home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Покинув карету, Экуни Рон зашагал столь стремительно, что Трэн Агори едва поспевал за ним. Облаченный в бледно-зеленый дорожный костюм молодой король напряженно глядел вперед, вид имея крайне целеустремленный и решительный. Короткий плащ, застегнутый на левом плече застежкой с эмблемой дома Ронов Суладарских, развевался за спиной. Стояло ясное теплое утро, но порт в королевской части Да Морана выглядел уныло, хотя значительных разрушений буря не принесла.

Стена из белого коралла посверкивала в лучах светила, словно была усыпана мириадами искристых льдинок. Вокруг короля и капитана шли шестеро хорошо вооруженных охранников: трое белых с огнестрельным оружием и трое чернокожих уроженцев Имаджины, вооруженных щитами и саблями.

Они направились вдоль складов, около стен которых лежали груды принесенного волной мусора вперемешку с облачными водорослями и рыхлыми холмами, состоящими из этикеней – если их сегодня же не убрать, не скинуть обратно в океан, они начнут гнить и наполнят мерзким запахом весь порт. Впрочем, Экуни подозревал, что городские бродяги и бедняки быстро растащат «улов» полипов, ведь этикени съедобны.

Гул взволнованных голосов наполнял порт, со стороны причалов доносился стук топоров, треск и лязг. Вокруг сновало множество людей; завидев мундиры дворцовой стражи, народ расступался и, позабыв про дела, глазел на своего короля.

Наконец Экуни остановился. Выброшенная штормом далеко на берег носовая фигура эфироплана проломила стену крайнего склада, обрушив ее. Образовалось нечто вроде лестницы из покореженных досок и балок. Створки ворот упали внутрь, открыв пирамиду заколоченных ящиков и кучу тюков. Часть была вспорота: наружу высыпались опилки, среди которых лежали завернутые в ткань стеклянные изделия, созданные умельцами Тхая. После бури воры проникли на склад и поживились. Возле зияющего на месте ворот пролома переминался с ноги на ногу вооруженный саблей дюжий молодец в широких штанах и фартуке. Должно быть, сын торговца или слуга, караулящий склад в ожидании, пока не придут грузчики, чтобы перенести товар в новое помещение.

– Ваше величество, вы куда?.. – начал Трэн Агори, но Экуни со словами «Хочу увидеть все это сверху» уже поднимался на крышу, ступая по сломанным доскам. Детина рванулся было навстречу, чтобы преградить путь; охрана залязгала оружием, Трэн угрожающе прорычал: «Дорогу королю Суладара!» – и здоровяк, выпучив на Рона глаза, отпрянул.

В несколько прыжков Трэн догнал повелителя. Охранники поднялись следом. Достигнув целого участка крыши, Рон остановился у самого края, расправив плечи и сложив руки на груди. Встав рядом, имаджин окинул взглядом порт.

Поспать этой ночью не удалось ни ему, ни королю. Недавно Трэн и пылающий яростью Экуни Рон возвратились с северного побережья Да Морана, где осматривали дом, в котором, по всей видимости, несколько дней прожили похитители Гельты Алие. Когда король с капитаном дворцовой стражи по пути назад не успели преодолеть еще и половины склона, весь остров содрогнулся, где-то в его каменной груди, глубоко под горой, родился глухой протяжный стон, будто массы гранита и земли сдвинулись. Несколько мгновений Трэну чудилось даже, что темная коническая громада на фоне светлеющего неба мелко дрожит. Не обладая развитым воображением, имаджин тем не менее очень ясно представил себе, как начинается обвал, да не простой обвал – сначала кладка дворца, а после и вся вершина, распадаясь на части, катятся вниз по склонам, погребая под собой пальмовые рощицы, дома и людей; глыбы рушатся в облачную речку, поднимая фонтаны пуха, заваливают ущелье... Но тут землетрясение закончилось, и все стихло. Увы, ненадолго: через мгновение океанские облака, в которых, будто в пышной мыльной пене, купался остров, взбурлили.

Свежий утренний ветерок теребил каштановую бородку короля. Скрестив руки на груди, Рон рассматривал причиненные бурей повреждения. Левое веко его чуть подергивалось. Светило, совсем недавно проснувшееся и еще прохладное, бледное и вялое, глядело на порт с небесной выси – на крыши и стены, земляные дороги и мощеные улицы, плотно утрамбованные ногами грузчиков площадки перед складами, трубы паровых мастерских и мелкие облачные перекаты, наполняющие бухту.

– Что в океане? – спросил Экуни. – Флот Пираньи пока на месте?

Трэн, недавно посылавший пару джиг на разведку, ответил:

– Да. Мои люди сказали, между его эфиропланами появились бочки. Хорошо законопаченные, полые. И еще целые понтоны из краснодрева. Их соединяют досками и канатами... Строят небольшие Плоты.

– В наших водах!

– Точно. И если они начнут двигаться к нам...

Что бы там ни было, связь между похищением Гельты и землетрясением с бурей, по всей видимости, отсутствовала. Но они почти совпали – и теперь королю приходилось разбираться, теряя время, с проблемами в порту, вместо того чтобы немедленно отправиться в погоню.

– Корли, – произнес Трэн. – Идет сюда.

Погрузившийся в размышления Рон вздрогнул, услышав над самым ухом грубый голос имаджина. Голова короля наклонилась, орлиный нос его обратился к лестнице из обломков, мимо подножия которой как раз быстро шел богато одетый толстячок, сопровождаемый двумя помощниками.

– Господин Корли! – громко произнес король. Толстяк удивленно крякнул, услыхав знакомый голос, донесшийся будто с небес.

– Ваше высочество! – вскричал начальник порта и, приподняв полы длинного камзола, стал взбираться по обломкам. – Ваше высочество, то есть ваше величество, что вы там делаете?!

– Разрушения велики? – спросил король, когда господин Корли очутился рядом с ним.

– Не велики, но как бы сказать, как бы сказать... обширны! – затараторил толстяк. – Весь порт чем-то засыпан, каким-то мусором, вонючими этикенями – вот раздолье для бродяг и кошек! – ракушками... Два десятка лодок выбросило на берег, половина безнадежно поломана. Сломан один причал, я уже послал туда плотников.

– А здания?

– Такие, как этот склад, с проломленными стенами, – редкость. Хотя ближе к берегу все же сильно пострадали несколько сараев. Еще крыши...

Экуни кивнул.

– Я понял. Вы справитесь с этим, Корли, не так ли?

– Да, да, без сомнения! А вы видели, как это произошло, видели, ваше величество?

– Нет, – ответил Рон. – Мы были возле дворца.

– Облака будто бешеные стали, они взбесились! – толстяк заломил руки в преувеличенном ужасе. – Я задержался в администрации, знаете ли, дела, много дел, сидел там в своем кабинете под самой крышей, все содрогнулось, и я выскочил на веранду, такой, знаете ли, балкон, который... И вот – даже в темноте было видно: взбурлил океан, поднялись валы, закачались, зашумели... А потом пришла эта волна. Совсем большая волна, ваше величество, и если бы она ударила по острову с востока, со стороны Пятна, то моему порту пришел бы конец. Все стоящие в бухте эфиропланы просто выбросило бы на берег, они бы сломали доки и остальные здания...

– Так откуда пришла волна? – перебил Трэн Агори.

– С севера! – объявил начальник порта. – Определенно – со стороны Тхая. Ночью-то я этого не понял, а вот утром разобрался, мне сказали... Она пришла от пролива Узости, того, что перегорожен Цепью, потом пересекла Бескайское море. И северное побережье Да Морана будто рассекло ее, понимаете... Потому ни у нас, ни в Туземной половине нет существенных разрушений, тем более ту часть прикрывает еще и Атуй. Но вот плантации...

– Дома плантаторов разрушены, – перебил Экуни. – Не все, но большинство. Особенно те, что стояли на берегу. Обвалилось несколько рабских бараков. Что у вас еще, Корли?

– Страховка! – горестно воскликнул тот. – Две яхты – самые легкие из кораблей в бухте, да к тому же стоявшие на мелкооблачных якорях... Их выбросило на берег. Недалеко, к тому же в таком удачном месте, где они ничего не повредили, просто легли там на борт. Одной прорвало куль, а у второй и он остался цел. Так вот, их капитаны потребовали компенсации, ведь яхты находились в водах Да Морана, значит, Королевская Страховая Корпорация Суладара должна оплатить, восполнить...

– Чьи это яхты?

– Одна принадлежит господину привилегированному интенданту, воителю Барту Лакмастеру, вторая – прогулочный кораблик нашего торговца Слампа, хозяина Магазинов. Вот я и думаю: Слампу надо бы заплатить, но господин воитель – ну кто он такой, зачем казне тратить...

– Говорите, яхты пострадали не слишком сильно? А здание корпорации осталось цело... – Король, сощурившись, кинул взгляд на порт. – Вижу, оно не пострадало. Будете проходить мимо, господин Корли, скажите им, что я велел... что я рекомендовал без возражений оплатить ремонт обеих яхт. Не станем портить отношения ни с Плотами, ни с нашими торговцами, не так ли? Трэн, я тут подумал: а флот Влада Пираньи? Могла эта волна разрушить его?

Все трое посмотрели вдаль. Сквозь облачную дымку, висящую над Коралловым океаном, смутно виднелся ряд скорлупок – флот нанятого купеческими воителями пиратского командора.

Трэн Агори буркнул:

– Я не моряк. Точно не могу знать. Разрушить... нет. Но могла сильно потрепать.

Экуни вновь повернулся к начальнику порта:

– А наш флот?

– Он цел, ваше величество, – с готовностью откликнулся толстяк.

– Где сейчас командор Харселл?

– Обычно он ночует в своем, то есть не в своем, а...

– В домике на южном краю Зигзагов, который купил своей молодой любовнице, – перебил Рон. – Это недалеко отсюда. Он скоро будет здесь, если уже не прибыл. Передайте ему мой приказ... не рекомендацию, господин Корли, на этот раз – королевский приказ. Два шержня, драйер и моя скайва, полностью укомплектованные командой, провизией на длительное путешествие и боеприпасами, должны сегодня же обогнуть Да Морана и встать у северного берега. Когда будут там, пусть пришлют во дворец матроса с сообщением. Еще до вечера мы отплывем в направлении Тхая. Если командор будет спрашивать, скажете, что я не назвал точный срок, сколько продлится плавание.

– Три больших эфироплана и королевская яхта... – Корли, пытаясь скрыть удивление, покосился на короля, затем вопросительно махнул рукой в сторону океана и купеческого флота. Начальник порта не сказал ни слова, но Экуни понимал, что он имеет в виду: суладарский флот невелик, даже если считать частные эфиропланы; отсутствие двух шержней, драйера и хорошо вооруженной скайвы Рона сильно ослабит его.

– Не важно, – твердым голосом произнес король и начал спускаться. – Если Влад решит атаковать, мы все равно не сможем противостоять ему.

Охранники заторопились следом. Не обращая больше внимания на начальника порта, Экуни Рон достиг улицы и быстро направился обратно к карете, оставленной на краю порта.

И услышал тяжелые шаги за спиной.

Он не стал оборачиваться, поэтому Трэну Агори пришлось, придерживая у бедра рукоять сабли, оббегать Рона слева. Кажется, чернокожий вознамерился преградить своему повелителю дорогу – в последнее время имаджин вел себя не то чтобы нагло, но слишком уж смело, откровенно высказывал свои чувства и мысли, так как приобрел при дворе изрядный вес: теперь он не только руководил охраной, но и выполнял другие, зачастую тайные задания Экуни.

И все же Трэн не решился остановить короля. Он нагнал Рона только возле кареты, когда слуга уже распахнул дверцу.

– Вы тоже собираетесь плыть! – объявил Трэн Агори.

– Да. – Забираясь внутрь, Экуни не оглянулся. – Останься здесь, проследи, чтобы командор Харселл не медлил. Мы должны отправиться сегодня же.

– Плыть самому! Зачем?!

Усевшись, король наконец посмотрел на имаджина. Глаза Рона блестели, щеки пылали.

– Потому что я в ярости, – отрезал он и захлопнул дверцу.


Глава 10 | Бешенство небес | * * *