home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Зеленые холмы

– … ручей с растительностью, признаки более плодородной местности к северу. Прошу разрешения вывести вездеход и произвести в этом направлении разведку.

Было трудно обращаться к сплошной пелене бинтов. Картр, вытянувшись, ожидал ответа командора.

– А корабль?

Если бы этикет позволял, сержант Картр пожал бы плечами. Вместо этого он быстро и осторожно ответил :

– Я не техник, сэр. Похоже, корабль полностью выведен из строя.

Вот и сказано достаточно прямо. Снова Картр пожалел, что не видит лица под слоями пласто-кожи. Тишина в кают-компании нарушалась только свистящим тяжелым дыханием Мириона. Пилот все еще не приходил в сознание. Рука Картра нестерпимо болела, и после чистого воздуха снаружи корабельный казался невыносимым.

– Разрешаю. Возвращение в течение десяти часов…

Ответ звучал механически, как будто Вибор был говорящей машиной, воспроизводящей давно записанные звуки. Таков был обычный приказ, который следовало дать при посадке на планету, и он отдал его, как уже делал это бесчисленное множество раз.

Картр отсалютовал и, огибая Мириона, направился к выходу. Он надеялся, что вездеход уже готов к полету. Если же он вышел из строя, придется идти пешком.

Снаружи ждал Зинга с рюкзаком за плечами. В руках он держал мешок Картра.

– Мы вывели вездеход. Заправили горючим из корабельных запасов…

Вообще-то они не имели права так поступать. Но теперь было бы глупо не воспользоваться запасами: все равно «Звездное пламя» больше никогда не взлетит. Картр выбрался из люка и направился к месту стоянки вездехода. Филх уже сидел за управлением, неторопливо проверяя приборы .

– Он полетит?

Голова Филха с прижатым хохолком, похожим на странную гриву, повернулась, и его большие красноватые глаза встретились с глазами сержанта. В его ответе ясно звучала циничная насмешливость, с которой тристиане относятся к жизни.

– Надеюсь. Конечно, есть какая-то вероятность, что через несколько секунд после взлета мы превратимся в облачко пыли. Пристегнитесь, дорогие друзья, пристегнитесь!

Картр сел рядом с Зингой, поджав длинные ноги, и закатанин закрепил ремни. Когти Филха коснулись кнопок. Медленно и осторожно вездеход начал отходить от «Звездного пламени». Когда они достаточно удалились от корабля, Филх рывком поднял вездеход со своим обычным пренебрежением к необходимости приспосабливаться к изменению скорости. Картр с трудом глотнул.

– К реке и вдоль нее на высоте в двадцать футов.

Филх не нуждался в таком приказе. Подобные операции они не раз проводили и ранее. Картр сдвинулся на один-два дюйма вправо к иллюминатору. Зинга сделал то же самое – в противоположную сторону.

Прошло несколько секунд, и они, уже оказавшись над водой, всматривались в опутанную массу яркой зелени на берегах. Картр автоматически классифицировал и инвентаризовал. На этот раз не было необходимости делать подробные записи. Филх включил сканер, так что позже можно будет рассмотреть снимки. Движение вездехода вызывало ветер, который охлаждал их разгоряченные тела. Ноздри Картра улавливали запахи старые и новые. Жизнь внизу не достигла разума: рептилии, птицы, насекомые. Не очень много. Но все же удача дважды сопутствовала им: во-первых, они приземлились близко от края пустыни, во-вторых, планета оказалась типа Арт.

Зинга задумчиво почесал чешуйчатую щеку. Он любил жару, и его жабо растянулось максимально. Картр знал, что закатанин предпочел бы пересечь раскаленный песок пешком. Зинга излучал веселую заинтересованность. Он напоминал Картру офицера из Контроля на тщательно организованной и совершенно безопасной экскурсии. Но Зинга всегда наслаждался жизнью – его долгоживущая раса имеет для этого достаточно времени.

Вездеход летел плавно, негромко жужжа. Не зря был проведен последний профилактический ремонт. Правда, его делали без запасных частей, надеясь на информационные ленты десятилетней давности. Поставили последние имеющиеся конденсаторы. Теперь запчастей практически не осталось.

– Зинга, – неожиданно обратился Картр к товарищу, – ты когда-нибудь бывал в настоящем ремонтно-восстановительном порту Контроля?

– Нет, – жизнерадостно ответил Зинга. – Иногда мне кажется, что это лишь выдумка, сказка для развлечения новобранцев. С тех пор, как я поступил на службу, мы всегда сами делали ремонт, пользуясь тем, что сами ухитрялись раздобыть или украсть. Однажды был настоящий капитальный ремонт, он занял целых три месяца. Нам повезло: мы нашли два разбитых корабля и разобрали их на запчасти. Какое было богатство! Это было на Карбоне четыре…, нет, пять космических лет назад. Тогда в экипаже еще был главный инженер, и он руководил работами. Эй, Филх, как его звали?

– Ратан. Робот с Денеба-II. Мы потеряли его на следующий год в кислотном озере мира Голубой звезды. Прекрасно знал машины. Он ведь и сам был машиной.

– Что случилось с Центральным Контролем и с нами? – медленно спросил Картр. Почему у нас нет должного оборудования, припасов, новых людей?

– Крушение, – резко ответил Филх. – Может быть, Центральный Контроль слишком велик, контролирует слишком много миров, власть его простирается слишком далеко. Или, может быть, он просто состарился. Вспомните секторные

войны, борьбу за власть между вождями секторов. Разве Центральный Контроль не положил бы этому конец, если бы мог?

– Но патруль…

Филх рассмеялся.

– О да, патруль! Мы, выжившие упрямцы и ненормальные. Мы считаем, что мы

– звездный патруль, космонавты и рейнджеры – по-прежнему поддерживаем мир и галактическую законность. Мы же летаем тут и там на кораблях, которые разваливаются на куски, потому что нет специалистов, которые могли бы их отремонтировать. Мы сражаемся с пиратами, отыскиваем забытые пространства… Ради чего? Мы повинуемся приказам, подписанным двумя буквами – ЦК. Мы быстро превращаемся в анахронизм, мы живые, но в то же время мертвые древности. И один за другим исчезаем в пространстве. Нас давно следует поместить в музей как объект, не имеющий практической ценности…

– Что случилось с Центральным Контролем? – вновь спросил Картр и тут же стиснул зубы: от резкого поворота вездехода он ударился рукой о крепкие ребра Зинги и почувствовал жгучую боль.

– Галактическая империя, – объявил закатанин с улыбкой, говорящей о том, что его не слишком интересует эта тема, – Галактическая империя распадается. За пять лет мы утратили связь с большинством секторов. ЦК теперь – только

название, за которым нет никакой власти. В следующем поколении его могут даже

забыть. За ним долгий путь – около трех тысяч лет – и места соединений начали

протекать. Сейчас секторные войны и, как результат, хаос. Мы быстро отступаем назад, и, может быть, отступим очень далеко, в варварство, может быть, забудем о космических полетах. Потом все начнется сначала…

– Может быть, – прозвучала пессимистическая реплика Филха. – Но ни я, ни ты, дорогой друг, не будем свидетелями нового восхода цивилизации.

Зинга кивнул в знак согласия.

– Но это не имеет значения. Мы нашли для себя мир и должны как можно лучше освоить его. Далеко ли мы на картах? – спросил он сержанта.

Они включили карты на экране, карты такие старые, что даты на них казались нелепыми, карты солнц и систем, которые не посещались никем два, три, пять поколений, с которыми Контроль не имел контакта уже пятьсот лет. Картр раньше неделями изучал эти карты. И ни на одной не нашел эту систему. Они оказались слишком далеко, слишком близко к краю Галактики. Катушка с записями и картами этого мира, если она вообще когда-то существовала, давно проржавела в бездействии, забытая много поколений назад в архивах Контроля.

– Нас вообще нет на картах. – он чувствовал какое-то горькое удовлетворение, отвечая так.

– Чистый лист, с которого можно начать, – прокомментировал Зинга. – Филх, эта река…, она как будто расширяется?

Действительно, русло реки становилось шире. Уже некоторое время они летели над зеленью – вначале над кустами и полосками низкорослой растительности, потом появились группы деревьев. Эта животная жизнь… Картр напряг мозг, а вездеход начал подниматься, следуя общему подъему местности.

Теперь ветер доносил сильные приятные запахи – запахи земли, растительности и аромат воды. Они парили над водной поверхностью, внизу течение стало быстрее – река пробивалась между скал. Затем река завернула у мыса, густо заросшего деревьями. И перед ним открылся водопад, до которого было около полумили. Вуаль брызг вздымалась на скалистом береговом плато.

Филх провел когтями по кнопкам приборов. Вездеход полетел медленнее и начал снижаться, держа курс на песчаную полосу, отходившую от скального берега. Они легко опустились. Великолепная посадка! Зинга наклонился и хлопнул Филха по плечу.

– Поздравляю, рейнджер! Прекрасная посадка, просто прекрасная…, – голос у него захрипел, он тщетно пытался имитировать возбужденную туристку.

Картр неуклюже выбрался из кабины и теперь стоял на песке, широко расставив ноги. Перед ним в поросших зеленью камнях журчала вода. Картр

почувствовал под ее поверхностью присутствие маленьких живых существ, занятых своими делами. Он опустился на колени и погрузил руки в прохладную воду. Вода увлажнила края рукавов, смочила запястья. Она была чистой, прохладной, и он не мог справиться с искушением.

– Искупаемся? – спросил Зинга. – Я уже иду.

Картр расстегнул многочисленные пряжки одежды и осторожно вынул руку из перевязи. Филх, скрестив ноги, сидел на песке. На его тонком лице явно было написано неодобрение. Ни за что на свете Филх добровольно не коснулся бы воды.

Сержант не мог сдержать восклицания удовольствия, когда вода коснулась его тела. Она поднималась до лодыжек, до колен, потом до пояса, а он брел, осторожно нащупывая дно. Зинга бросился в воду и, добравшись до глубокого места, поплыл поперек течения. Картр сожалел, что у него болит рука и он не может присоединиться к закатанину. Он мог лишь окунуться и смыть с себя корабельную грязь, следы слишком долгого пути.

– Если вы кончили это новоизобретенное безумство, – послышался голос Филха, – я могу вам напомнить, что нам еще нужно заняться работой.

Картр был почти готов отказаться. Ему никуда не хотелось идти. Но узы дисциплины привели его обратно на песчаный берег, где он с помощью тристианина вновь облачился в ненавистный костюм. Зинга плыл против течения, и Картр время от времени видел желто-серое тело закатанина в тумане и водяных брызгах. Он послал мысленный призыв.

Но тут его отвлекла птица, пролетавшая над их головами вспышкой яркого света. Филх стоял с протянутой рукой, из горла его вылетал чистый свист. Птица изменила направление полета и повернула к ним. Потом села на коготь большого пальца тристианина и ответила на его свист чистыми, певучими звуками. Ee голубые перья отливали металлическим блеском. Некоторое время она отвечала Филху, потом снова поднялась в воздух и полетела над водой. Гребешок тристианина вздымался гордо и высоко. Картр перевел дыхание.

– Какая красавица! – отдал он должное птице.

Филх кивнул, но в его ответе прозвучала нотка печали: – В действительности она не поняла меня…

Из воды вышел Зинга, шипя , как после битвы. Он поднес предмет, который держал в руке, ко рту, пожевал с выражением восторга и проглотил.

– Водные существа великолепны! – заявил он. – Ничего лучше я не ел с Вассара, когда ел там жаркое на обеде у катверов. И жаль, что они такие маленькие.

– Надеюсь, твои иммунологические прививки еще действуют, – едко заметил Картр. – Если ты…

– Позеленею и умру, то это будет только моя вина, – закончил за него закатанин. – Я согласен с тобой. Но из-за свежей пищи стоит умереть. По-моему, формула 1А60 – не лучшая возможная еда. Ну, куда мы теперь направимся?

Картр изучал плато, с которого падала река. Густая зелень выглядела многообещающе. И они не могут углубляться в незнакомую местность с небольшим запасом горючего. Может, вершина холма позволит лучше осмотреть окрестности? Он предложил лететь туда.

– Вверх так вверх, – Филх вернулся на сидение. – Но не более полумили, если не хотите возвращаться пешком.

На этот раз вездеход поднимался медленно. Картр знал, что Филх экономит горючее, выжимая последние капли энергии из вездехода, но сержанту совсем не хотелось тащиться к «Звездному пламени» пешком.

Оказалось, что на вершине утеса нет посадочной площадки. Деревья жались к самому берегу, создавая сплошной зеленый ковер. Но в четверти мили от водопада они нашли остров. В сущности, маленькую столовую гору с ровной площадкой. Филх посадил вездеход так, что с обеих сторон от края их отделяло не более четырех футов. Камень на солнце накалился. Картр вышел из вездехода и достал бинокль.

По обоим берегам реки деревья и кусты стояли почти сразу сплошной стеной. Но к северу виднелись холмы, а река пересекала равнину. Картр укладывал бинокль, когда почувствовал чужую жизнь.

Внизу к берегу реки из леса вышло коричневое мохнатое животное. Оно село у реки на задние лапы и погрузило передние конечности в поток. В воздухе блеснуло серебро, и какой-то житель воды забился в челюстях животного .

– Великолепно! – отдал должное мастерству охотника Зинга. – Я бы не смог этого сделать лучше. Ни одного лишнего движения!

Картр осторожно коснулся мозга за обросшим шерстью черепом. Как будто есть разум особого типа. Картр решил, что сможет с ним контактировать, если захочет. Но это животное не знает людей или похожих на них существ. Неужели на этой дикой планете нет господствующей формы жизни?

Он произнес это вслух, и Филх ответил ему:

– Неужели при посадке у тебя от удара свихнулись мозги? Дикие участки можно найти на многих планетах. И если существо внизу не знает более сильных созданий, чем оно само, это еще ничего не доказывает…

Зинга смотрел на отдаленную равнину и холмы.

– Зеленые холмы, – пробормотал он. Зеленые холмы и река, полная великолепной добычи. Дух космоса еще раз улыбнулся нам. Ты хочешь задать вопросы нашему другу – рыболову?

– Нет. И он не один. Кто-то несется за той группой остроконечных деревьев. И есть еще и другие. Они боятся друг друга, живут по закону когтя и клыка.

– Примитивная жизнь, – заключил Филх и великодушно добавил, – нет, может, ты и прав, Картр. Возможно, на этой планете не господствуют ни люди, ни бемми.

– Не верю! – Зинга поднял до предела внешние и внутренние веки. – Хочу сразиться с разумным чудовищем!..

Картр улыбнулся. Почему-то ему всегда казалось, что мозг Зинги, унаследовавший особенности его предков-рептилий, ближе к человеческому по характеру мыслительных процессов, чем холодная отчужденность Филха. Зинга погружался в жизнь с интересом и энергией, а тристианин, несмотря на внешнюю увлеченность, все же оставался сторонним наблюдателем.

– Может, мы сумеем найти в тех холмах поселок твоих разумных чудовищ,

– предложил Картр. – Как, Филх, попробуем добраться туда?

– Нет, – Филх указал на счетчик. У нас ровно столько горючего, чтобы только добраться до корабля.

– Если все мы задержим дыхание и будем толкать…, – пробормотал закатанин. – Ну, ладно. А если горючего не хватит, мы пойдем пешком. Нет ничего лучше, чем чувствовать горячий песок между пальцами ног…

Он томно вздохнул.

Вездеход поднялся, испугав мохнатого рыболова. Животное сидело, подняв передние лапы, с которых капала вода, и смотрело им вслед. Картр уловил его изумление, которое явно преобладало над страхом. У животного было мало врагов и совсем не было летающих по воздуху. Когда вездеход развернулся, Картр послал мысль с призывом доброй воли, обращенным к примитивному мозгу. Он оглянулся. Животное встало на задние конечности и стояло, как человек, опустив передние лапы и провожая их взглядом.

Они так низко летели над водопадом, что их забрызгало с головы до ног. Картр прикусил губу. Характер Филха? Или машине действительно не хватает мощности? У него не было желания задавать этот вопрос открыто.

Возвращаться по реке – значит сильно удлиннить путь, – заметил Зинга.

– Если мы полетим прямо над пустыней, то наткнемся на корабль…

Картр кивнул.

– Как, Филх, будем держаться воды или нет?

Тристианин сгорбил плечи: это у него означало пожатие плечами.

– Пожалуй, так будет быстрее.

И он повернул нос вездехода вправо. Они расстались с ниткой реки. Под ними лежал ковер деревьев, затем показалась поляна, поросшая кустарником. На ней паслись пять рыжевато-коричневых животных. Одно из них подняло голову, и солнце сверкнуло на длинных мощных рогах.

– Интересно, бывают ли у них ссоры с вашим другом с реки? – пробормотал Зинга. – У него были такие когти… А эти рога вовсе не украшение. А может, у них какой-то договор о ненападении…

– Или они большую часть времени проводят в смертельных схватках, – заметил Филх.

– Знаешь, ты очень полезный бемми, мой друг, – Зинга смотрел на затылок головы с гребешком. – С тобой не нужно ожидать худшего: ты уже все сформулировал. Что бы мы делали без твоих предсказаний будущего?

Деревья и кусты внизу становились реже. Все чаще и чаще появлялись скалы, участки обожженной голой земли и странно изогнутые растения, характерные для пустыни.

– Подожди! – Картр схватил Филха за плечо. – Направо, вон там!

Вездеход послушно нырнул, и спустился на полоску ровной земли. Картр выбрался из кабины и, раздвигая кустарник, вышел на край того, что видел с воздуха. Остальные присоединились к нему.

Зинга опустился на колено и коснулся белой поверхности.

– Искусственное, – заключил он.

Эту поверхность закрывал песок. Лишь по какой-то прихоти ветра часть ее обнажилась. Покрытие, искусственное покрытие.

Зинга пошел направо, Филх – налево. Пройдя примерно сорок футов, они присели и ножами принялись ковырять почву. Через несколько секунд у обоих обнажилась твердая поверхность.

– Дорога! – заключил Картр. – Транспортировка по поверхности. Давно ли это было, как вы думаете?

Филх пропустил сквозь пальцы-когти песок.

– Тут сухо и жарко, а бури, я думаю, бывают нечасто. К тому же растительность… Может быть, и десять лет, и сто, и…

– … и десять тысяч! – закончил за него Картр. Но его внутреннее возбуждение все росло. Здесь была высшая форма жизни! Люди… или какие-то другие разумные существа построили эту дорогу для передвижения. А дороги обычно ведут к…

Сержант повернулся к Филху.

– Как ты думаешь, на корабле хватит топлива, чтоб мы смогли вернуться сюда с установленным следоискателем?

Филх задумался.

– Возможно… Если топливо не понадобится для чего-нибудь другого.

Возбуждение Картра спало. Конечно, горючее понадобится для другой работы. Если они оставят корабль, нужно будет перевезти командора и Мириона, припасы, все необходимое для лагеря в более пригодное для жизни место. Он с сожалением пнул ногой покрытие. Раньше его долгом и удовольствием было бы проследить за этой нитью, выйти к ее началу. Теперь его долг – забыть о ней. Картр тяжело двинулся к вездеходу. Все молчали, когда машина поднялась в воздух .


Последняя посадка | Последняя посадка | Мятеж