home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Существо, которое Фавн Сив назвал бронгом, окончательно оправилось после ранения и парило в десятке локтей позади клиргона, вонзив в дерево зазубренные хитиновые крючки на конце торчащего из морды щупальца. Несколько раз Траки Нес заставлял бронга отцепляться от эфироплана и выполнять несложные воздушные маневры, которые, однако, с каждым разом становились все изощреннее. Двое матросов под руководством бултагарца соорудили длинную веревочную лестницу, один конец которой закрепили на палубе, а второй – на спине живого дирижабля. После этого Траки чуть ли не переселился на бронга, лишь ночевать спускался к себе – они делили каюту с Тулагой, хотя утверждал, что и ночи проводить вскоре станет наверху, так как там есть где спать.

– Есть каюты? – удивился Смолик, услыхав это. – Может, мы купили вам слишком слабые линзы для очков, мой дорогой господин Нес? Мерещится непонятное, э? Надо посмотреть!

В то утро, когда на горизонте показалось побережье Тхая, Смолик, Траки и Гана забрались на бронга. Ветер надувал паруса эфироплана, драйер Аблера Гера плыл на траверзе по левому борту. Он был раза в два крупнее «Дали», с высокой прямой кормой и носом, похожим на лезвие топора.

– Вот они! – Нес показал гостям узкую прореху на краю спины-палубы в задней части живого дирижабля. Та была затянута мутно-прозрачной пленкой, рядом имелся мягкий нарост, и когда бултагарец наступил на него, пленка беззвучно втянулась под горб. – Наш дорогой бронг, наш могучий летающий исполин странным образом сочетает внешний и внутренний скелеты, словно несет в себе свойства насекомого и э... какого-нибудь млекопитающего. Конечно, внутренний скелет его недоразвит в сравнении, к примеру, с человеческим, но все же он есть, и...

– К делу, милейший! – вскричал Смолик, садясь на корточки и заглядывая в прореху, озаренную рассеянным тусклым светом. – Что там у вас? Пахнет не очень. Можем спуститься? – И он полез вниз.

– Тут у нашего дорогого исполина нечто вроде дугообразного искривления ребра, – рассказывал Нес, пока гости спускались. – Или скорее ряд таких искривлений, так что можно говорить о волнообразном строении ребер. Ниже начинается газовый пузырь, но вот здесь... Вообще, господа, бронг является гибридом, в нем наличествуют также и, некоторым образом, растительные свойства... – Обнаружив, что говорит в пустоту, Траки щелкнул языком, поправил очки и улегся животом на палубу, свесив голову.

Гана огляделся. Натянутая на боку страшилы кожа здесь расслаивалась: полупрозрачные половины ее расходились, образуя нечто вроде узкого мешка, а вернее, ряда узких мешков – когда он спустился, Смолик стоял перед вертикальной прорехой, ведущей в соседнее «помещение». Дневной свет лился сквозь боковую «стенку». Толщина кожи, внутри которой угадывались извивы светло-коричневых кровяных сосудов, не позволяла толком разглядеть находящееся снаружи. Вторая «стена», за которой было нутро живого дирижабля, оставалась темной. Позади нее что-то шумело и глухо булькало.

– Каюты? – насмешливо спросил Тео, поднимая лицо к Несу, свесившему голову вниз. – По-вашему, это называется каютой?

– Недоразвитые каюты, – поправил бултагарец. – Они еще не выросли окончательно, понимаете меня, господин капитан? Тут, я полагаю, возможны два ответа. Либо наш дорогой бронг пока слишком мал и не успел вырастить свои каюты, каковые в полноразмерном виде напоминают этакие мешки, раздутые пазухи, горизонтальным рядом украшающие его бока. Либо это уже взрослая особь, но у данного вида, у данной модели каюты навсегда остаются недоразвитыми, а вот у крупных пассажирских образчиков...

– Крупные образчики! – Хохотнув, Смолик хлопнул Тулагу по плечу и полез обратно. – Значит, это у нас вроде лодки или вельбота, а есть и крупные образчики? Всякие? Транспортные и грузовые? Но где они есть?

Вслед за капитаном поднялся Гана. Он молчал и ни о чем не спрашивал, хотя слушал очень внимательно.

Траки Нес вновь поправил очки.

– Откуда мне знать? Я долгое время находился в провале и видел там много необычного... но не внешнее пространство. Почему-то Молчун не водил нас с вождем в описанные вами и этим юношей места. Почему? Я задавал этот вопрос, уже на Да Морана и здесь, на вашем корабле, задавал его Фавн Сиву, но он молчит.

Нес развел руками. Видно было, что он слегка обижен.

– Молчун из ситэков, – сказал Гана. – Они знают про Аквалон больше остальных. Думаю, Квази давно связалось с ними. Ей... ему нужен был кто-то среди людей, чтобы помогали. Может, чтобы лечили его? Следили за его овумами?

– Ага, овумы! – подхватил Тео. – Ну конечно, теперь все ясно. Ситэки смотрели за сохранностью внутренностей Аквалона. Я слышал, раньше Братство было куда больше, у него имелось даже свое войско... Но постепенно канструктианцы, еще до того как церковь раскололась, перебили большую часть ситэков. И теперь, когда оставшимся пришлось совсем туго, понадобились решительные люди, чтобы помочь. Молчун искал именно таких.

– Но я бы тоже мог помочь, я и вождь Опаки, – возразил бултагарец. – Мои знания...

– Ну вы сравнили, мой дорогой. – Тео снисходительно усмехнулся. – Себя и меня. Старика-туземца и этого пусть юного, но сильного и кровожадного пирата. Ладно, господин Нес, что вы там еще обещали нам показать? Пульт... пульт управления?

– Да-да, пульт! – с вновь пробудившимся энтузиазмом подхватил Траки, кивая в сторону кормы, где над палубой возвышался горб. – Я назвал его так по аналогии с соответствующими устройствами, при помощи которых управляют дирижаблями и паровыми составами на востоке... Смотрите-ка, Тхай виден все отчетливее. А вот это – Претория?

Они остановились у борта, глядя вдаль, и Смолик подтвердил:

– Да, Таиты.

– Но почему мы поплыли не прямиком к Тхаю, а взяли на северо-запад? Откуда вы можете знать, что это... то, о чем говорило Квази, опустившееся на Аквалон, – откуда можете знать точное место? И похитители принцессы Гельты? Откуда известно, что они поплыли сюда, к Таитам, а не самым прямым путем к тхайскому побережью?

– Там везде скалы, портов нет, – возразил Тео. – А у капитана Аблера имеется какой-то план. Сегодня мы должны обсудить все это.

– Покажите, как управлять бронгом, – напомнил Тулага, и они направились к корме.

– Между прочим, господа, идем мы сейчас по базальной мембране, которая накрыта гиподермой, – разъяснял по дороге Траки Нес. – В нижней части находится эндокутикула, придающая необходимую гибкость...

Гана уже видел костяной штурвал и рычаги, но все равно подошел ближе, внимательно слушая Неса. То и дело прищелкивая языком, потирая переносицу и кивая своим словам, тот затараторил:

– Так вот, это я называю пультом управления, аналогичные есть на некоторых восточных дирижаблях. Бронг питается светом, да. Как растения. Наша наука...

В этот миг хитиновый панцирь, или, по словам бултагарца, накрытая гиподермой базальная мембрана под ногами вздрогнула, из-под нее донесся протяжный гулкий звук, и весь корпус-тело слегка качнулся: дирижабль будто сглотнул.

– Вот, вот, вы видели, вернее, вы чувствовали? – вскричал Траки почти с восторгом, хватаясь за штурвал и поправляя очки. – У него так называемое гулярное дыхание, понимаете? Нет? Он не... не засасывает воздух, как мы с вами, но проглатывает большими порциями через отверстие под... под гибким мордальным отростком.

– Вы, конечно же, говорите о щупальце на харе этого монстра? – серьезно уточнил Тео.

– Вот именно, вот именно. – Нес вдруг дернулся, отшатнулся и махнул рукой, сжав пальцы перед своим лицом, затем осторожно раздвинул их и потер друг о друга.

– Кого это вы ловите все время? – поинтересовался Смолик, с любопытством наблюдая за ним.

– А, да... существа, – проговорил Траки неразборчиво и тут же, вновь преисполняясь энтузиазмом, вскричал: – Но продолжим, продолжим! Я предполагаю, что бронги умеют, в некотором роде, генерировать броню: то есть быстро наращивать ее там, где необходимо. На пульте управления есть множество бородавок... э, кнопок, назначение которых я пока не вполне уразумел. Хотя то, что они не задействованы в управлении, уже понял. Ну а эти боковые плоскости, похожие на крылья, которые вы имели счастье лицезреть, глядя на бронга с палубы, они покрыты веществом, впитывающим свет. В теле наверняка есть паренхима наподобие той, что составляет растения, она участвует в газообмене и...

Тулага слушал, хотя мало что понимал, а Смолик, которому великоученая, но занудная болтовня Неса быстро надоела, взял да и потянул за матовую кость-рычаг, закругленная головка которой торчала из пульта управления.

Бронг завалился набок. Потом выровнялся.

Пока они с Ганой подымали на ноги свалившегося под бортовым ограждением Неса, тот почему-то молчал, даже не охал, хотя сильно ударился плечом. Когда же он вновь оказался на ногах, стало видно, что глаза бултагарца под перекосившимися очками задумчиво прикрыты, будто он углубился в какие-то свои мысли.

Смолик хотел было толкнуть его кулаком в бок, чтобы ученый дорассказал, как управляться с бронгом, но тут Гана, доставший что-то из-под ворота рубахи, издал громкий шипящий звук.

Бронг вновь качнулся, затем носовая часть его начала приподниматься, конец изогнувшегося щупальца взметнулся над палубой и замер – он будто прислушивался.

– Ты что делаешь, пират? – У Тео внезапно заболели уши, и он удивленно дотронулся до них ладонями. – Это что за свисток?

Гана пояснил:

– Манок для пауногов. Мне дал его Молчун, еще в провале. Звук слишком тонкий для наших ушей. Но бронги, выходит, слышат его.

Они повернулись к Несу, который будто не заметил происходящего: стоял все так же с прикрытыми глазами, о чем-то размышляя.

– А вы знаете, я вот подумал... надо дать ему имя! – наконец объявил бултагарец.

– Что? – удивился Смолик.

– Имя, – с некоторым смущением повторил Нес. – Ведь есть имена, допустим, у кораблей. Ваш клиргон, капитан, зовется «Далью». И я слышал, что даже ваш меч... Да вы и сами говорили...

Тео кивнул:

– Ну да, я назвал его Стерхом. В честь Стерха. Имя необходимо, правильно. Ну что же, ну что же... И какое имя вы хотите дать?

– Джонатан.

– Как? Э... Ну хорошо, пусть будет... а почему, собственно?

Но Траки не успел ответить на этот вопрос: с палубы драйера взвилась сигнальная ракета.

Тео шагнул к борту, всматриваясь. Стоящий на шканцах «Быстрого» высокий моряк сделал несколько жестов.

– Лодка, – произнес капитан. – Они высылают к нам лодку. На ней Гер и Арлея... Ладно, спускаемся. Будем совещаться.

В небольшой каюте Смолика пятеро разместились с трудом. Гане сесть оказалось некуда, так что он остался подпирать плечами переборку. Аблер Гер, положив тяжелые кулаки на колени, выпрямив спину и расправив широкие плечи, говорил:

– Мы приближаемся к Узости, а там Цепь, возле которой придется задержаться. Теперь надо решить, что делать дальше.

Ни Арлея, ни Смолик, ни бултагарец не успели раскрыть рот – в разговор вмешался Гана.

– Куда повезли Гельту, мы не знаем, – произнес он. – Могли сюда, могли высадиться где-то на берегу восточнее. В ваших интересах помочь мне спасти принцессу. Вы заслужите благодарность короля Суладара.

– Заслужим благодарность, если вернем ее королю, а не отдадим тебе, – хмыкнул Тео.

– Я лучше, чем правитель Тхая или Марич Алие, король это поймет. Возьму бронга, полечу вдоль побережья. Имаджинские айклиты редко заплывают в эти облака. Южное побережье Тхая скалистое, там мало таких мест, где эфироплан может бросить якорь. Поэтому смогу найти айклит...

– Что, если тот высадил пассажиров и уплыл? – возразил Аблер Гер.

– Да не важно! – вскричал Смолик. – Кто даст ему бронг? Нашего Джонатанчика? Вы ведь еще не знаете, господа? Господин Нес дал бронгу имя – Джонатан. Так вот, мы не собираемся отдавать его пирату! Арлея, то есть наша смелая хозяйка, старалась, спасала меня, своего верного капитана, заодно добыла это чудо-юдище... так с чего теперь вдруг нам отдавать его?

Тулага пожал плечами:

– Я просто сяду на него и улечу. Кто меня остановит?

– Я, – сказал Тео.

Они взглянули друг на друга: Гана хмуро и серьезно, Смолик с легкой улыбкой. Между ними повисла настолько хорошо ощутимая угроза, что Арлея невольно повела плечами.

– Прекратите! – громко велела она.

– Что прекратить? – спросил Тулага, не отводя взгляда от Смолика.

– Да-да, тут я вынужден поддержать этого пирата: что прекратить? – согласился Тео. – Мы не хватаемся за оружие, а просто играем в гляделки...

И тут заговорил Аблер Гер – очень солидно и уверенно:

– На лодке нас сюда доставили четверо гребцов. Все – бывшие военные моряки, и все хорошо вооружены. Еще с нами телохранитель мисс Арлеи, он снаружи, под дверью. Хотите, чтобы я взял под стражу вас обоих?

– Взять под стражу меня? – удивился Смолик, отрывая наконец взгляд от Тулаги и переводя его на Гера. – Меня – на моем же корабле?

– Это мой корабль, – напомнила Арлея.

Аблер продолжал:

– Вы оба – пираты. Бывшие или нет – не важно, вы мне все равно не нравитесь. Слишком часто я имел дело с вашей братией, чтобы... Короче, капитан де Смол, вы будете слушать все, что я скажу. И подчиняться. Если не хотите, чтобы, как только мы с мисс Арлеей вернулись на «Быстрый», ваш клиргон оказался под огнем его пушек. Тебя, мальчишка, это тоже касается. Хороший выстрел из носового арбалета – и это чудовище разлетится на куски, как только ты попытаешься улететь...

– Он не улетит, – перебил Тео. – Для этого ему придется справиться со мной, что само по себе маловероятно. И с матросами. Отныне каждую ночь на корме будут дежурить трое моряков с приказом без всяких разговоров стрелять в преторианца, если попытается приблизиться. Я не шучу, ты уяснил, пират? Ну ладно, ладно! – Смолик поднял руки, когда Аблер Гер тяжело посмотрел на него. – Мы поняли, оба поняли все, что должны были понять, не правда ли, юный головорез?

Теперь все взглянули на Тулагу. Шрам на его щеке поблескивал тусклым серебром. Не меняя позы, он едва заметно кивнул.

– Хорошо, – сказал Гер. – Значит, сейчас никто никуда не летит. Я продолжаю. Мисс Арлея уже слышала это предложение, я изложил его, пока мы плыли сюда. Теперь повторю: вскоре мы достигнем Цепи. Уже долгое время там командует Гран Челобор. Когда-то мы с ним служили в военном флоте Гроша. После Трехлетней войны я нашел работу на Суладаре, а он нанялся на службу к властителю Тхая. Мы с Граном поговорим. Если недавно сквозь Цепь проплывал айклит с необычной командой, он наверняка запомнил это. Ты прав, пират: айклиты не частые гости здесь. И если он вошел в Таиты – мы узнаем. Более того, возможно, нам удастся получить какие-то намеки на то, куда он направился дальше.

– А если не проплывал? – спросил Тулага.

Поднявшись со стула, Аблер Гер ответил:

– Тогда и будем решать.


* * * | Бешенство небес | * * *