home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

ШЕСТНАДЦАТЬ ЧАСОВ

Это был город, но создавалось впечатление, что в нем не осталось ни единого жителя. То здание без окон и дверей, из которого я вылез через пролом в крыше, замыкало кривой, немощеный тупик. Вокруг дома – все одноэтажные, деревянные и неказистые с виду. Вместо стекол в узких окошках – пленка лилового цвета.

– Эй! – крикнул я. – Эй, бандюги! Есть кто?

Никакого ответа. Советчик тоже молчал. Я пошел вперед, заглядывая в окна, но мало что различая сквозь пленку. Вскоре на дороге обнаружилось перевернутое деревянное ведро и рядом мокрое пятно. Ведро опрокинулось недавно, наверное, кто-то в спешке бросил его…

Я сделал еще несколько шагов, и тут впереди, из узкой двери дома выскочил человек. Босой, в грязной рубахе до колен. Глянув на меня дикими глазами, он, спотыкаясь, припустил через тупик и быстро скрылся в дальнем его конце.

– Стой! – с некоторым опозданием крикнул я. – Эй, погоди!

Тупик вывел на круглую площадь, куда лучеобразно сходились кривые улочки. Посреди площади возвышались большие солнечные часы: выложенный из желтых булыжников круг с плохо отесанным колом в центре. По естественным причинам сейчас часы ничего не показывали, зато дали понять, что пасмурная погода не является обычной для Ссылки.

– А ну, сюда! – внезапно услышал я. – И не думайте, что я вас не вижу!

Я поднял голову и увидел на другой стороне площади крупную женщину в грязно-белом платье, босую.

– Сюда, говорю! – опять крикнула женщина. – Облава!

– Сейчас! – громко ответил я и пошел к ней.

Тут из-за домов появились трое детей в рубахах.

– Где вы были? – строго спросила женщина. – Хотите попасться наемникам? Быстрее!

Поворачиваясь, она скользнула по мне равнодушным взглядом и скрылась в одном из домов вместе с детьми.

– Подождите! – крикнул я и побежал.

Дверь дома, где исчезла незнакомка с детьми, поскрипывала, качаясь на петлях. Я шагнул внутрь и оказался в полутемной комнате с примитивной мебелью. Через затянутое лиловой пленкой окно виднелся заросший травой дворик. И в комнате, и во дворе пусто. Я выругался, не понимая, куда подевалась женщина с детьми. Посмотрел на таймер – пятнадцать часов сорок минут тридцать две секунды. Двадцать минут драгоценного времени уже бессмысленно потрачены. Еще раз оглядевшись, я вышел на улицу.

И увидел людей.

По площади развернутым строем шагали мужчины в одинаковой серой одежде. У каждого в руках оружие, напоминающее небольшой лук хитрой конструкции. Приглядевшись, я понял, что это арбалеты – взведенные и готовые к бою. Я попятился и выглянул на соседнюю улицу. Ее тоже перекрывали незнакомцы в сером.

Попасть в какую-то неведомую облаву и быть схваченным неизвестно кем в первый же час моего пребывания здесь… Нет, это не входило в мои планы. Я собрался нырнуть в дверь одного из домов, когда женский голос произнес:

– Ты псих, да?

Я обернулся, ожидая увидеть крупную женщину, но увидел худую девицу. Одетая в грязно-серую длинную рубаху, ниже меня на голову, со спутанными светлыми волосами, чумазым лицом и, естественно, босая.

– Или просто прикидываешься смельчаком? – добавила она. Голос как будто детский, но с легкой хрипотцой.

– А куда прятаться-то? – спросил я.

– В Норы, ясное дело.

– Норы?

Некоторое время мы рассматривали друг друга, а мужики в сером быстро приближались. Незнакомка окинула взглядом мою одежду и сказала:

– Так ты новенький?

– В смысле? – не понял я. – А, ну да! Попал сюда… – Я глянул на таймер. Пятнадцать часов тридцать семь минут двадцать секунд… – всего двадцать три минуты назад…

– И как раз во время облавы, – констатировала она. – По жизни такой счастливчик или это у тебя полоса везения? Ладно, иди за мной.

Я не привык, чтобы мной командовали какие-то неумытые девицы, однако сейчас выбирать не приходилось. Пришлось идти за незнакомкой в дом.

Тут очень быстро выяснилось, куда подевалась женщина с детьми, – в дальнем углу комнаты под кучей тряпья обнаружилась крышка люка.

– Лезем сюда, – сказала незнакомка. – Я первая. Закроешь его за собой.

Под полом начиналась узкая лестница, девица стала спускаться, и я, последовав ее примеру, захлопнул люк над головой. Стало темно.

– Что это сыплется мне на голову? – спросила она. – Эй, новичок, а ты… да ты ведь в сапогах!

– Ну? – сказал я. – И что?

– Во даешь! А я и не подумала – ты ж только что прибыл. Кожаные?

– Точно. Сафьяновая кожа.

– Слушай, дашь мне их, ладно?

– С чего бы это?

– Так ведь я тебя спасла.

– От этих людей на площади?

– Ну да. Дашь сапоги?

– А кто они? Стражники?

– Сам ты стражник. Откуда они возьмутся в нашей реальности? Это наемники Свена Гленсуса.

«А это кто такой?» – хотел спросить я, но тут в моей голове раздался надсадный вой, быстро перешедший в визг и смолкнувший так же неожиданно, как и начался. Я чуть не свалился на голову спутницы и лишь в последний момент успел схватиться за перекладину.

– Атмосфера реальности Гермениса так насыщена кислородом, что непривычному человеку он бьет в голову, наполняя кровь сверх меры, и это приводит к опьянению, как от вина, – затараторил писклявый голосок в моей голове. – Цитата: «Всеобщая опись реальностей» – том восемьдесят девятый, страница сто двадцать шестая, второй абзац с конца. Что со мной происходит? Организм-носитель, вы слышите мен-я-я?!

– Слышу! – произнес я, морщась, и голос стих.

– Слышишь, тогда почему не отвечаешь? – спросила снизу незнакомка. Кажется, она что-то говорила на протяжении вспышки активности Советчика.

– Ты что-то хотела? – уточнил я, все еще морщась. В голове гудело.

– Слушай, паря, ты действительно псих? Я спросила – как насчет сапог?

– Так что там насчет сапог?

– Отдашь их мне?

– То есть подарить?

– Ну, наконец-то просек. Даже не верится!

– А что, сапоги такая ценность в вашей реальности?

– В нашей, новичок, в нашей! Если успел заметить, ты тоже здесь, и выбраться отсюда не сможешь.

Я мысленно усмехнулся и, скосив глаза, посмотрел на светящийся циферблат таймера. 15.15.02.

– Ты не ответила. Почему сапоги так ценны?

– Не сапоги – кожа вообще. Материю-то мы делаем, хоть и паршивую, но подходящих животных, с которых можно спустить шкуру, здесь нет.

– Что-то мне не хочется дарить тебе сапоги, – заявил я, подумав.

– Ах так? Тогда стой, дальше ты не спускаешься. Двигай назад, понял?

– Какая ты настырная, – сказал я. – Может, они на тебя и не налезут.

– У меня тридцать шестой размер, – обиделась девица. – И вообще, сапоги мне нужны для брата.

Тут меня осенила свежая идея, и я сказал:

– Ну ладно, договорились.

Она явно обрадовалась, не надеясь, по-видимому, отнять у меня сапоги силой.

– Вот и хоро…

– За поцелуй, – добавил я.

– Что? – удивилась она. – Чего?

– По-це-луй, – раздельно повторил я. – Знаешь, что это такое? Ты целоваться вообще умеешь?

– Умею! – отрезала девица и, немного подумав, согласилась: – Ну… и черт с тобой.

– Только ты вначале хорошенько умойся, – добавил я.

– Ах ты, скотина! – произнес возмущенный голос снизу.

– Ну что ты, солнышко, – примирительно сказал я. – Зачем такие слова? Не сердись, кожаные сапоги стоят того. Лет-то тебе сколько?

– Я тебе не солнце, и сколько мне лет, не твое дело! Стой!

– Почему – стой?

– Пришли.

– Да? И что дальше?

– Теперь надо прыгать.

Я посмотрел вниз. Там виднелась большая бесформенная куча, но что это такое, было не понять.

– Ты уверена? – спросил я.

Не отвечая, она прыгнула. Звука удара обо что-то твердое не последовало, но это еще ничего не значило. Прыгать вот так запросто, в темноту, в полную неизвестность, совершенно не хотелось, но в этот момент сверху донесся приглушенный скрип, и я поднял голову. Далеко вверху обозначился квадрат тусклого света – там кто-то открыл люк. Это решило дело, и я прыгнул…

…На спутницу, лежащую лицом вверх на большой куче тряпья. Я упал рядом с ней, растопырив руки. Правая рука опустилась на ее грудь. Девица громко выдохнула и сказала:

– Ах ты!.. – после чего быстро отодвинулась.

– Уиш, – поспешно представился я. – Уиш Салоник.

– Прими мое соболезнование, – сердито ответила она и, повернувшись, соскользнула вниз.

Я последовал ее примеру.

Мы стояли на каменном полу длинного, широкого, тускло освещенного коридора, дальний конец которого терялся в темноте. Слышались плач младенцев, кашель, тихие голоса, бормотание, звяканье, шарканье ног и множество других звуков. То тут, то там горели свечи и факелы, в их неровном свете проступало множество людей, в основном сидящих под стенами.

– Это чего? – спросил я.

– Норы, – ответила она.

– Я вижу, что это не горный хребет. Откуда это взялось?

– Кто его знает… Может, когда-то давно вырыли одноглазые…

– Одноглазые? Кто это?

– Кто, кто! Местные.

– А! Циклопы, – догадался я. – Значит, одноглазые? Они тоже живут в городе?

– Очень мало. Ссыльные почти вытеснили их.

– А что здесь делают все эти люди?

– То же, что и мы. Прячутся.

– От кого?

– Ты что, совсем двинулся? От людей с самострелами.

– Я просто пытаюсь как можно четче прояснить для себя обстановку. Значит, от наемников Глена Свенсуса. Или Свена Гленсуса? Ну хорошо, кто такой этот Гленсус?

– Давай сапоги, Рыжий, – хмуро сказала она.

– А поцелуй?

– Будет тебе поцелуй.

– Ха! Сначала умойся.

– Сукин сын!

Она пошла по коридору, и я поспешно двинулся за ней. Люди, сидящие под стенами, не обращали на нас внимания.

– И кого ищут эти наемники? – продолжал спрашивать я. – Ради чего облава?

– Не знаю! – отрезала она. – Не знаю и знать не хочу… – И тут же с чисто женской логикой добавила: – Может быть, они ищут меня. Может быть, этот скотина Гленсус хочет на мне жениться.

– Местный большой босс хочет на тебе жениться? Ты уверена? Я нахожу, что в это трудно поверить.

Она покосилась на меня и пробормотала что-то вроде «сам хорош».

– А как тебя зовут, лучшая девушка Ссылки? – спросил я, и тут, словно в ответ, справа раздалось:

– Эй, Лата, кого это ты подцепила?

– А, черт! – пробормотала моя спутница. – Ведь говорила – отдай сапоги.

При свете длинной свечи несколько мужиков играли в карты. Они повернули головы к нам, и тот, который говорил, медленно поднялся. Не спеша, вразвалочку, он подошел, шлепая босыми пятками по каменному полу.

– Сиди себе да помалкивай, Ватти, – с вызовом сказала Лата и тихо добавила, обращаясь ко мне: – С девушкой ты очень нахальный. Посмотрю, как ты будешь вести себя с ними.

– Новичок? – осведомился Ватти, показывая в кривой улыбке желтые зубы.

– Уиш Салоник, – радостно представился я, широко улыбаясь и протягивая руку.

– Да, он новичок, – подтвердила Лата. – Оставь, Ватти. Не трогай его.

Мужик посмотрел на мою руку, не делая попыток пожать ее, и перевел взгляд на Лату.

– Ведь я говорил тебе, не связывайся с новичками, пока не узнаешь, за что их сослали. Вдруг он не честный убийца и насильник вроде меня, а растлитель малолетних, щипач или, чего хуже, скокарь? Хорошие у тебя сапоги, братуха.

– Хочешь, чтобы я напустила на тебя Чочу? – угрожающе спросила Лата.

Ватти ухмыльнулся:

– Но твоего братца нет здесь, правда? Твой шибко крутой братец где-то далеко… Значит, новичок? – еще раз осведомился он. – Новички должны платить пошлину за въезд, понимаешь, о чем я?.. Сымай шузы.

– С кого? – спросил я.

Ватти обрадовался:

– Остряк! С кого, да? С себя.

– Проваливай, Ватти! – опять сказала Лата.

– Сымай! – Он достал из-под рубахи длинный ржавый нож. – Если не хочешь, чтобы я их сам снял… вместе с твоими ступнями.

– Ну что, может, попросишь его, чтобы он тебя поцеловал? – тихо спросила Лата. – Надо было слушать меня.

Она, наверное, думала, что я не попрошу…

– Поцелуй меня, братуха, – сказал я, сжимая в кармане рукоятку бритвенного ножика, и потом добавил, куда именно.

Взмахнув ржавым лезвием, он шагнул ко мне, а я заехал ему кулаком в нос. Ватти отшатнулся.

– Ух! – сказал он, и его дружки у стены вскочили.

Ватти облизнулся и произнес:

– Ну, теперь тебе конец, новичок!

В этот момент пронзительный голос завопил на весь коридор:

– Наемники! Они в Норах!!!



* * * | Мир вне закона | * * *