home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Каким же голодным приехал Серж! Нет, конечно, не в буквальном смысле. Продуктами заграница, думаю, обеспечена. Серж изголодался по мне. И вел себя как обжора после вынужденного поста.

Утомившись, я задремала, а когда проснулась, Сержа уже не было рядом — он готовил ужин. Я слышала характерные позвякивания на кухне и сладко потягивалась в постели. Надо идти в душ. Или не надо?

Есть хочется. Что он готовит? Только бы не многослойные бутерброды, видеть уже их не могу.

Вытирая волосы в ванной, я вспомнила, что собака сегодня еще негуляная. Я не успела вывести Рэя, потому что приехал Серж.

— Мальчик мой, ты еще жив? — спросила я, заходя на кухню.

— Наполовину, — ответил Серж. — Сейчас подкрепимся и опять возьмемся за жизнь.

— Я не тебя спрашиваю, а Рэя. Сейчас я с ним выйду, утром мы не погуляли.

— Ты? С мокрыми волосами? Глупости. Становись к плите, а я его выведу.

Меню состояло из жареной картошки, даров моря, запеченных с сыром в духовке, салата из овощей, малины со сливками и пирожных-суфле. Возможно, за границей все-таки недоедают.

За ужином я делилась последними новостями: опять повысили квартплату, хулиганы изрисовали стены в подъезде, я самостоятельно провела операцию по поводу аппендицита, тетя Капа собирается в гости в Америку, невестка таки сломалась и прислала приглашение, Ирина поссорилась с мужем, потом помирилась и устраивается на новую работу, Жора Жданов помог найти.

Серж наслаждался покоем, домом, моим присутствием и не проявлял желания говорить о серьезных вещах. Но когда мы перешли в комнату пить чай, именно он первый сказал:

— Кэти, я заезжал на работу. Знаю, ты виделась с Павлом. Что он тебе наговорил? Ты обращаешься со мной, как с больным тяжело.

Я действительно несколько лебезила перед Сержем, приставала к нему с вопросами: «Тебе посолить? Поперчить? А майонезику не хочешь? Кетчуп достать? Тебе не дует под форточкой?» Рвалась мыть посуду, хотя обычно с удовольствием оставляла это занятие Сержу. Принесла ему пуфик под ноги, чтобы удобно было сидеть в кресле. Я суетилась по нескольким причинам: во-первых, мне было жаль Сержа, который, как мавр, сделал свое дело; во-вторых, стыдилась своей шпиономании, абсурдных мыслей и поступков; в-третьих, испугалась собственной дурости — как я могла в последнее время снизить накал тоски по такому замечательному мужчине.

И главное — мне просто доставляло удовольствие ухаживать за ним.

— Что мне сказал Павел Иванович? — переспросила я. — Сказал, что ты похож на цветочек. Распустившуюся розу, например.

Серж опустил ноги на пол и недоуменно уставился на меня:

— Я? Цветочек? Роза? Ты генерала довела до умопомешательства?

— Только в самом начале. А что он обо мне говорил?

— Не жди, что я передавать тебе чужие комплименты буду.

— Ой, не ври! У него чуть инфаркт не случился, коньяком лечились. И ты хочешь сказать, что Павел Иванович ни словом не обмолвился?

Тут Серж хотел проделать со мной одну из своих шпионских штучек: на секунду задумался, погрузился взглядом в мои зрачки и ласково, как о чем-то не важном, поинтересовался:

— А ты не хочешь сама мне рассказать более подробно?

— Не надо! — Я помахала перед его носом пальцем. — Не надо меня гипнотизировать. Тут не явочная квартира. Пароль — отзыв. У вас продается славянский шкаф? Штирлиц живет этажом ниже.

— Кэти, я тебя не понимаю.

Я сама себя плохо понимала. Очевидно, начался психоз беременных: только что лебезила перед человеком, а сейчас готова покусать его.

— Нет, а как, ты предполагал, я должна была вести себя? Узнаю, что ты.., что у тебя не в порядке с биографией, а наутро ты смываешься. Я, рядовая законопослушная гражданка, что? Должна была идти доносить на тебя? Сухари сушить? Слезами обливаться?

— Кэти, мне очень нравится твоя тетя.

— При чем здесь моя тетя?

— Ты сейчас на нее похожа. — Серж говорил, а сам притягивал меня к себе, устраивал на груди и забирался носом в мои волосы. — Родная моя, я виноват тобой, то есть над тобой.

— Оговорки по Фрейду, — буркнула я.

— Ты оставалась в безопасности, а там моя помощь была настоятельно.

— Тебе грозила опасность? — Меня снова шарахнуло в другую эмоциональную плоскость.

— Никогда! Никогда не думай, что мне может грозить какая-то опасность. Нельзя строить отношения на страхе, жалости или ожидании провала. У меня бумажная работа, перекладываю бумажки из одного файла в другой. Ты меня простила?

— Так быстро? И не надейся. Ты мне должен ответить на тысячу вопросов.

— Знаю, и отвечу на все, которые возможно. Еще замучаю тебя рассказами о разных странах и событиях. Но сейчас мне хочется мечтать о нас с тобой, строить планы или просто оставить все, как есть, и радоваться моменту.

— Ответь мне только на один вопрос. Когда Павел Иванович услышал, что я зову тебя Сержем, он сразу взял это на заметку. Но и сам один раз назвал тебя этим именем. Что оно значит?

— Это был мой рабочий псевдоним. Я подписывал им свои сообщения в Центр. Всегда хотел спросить: как это имя пришло тебе на ум?

Серж не помнил, что сам проговорился!

Я не стала ему напоминать и отделалась шуткой — мол, это имя ему подходит из-за серого цвета глаз.

— В этом году, — мечтал Серж, — на Рождество мы уже не сможем выбраться в Европу. Но в следующем обязательно. Куда бы ты хотела, в Париж или в Рим?

— Никуда я в следующем году на Рождество не попаду.

— Почему?

— Потому что я беременна — а-а-а! — Я завопила от боли: Серж так сжал мои пальцы, что они чуть не хрустнули.

Я отодвинулась от него и стала трясти пальцами в воздухе. Едва не покалечил меня!

— Прости, Кэти, прости!

Молния все-таки ударила. Но поразила не меня. Куда подевалось умение Сержа владеть собой? Лицо его побелело, вытянулось. Он выглядел растерянным, глуповатым и.., и безумно счастливым.

— Кэти! Ты подаришь мне ребенка? — Он попытался взять мои руки в свои, но я их спрятала и отодвинулась в сторону.

— Почему это тебе? — пробормотала я.

— Нет, конечно, нам, нам. Я плохо выразился.

Серж поднялся и стал лихорадочно ходить по комнате.

— Кэти, а ты можешь родить не одного, а нескольких детей? Не сразу, естественно, а постепенно?

Ага, постепенно! Серж претендует на моих детей!

Он уже насчитал двух мальчиков и двух девочек. Я никогда не задумывалась о таком количестве, но братик и сестричка — это, кажется, здорово. Господи, куда меня несет?

Тут хоть бы одного родить.

— Перестань мелькать у меня перед глазами, — сказала я. — Не могу сосредоточиться и подумать.

— Ты хочешь подумать, как мы оформим гражданский брак? — Серж присел на диван рядом со мной и осторожно взял мои руки.

Значит, речь идет о гражданском браке.

Впрочем, минутку, он мог сказать одно, а думать совсем другое.

— Что ты имеешь в виду, говоря «оформим гражданский брак»?

— В ближайшее время пойдем в мэрию и оформим гражданский акт.

— Нас только и ждали в мэрии. Это место называется ЗАГС. А гражданский брак, когда люди живут не расписываясь.

— «Не расписываясь» нам не подходит.

— Почему?

Серж молча смотрел на меня. Такой всех детей у меня заберет и материнских прав лишит. Нет, это и его дети одновременно, конечно.

— Кэти, ты пойдешь со мной в ЗАГС, даже если мне придется тебя изнасильничать.

Увидев, как вытянулось у меня лицо, Серж выругался:

— Дьявол! Я имел в виду — на поводке, как Рэя. Я почти тебя не пугаю.

Это «почти» предполагало обман, шантаж, подкуп и прямое насилие — словом, действия исключительно заманчивые, коль их выполняет Серж.

— А я тебе подарочек купила. Отгадай какой.

— Подарок — это замечательно. Но не пытайся сменить тему разговора, Кэти!

— Мне надо подумать. — Я опустила глаза, чтобы не быть уличенной в благородном желании помучить суженого.

Если быть откровенной с самой собой, то я получила то, на что в глубине души рассчитывала. Но обидно сдаваться быстро.

— Вот медведи, например… — начала я, но Серж перебил:

— Кэти, мы не медведи. Ты не найдешь аргументов против, как я не могу вместо тебя…

Он не нашел слов и показал на свой живот, прижав к нему руки, а потом отведя их вперед и показывая большое пузо.

— Очень доходчиво, — похвалила я.

— Значит, ты согласна?

— С чем? — тянула я время.

— Кэти, не зли меня, пожалуйста, когда я могу быть таким счастливым.

Серж достал из чемодана маленькую бархатную коробочку. Он открыл ее и протянул мне. Внутри лежало кольцо с бриллиантом.

— Совершенно равнодушна к драгоценностям, — вырвалось у меня.

— Очень хорошо, — он вытащил кольцо и надел на мой палец, — у меня будет выгодная жена и экономия денег. Кэти! Я не хочу и не могу принуждать тебя говорить, что ты любишь меня. Ты никогда этого не сказала и.., и не важно. Моей любви хватит на двоих, троих — на целый полк. Так сложились обстоятельства, для меня они сложились очень счастливо, что мы должны пожениться. Потому что у мужа больше прав и возможностей оберегать свою жену, потому что женщина в семье более обороносна, тьфу ты, ну, похожее слово, потому что дети должны иметь настоящего отца, потому что.., дьявол, есть тысячи причин, по которым мы должны пожениться, даже если ты не испытываешь ко мне…

— Я испытываю.

— Что? — Серж опять попытался сломать мне пальцы, но вовремя спохватился. Кэти! — простонал он. — В моей жизни было немало сложных моментов, но, кажется, я никогда не нервничал так, как в эту минуту.

— Я люблю тебя, Серж. Я хочу выйти за тебя замуж и готова родить тебе детский сад.

Серж прикинулся глухим и заставил меня повторить это десяток раз. Я сказала ему на правое ухо, потом на левое, я сказала по очереди его глазам, его лбу, я прошептала его губам. Он всегда добивается того, что хочет.

А я еще норовлю действовать с перевыполнением плана.

Наверное, я никогда не привыкну, что моего мужа в жизни зовут не Серж. Даже в ЗАГСе, когда заведующая, строгая и проникнутая важностью момента женщина, спросила меня, хочу ли я взять в мужья Александра Хворостова, я быстро ответила:

«Нет!» Потом, конечно, поправилась: «То есть да, хочу». Серж хитро улыбнулся, а заведующая решила, что он берет в жены девушку с приветом.


* * * | Девушка с приветом | Примечания