home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Город

В конце концов рейнджеры бросили жребий, кому быть пилотом, и выбор пал на Рольтха. В глубине души Картр был доволен. Лететь с Рольтхом в качестве пилота – это означало ночной полет. Конечно же, разумнее приближаться к чужому городу под покровом ночи. И в конце концов именно Рольтх открыл маяк.

Они двинулись в сумерках. Рационы и спальные мешки сунули под сидение. Взяли и единственный оставшийся разрушитель. На этом настоял Джексен.

Когда они летели в прохладной полутьме, Рольтх негромко напевал одну из воющих песен своего сумеречного мира. Темные глаза без защитных очков живо блестели на его бледном лице.

Картр откинулся на спинку сидения и смотрел на местность внизу, которая из зеленой становилась синеватой. На всякий случай он нацелил искатель. Теперь, если они пролетят над достаточно большим искусственным сооружением, он будет знать об этом.

Холмы внизу были полны жизни. Хищные звери бродили там в поисках добычи. Однажды, когда до них долетел дикий рев, Картр прочел в нем гнев и раздражение охотника, который промахнулся в прыжке и должен снова выслеживать добычу. Но людей внизу не было – никаких признаков человека.

Следоискатель щелкнул. Картр подался вперед и всмотрелся в шкалу. Только один пункт. И к тому же небольшой. Но – сделанный человеком. Может быть, здание, давно погребенное. Во всяком случае, не маяк.

И тут же в темнеющее небо взметнулся луч. Но то, что лежало внизу, не имело к нему никакого отношения.

Попадалось все больше холмов. Рольтх пролетел над ними, иногда едва не касаясь вершин. Потом холмы начали понижаться, как гигантская лестница, ведущая на равнину.

Теперь стало ясно видно, что находится в центре равнины. Яркий свет, и не только ярко-желтый, но и изумрудный, рубиновый, сапфировый! Горсть гигантских жемчужин пульсировала в ночи яркими красками.

Картр бывал в развалинах Калхина – игольчатые башни и радужные купола, человеческая цивилизация не могла понять сущности этой жизни. Он видел закрытый Тантор, видел знаменитый город у моря, построенный заключенными в камень живыми организмами под водами Парта. Но это… Странно знакомое и в то же время чужое. Оно притягивало и отталкивало его в одно и то же время.

Картр взял на себя управление, давая возможность Рольтху надеть очки. То, что для сержанта было ярким светом, совершенно ослепляло фальтхарианина.

– Полетим прямо или сначала разведаем? – спросил Рольтх.

Картр нахмурился, посылая вперед ищущую мысль – осторожная проба хирурга, прощупывающего больное место.

Он коснулся мозга и в тот же момент отпрянул, почувствовав, что этот мозг насторожился. То, что он обнаружил, было так удивительно, что Картр не смог сразу ответить на вопрос. Наконец, он произнес:

– Разведаем…

Рольтх сбросил скорость. Вездеход пошел по дуге, огибая источник света.

– Не могу поверить! – голос Картра выдал его изумление.

– Там есть жители?

– Один. Но уж это точно. Я вступил в контакт с мозгом обитателя Арктура-III.

– Пираты?

– В открытом городе с этим все выдающим светом? Хотя, может быть, ты и прав. Здесь они могут чувствовать себя в безопасности. Будь осторожен. Я не хочу нарваться на луч бластера. А пираты сначала стреляют, а потом спрашивают твое имя и название планеты. Особенно если видят знак кометы!

– Он почувствовал твое присутствие?

– Кто может сказать это об арктурианине? Возможно.

– Их много?

– Я сразу прервал контакт. Так что не знаю.

Следоискатель затрещал. Следовало выключить запись. С этого момента доклады разведчиков будут устными. Вездеход медленно скользил к зданиям, окруженным густой растительностью.

– Смотри! – Рольтх указал налево. – Здесь есть посадочные площадки. Может, сядем и пойдем дальше пешком?

Вскоре они нашли то, что искали – небольшую посадочную площадку на вершине башни. Башня казалась маленькой по сравнению с окружающими зданиями, хотя площадка находилась на высоте сорока этажей над поверхностью земли. Отсюда можно было хорошо рассмотреть местность.

Они опустились. И сразу же Картр повернулся и направил бластер на черную фигуру. Он попробовал мозговой контакт и тут же отступил. Рольтх прошептал:

– Робот… Может быть, охранник… – и поднял вездеход над головой фигуры.

Как только вездеход покинул площадку, робот-охранник или механик – остановился. Потом неуклюже повернулся и отступил в тень. Напряжение спало. Металлический робот мог сжечь их раньше, чем они увидели его. Конечно, это мог быть и механик, но рисковать не следовало.

– Больше на посадочные площадки не садимся, – сказал Картр, и Рольтх с готовностью согласился.

– Эти штуки могут быть настроены на голос или ключевое слово. Дай им неверный ответ, и они расправятся с тобой…

– Подожди, – Картр убрал бластер. – Мы судим об этом городе по собственной цивилизации. – Он сощурился от ярко-зеленого света и посмотрел на шкалу. – Для искателя всегда найдется что-нибудь новое, если он идет с открытым мозгом…

– И бластером наготове! – добавил Рольтх. – Да, я знаю все это. Но человеческая природа остается человеческой природой, и я предпочитаю быть осторожным, чем мертвым. Погляди, видишь квадраты мостовой между зданиями? Может, сядем там? По крайней мере, не вызовем никакой тревоги…

– Пожалуй. Можешь сесть за тем большим блоком? Мы скроемся в тени от него…

Рольтх не выжимал из вездехода такую скорость, как Филх, но в таком деле его осторожность была предпочтительней безудержному презрению тристианина к узам тяготения. Приземление потребовало добрых пяти минут сложных маневров, но сел он точно в центре той тени, на которую указал Картр.

Не покидая сидений, они ожидали появления роботов, любого движения, в котором могла быть заключена угроза.

– Город не место для игры в прятки, – сказал, наконец, Рольтх. – Я чувствую, что за нами наблюдают… Может быть, оттуда…

Он ткнул пальцем в черные окна, выходящие на площадь.

Странное ощущение, как будто сотни глаз смотрят на тебя из тьмы. Картр тоже испытывал его. Но его способности говорили, что это ложное чувство.

– Здесь нет ничего живого, – заверил он фальтхарианина.

– Даже роботов нет.

Они вылезли из вездехода и пошли, огибая угол ближайшего здания, держась в тени и перебегая освещенные участки. Рольтх провел пальцем по стене у себя над плечом.

– Старая, очень старая. Следы выветривания.

– Но огни? Как долго они могут гореть? – спросил Картр.

– Спроси об этом своего друга с Арктура. Может быть, он привел их в действие. Кто знает?

Здания, мимо которых они проходили, были лишены украшений, стены гладкие, все детали строго функциональны, но в целом создавалось впечатление гармонии. Такая гармония

– порождение высокоразвитой цивилизации, для которой город – единый организм, а не набор индивидуальных жилищ разных вкусов и периодов. Пока Картру не встретилось ни одной надписи.

Рольтх через равные промежутки времени включал свой голубой фонарь, освещая стены. Когда они будут возвращаться, ему будет достаточно провести лучом по стенам, и голубые круги на них укажут обратный путь.

Рейнджеры обогнули здание, выходящее на площадь, и оказались на улице. Тут их ноги почти по щиколотку погрузились в густой покров растительности. Вся мостовая заросла травой. Впереди, на расстоянии в полквартала, сквозь щель между зданиями пробивался яркий свет. Они осторожно приблизились и увидели фонтан радужного блеска и воды. Вода падала в бассейн, край которого был проломлен. Маленький ручеек пробил себе дорогу в дерне и уходил в отверстия древней мостовой.

– Никого нет, – прошептал Картр.

Он не мог бы объяснить, почему шепчет, но его не оставляло впечатление, что за ними следят. Он чувствовал, что должен осторожно пробираться в тени зданий, иначе привлечет внимание… Кого?

Они осмелились покинуть защиту тьмы и подошли к краю бассейна. Теперь сквозь брызги воды и свет можно было разглядеть центральную колонну. На ней стояла фигура больше натуральной величины, если, конечно, жители зданий не были гигантами. И статуя была сделана не из камня, а из какого-то белого материала, на котором время не оставило следов. При виде статуи и Картр, и Рольтх замерли на полушаге.

Это была девушка с поднятыми над головой руками, с гривой волос, свободно падающих до тонкой талии. В поднятых руках она держала им обоим знакомый символ – пятиконечную звезду. Из лучей звезды вырывались струи воды. А девушка… Девушка была не бемми, она была таким же гуманоидом, как и они.

– Это Полета, дух весеннего дождя… – Картр вспомнил легенду своей сожженной планеты.

– Нет, это Ксити Морозная! – у Рольтха тоже нашлись воспоминания, связанные с его тенистым, холодным миром.

На секунду они почти гневно взглянули друг на друга, потом оба улыбнулись.

– Она и то, и другое… И ничего из этого… – сказал Рольтх. – У этих людей был свой идеал красоты. Но по глазам и волосам ясно, что она не с Фальтхара. А по ушам видно, что она не из ваших…

– Но почему? – Картр в изумлении смотрел на статую.

– Почему же кажется, что я всегда знал ее? И эта звезда…

– Обычный символ. Ее можно видеть на сотнях планет. Нет, она просто идеал красоты, а потому действует и на нас.

Они неохотно оставили фонтан и вышли на широкую улицу, ведущую прямо к центру города. Время от времени в воздухе перед зданиями появлялись непонятные светящиеся знаки. Рейнджеры миновали помещения, которые могли служить магазинами, видели паутину проводов, уходящих в окна. Вдруг Картр схватил Рольтха за руку и быстро увлек под прикрытие двери.

– Робот! – сержант почти прижался губами к уху товарища.

– Я думаю, он патрулирует.

– Мы можем избежать его?

– Зависит от того, какого он типа.

Они могли руководствоваться только прошлым опытом, они знали, что патрули роботов смертельно опасны. Те, с которыми им приходилось иметь дело, могли быть ликвидированы только путем замыкания. А это трудная и опасная операция. В противном случае робот сжигает все, что не вписывается в охраняемое им место и не может отозваться условленным паролем. Именно этого опасались рейнджеры на посадочной площадке. Теперь же, когда у них не было вездехода, обеспечивающего возможность быстрого отступления, встреча с таким роботом была еще опасней…

– Либо робот местный, либо…

– Либо его привез арктурианин, – закончил Рольтх. – В последнем случае мы знаем, как с ним справиться. С туземным же…

Он перестал шептать, услышав слабый звон металла о камень. Картр выпрямился и посветил фонариком над головой. Дверь, в проеме которой они укрылись, была невысока. Над ней виднелся карниз, а еще выше – темное окно. У Картра начал складываться план.

– Внутрь…, – сказал он Рольтху. – Постарайся добраться до второго этажа и через окно выбраться на карниз. Я отвлеку внимание робота, а ты сможешь сверху выжечь его мозг…

Рольтх скользнул во тьму, которая для него не была препятствием. Картр прислонился к двери. С неприятным ощущением в желудке он подумал, что начинается состязание в скорости. Если робот появится раньше, чем Рольтх доберется до карниза… И если он, Картр, не сумеет уклониться от первого нападения патрульного!.. К счастью, ему не пришлось слишком долго размышлять над этими возможностями.

Он увидел патрульного. Тот находился в конце квартала. Его металлическое тело отражало пляшущие огни. Сержант был почти уверен, что в галактических городах такого робота он раньше не видел. Круглый купол головы, паучья тонкость рук и ног, грациозность и легкость движений – все соответствовало архитектуре города.

Робот приближался спокойно и неторопливо. Перед каждой дверью он останавливался и освещал пространство за ней лучом, исходящим из головы. Очевидно, это был обычный обход.

Тут сержант вздохнул с облегчением. Рольтх добрался до карниза и теперь лежал вне поля зрения робота. Если только робот обычного образца и его можно замкнуть через голову!

Добравшись до соседней двери, робот остановился. Картр замер. Дело могло обернуться хуже, чем он думал. Должно быть, робот обладал какими-то особо чувствительными органами. Он заподозрил присутствие чужих. Свет не вспыхнул, и робот стоял неподвижно, как будто удивляясь или принимая решение.

Может, посылает в какой-то центр сигнал тревоги?

Но вот рука его шевельнулась.

– Картр!

Хотя Картр не обладал ночным зрением, в этом предупреждении он не нуждался. Он уже понял, что собирается делать патрульный. Картр упал и рывком откатился в сторону. И тут же вспыхнуло обжигающее пламя, превратившее вход в пылающий ад. Только тренированные мышцы и шестое чувство – чувство реальной опасности – спасли его от участи сгореть в этом аду.

Потрясенный, он пополз на животе. Подальше от этого всесожжения! Будет ли робот его преследовать?

Звук шагов…

– Картр! Картр!

Он уже сидел, когда Рольтх вылетел из-за угла и чуть не упал на него.

– Ты ранен? Он задел тебя?

Картр криво усмехнулся. Хорошо быть живым. Он сморщился, когда руки Рольтха коснулись обожженной кожи.

– Что с…

– С мешком железа? Я выжег дырку в его голове, и он упал. Он не задел тебя?

– Нет.

Погибший робот кое-что разъяснил относительно создавшей его цивилизации. Они использовали атомную энергию… Картр с отвращением посмотрел на след взрыва. Прожечь такую дыру в центре города, чтобы убрать кого-то! Интересно, что бы они подумали о парализующих ружьях?

С помощью Рольтха Картр встал. Он надеялся, что не сломал вторично запястье, и что боль в руке – лишь следствие удара при падении.

– У меня такое чувство… – начал Картр и обрадовался, что Рольтх не убрал руку. Он чуть не упал, но Рольтх удержал. – Такое чувство, что нам лучше побыстрее убраться отсюда…

Его преследовало воспоминание о паузе перед нападением робота. Картр был уверен, что патрульный послал сообщение… Куда? Если город управлялся машинами, действующими поколение за поколением после смерти последнего жителя, тогда такое сообщение не представляло угрозы. Разве что будут приведены в действие другие машины. Но если робот контролировался арктурианином, тогда рейнджеры успешно отразили первое нападение лишь для того, чтобы встретиться с новым, гораздо более опасным.

Когда Картр высказал свои соображения вслух, Рольтх согласился с ним.

– Мы не можем возвращаться прежним путем. – фальтхарианин указал на огненное пятно, бывшее прежде дверью. – К тому же на улице нас могут поджидать. Послушай, этот город чем-то напоминает мне Стиллу…

– Слышал о ней, но никогда не был там.

– Столица Лидиаса-I, – нетерпеливо сказал Рольтх. – Там население старомодное и все еще живет в больших городах. У них есть система подземных коммуникаций.

– Гм-м… – Картру не составило труда сделать вывод. – Идти вниз и постараться найти выход. Ладно. Сейчас самое время уходить. Поищем спуск.

Но, к их замешательству, пути вниз, по-видимому, не было. Они шли комнатами и залами, проходили мимо обломков мебели и странных машин, над которыми в другое время могли бы размышлять часами. Выхода не было. Им встретились лишь две лестницы, ведущие вверх.

То, что им было нужно, они обнаружили в центре одной из комнат. Темный колодец – черная дыра, в которой фонарь Картра не мог нащупать дна. Однако фонарь все же помог им. Картр неожиданно выронил его. Вскрикнув, он попытался поймать фонарь, но опоздал. Неожиданно Рольтх разразился потоком фраз. В возбуждении он перешел на родной язык, и Картр потребовал, чтобы он перевел.

– Он не упал! Опускается вниз… Опускается!

Сержант заглянул в колодец.

– Антигравитационный спуск! И все еще работает!

Он не мог поверитьсвоим глазам. Может, антигравитационные лучи удерживают лишь небольшой предмет, но человека…

Прежде, чем он успел возразить, Рольтх перегнулся через край.

– Работает! Все в порядке!

И он исчез. Голос его донесся из шахты:

– Стою на воздухе. Присоединяйся! Это прекрасно!

Прекрасно, может быть, для самого Рольтха, который видит, что делает. Спускаться в эту черную пасть, надеясь, что механизм сработает!.. Не в первый раз в своей жизни Картр проклял свое слишком живое воображение. Невольно закрыв глаза, он пробормотал молитву духу космоса и встал на воздух.

Действует! Воздух ощутимо сомкнулся вокруг его тела. Картр спускался, как перышко на ветру. Далеко внизу он увидел голубой свет фонаря Рольтха. Тот уже достиг дна. Картр подобрал ноги и постарался не врезаться в эту светящуюся точку.

– Счастливой посадки! – приветствовал Рольтх сержанта.

– Смотри, что я нашел.

Рольтх обнаружил платформу, переходящую в туннель. К стене тонкой цепочкой был прикраплен маленький экипаж с единственным креслом в центре. Руля не было. Машина не касалась пола, а висела над ним примерно в футе.

Перед сидением располагался пульт с рычажками. Приборы управления? Как с их помощью управлять машиной? Просто углубиться во тьму, рискуя столкнуться неизвестно с чем? Слишком рискованно. Встретиться с батальоном патрульных роботов менее опасно, чем оказаться в ловушке в подземной темноте.

– Сюда!

Картр чуть не подпрыгнул. Второй рейнджер дошел до конца платформы и теперь освещал стену фонариком. Сержант едва видел в тусклом свете. Рольтх что-то обнаружил. Схема пересекающихся линий. Должно быть, план подземных туннелей. В прошлом им приходилось решать и более трудные задачи. Вскоре они знали, какой путь ведет к центру города.

Десять минут спустя они вдвоем втиснулись на узкое сидение. Рольтх нажал две кнопки, а Картр отсоединил цепь. Послышалось слабое гудение. Они понеслись во тьму, и в лицо им ударил затхлый воздух туннеля.


предыдущая глава | Последняя посадка | Жители города