лежала значительная часть ответственности за судьбу Японии, а сражался он с третьей по силе морской западной державой. Не только против части ее флота в виде кораблей Порт-артурской эскадры, но против всего русского флота: крейсеров Владивостока, о которых надо было помнить, против Балтийской эскадры, для встречи с которой надо было сохранить достаточно сил, материальных и людских. Того не хотел ничем рисковать без крайней необходимости.

Кажется, я чуть ли не жалею этого японского адмирала, что, по крайней мере, выглядит смешно. Не в этом моя задача. Если не касаться психологии, которая почти не принимается в расчет историками, достаточно сказать следующее.

Да, вечером 10 августа Того мог и должен был стремительно напасть и добить русскую Порт-артурскую эскадру.

Но поступать таким образом – подумаем об этом: действовать с огромными средствами современного флота – еще не присуще его терпеливому гению. Того еще не созрел для внезапных нападений или, скорее, еще не был достаточно силен для этого. Он кружил вокруг своей жертвы, обстреливая ее с дистанции, а ночью он еще раз спустил на нее свору своих миноносцев.

После гибели Витгефта «Цесаревич» доплелся до Шаньдунского полуострова, где был интернирован немцами. Крейсер «Аскольд» и один из миноносцев были интернированы в Шанхае, «Диана» в Сайгоне. «Новик», наскоро заправившись углем и совершив впечатляющий рейд вокруг Японских островов, после жестокого боя погибнет у острова Сахалин.

«Хотя большая часть вражеского флота смогла вернуться в порт, – писал Того микадо в ответ на поздравительную телеграмму флоту, – мы разработали другой план и готовы приступить к его выполнению, чтобы победно закончить эту войну». Важно выиграть войну, а не сражение. Некоторые упреки, сделанные гению Того, происходят от желания видеть его еще более блестящим. Мне кажется, что можно только приветствовать это отсутствие суетливости. Что касается пресловутого «луча славы», блеск которого вроде бы остался не замеченным Того, так это непревзойденная глупость.

Камимура после четырех месяцев различных операций с переменным успехом против русских крейсеров Владивостока одержал решающую победу в сражении 14 августа у мыса Уруссан. Его эскадра наконец освободилась для дальнейших действий у Порт-Артура.

В Порт-Артуре наземные японские батареи начали обстреливать акваторию порта. Русские корабли вынуждены были скучиться у западного берега, спасаясь от снарядов, как прохожий прячется от дождя, прижавшись к стене здания. 16 августа в крепость прибыл парламентер от генерала Ноги и передал коменданту «предложения о сдаче на почетных условиях». Под документом стояли две подписи: Ноги и Того. «Наша армия, – говорилось в послании, – почти закончила подготовку к генеральному штурму, который намечен на ближайшие дни. Если штурм начнется, участь крепости будет предрешена…». Чтобы избежать лишнего кровопролития, тандем Ноги – Того предлагал эвакуировать мирное население, а войскам сдаться на почетных условиях. Предложение было отвергнуто. Штурм начался 19 августа.

В следующие дни Ноги и Того пришлось признать, что в их ультиматуме содержалась, по крайней мере, одна неосторожная фраза: «Если штурм начнется, участь крепости будет предрешена…».

Генеральный штурм продолжался четыре дня, с привлечением всех сил и с яростной энергией. К вечеру четвертого дня японцам удалось овладеть тремя небольшими фортами, и не больше. Русские продемонстрировали в который раз исключительную стойкость в обороне. В эти дни они потеряли 4000 человек убитыми, японцы – 15 000. Ноги 24 августа писал Того: «Мы только что убедились, что даже беспримерное мужество и отвага не могут одни победить врага, который защищает до последнего человека хорошо вооруженные и укрепленные позиции. Опираясь на захваченные нами на этом этапе форты, мы будем продвигаться дальше, занимая один за другим остальные».

Один за другим. Того не нашел бы более обнадеживающего выражения. Его кораблям, пережившим сражение 10 августа, требовалась полная ревизия, и не на временной базе, а на заводах в Японии. Предстояло встречать 2-ю Тихоокеанскую эскадру русских. Ноги это прекрасно знал. Он бы хотел, конечно, взять Порт-Артур одним ударом и освободить Того от этой заботы. Но Порт-Артур оказался упрямым.

От агентов в России поступили сведения о скором отплытии 2-й Тихоокеанской эскадры. Больше сорока кораблей должны были покинуть Либаву. Подготовка к походу велась в ускоренном темпе.

Более сорока кораблей. Глядя на список необходимых ремонтных работ, составленный по рапортам командиров кораблей, Того задумался. Посылать корабли в Японию по очереди – ему не нравилось такое решение. Он бы хотел сам отвести флот на базу, лично присматривать за ходом работ. Но для этого надо было, чтобы в Порт-Артуре не осталось русских кораблей. Но Порт-Артур держался.

К Того прибыл офицер с посланием от Ноги. Генерал сообщал, что решил начать штурм Высокой горы. Ноги все понимал и хотел всеми способами помочь своему другу Того. Накануне Того просто передал ему полученную информацию о 2-й Тихоокеанской эскадре, не добавив от себя ни слова, и Ноги отвечал ему.

Высокая гора была двухсотметровой высоты сопкой. Она господствовала над всем западным бассейном бухты Порт-Артура и частью восточного. После трехдневной бомбардировки начался новый штурм. Как и предыдущий, он удался только частично. Высокая гора осталась у русских, но японцы овладели другой сопкой, Длинной горой, с которой открывался вид на часть внутреннего рейда. На вершине только что завоеванной сопки спешно устанавливались пушки и 280-мм мортиры. Да, надо было спешить. Снаряды японских мортир посыпались на русские корабли, производя серьезные разрушения, но 2-я Тихоокеанская эскадра уже вышла в море. Она не была больше гипотезой, проектом, угрозой, но уже реальностью. Сорок боевых единиц, разрезая морские волны, направлялись к Японии. А ни один корабль Того не был еще отремонтирован, и Порт-Артур все еще держался. Шел третий день октября. Того написал Ноги, что абсолютно необходимо уничтожить русскую эскадру в Порт-Артуре в кратчайшие сроки.

Того, адмирал, писал об этом Ноги, сухопутному генералу. Редко когда в истории – может быть, никогда такого не было – флотоводец обращался с такой унизительной просьбой. Того платил сумасшедшую цену за недостаток дерзости вечером 10 августа. Но Того не был тщеславен, а Ноги был его другом.

Ответ Ноги пришел 13 октября. Подготовка к новому штурму Высокой горы еще не была закончена. Кроме того, для следующей атаки намечена другая цель.

Того отправляет к нему офицера своего штаба: абсолютно необходимо в первую очередь взять Высокую гору.

– Хорошо, – ответил Ноги. – Мы атакуем 26 ноября.

Полтора месяца. Это слишком долго. Но Того понимал, что Ноги не может начать раньше. В ожидании назначенного дня он вывел свои корабли в море на тактические маневры.

26 ноября прогремел взрыв мины под стеной одного из главных русских фортов, форта номер 2, и японская пехота устремилась в пролом. И снова она была отброшена. Пять тысяч человек сложили головы в этом бою, который оказался только отвлекающей атакой. Штурм Высокой горы начался 27 ноября. Во многих документах, описывающих эти события, и даже в японских, можно прочитать фразу: «После пяти дней яростных боев…». В самом деле невозможно описать точнее ту рукопашную, которая длилась пять дней и пять ночей.

В результате этих боев Высокая гора, ключ к Порт-Артуру, была взята.

Через час на ней была установлена японская артиллерия. Через два часа она открыла огонь по русской эскадре. Первые снаряды упали на «Полтаву». Начался пожар. Чтобы избежать взрыва, пришлось ее затопить. 6 декабря затонули «Ретвизан» и «Пересвет», 7-го настала очередь «Победы» и «Паллады». «Севастополь», отбуксированный на большой рейд 9-го, пять ночей подвергался атакам миноносцев и, дырявый, как плетеная корзинка, осевший кормой на мель, представлял собой лишь обломки. Русская эскадра наконец-то перестала существовать.

Эта победа дорого стоила не только армии. 10 октября крейсер «Акаси» подорвался на мине, осуществляя блокаду порта. 13 декабря, в полночь, другой крейсер, «Тарассаго», наскочил, в свою очередь, на мину и унес с собой на морское дно 279 моряков. Ноги передал Того свои соболезнования.

– Я надеюсь, что теперь, – написал он в заключение, – когда вражеская эскадра уничтожена, вы можете вернуться в Японию.

Того, в свою очередь, принес соболезнования генералу: во время последнего штурма крепости Ноги потерял двух сыновей.

23 ноября Того получил приказ оставить в Порт-Артуре и в прилегающих проливах достаточные силы, чтобы перехватить последние из оставшихся в живых русские корабли, а остальной флот отвести в Японию для ремонта. Порт-артурская эпопея завершилась 2 января капитуляцией русских войск.

30 декабря 1904 года Того в сопровождении адмирала Камимуры сошел с поезда на токийском вокзале. На перроне его встретил представитель императорского дома и передал ему, что император желает, чтобы он в первую очередь отправился к нему.

– Хорошо, – сказал Того.

Они пересекли холл вокзала и оказались на верхней ступеньке лестницы, ведущей на площадь. Того невольно остановился.

Перед ним, под ним простиралось море, которого он ни разу в жизни не видел. Море голов и лиц, размахивающих рук, колеблющихся флагов, подбрасываемых головных уборов. Толпа непрерывно кричала. Казалось, люди сошли с ума, увидев человека, стоявшего на лестнице вокзала в окружении офицеров. Лицо этого человека было им незнакомо. День за днем море и солнце, мороз и ветер покрыли его лицо словно бронзовой маской.

Удивленный – никто не видел до сих пор Того удивленным – Того обнажил голову в знак благодарности людям. Он снял фуражку. На секунду ураган человеческих возгласов смолк. Толпа поняла, чего стоила война Того: волосы адмирала были белы, как снег.

Сразу после приема у императора Того поехал домой, а через три дня отпуска адмирал уже вернулся к службе. Утром и вечером он отправлялся на совещание в морское министерство. Там собирались руководители других министерств и многие высокопоставленные чиновники. Речь шла о подготовке к встрече с русской 2-й Тихоокеанской эскадрой.

Сначала – как всегда с самого начала – стоял вопрос о командовании. У Того уже был свой список офицеров, которых он хотел бы видеть в своем штабе в решающем сражении. Он зачитал его. Министры переглянулись, качнули головами в знак согласия. Решено. Нет необходимости перечислять все фамилии, их более пятидесяти. Укажем только, что Дева и Уриу, получившие звания вице-адмиралов, сохранили свои посты во главе крейсерских отрядов; бывший начальник штаба Того Симамура, ставший контр-адмиралом, стал командиром дивизиона кораблей во 2-й эскадре, у Камимуры. Новым начальником штаба у Того стал контр-адмирал Като. Основное внимание на совещаниях уделялось обсуждению планов предстоящей кампании, подготовленных Того.

А в это время в морских арсеналах кипела работа. Она шла с утра до вечера при дневном свете и с вечера всю ночь при свете прожекторов. Машины, башни, орудия, навигационные и оптические приборы – все осматривалось, ремонтировалось, проверялось, настраивалось.

В морях, окружавших Японские острова, организовывались сигнальные посты, было построено множество станций беспроволочного телеграфа.

«Микаса» был отремонтирован в первую очередь. Того поднялся на его борт 6 февраля, а 21-го он уже вышел в море. Дева с несколькими крейсерами был послан к южному побережью Китая. Другие корабли почти каждый день снимались с якоря и отправлялись на маневры или учебные стрельбы.

Для Того решающее сражение практически уже началось. Можно сказать, что оно началось с момента, когда он выбрал место своей передовой оперативной базы, потому что этот выбор, явившийся итогом его размышлений о стратегии предстоящего сражения, определял район концентрации японского флота начиная с февраля и до встречи с русской 2-й Тихоокеанской эскадрой.

В подобных случаях действует следующее правило: надо поставить себя на место противника, как можно точнее определить, какой информацией тот владеет, и попытаться вообразить, которые он может построить там, где информации у него не хватает.

Какие мысли могли прийти в голову адмирала Рожественского, командующего русской эскадрой, направлявшейся к Японии?

Русский адмирал, конечно, знал, что после падения Порт-Артура ни один русский порт, кроме Владивостока, не мог принять его эскадру. Значит, во-первых, можно дойти до Владивостока и действовать в дальнейшем, используя его как оперативную базу.

Во-вторых, можно занять под базу какой-нибудь другой порт, например в Восточно– или Южно-Китайском морях. Который? Из-за японо-британского союза английские порты были для русского флота закрыты. Могла бы Франция предложить для этого свои базы или уступить их русским? Дипломатические службы ответили Того: «Нет. Франция останется строго нейтральной. А Россия, ее союзник, не станет ей выкручивать руки, опасаясь конфликта с Англией».

Китай, хотя и частично колонизированный, имел еще несколько прекрасных опорных пунктов на своем побережье. Но в Токио знали, что японо-британский союз распространялся и на случай, если Рожественский попытался бы воспользоваться китайской базой. Рожественскому это также было известно. Оставались базы на южных японских территориях: Тайване или Пескадорах. Того этот район океана знал достаточно хорошо, чтобы предположить, что его противник не найдет там достаточных удобств. Стоянок для всей эскадры там недостаточно, климат и гидрографическая обстановка тяжелые. Кроме того, весь мир знал, что эти воды были густо заминированы. Из всего сказанного выходило, что Рожественскому ничего не оставалось, как стремиться во Владивосток.

Каким путем? На карте мы видим три. Рожественский мог, обогнув Японию с востока, попытаться пройти проливом Лаперуза, между Хоккайдо и Сахалином. Этот проход узкий, легко минируемый, почти всю весну закрытый туманами, чтобы добраться до него, к тому же надо продраться сквозь скалистый гребень Курильской гряды. Эту гипотезу можно смело отвергнуть. Рожественский мог пойти Цугарским проливом, между островами Хоккайдо и Хондо. Он также узкий, осложненный сильными течениями, с японскими базами по берегам, заминированный. Того отбросил и этот вариант и решил, что Рожественский возьмет курс на Корейские проливы.

Все силы были брошены на подготовку по третьему варианту. 9 апреля 1905 года пришли самые свежие сведения от разведывательных служб: накануне, 8 апреля, русская эскадра прошла Малаккским проливом мимо Сингапура. Преодолев 16 000 миль, сорок пять кораблей Рожественского вошли в Южно-Китайское море.

Когда в Санкт-Петербурге был решен вопрос об отправке эскадры на помощь Порт-Артуру, в кают-компаниях кораблей, в морских кругах, в салонах высшего общества радостно звенели бокалы. Но отвечавшие за ее подготовку специалисты чувствовали себя тревожно. Посылать только старые слабые корабли было бы безумием. А новейшие корабли, строительство которых заканчивалось, еще ни разу не выходили в море. Пять броненосцев стояли еще у заводских стенок Санкт-Петербурга и Кронштадта. Два из них были заложены в 1901 году, два в 1902-м и один в 1903 году. Работы на них шли очень медленно.

– Нужен еще по крайней мере год, чтобы их достроить, – говорили эксперты. – А когда они будут готовы, станет понятно, что они не могут совершать такие большие походы. Современные броненосцы потребляют слишком много угля.

Никакой современный боевой корабль не предназначен для путешествия из Европы в Японию.

Многое было не в порядке в царской России 1904 года. Но еще находились люди, творчески выполнявшие свою работу, особенно в области техники. На заводах ритм работ ускорился. Похоже было, что к середине сентября эскадра сможет выйти в море. Командование было доверено адмиралу Рожественскому.

Рожественский никогда не водил эскадры в бой. Это была не его вина, а промах истории. Его командование русской эскадрой во время Японо-китайской войны выразилось в сидении на совещаниях, в посещении приемов и проведении нескольких маневров. Рожественский позже побывал военно-морским атташе в Лондоне и начальником Генерального штаба. Свою личную храбрость он проявил в Русско-турецкую войну: командуя маленьким миноносцем, он дерзко атаковал вражеские корабли.

14 августа Рожественский поднял свой флаг над броненосцем «Суворов» в Кронштадте. 25 августа эскадра совершила тренировочный выход в море. 11 сентября она снялась с якоря и направилась в Либаву на балтийском побережье. Во время выхода из Кронштадта броненосец «Орел» сел на мель прямо в канале, и потребовалось два дня, чтобы снять его. В начале октября флот прибыл в Ревель.

По некоторым деталям можно судить о готовности эскадры. Рожественский однажды решил провести тренировку и, наверное, остался очень недоволен, судя по приказу номер 51 по эскадре: «Сегодня в два часа утра я приказал на „Суворове“ объявить минную тревогу. Через восемь минут еще никто не шевелился. Экипаж и офицеры спали, за исключением нескольких вахтенных, с трудом разлепивших глаза и не знавших, куда бежать. Ни один прожектор не был готов к работе. Никто не позаботился о боевом освещении палубы, необходимом для приведения в действие артиллерии». 11 октября эскадра вышла в море, но вынуждена была снова остановиться в Либаве до 15-го. Наконец она берет курс на Японию.

Вопрос с углем был решен в принципе. С эскадрой шли несколько транспортов с углем, а русское правительство заключило контракт с одной германской фирмой о посылке пароходов с углем в различные пункты на пути эскадры. Был также расчет на благожелательный нейтралитет Франции, которая разрешила – в принципе – русской эскадре отдыхать в ее колониальных портах.

На фоне моря русские корабли, выкрашенные в темно-серый цвет, с желтыми трубами представляли собой яркое зрелище. Это делало их силуэты видимыми издалека, а желтые трубы должны были облегчать задачу японским наводчикам и дальномерщикам, но этот промах еще не стал понятным. Семь броненосцев, включая пять новейших, составляли ядро эскадры. Теоретически боевые качества этих кораблей были превосходны, особенно что касалось скорости хода. К несчастью, этой скорости ни разу не удавалось достичь, все время что-нибудь да мешало.

Дальномеры были выбраны самые современные, такие же, которые использовались и на японских кораблях. Но, к несчастью, их только что установили, в то время как японские артиллеристы уже много месяцев работали с этими инструментами. Русские специалисты по беспроволочной связи были прекрасно подготовлены и любили свое дело. Тем более были они раздосадованы, увидев, что, внезапно охваченные мелкой скаредностью и необъяснимой заботой об экономии, чиновники адмиралтейства отказались от оснащения кораблей современными станциями Маркони (используемыми японцами), а закупили аппараты, мощность которых и другие технические характеристики были гораздо ниже.

Несмотря на все перечисленное, русская эскадра представляла собой устрашающую боевую силу. Но она отправлялась в длинный тяжелый путь, и моряки, офицеры и матросы, знали об этом.

В Танжере Рожественский разделил свою эскадру на две группы. Сам он вместе с основной частью пошел вокруг Африки, другая должна была соединиться с ним у Мадагаскара, пройдя Средиземным морем и Суэцким каналом.

Путешествие проходило в тяжелейших тропических условиях. Французское правительство не разрешило перегружать уголь в своих портах, и это приходилось делать в море, на волне. Для питания экипажей корабли везли с собой живых животных. Убив и съев их, надо было переходить на солонину. Плохо накормленные люди всегда недовольны своей судьбой. Отношения между рядовыми и офицерами были натянутыми. Погода стояла хорошая, но останавливаться приходилось часто: как только на каком-нибудь корабле случалась авария. Специалисты оказались правы: военные корабли того времени не были приспособлены к длительным путешествиям.

Но эскадра упорно двигалась вперед. 19 декабря она обогнула мыс Доброй Надежды и взяла курс на Мадагаскар. 1 января она бросила якоря в заливе Св. Марии на Таматаве. В этот день генерал Стессель отправил к генералу Ноги парламентера с предложением начать переговоры о капитуляции Порт-Артура. На эскадре Рожественского эту новость узнали через несколько дней. Она поразила всех, как удар грома в ясный день.

Вскоре подошел отряд, прошедший Суэцким каналом, а в феврале к эскадре присоединился дополнительный отряд из Либавы. Вместе со вспомогательными судами и транспортами с углем армада насчитывала сорок кораблей. И ни одного, где бы не царил пессимизм и даже озлобление. Газеты, приходившие из России, не прибавляли оптимизма.

Было бы удивительно, если бы в этих условиях дисциплина улучшалась. То тут, то там вспыхивали полускрытые бунты, в том числе и из-за плохого питания. Через некоторое время до эскадры дошли газеты, описывавшие события 22 января 1905 года в Санкт-Петербурге. Эти сообщения имели бы меньшие последствия для морального духа экипажей, если бы эскадра смогла выйти в море и вступить в бой. Но общественное мнение в России требовало нового усиления эскадры. Адмиралу Рожественскому пришлось ждать прибытия еще одного отряда кораблей под командованием адмирала Небогатова. Это «усиление» состояло из старых, потерявших свое боевое значение кораблей.

Длительная стоянка у берегов Мадагаскара не улучшала моральный климат на кораблях. К счастью для России, японское правительство выразило протест Парижу за использование русским флотом Мадагаскара в качестве своей базы. Париж довел до сведения Санкт-Петербурга, что так дальше продолжаться не может, и Рожественский получил приказ выйти в море. Эскадра покинула порт 25 марта. Как уже говорилось, 8 апреля она прошла Малаккским проливом.

О всех трудностях, встречавшихся на пути адмирала Рожественского, Того получал исчерпывающую информацию от японских разведывательных служб. Агенты, следившие в бинокли за русскими кораблями во время их прохождения мимо Сингапура, отмечали в своих шифрованных телеграммах несколько интересных деталей: корабли плохо держали строй; броненосцы были сильно перегружены, их броневые палубы почти скрывались под водой; и, наконец, эта почти черная окраска корпусов и чертова желтизна труб.

14 апреля Того узнал, что русская эскадра бросила якоря в порту Камрань и провела там нечто вроде маневров. 13 мая пришло сообщение, что эскадру догнал отряд адмирала Небогатова. Какими бы ни были боевые возможности этого соединения, с ним придется считаться в бою. 18 мая агент сообщил, что «большая эскадра из почти пятидесяти кораблей под флагом с голубым крестом покинула бухту Ванфонг и взяла курс на север». Это было, по-видимому, последнее донесение, полученное Того.

Проводя, как обычно, сравнение соотношения сил враждующих флотов перед решающим сражением, я не хотел бы затруднять читателя утомительным перечислением. Достаточно запомнить следующее: восьми русским броненосцам Того мог противопоставить только четыре. Пять русских кораблей были современной постройки, но Того имел в своем распоряжении восемь броненосных крейсеров против трех Рожественского. У него также было некоторое преимущество в легких крейсерах и миноносцах. Если сравнивать артиллерию, то у русских было почти в два раза больше орудий главного калибра, но соотношение пушек среднего калибра и скорострельность японской артиллерии позволяли японцам обрушивать на врага в минуту почти в три раза большую массу снарядов. Японские корабли имели преимущество и в скорости. Что касается отличия не в смелости и мужестве, а в военном качестве офицеров и экипажей, об этом надо сказать несколько слов.

По обычаю, чтобы отдать последние распоряжения перед сражением, Того собрал у себя командиров кораблей и эскадр и обратился к ним со словами:

– Огромное желание Объединенной эскадры встретиться с сильным противником лицом к лицу наконец близко к удовлетворению.

Спокойный низкий голос адмирала тем более производил огромное впечатление, что его не так часто слышали. В скромном адмиральском салоне голос командующего раздавался в абсолютной тишине. «Молчаливый Того» говорил. Слова, с которыми Того обращался к своим офицерам, не были общими словами, которыми командир напутствует своих подчиненных, отправляя их в огонь. Он формулировал в них свой морской и военный опыт. Он передал в нескольких словах главное, то, что слушавшие его офицеры должны были немедленно применить на практике:

– Тот, кто нечасто принимал участие в современном морском бою, часто переоценивает силы и состояние врага. Во-первых, потому, что не может точно оценить урон, нанесенный ему нашими снарядами, в то время как свои потери чувствительны и очевидны. Увидев вражеский корабль, пытающийся уйти из-под огня и устремившийся сквозь наши порядки, можно посчитать, что тот яростно атакует, в другом случае при сближении с кораблем, потерявшим управление и стреляющим наугад, может сложиться впечатление, что сила его огня увеличивается. Такие примеры нередки в бою. И часто в горячке боя кажется, что мы проиграли, в то время как противник на краю гибели. Когда мы даем семь шансов врагу против трех наших, на самом деле шансы равны. В морском сражении никогда нельзя думать об обороне. Решительная атака всегда лучшее средство защиты.

Поражает, когда рассматриваешь предварительные маневры и начало Цусимского сражения, планомерный, можно сказать, почти гармоничный характер хода событий. До сих пор Того шел к победе не торопясь, терпеливо, сталкиваясь с препятствиями, совершая ошибки и начиная снова, и вдруг оказалось, что обстоятельства быстро сложились с элегантностью и с великолепной предначертанностью классической трагедии.

Я думаю, мы не должны здесь заблуждаться, это только видимость. Нельзя понять Цусиму, если не рассматривать ее как конечный пункт упорной линии судьбы Того. Цусима только результат, итог всех актов воли Того. Это его шедевр. В момент, когда Того встретил своего врага, он держал в руках оружие, выкованное им самим и проверенное в самых яростных сражениях. Особенно нам интересно то, что решения японского адмирала не были применением усвоенных знаний. Это были рефлекторные действия сложившегося и уверенного в себе флотоводца. Сама реальность, казалось, внезапно склонилась перед его волей. На самом деле это вес всех предварительно собранных воедино усилий в решающий момент лег на чашу весов.

Вечером 26 мая Того находился в Масампо, у корейского берега Цусимского пролива. Там сконцентрировались основные силы его флота: 1-я эскадра в составе четырех броненосцев и двух новейших броненосных крейсеров, эскадры крейсеров адмиралов Камимуры и Уриу и большая часть миноносцев. У острова Цусима стоял другой отряд крейсеров, адмирала Катаока. Примерно в семидесяти милях южнее передовая патрульная линия, состоявшая из шести крейсеров и вспомогательных крейсеров, перегораживала пролив. Позади нее располагалась вторая патрульная линия, легких крейсеров Дева.

Ночь с 26 на 27 мая 1905 года была безоблачной, но туманной. Луна в своей последней четверти только что взошла. Около 2 ч 45 мин., капитан третьего ранга Наригава, командир вспомогательного крейсера «Синано Мару» внешней патрульной линии, заметил далеко впереди по курсу пароход, силуэт которого не был похож на силуэт военного корабля, но навигационные огни его не были обычными огнями торгового судна. Видимость не улучшалась, и Наригава направился к подозрительному объекту, не отрывая от глаз бинокля. В этот момент восходящая на востоке луна высветила силуэт: две трубы, три мачты, по-видимому, никаких пушек. Наригава подошел еще ближе, обогнул пароход сзади. Под навигационными огнями замигал огонек сигнального фонаря. Наригава понял, что обнаружен и у него что-то спрашивают или о чем-то сигнализируют. Но в тот же момент он понял, что только что произошла сенсационная встреча: пароход был госпитальным судном русской эскадры. А через несколько мгновений командир «Синано Мару» сквозь разрыв в туманном покрывале увидел и впечатляющий строй 2-й Тихоокеанской эскадры, изрыгавшей в небо клубы черного дыма и вспахивавшей поверхность моря.

4 ч 45 мин. Наригава послал в эфир, наверное, самую волнующую телеграмму в своей жизни: «Вижу эскадру врага в квадрате 203. Она направляется в проход восточнее Цусимы».

В 5 ч 05 мин. Того получил сообщение, ретранслированное Такаокой. Когда его ординарец стремительно влетел в каюту и протянул ему листок бумаги, всегда невозмутимый Того не смог сдержать вздох облегчения: Рожественский появился в намеченном месте, там, где его ждали.

В свою очередь, Того продиктовал телеграмму в Токио:

«Только что поступило сообщение о появлении вражеской эскадры. Флот выходит в море, чтобы атаковать и уничтожить врага. Погода ясная, ветер свежий». С уверенным автоматизмом японский боевой механизм пришел в движение.

Не прошло и часа после получения сообщения от «Синано Мару», как «Микаса» вышел в море во главе боевого строя: «Микаса», «Сикисима», «Фудзи», «Асахи», «Кассуга», «Нисин». Было 6 ч 05 мин. Никто не провожал эскадру. Бухта была пуста, только зеленые волны накатывались на берег.

В 6 ч 35 мин. «Синано Мару», первым заметивший врага, получил приказ дождаться крейсеров, не теряя контакта с противником.

Эскадра Рожественского, оставив позади двадцать тысяч миль, устремилась к Японскому морю как к морю надежды. Японские крейсера настороженно сопровождали ее, окружив широким полукольцом. Но их беспроволочные телеграфы не молчали: «Эскадра врага в сопровождении транспортов двигается двумя параллельными колоннами. В правой колонне собраны самые мощные корабли. Скорость 12 узлов, курс – северо-восток». Получив эту информацию, Того принимает решение «встретить русских в полдень около острова Окиносима главными силами и атаковать голову левой колонны».

Около 11 часов поступило сообщение, что русские броненосцы открыли огонь по крейсерам Дева. Японские корабли отошли, не отвечая, и стрельба вскоре прекратилась.

Как потом выяснилось, огонь был открыт по ошибке. На броненосце «Орел» одна из пушек выстрелила случайно, а затем начала палить и вся эскадра, решив, что это приказ адмирала. После сигнала Рожественского: «Не тратить зря снаряды», – стрельба прекратилась. Первая стычка произвела определенный моральный эффект. Многие подумали, что бой уже произошел и враг отогнан. Рожественский поднял новый сигнал: «Курс северо-восток 23 градуса. Идти во Владивосток». По случаю годовщины коронации царя во всех кают-компаниях офицеры поднимали бокалы с шампанским за здоровье императора, императрицы и победу России.

В этот момент «Микаса» находился в 10 милях севернее Окиносимы. На японских кораблях все офицеры и матросы находились на своих боевых местах и никто не произносил ни слова. Над морем висели клочья тумана. Того приказывает идти навстречу врагу.

План Того по встрече эскадры Рожественского состоял из семи последовательных пунктов, рассчитанных на четыре дня действий от южной до северной части Японского моря. Первым пунктом шла атака миноносцев перед входом в Корейские проливы, последним – генеральное сражение перед Владивостоком. Но из-за плохой видимости и сильного волнения на море, заставивших Того отдать приказ миноносцам укрыться в бухте на острове Цусима, план начал осуществляться с третьего пункта: артиллерийской дуэли главных сил в проливе Цусима. Эскадры двигались навстречу друг другу. Того все время был в курсе местонахождения врага, в то время как Рожественский, который не отпускал от себя свои крейсера, знал только, что враг где-то на севере.

В 13 ч 15 мин. Того увидел на горизонте крейсера Дева, которые сопровождали русскую эскадру, оставаясь восточнее ее. Через некоторое время появились корабли 5-й и 6-й флотилий, двигавшиеся параллельно врагу, но впереди и западнее. Наконец Того увидел в разрывах белой туманной дымки картину, о которой он так часто думал все эти последние месяцы. Посреди зеленого пространства воды, расчерченного белыми полосами барашков волн, на него медленно надвигались черные корпуса, желтые трубы, толстые столбы дыма, разрываемые ветром. Время 13 ч 39 мин.

Теперь счет шел на минуты и секунды. Форштевень «Микасы» мощно вспарывал море во главе японского боевого порядка, пена залетала на переднюю часть палубы, до основания 305-мм башни. На узком мостике перед передней мачтой стоял Того в окружении своих офицеров. Один из офицеров штаба предложил Того пройти в боевую бронированную рубку и руководить боем оттуда. По традиции ему каждый раз делали это предложение, и все знали, что он откажется. И на этот раз он ответил с легкой иронической усмешкой:

– Мне скоро будет шестьдесят лет, я уже пожил. Но вы молодые, вы должны позаботиться о себе. Отправляйтесь в боевую рубку.

Естественно, никто из окружения адмирала не покинул своего места. Того сказал несколько слов своему начальнику штаба, тот повторил приказ, и на мачте «Микасы» поднялся сигнал. Свежий ветер трепал сигнальные флажки:

«Судьба отечества зависит от этого единственного сражения. Пусть каждый выполнит свой долг и отдаст для этого все свои силы».

Это почти повторение фразы Нельсона перед Трафальгаром: «Англия рассчитывает, что каждый выполнит свой долг». Время 13 ч 55 мин.

Сквозь стекла своего бинокля Того видел русскую эскадру. Она шла все еще двумя колоннами, но не совсем так, как это было утром. Правая колонна, включавшая самые мощные корабли – «Суворов», «Александр III», «Бородино», «Орел» – выдвинулась вперед, обогнав левую, возглавляемую броненосцем «Ослябя». Потом станет известно, что таким расположением русская эскадра была обязана неосуществленному желанию Рожественского перестроить ее в линию фронта. Теперь Рожественский снова перестраивался в кильватерную колонну. Маневр еще не закончился, когда появился Того. Того также видел, и это привлекло его внимание, что курс русской эскадры отклонялся на север. Северо-восток 23 градуса. Рожественский взял курс на Владивосток. Преградить ему путь, навалиться на голову врага всеми силами, вот что надо было делать. Первоначальный план был изменен в части цели (атаковать голову левой колонны), но не в части направления движения, речь шла о нападении с запада. Курс: северо-восток 58 градусов.

В 14 ч 02 мин. дистанция до врага 13 000 метров. Того слева от противника. Пора напасть на него. Курс юго-юго-запад. Все просто и понятно, враждебные эскадры сближаются теперь с наибольшей возможной скоростью. Направления их движения параллельны, но противоположны: на северо-восток 23 градуса у русских, на юго-запад 23 градуса у японцев. Если ничего не изменится, противники пройдут мимо друг друга левыми бортами, обмениваясь пушечными ударами. Довольно классический вариант. Но, внимание! При таком раскладе первое боевое столкновение может оказаться коротким и не принести решающего успеха. После чего русским ничего не останется, как спокойно удалиться на север – в сторону Владивостока. Этого Того не желал ни в коем случае. Любой ценой нельзя было допустить повторения боя-преследования с Порт-артурской эскадрой. Рожественский не должен был уйти от сражения. Настал момент преградить дорогу Рожественскому и дать ему бой. Надо было поворачивать назад именно сейчас.

Есть два способа повернуть назад эскадре, двигающейся кильватерной колонной. Первый: поворот «все вдруг», каждый корабль поворачивается на 180 градусов в обозначенную адмиралом сторону. Маневр относительно быстрый, и корабли не закрывают друг для друга противника. После его окончания эскадра опять оказывается в кильватерном строю, но в обратном порядке, головной корабль – адмиральский – плывет последним. Но Того считал, что место адмирала во главе боевого порядка, а в бою корабли эскадры должны лишь повторять действия флагмана. Пока адмиральский корабль идет впереди, как бы серьезны ни были на нем разрушения, сражение не проиграно. Кроме того, маневр поворотом «все вдруг» подставил бы под огонь русских броненосцев самые слабые крейсера японской эскадры. Того отбросил это решение.

Принять другое решение – развернуть эскадру последовательным поворотом всего строя значило дать сразу же Рожественскому значительное преимущество. В этом случае корабли эскадры следуют за флагманом в его кильватерной струе. То есть каждый из них начинает поворот, дойдя до той точки, где повернул вперед идущий. И это место становится той точкой, куда враг может наносить удар, не сомневаясь в успехе. Общий рисунок маневра похож на заколку для волос. Все время, пока корабль находится на задней ветке «заколки», он закрыт ее передней веткой и не может стрелять.

Того все это знал. Он знал также, что эскадра, сформированная им, обученная им, выполнит перестроение без колебаний и ошибок, под любым огнем врага. Он был уверен в хладнокровии своих моряков и надеялся на разницу в эффективности своей и русской артиллерии. Он не медля ни секунды отдал приказ: «Последовательный левый поворот на 180 градусов». Корабли эскадры подтвердили получение сигнала. «Микаса» начал отклоняться влево. Было 14 ч 05 мин. Русских этот маневр Того привел в полное замешательство. Один из русских офицеров писал в своих воспоминаниях: «Я смотрел и не мог поверить своим глазам: японцы начали последовательный поворот на левый борт… Этот маневр с математической точностью приводил каждый последующий корабль в точку, где повернул предыдущий, а оказавшись в этой точке, он на несколько секунд застывал там, значительно облегчая нашу задачу. Кроме того, хотя японская эскадра имела ход 15 узлов, этот поворот занял бы у нее не менее четверти часа. Все это время броненосцы, уже легшие на новый курс, закрывали бы видимость тем, которые шли за ними. Какое безумие! Еще минута, и мы могли столкнуться с их головным кораблем!»

Время 14 ч 08 мин. Рожественский отдает приказ открыть огонь. Дождь русской стали обрушился на японцев. Так и должно было быть. Вокруг «Микасы» море вскипело, фонтаны воды обрушились на адмиральский корабль, воздух наполнился громовыми раскатами залпов. Японская эскадра продолжала выполнять поворот с безукоризненной точностью. Без единого выстрела. Так прошли три минуты, которые должны были показаться Того вечностью. С 14 ч 08 мин. до 14 ч 11 мин. императорский флот представлял собой безответную мишень для русских артиллеристов.

Наконец в 14 ч 11 мин. первые японские броненосцы, закончившие разворот, открыли ответный огонь, к ним последовательно присоединялись остальные, выходившие на переднюю ветвь «заколки для волос». Огонь сосредоточился на «Суворове» и «Ослябе».

В 14 ч 20 мин. 305-мм снаряд разорвался позади командного мостика, ранив 15 офицеров, разбив компас, рядом с которым стоял Того. Того остался на месте, улыбаясь. Через несколько секунд попадание в переднюю башню, выведено из строя одно из двух орудий. Но в 14 ч 21 мин. японский маневр завершился, и без серьезных потерь. Время Рожественского прошло. Слово было за пушками Того, которые наконец могли показать все, на что способны, находясь в наилучшей тактической позиции.

Японские снаряды были впервые начинены шимозой. Они разрывали броню, как бумагу. Они взрывались при встрече с любым препятствием, была ли это стойка ограждения или броневой лист, даже от падения в море. Взрываясь, снаряды выбрасывали сноп огня, град осколков и клубы удушающего ядовитого газа. Как только японские канониры пристрелялись, положение головных русских кораблей стало ужасным.

Со своего места Того, конечно, не мог видеть разрушительное действие каждого японского снаряда. Но он видел, что темп стрельбы его кораблей был в три раза выше, чем у врага. Менее чем через полчаса после начала сражения русский огонь становится все более неточным и неэффективным. На русских кораблях были разбиты все дальномеры и прицелы. Удивляло то, что русские артиллеристы все еще каким-то образом умудрялись наводить свои орудия.

Японская эскадра сохраняла свой великолепный порядок в строю. Русские корабли сбивалась в кучу. Кильватерная колонна Рожественского сгибалась на восток под жестоким огнем противника, как дерево под ураганом. Того как будто почувствовал, что враг не сможет долго выдерживать этот яростный бой, и усилил натиск, также вслед за противником изменяя свой курс и начиная неумолимо охватывать голову русской эскадры.

К 14 ч 47 мин. курс был уже восток-юго-восток, дистанция – 4000 метров. В 14 ч 50 мин. «Ослябя», охваченный огнем и окутанный клубами черного дыма, покинул строй. Через десять минут пылающий «Суворов» покатился из строя влево. Броненосец «Александр III», оказавшийся во главе эскадры, вдруг повернул на север – на Владивосток! – пытаясь избежать окружения и проскочить позади японского строя. Но Того был внимателен. Того чувствовал, что ключ к победе в его руках. Поворот на восемь румбов влево «все вдруг», потом еще на восемь румбов влево «все вдруг», и японская эскадра снова в боевой колонне на курсе северо-запад, в обратном порядке – но теперь это уже не имело большого значения – и преграждает путь противнику.

В 15 ч 10 мин. броненосец «Ослябя» перевернулся и затонул. Камимура продолжает двигаться на юго-восток, прикрывая маневр 1-й эскадры и сосредоточив огонь на «Александре III». Охваченный пожаром «Александр III» в свою очередь покинул строй, уступив свое место броненосцу «Бородино». Того снова маневром «все вдруг» вернулся на курс юго-восток, «Микаса» опять впереди и начал теснить огнем русскую эскадру.

«Суворов», вероятно потерявший управление, оказался в центре смертельной карусели, по очереди обстреливаемый эскадрами Того и Камимуры. Он стал похож на корабль-мишень для учебной стрельбы. Его разбитый остов производил страшное впечатление. Некоторые его пушки еще стреляли, хотя трудно было представить, что кто-то мог еще оставаться живым среди этой груды разорванного, скрученного железа и моря огня.

Русские снаряды все реже и реже достигали цели. Корабли сбились в кучу, вокруг которой кружила японская эскадра. «Суворов» пять часов выдерживал огонь всей японской эскадры, отбил две атаки миноносцев и все еще оставался на плаву. На нем еще стреляла одна 75-мм пушка, последняя. Миноносный отряд капитана третьего ранга Фузимото получил приказ снова атаковать «Суворова» и потопить его. Превращенный в руины и оставшись с одним небольшим орудием, гордый корабль показывал твердую решимость сражаться до конца. Он продолжал стрелять, пока сохранял плавучесть. Наконец, в 19 ч 20 мин., после еще двух атак миноносцев, он величественно отправился на дно.

В тот же момент на борту «Бородино», который все еще вел своих боевых товарищей в направлении Владивостока, прогремел взрыв, и броненосец исчез под свинцовыми волнами. За двадцать минут до этого «Александр III» был поглощен морем, и никто на нем не спасся. Пароходы «Камчатка», «Урал» и «Русь» были расстреляны из пушек и тоже потоплены. Два плавучих госпиталя попали в плен. Третья часть плана Того была выполнена.

Наступила ночь. Волнение на море не уменьшалось, но ветер стих. Погода, казалось, благоприятствовала для запланированного четвертого акта: ночной атаки миноносцев. По всем направлениям они разбежались в поисках добычи, как стаи волков на охоте. Того приказал основным силам эскадры прекратить огонь и идти на север, назначив встречу на следующее утро у острова Мацусима.

За ночь на японских кораблях был наведен порядок, очищены палубы, артиллерийские батареи, на свежий воздух вынесли раненых, вышли подышать те, кто весь день провел в душном аду трюмов и кочегарок. Мертвым приготовили гробы. Погибших оказалось около сотни, и пятьсот тридцать раненых. Для такого яростного сражения это было не так уж и много. На броненосце «Микаса», главной цели врага, насчитали самое большое количество жертв. В него было 48 попаданий. Из всей артиллерии осталось только пять 152-мм орудий.

«Нисин», который сражался на другом конце боевого порядка, также получил самые серьезные повреждения. В броненосец «Асама» в 14 ч 27 мин. попал снаряд с «Осляби». Он вынужден был покинуть строй и оказался под сосредоточенным огнем противника, пока производился ремонт рулевого управления. Его корма на полтора метра опустилась в воду. Но в 15 ч 15 мин. он вновь занял свое место в строю. У крейсера «Кассаги» был поврежден корпус ниже ватерлинии, и он в сопровождении «Ситозе» отправился к ближайшей бухте Абурадани. На других кораблях повреждения не представляли серьезной опасности. Того знал, что он потопил три из четырех новейших русских броненосцев типа «Суворова», считавшихся в Санкт-Петербурге непобедимыми.

После захода солнца русские тоже стали подсчитывать свои потери и приводить в порядок корабли. Проявив традиционную невероятную способность к восстановлению, им удалось потушить пожары, закрыть пробоины в бортах. Приступили к лечению раненых, похоронам погибших. На русских кораблях на некоторое время надежда сменила отчаяние. Японские пушки замолчали, огни вражеской эскадры исчезли далеко позади.

Может быть, после всего этого ада удастся добраться до Владивостока. Оказаться в безопасности, найти, пусть даже на время, убежище, встретить соотечественников – предел мечтаний! Облегчение длилось не больше часа. Внезапно со всех сторон послышалось тарахтенье двигателей, визг выскакивавших их воды винтов. Миноносцы. Отчаяние снова наполнило сердца.

Командиры японских миноносцев, уже знавшие об итогах дневного сражения, сгорали от нетерпения показать, в свою очередь, свою храбрость. Они злобно накинулись на уже раненую добычу. Броненосец «Наварин», получив в борт две торпеды, пошел на дно вместе со всем экипажем. Броненосец «Сысой Великий» и крейсер «Адмирал Нахимов», также поврежденные, с трудом добрались до берегов острова Цусима, где и открыли кингстоны, чтобы не попасть в плен. Не все русские корабли спокойно ждали своей участи. Наводчики с перевязанными головами и обожженными руками крутили маховики орудий, ловя в прицелы темные силуэты миноносцев. Под их снарядами два миноносца затонули, еще шесть были выведены из строя. Японские миноносцы отошли, как только небо на востоке начало сереть.

Вставало солнце. День обещал быть погожим и ясным, именно такой и нужен был японцам. Начинался пятый акт выработанной Того программы.

В 5 ч 20 мин. Того получил от Такаоки сообщение, что примерно в 60 милях к югу от эскадры замечено много столбов дыма. Через несколько минут Такаока уточнил: «Вижу четыре броненосца и два крейсера. Идут на северо-запад».

Остатки русского флота пытались прорваться во Владивосток. Того снова встал на их пути.

На этот раз все было в его руках: и скорость, и сила. Около двух часов дня показался противник. Это был старый броненосец «Николай I» с адмиральским флагом на мачте, броненосец «Орел» и два броненосца береговой обороны «Апраксин» и «Сенявин». Чуть впереди и в стороне шел крейсер «Изумруд».

В 10 ч 34 мин. «Кассуга», сразу же поддержанный всеми японскими броненосцами, открыл огонь. «Изумруд» внезапно покинул русский отряд, развил полный ход и удалился на восток. Он пытался удрать. Того это видел, он видел также, что «Ситозе», устремившийся за ним, не поспевает его перехватить. Ну и пусть. Можно позволить мелкой добыче ускользнуть. Главное – не упустить основную. А основные силы, вернее, то, что осталось от основных сил русской эскадры, были перед Того. Окруженные превосходящими силами противника, русские корабли снова подверглись беспощадному истреблению.

Стрельба продолжалась уже девять минут, когда один из офицеров, стоявших рядом с Того, произнес несколько слов, среди которых промелькнуло «Николай I». Что-то происходило на борту русского броненосца.

На мачте корабля боевой флаг несколько раз дернулся, затем он опустился до середины мачты. В тот же момент появился сигнал международного кода: X.G.H. – «Сдаюсь».

Того не двигался. Казалось, он оцепенел. Офицеры вокруг застыли в молчании. Они переводили взгляд с адмирала на русские корабли, на которые продолжали сыпаться японские снаряды. У многих из них открылись рты от того, что они увидели в следующее мгновение.

На других русских кораблях почти одновременно спустились русские флаги. И, как только они исчезли из виду, на их место быстро поднялись другие: с восходящим солнцем, национальным японским символом. Это было душераздирающее зрелище. Сердца офицеров забились чаще, ком застрял в горле, у многих на глазах появились слезы.

Того наблюдал за всем этим сухими глазами. Он молча смотрел на японские флаги над русскими кораблями. Русские пушки больше не стреляли, а японские снаряды продолжали рваться на палубах кораблей.

– Адмирал, они сдаются, – произнес один из офицеров. – Прекратить огонь?

Того молчал. Неужели он решил добить безоружного противника? Секунды казались присутствующим нестерпимо длинными.

– Адмирал, они сдаются, – сказал дрожащим голосом начальник штаба. – Дух бушидо требует прекратить огонь.

Того еще раз взглянул на сигнал на «Николае I» и японские флаги на других кораблях.

– Прекратить огонь, – сказал он.

Японские корабли образовали круг вокруг поверженного врага.

Это произошло 28 мая 1905 года в 10 ч 45 мин. утра.


Предисловие | Военные катастрофы на море | Корабль с русским характером (Удивительная одиссея «Рязани»)