home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Жители города

– Прибыли… – прошептал Рольтх.

Машина пошла медленней, приближаясь к правой стороне туннеля. Впереди забрезжил свет. Должно быть, другая платформа. Им потребовалось ровно пять минут, чтобы добраться до этого места. Другое дело, то ли это место, которое им нужно. Они стремились к пункту, который, по их мнению, находился прямо под большим общественным зданием в центре города.

– Есть кто-нибудь впереди? – спросил Рольтх, полагаясь, как обычно, на способности Картра.

Сержант послал пробную мысль и покачал головой.

– Никого. Либо они не знают об этих путях, либо не интересуются ими.

– Я склонен считать, что не знают.

Фальтхарианин ухватился за перила платформы. Картр выбрался из машины и огляделся. Помещение было, по крайней мере, втрое больше того, из которого начался их путь. Туннели отходили от платформы в нескольких направлениях. Платформа была освещена, но неярко, так что Рольтху не нужно было надевать очки.

– Как же нам отсюда выбраться?

Рольтх осматривал станцию.Другие туннели были перед ними, но первый осмотр не дал указаний на существование выхода. Однако Картр был уверен, что выход здесь имеется. Об этом свидетельствовал воздух – легкий ветерок, более теплый и менее затхлый, он касался их лиц. Рольтх, должно быть, тоже уловил его, потому что он повернулся в направлении, откуда шел ток воздуха.

Следуя за этим чуть ощутимым проводником, они пришли к круглой плоской плите на дне другой шахты. Картр выворачивал шею, пока не заболело в горле. Далеко вверху виднелся слабый свет. Но они же не могут карабкаться… Разочарованный, он повернулся к Рольтху.

– Можно возвращаться…

Но фальтхарианин углубился в изучение панели с кнопками на стене.

– Не думаю. Посмотрим, работает ли!..

Он нажал верхнюю кнопку и тут же сжал плечо товарища: плита начала подниматься, и они вместе с нею взмыли наверх.

Оба рейнджера инстинктивно присели. Картр сглотнул, чтобы уменьшить гудение в ушах. По крайней мере, подумал он с благодарностью, шахта не закрыта сверху. Их не разобьет о крышку.

Дважды пролетали они мимо других платформ, примыкавших к шахте. Картр закрыл глаза. Ощущение бесконечного подъема на лифте было не из приятных. Вряд ли он захочет испытать его снова. Он вспомнил, как некогда испытал приступ паники: во время ремонта корпуса в полете он потерял страхующую веревку и отплыл от корабля. В этот раз ощущение было аналогичным.

– Прибыли…

Картр открыл глаза, удовлетворенный дрожью в голосе Рольтха. Итак, фальтхарианин наслаждался подъемом не больше его.

Где они? Сержант почти на четвереньках сполз с плиты и огляделся. Помещение, в котором они находились, было хорошо освещено. Над головой, поднимаясь на головокружительную высоту, громоздились этаж за этажом галереи, идущие от центра. Но тут Картра отвлек от наблюдения крик Рольтха:

– Она… она ушла!

Фальтхарианин широко раскрытыми глазами смотрел на пол. Плита-лифт, на которой они поднялись, исчезла, и пол, насколько мог видеть Картр, был сплошным, без единой щели.

– Она опустилась. – Теперь Рольтх лучше владел своим голосом. – А сбоку выдвинулся блок и закрыл отверстие.

– Может быть, именно поэтому подземные пути не были обнаружены, – предположил Картр. – Допустим, шахта открывается, когда внизу к платформе из туннеля прибывает машина.

– Пока мы не оставим это проклятое место, я буду держаться подальше от середины помещений, – сказал Рольтх. – Вдруг окажешься на плите в тот момент, когда внизу кто-то прибудет. Настоящая ловушка!

И он осторожно, прощупывая пол при каждом шаге, направился к ближайшей двери. Картр был склонен последовать его примеру. Как заметил фальтхарианин, невозможно предсказать, как начнет действовать древняя механика. Ему в голову пришла мысль: а вдруг именно появление их вездехода активизировало робота и вызвало весь эпизод с патрульным?

Но несколько секунд спустя он ощутил чувство потенциальной угрозы, гораздо более серьезной, чем исходящей от машин. Впереди какое-то неизвестное живое существо. Арктурианин? Нет. Чужой мозг, которого он коснулся, не был так силен. Тот, кто находился впереди, не обладал способностью прощупывать мысли. Пока он не увидит их, Картр может не опасаться, что их присутствие будет обнаружено. Рольтх понял знак сержанта. Оба положили руки на рукоятки бластеров.

Однако зал за первой дверью оказался пуст. Он был квадратным и уставленным скамьями из материала, весьма похожего на молочное стекло. Неяркий свет исходил от стен, и в этом свете молочная поверхность искрилась. В противоположной стене находились две двери, вдвое превышающие рост Картра. На них он увидел скульптурное изображение: стилизованная листва. И именно за этими дверями находился кто-то живой.

Сержант, блокируя все прочие впечатления, сосредоточился только на этой скрытой впереди искре жизни. Он был рад тому, что неизвестный не сенситив, что можно касаться его мозга, не выдавая своего присутствия.

Человек. Сенситивность – 3.5, не больше. При четырех он уже смутно ощутил бы присутствие чужого и забеспокоился, а при пяти немедленно обнаружил бы его присутствие. Однако сержант ощущал лишь упадок духа и умственную усталость. И это не пират. И не пленник пиратов. Впечатление насилия в прошлом или настоящем отсутствовало.

Но …

Картр уже было взялся рукой за широкую ручку двери. Но в этот момент кто-то присоединился к человеку за дверью. После первого же пробного контакта сержант мгновенно отступил. Арктурианин! Он узнал этот мозг и понял, что сам тоже обнаружен. Арктурианин знал, что они здесь, как если бы его взгляд мог проникать сквозь камень. И Картр закусил губу. Арктурианин как будто поймал их на приманку, заставив обнаружить себя. Но если это так… В зеленых глазах рейнджера сверкнуло пламя. Он сделал знак Рольтху.

Тот неохотно убрал руку с бластера. Картр критически осмотрел его, потом взглянул на свою одежду. Блисовая кожа ничем не выдавала пребывание в густых джунглях. Значки со сверкающими кометами по-прежнему блестят на груди и шлемах. И, хотя к ним добавлено изображение стрелы и листа, это все равно знак патруля. Обладатель такого значка имеет право появляться в любом месте галактики без разрешения. В сущности, он сам должен требовать у других объяснения.

Картр потянулся к ручке двери. Обе половинки двери ушли в стены, образовав проход, достаточно широкий для шести человек.

За дверью свет, исходящий от стен, был гораздо ярче, он сосредотачивался на овальном столе в самом центре помещения. За таким столом мог бы собраться весь экипаж крейсера. Стол был выполнен из молочного камня, из того же камня были сделаны и огибающие его скамьи.

За столом неподвижно сидели два человека. Картр успел заметить, что рядом с более высоким, арктурианином, на столе лежит бластер. Увидев знаки патруля, арктурианин быстро вскочил, на лице его появилось изумленное выражение. Второй, меньшего роста, облизал губы, и Картр почувствовал, как его изумление тут же перешло в радость.

– Патруль!

Это произнес арктурианин. В его голосе радость не звучала, но мозговой блок был на месте, и Картр не мог установить, что скрывается за этими черными загадочными глазами.

Эти двое не пираты. Оба одеты в разноцветные туники фантастического покроя – излюбленные одежды упадочных цивилизаций внутренних систем. И бластер на столе был их единственным оружием. Картр двинулся вперед.

– Кто вы такие? – спросил он, подражая манерам и голосу Джексена.

Он никогда раньше не исполнял обязанности патрульного, но пока у него знак кометы, ни один штатский не заподозрит этого.

– Джойу Кумми, лорд вице-сектора Арктура, – почти насмешливо ответил высокий. Он держался с высокомерием, присущим его расе. Это мой секретарь, Фортус Кан. Мы были пассажирами на «Каллеле Х451». На нее напали пираты, и она ушла в овердрайв в поврежденном состоянии. Выйдя из овердрайва, мы обнаружили, что корабельный компьютер вышел из строя, и мы находимся в совершенно незнакомом районе галактики. У нас хватило горючего на две недели полета, а потом мы были вынуждены приземлиться здесь. С тех пор мы все время пытаемся связаться с кем-нибудь, но не знали, что нам удалось. Вы с…

Лорд вице-сектора? К тому же арктурианин. Картр понял, что ступил на опасную почву. Этот Джойу Кумми, решил он, не должен узнать, что патруль вовсе не прибыл спасать потерпевших крушение, что они в таком же положении. Что-то здесь неправильно. И Картр был начеку. Но если нельзя прочесть мозг арктурианина, то нужно хотя бы скрыть собственные мысли.

– Рейнджер Рольтх и сержант Картр, приписанные к «Звездному пламени». Мы обязаны сообщить о вас нашему командиру.

– Значит, вы явились сюда не в связи с нашим сигналом?

Это вступил в разговор Фортус Кан. На его лице появилось выражение разочарования.

– Мы выполняем обычный разведывательный полет, – холодно ответил Картр.

С каждым моментом напряжение усиливалось. Блок арктурианина был мощный, но он не мог скрыть все эмоции. И не пытался.

По шкале сенситивности арктурианин достигал 5.9. Но если Кумми никогда раньше не встречал кого-нибудь из расы Картра, а это маловероятно, так как они почти никогда не улетали со своей планеты, он не мог догадаться, что перед ним 6.6.

Голос Фортуса Кана перешел в вопль.

– Значит, вы не сможете забрать нас отсюда? Вы не можете вызвать помощь!..

Картр покачал головой.

– Я доложу о вашем присутствии командиру. Сколько вас?

– Сто пятьдесят пассажиров и двадцать пять членов экипажа,

– ответил Джойу Кумми. – Как вы добрались до этого места незамеченными? Мы активизировали найденных патрульных роботов.

Его прервал Фортус Кан, и Картр заметил что это рассердило арктурианина.

– Вы уничтожили патрульного? На проспекте Кумми!

Проспект Кумми! Картр понял значение сказанного. Итак, здесь правит лорд вице-сектора, причем в такой форме, что дал свое имя главной улице города.

– Мы дезактивировали робота в городе, который считали покинутым, – ответил Картр. – Поскольку то, что мы здесь обнаружили вас, очень важное открытие, мы прервем разговор и немедленно вернемся в свой лагерь.

– Конечно, – Кумми превратился в исполнительного чиновника. – Мы сумели привести в действие несколько наземных машин. Одна из них отвезет вас…

– Мы полетим, – быстро возразил Картр. – А к вездеходу мы вернемся прежним путем. Долгой жизни, лорд вице-сектора!

Он поднял руку в традиционном приветствии. Но уйти далеко не удалось.

– Вас доставят до вашего вездехода, сержант. Есть и другие роботы-патрульные, и для вас же безопасней, если ваш провожатый будет знать пароль. Мы не можем рисковать членами патруля…

Картр не решился отказаться от такого внешне разумного предложения. И все же… Он знал, что за этим что-то кроется. Он чувствовал холодок страха в позвоночнике, и это чувство в прошлом много раз спасало ему жизнь. Если бы он мог прошупать мозг Фортуса Кана! Но он не решился на это в присутствии арктурианина.

– Я думаю, не стоит возбуждать наших людей сообщением о вашем прибытии, – продолжал лорд, провожая рейнджеров в прихожую. – Конечно, их подбодрит известие об установлении контакта с патрулем. Особенно теперь, когда после пяти месяцев передач по слабенькому коммуникатору мы уже считали, что обречены провести здесь остаток жизни. Но я предпочитаю обсудить положение с вашим командиром, прежде чем вызвать у них надежду. Вы, вероятно, заметили, как реагировал на ваше появление Кан. Он увидел в этом обещание немедленного возвращения к благам цивилизации. И поскольку корабль не сможет забрать всех сразу, нужно провести кое-какую подготовку…

Дважды во время своей речи арктурианин сделал попытку проникнуть в мозг Картра… или установить над ним контроль? Но сержант был начеку и теперь знал, что Кумми получит лишь представление о патрульном корабле, севшем в отдаленном районе, кораблем этим командует бдительный и умелый командир, и с таким человеком трудно будет иметь дело штатскому администратору.

– Я считаю это мудрым решением, лорд вице-сектора, – вставил Картр, воспользовавшись первой паузой. – Значит, вы уже пять месяцев находитесь здесь, в городе?

– Не с самого начала. Аварийная посадка произошла в нескольких милях отсюда. Но при спуске мы зарегистрировали город, и после посадки смогли отыскать его без особого труда. Механизмы города оказались в удивительно исправном состоянии. Конечно, наличие в экипаже Трайора Винка и двух его помощников оказалось дополнительной удачей. Он – техник-механик с линии Капеллы. И здешние машины совершенно поглотили его. Он считает, что обитатели города в некоторых отношениях превосходили нас. Да, нам повезло.

Они пересекли помещение со скрытой ходовой шахтой лифта и вышли на просторный балкон, нависавший над таким огромным залом, что Картр почувствовал себя в нем песчинкой. С балкона в зал вела лестница. Ступени ее были так широки, что, казалось, предназначались для гигантов. Из зала через колоннаду в форме древесных стволов выход вел на улицу.

– Кумбас!

Ожила фигура, прислонившаяся к одной из колонн.

– Отведи патрульных к вездеходу. Я не прощаюсь, сержант,

– Лорд повернулся к Картру. Значительное лицо, великодушно разговаривающее с подчиненным. – Мы скоро снова встретимся. Вы хорошо поработали, и мы вам благодарны. Передайте вашему командиру, что мы ждем от него сообщений.

Картр отсалютовал. Во всяком случае арктурианин не настаивал на том, чтобы сопровождать их до вездехода. Кумми ждал, пока они не уселись в маленький наземный экипаж. Водитель двинул его с места.

Когда они отъехали от здания, Картр обратил внимание на водителя. Этот щетинистый еж черных волос с просветами коричневого, эти длинные челюсти… Так вот почему Кумми отпустил их одних! Неудивительно, что он не считал необходимым самому сопровождать их. Он все равно с ними, хотя и не телесно. Их водитель – капеец, совершенный слуга, чей мозг настроен на волну действия в пользу хозяина.

Как будто что-то скользкое коснулось кожи Картра. У него было врожденное отвращение сенситива к подобным созданиям. И теперь он должен… Сама мысль об этом переворачивала пустой желудок. Худшей задачи он никогда перед собой не ставил. Придется погрузиться в этот мозг так, чтобы хозяин его ничего не заподозрил, и поместить туда ложные воспоминания…

– Куда?

Даже этот голос болезненно отдавался в нервах.

– По этой широкой улице, – сквозь стиснытые зубы приказал Картр.

Он сжал руку Рольтха. Фальтхарианин не шелохнулся, но ответил легким пожатием.

Картр начал. Рот его кривился от отвращения, мозг и тело в равной мере сопротивлялись воле, принуждавшей их. Было даже хуже, чем он ожидал. Контакт иссушал, опустошал его. Но он продолжал. Неожиданно экипаж свернул в проезд и остановился. Во дворе они оставались в машине, пока Картр не довел тошнотворную схватку до конца. Голова капейца упала на грудь, и он осел в кресле водителя.

Рольтх вышел. Картру пришлось напрячь все силы, чтобы последовать за ним. Он ухватился за дверцу и повис. Его тошнило. Рольтх подхватил его трясущееся тело, и с помощью фальтхарианина Картр вышел на улицу.

– Вперед! – слово было произнесено с трудом между приступами рвоты.

– Да, я вижу…

Чувствительные глаза Рольтха улавливали слабый фон радиации. Они находились в четырех кварталах от того места, где робот выстрелил им в дверь. А оттуда они легко найдут дорогу к вездеходу.

Рольтх не задавал вопросов. Он шел рядом, готовый поддержать, излучающий успокоительное тепло искренней дружбы. Чистой! Чистой? Картр подумал, почувствует ли он себя когда-нибудь чистым. Как может сенситив – пусть даже арктурианин – иметь дело с таким существом? Но не нужно думать о капейце.

Когда они добрались до места атомной вспышки, Картр уже шел уверенно. Как только они обнаружили круги, оставленные фонариком фальтхарианина, ходьба сменилась бегом. Когда они добрались до вездехода, Картр сказал:

– Будем уходить ломаным курсом. Возможно, они все же следят за нами.

Рольтх хмыкнул в знак согласия. Вездеход взмыл в воздух. В лицо им ударил холодный ветер, предвестник рассвета. Картру хотелось, чтобы ветер смыл все воспоминания о встрече с кап-псом.

– Ты не хочешь, чтобы они знали о нас? – это был полувопрос, полуутверждение.

– Пусть решает Джексен, – ответил Картр, охваченный всепоглощающей усталостью. Ему хотелось лечь и уснуть, но он не мог. И он заставил себя объяснить Рольтху, чего им следует опасаться в будущем.

– Этот водитель был кап-пес. И что-то здесь подозрительно, крайне подозрительно.

Рольтх не был сенситивом, но как рейнджер знал достаточно. Он выпалил пару слов на своем лающем родном языке.

– Мне пришлось поместить в его мозг ложные воспоминания. Он доложит, что довез нас до вездехода, расскажет, о чем мы разговаривали в пути, укажет направление, в котором мы улетели …

– Так вот что ты делал!

Рольтх отвел взгляд от индикаторов и посмотрел на товарища со смешанным выражением ужаса и восторга.

Картр расслабился и откинул голову на спинку сидения. Теперь, когда они удалились от огней города, на небе появились бледные звезды. Что сделает Джексен? Прикажет ли он соединиться с жителями города? А Кумми? Чем сейчас тот занимается ?

– Ты не доверяешь арктурианину? – спросил Рольтх, когда они легли на правильный курс, ведущий к лагерю.

– Он арктурианин, ты их знаешь. Он лорд вице-сектора, и, несомненно, безраздельно командует в городе. И… он не откажется от власти…

– Значит, он недоволен появлением патруля?

– Возможно. Лорды секторов в наше время своевольны, повсюду идет борьба за власть. Хотел бы я знать, почему он летел на обычном пассажирском корабле. Если он…

– Если он убегал из какого-нибудь горячего места, то он был бы только рад найти здесь новое королевство. Да, я могу это понять, – сказал Рольтх.

Вездеход плавно свернул направо. Рольтх выключил главный двигатель, оставив только экраны парения. Они медленно двигались новым курсом. Это увеличит на час время возвращения, но зато из города их не смогут засечь.

Остальную часть пути они почти не разговаривали. Картр несколько раз начинал дремать и всякий раз просыпался в кошмаре. Мозг его требовал полного отдыха. С трудом он пытался строить планы на будущее. Он доложит ситуацию Джексену. Офицер не доверяет впечатлениям сенситива, он может не поверить беспокойству Картра. А у сержанта не было доказательств тому, что, чем дальше они будут держаться от Кумми, тем лучше. Почему он боится Кумми? Потому что тот арктурианин, тоже сенситив, или из-за кап-пса? Почему он так уверен, что лорд вице-сектора – опасный враг?


Город | Последняя посадка | Рейнджеры держатся вместе