home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Рейнджеры держатся вместе

– И вы должны признать, что его объяснение достаточно правдоподобно…

Картр смотрел на Джексена через плоский каменный обломок, служивший им столом.

– Город прекрасно сохранился, – безжалостно настаивал офицер. – К тому же в отряде с Х451 оказались механики, которые смогли оживить его…

Сержант устало кивнул. Ему следовало бы явиться на это состязание воли с ясным умом и отдохнувшим телом. Он же, напротив, испытывал в этот момент физическую и умственную усталость, с трудом выслушивая неодобрительные замечания Джексена.

– Если все это правда, – Джексен в третий раз повторил то, что казалось ему логичным и разумным заключением, – я не понимаю вашего нежелания, Картр. Если только…. – тут он начал излучать явную враждебность, но уставший Картр не прореагировал на это. – Если только ваше отношение к арктурианину не вызвано личными причинами. – Он замолчал, и его враждебность сменилась чувством, близким к симпатии. – Разве не арктурианин отдал приказ сжечь Илен?

– Насколько мне известно, это вполне возможно. Но не в этом причина моего недоверия к этому Джойу Кумми, – начал было Картр, собрав остатки терпения.

Не было смысла говорить, что Кумми использовал кап-пса. Только сенситив мог понять ужас этого. Джексен нашел объяснение, которое ему кажется разумным, и теперь будет держаться его. Сержант давным-давно понял, что несенситивы относятся с глубоким недоверием к возможностям мысленного контакта, а некоторые даже не признают его существования. Джексен по существу принадлежал к таким. Он поверил бы в способность Картра применительно к животным и чужакам-негуманоидам, но внутренне отвергал возможность чтения человеческого мозга. Спорить нет смысла. Картр вздохнул. Он сделал все, что мог, чтобы предотвратить следующий шаг Джексена. Теперь остается только ждать, пока обнаружится опасность, которую таит в себе город.

* * * И вот они присоединились к уцелевшим с Х451 и признались, вопреки мнению Картра, что их собственный корабль разбит. Джойу Кумми встретил их вежливо и гостеприимно. Вибором занялся корабельный врач. Роскошные помещения, соседствующие с аппартаментами лорда вице-сектора, как с подозрением отметил Картр, были отведены для экипажа и офицеров.

Рейнджерам, однако, оказали более холодный прием. Картру и Рольтху дали понять, что как гуманоиды они считаются равными всем остальным подданным королевства. Но арктурианин Кумми лишь слегка кивнул Зинге и Филху и ничего не сказал о помещении для них. Картр собрал свой маленький отряд в центре большой комнаты, где их, вероятно, нельзя было подслушать.

Когда они, скрестив ноги, сели на пол, Зинга сказал:

– Если вы будете утверждать, что запах этих залов далек от ароматов тех цветов, я с вами соглашусь.

Он повернулся к Картру.

– И долго еще обрывки лояльности будут заставлять тебя мириться с таким положением?

Когти Филха поскребли жесткие чешуйки рук.

– Рейнджеры должны говорить только тогда, когда к ним обращаются. А рейнджеры-бемми должны позволять своим господам решать, что для них лучше. Они должны быть исполнительными, скромными и знать свое место.

Картр сдерживался с той самой поры, когда его мнением пренебрегли и явились сюда, в место, которое он считал ловушкой. Но тут он не выдержал.

– Хватит. Я уже слышал подобное.

– Зинга прав, – Рольтх не обратил внимания на вспышку Картра. – Либо мы принимаем все существующие здесь условия… либо уходим, если сможем. И, может быть, у нас совсем не осталось времени на размышления.

– Если сможем…, – повторил Зинга с улыбкой, демонстрирующей не веселье, а множество острых зубов. – Это чрезвычайно интересное предложение, Рольтх. Любопытно, были ли… или есть… в составе экипажа и среди пассажиров Х451 бемми? Вы заметили, что применительно к ним я склонен использовать прошедшее время? Мне кажется, что так правильнее.

Картр рассматривал свои коричневые руки: одну, выступающую из грязной перевязи, другую, отдыхающую на колене. Руки исцарапанные, огрубевшие, с обломанными ногтями. И хотя он внимательно изучал каждую царапину, мысли его были заняты словами Зинги. Нет… Он не собирается мириться с положением. Надо начать кое-какую подготовку.

– Где наши мешки? – спросил он у Зинги.

– Эти сокровища перед нашими глазами. И если нужно будет в спешке уходить, мы сможем это сделать со всем походным оборудованием.

– Я предложу Джексену, чтобы рейнджеры жили отдельно, в общем помещении… – медленно сказал Картр.

– В западном углу этого здания есть трехэтажная башня, – вмешался Филх. – Отступим к этому высокому насесту. Может быть, они будут настолько рады избавиться от нас, что разрешат это?

– Позволить, чтобы нас закрыли, как в бутылке? – спросил Зинга с ядом в свистящем голосе.

Филх раздраженно щелкнул когтями.

– Ничего подобного. Вспомните, мы имеем дело с горожанами, а не с исследователями. Для них все возможные входы и выходы

– это окна и двери.

– Значит, в твоей хваленой башне есть что-то, не вошедшее в этот каталог? И оно послужит нам выходом? – бледные губы Рольтха изогнулись в легкой улыбке.

– Естественно, иначе я бы не предложил ее в качестве убежища. Во внешнюю стену вделан для украшения ряд колец. Это все равно, что лестница для тех, кто знает, как пользоваться руками и ногами …

– И закрывает глаза, делая это, – простонал Зинга. – Иногда я хочу быть штатским и вести жизнь мирную и безопасную.

– Позволим этим людям считать, что они провели нас. – К Филху вернулось его обычное хорошее настроение. – Если захотят, они поставят охрану у единственной лестницы, ведущей в башню.

Картр кивнул.

– Повидаюсь с Джексеном. В конце концов, хотя мы и рейнджеры, но принадлежим к патрулю. И если мы хотим жить вместе, ни один штатский не имеет права запрещать нам… Даже лорд вице-сектора! Сидите тихо!

Он встал, а трое рейнджеров кивнули. Хотя они и не сенситивы – впрочем, Картр подозревал, что Зинга обладает способностями, схожими с его собственными, – но знают, что их только четверо в потенциально опасном окружении. Нужно добраться до башни Филха!

Однако ему пришлось долго дожидаться Джексена. Офицер сопровождал Вибора к врачу. А когда Джексен вернулся и обнаружил ожидающего его Картра, то был далек от сердечности.

– Что вам здесь нужно? Вас спрашивал лорд вице-сектора. У него есть для вас приказы…

– С каких это пор, – прервал его Картр, – этот лорд вице-сектора имеет право отдавать приказы патрульным? Он может советовать и просить, но не приказывать любому из тех, кто носит знак кометы – патрульному или рейнджеру.

Джексен подошел к окну, постоял, постукивая пальцами по подоконнику, повернувшись спиной к сержанту. Он не обернулся, даже отвечая.

– Мне кажется, вы не совсем понимаете наше положение, сержант. У нас нет корабля. Мы…

– А разве корабль необходим?

Но, может быть, правда именно в этом, подумал он. Может, для Джексена и экипажа необходим корабль. Без него они беззащитны.

– Именно этого я и опасался, когда возражал против переселения сюда, – более спокойно продолжал Картр. Он должен был сказать это, не думая о вежливости.

В подобных обстоятельствах у нас не было выбора. – Прежний Джексен на мгновение проглянул в этом взрыве. – Великий космос, что же вы хотели, чтобы мы жили в дикости, когда есть такая возможность? А командор? Он нуждается в медицинской помощи. Только…

Он замолчал, не докончив.

– Почему вы замолчали, сэр? Только варвар-рейнджер может спорить с этим? Вы это хотели сказать? Что ж, я варвар, и считаю, что лучше было бы оставаться свободным, чем приходить сюда. Но давайте объяснимся. Правильно ли я понял, что вы передали власть патруля Джойу Кумми?

– Плохо, когда власть разделена. – Джексен по-прежнему не оборачивался и не смотрел в глаза Картру. – Каждый человек должен сделать свой вклад, чтобы помочь общине. Джойу Кумми имеет доказательства, что приближается сезон жестоких холодов. Наш долг – помочь подготовиться к этому. Он хочет послать вас на охоту. Здесь есть женщины и дети …

– Понимаю. И рейнджеры должны заняться охотой. Что ж, нужно подготовиться. А тем временем мы хотим занять отдельное помещение.

– Вам с Рольтхом отведены помещения с нами, здесь.

– Рейнджеры предпочитают держаться вместе. Как вы знаете, политика патруля всегда была такова. Или патруль совершенно перестал существовать?

Если бы не усиливающееся беспокойство, Картр не стал бы добавлять этого.

– Послушайте, Картр, – Джексен отвернулся от окна. – Не время ли посмотреть в лицо действительности? Нам придется провести здесь всю жизнь. Нас семеро человек против почти двухсот… И эти двести хорошо организованы.

– Семеро? – переспросил Картр. Если считать и командора, нас девять.

– Людей, – Джексен подчеркнул это слово.

Вот что! Картр уже давно боялся услышать это.

– Четыре рейнджера и пять членов экипажа, – упрямо повторил он. – И рейнджеры… держатся вместе!

– Не будьте дураком!

– К черту мне это преимущество! – Картр теперь был холоден, как лед. – Похоже, остальные довольны?

– Вы – человек. Вы принадлежите к своей расе. А эти чужаки… Они …

– Джексен! – Картр раз и навсегда отбросил мысль о том, что офицер – его начальник. – Я знаю все эти заезженные шаблонные аргументы. Я слышу их с тех пор, как вступил в патруль. Не стоит снова перечислять их …

– Вы полный идиот! С тех пор, как вступили в патруль? И давно это было? Восемь лет? Десять? Вы еще щенок! С тех пор, как вступил в патруль! Вы ничего не знаете… о проблеме бемми! Только варвар…

– Я уже согласился с этим. У меня странные вкусы в выборе друзей. Признаем это и прекратим разговор.

Картр снова овладел собой.

Ясно, что Джексен пытался оправдать свое нынешнее поведение не только перед Картром, но и перед собой.

– Позвольте мне идти к смерти собственным путем. Или у Кумми правило: «Люди должны держаться друг друга против бемми.»?

Джексен отвел взгляд.

– У него… сложные предрассудки. Не забывайте, он арктурианин. У них были проблемы в отношениях с негуманоидами в собственной системе …

– И они очень аккуратно решили эти проблемы, хладнокровно уничтожив всех чужаков!

– Я забыл, что вы настроены против арктуриа…

– Мои чувства к арктурианину, которые, должен сказать, отличаются от ваших, не имеют никакого отношения к данному вопросу. Я просто отказываюсь разделять такие взгляды в отношении бемми. Если лорд вице-сектора хочет, чтобы рейнджеры охотились для него, пусть будет так. Но мы сохраняемся как единый отряд. И если нам попытаются помешать… Что ж, мы готовы ко всему.

– Послушайте! – Джексен яростно пнул лежащий на полу спальный мешок. – Подумайте еще, Картр! Мы проведем здесь остаток жизни. Нам исключительно повезло: Кумми считает, что этот город может быть полностью восстановлен. Мы можем начать все снова. Я знаю, вам не нравится Кумми, но он способен превратить толпу истеричных пассажиров в организованное общество. Семь человек не могут сопротивляться ему. Все, о чем я вас прошу: не повторяйте Кумми то, что вы сейчас сказали мне. Сначала подумайте.

– Обязательно. Тем временем рейнджеры займут общее помещение.

– Ну ладно, – Джексен пожал плечами. – Делайте, что вам нравится.

– Может, следовало сказать: То, что нравится Кумми, – думал, выходя из комнаты, Картр.

Рейнджеры ждали его, и он начал отдавать распоряжения.

– Рольтх, ты с Филхом идешь в башню. И если кто-нибудь попытается вас остановить, сошлитесь на права патруля. Может, подчиненные Кумми еще сохранили какое-то уважение к патрулю. Зинга, где ты оставил наши мешки?

Пять минут спустя Картр и закатанин подобрали четыре рейнджерских мешка.

– Подсунь под них антигравитационные диски, – посоветовал Картр, – и пошли.

Плывущие над полом рюкзаки легко было тащить. Картр и Зинга направились вглубь здания. Когда они уже приближались к лестнице, ведущей в башню, их встретил Фортус Кан. Он прижался к стене, давая им пройти, так как Картр не остановился. Когда они прошли, Кан спросил:

– Куда вы идете?

– Заселяем помещение рейнджеров, – коротко ответил сержант.

– Он следит за нами, – прошептал Зинга, когда они начали подниматься. – Он не очень смел. Стоит на него прикрикнуть, и он побежит …

– И не пытайся, – возразил Картр. – У нас и так достаточно неприятностей. Незачем обзаводиться новыми.

– Хо! значит, ты понял это? Короткая, но веселая жизнь, как говорит мой брат. Интересно, где теперь Зифф? Одевается в шелк и три раза в день ест брофиды, или я не знаю этого грабителя! Но я был бы рад увидеть его гнусное лицо на верхней площадке лестницы. Он прекрасный боец, искусно управляется с силовым лезвием. Раз – и враг повержен, половина его внутренностей наружу…

Они и сейчас могут справиться с пятьюдесятью бойцами,

– подумал Картр. – А может, только с десятью?

– Добро пожаловать, путешественники!

Это был Рольтх. Очки делали его лицо похожим на морду насекомого, когда он смотрел на них сверху.

– Наконец-то, старая птица нашла себе подходящий насест. Входите и отдохните, мои храбрые друзья!

– Огненные вампиры и осьминоги!

Даже Зинга оказался удивленным видом помещения. Стены его были зелеными, тускло прозрачными. За ним двигались яркие, причудливые фигуры – плавали водные существа! Не сразу Картр понял, что это иллюзия, рожденная лучом какого-то скрытого проектора. Зинга сел на мешки, прижав их своей тяжестью к полу.

– Великолепно! Роскошно! Соблазнит самый привередливый вкус. Существо, задумавшее эту комнату, было гурманом. Я был бы рад пожать его руку, плавник или щупальце. Замечательно! Вот этот красный, разве не напоминает он до последней чешуйки брофида? Что за удивительная комната!

– Как дела с продовольствием? – спросил Картр у Рольтха через голову Зинги.

Брови у фальтхарианина поднялись настолько, что стали видны над очками.

– Ты считаешь, что мы можем оказаться в осаде? Есть несколько нетронутых банок, примерно на пять дней нормального питания или вдвое больше, если потуже затянем пояса.

– Вы хотите сказать, – вмешался Зинга, – что привели нас в эту возбуждающую аппетит комнату, чтобы кормить грибами и прочими мушиными ядами, которые мы едим, карабкаясь по скалам, когда нет надежды на охоту? Я не выдержу такой пытки! Как свободнорожденный гражданин я настаиваю на своих правах!

– Свободнорожденный гражданин? – переспросил Филх. – Более подходит второй класс… или даже третий. И вообще ты не имеешь никаких прав…

Рольтх заметил выражение выражение лица Картра и счел нужным вмешаться.

– Так обстоят дела? Честно!

– Примерно так, – Картр сел на единственный предмет меблировки в комнате – скамью из молочного камня. – Я был у Джексена. Он сказал, что Кумми может мне приказывать.

– Приказывать? – снова брови фальтхарианина выдали его изумление. – Штатский, отдающий приказы патрулю? Хоть мы и рейнджеры, но все же члены патруля!

– Неужели? – спросил Филх. – У патрульных есть корабли, их поддерживает вся мощь патруля. Мы же всего лишь выжившие после кораблекрушения и не можем рассчитывать на появление флота.

– Джексен тоже так считает. Я понял, что он более или менее уступил власть Кумми. Он считает, что здесь всем должен распоряжаться лорд вице-сектора…

– И это мы счастливы, что оказались здесь? Да, я понимаю эти аргументы, – сказал Рольтх. – Но Джексен – он патрульный до мозга костей. В его позиции что-то кажется странным, не укладывается в его характер.

Филх отмахнулся от подобной ерунды.

– Психологическая реакция Джексена не должна нас интересовать. Правильно ли я понял, что бемми признаются здесь гражданами второго сорта?

– Да.

Ответ был жесток, но Картр меньше всего хотел скрывать правду.

– И тебе предложили держаться подальше от… нечистых? – протянул Зинга, откидываясь назад и обхватив руками колени.

– Да.

– Где пределы их глупости? – пожал плечами Рольтх. – Если они хотят, чтобы мы для них охотились, значит, они нуждаются в пище. А эти мягкотелые горожане ничего не добудут, только кусты потопчут. Они должны были договориться с нами, а не настраивать нас против себя.

– Ты когда-нибудь встречал логичный предрассудок? И даже Джексен согласился с таким отношением к бемми?

В глазах Филха появился неприятный блеск.

– Не знаю, что случилось с Джексеном! – взорвался Картр.

– И не интересуюсь! Гораздо важнее, что произойдет с нами…

– Вам с Рольтхом не о чем беспокоиться, Картр, – заметил Филх.

Картр вскочил и сделал два больших шага. Его зеленые глаза оказались на одном уровне с красными глазами тристианина.

– Чтобы я в последний раз слышал подобное! Я сказал Джексену – и скажу Кумми, если понадобится – что рейнджеры всегда держатся вместе.

Филх сжал тонкие губы. Его глаза смягчились. Он успокаивающе развел руками, и голос его звучал ровно.

– Как реагировал Джексен на твои слова?

– Многословием. Но это дало мне возможность настоять на том, чтобы мы поселились вместе.

Зинга встал и начал бродить по комнате.

– Что еще нового? – спросил он у Рольтха. – Какие здесь еще помещения?

– На этом этаже еще одна комната с двумя окнами, выходящими наружу, на лестницу Филха. Над этой есть еще одна большая комната, а на третьем этаже помещение с ванной. И хотите верьте, хотите нет, но там идет вода!

Картр не обратил внимания на одобрительное восклицание Зинги.

– Вход только один? Вы уверены?

– Да. Конечно, если только к нам не спустятся с неба. Но я считаю, что этого можно не бояться. А эту дверь можно запереть. Смотрите …

Рольтх встал на темно-красный квадрат на полу. Из правой стены беззвучно выдвинулась металлическая плита и закрыла вход.

– Теперь попробуй открыть, – сказал фальтхарианин сержанту.

Но даже с помощью Зинги и Филха Картр не смог сдвинуть дверь с места. Тогда Рольтх снова наступил на квадрат, и дверь открылась.

– Филх закрыл меня, когда мы осматривали помещение. И нам пришлось поломать головы. Хитрый парень это построил. Чтобы пробиться, понадобится мощный разрушитель.

– Кстати, есть ли он у них? – выразил Зинга мысль Картра.

Но беспокойство по этому поводу тут же отошло на второй план. Картр почувствовал, что кто-то поднимается по лестнице. По знаку сержанта рейнджеры рассредоточились. Зинга прижался спиной к стене у двери, чтобы оказаться на спине вошедшего. Филх лег на живот за грудой рюкзаков, а Рольтх извлек бластер и встал немного в стороне от сержанта.

– Картр!

Он узнал голос.

– Входите.

Смит повиновался. Он вздрогнул, когда позади него материализовался Зинга. Лицо Смита беспокойно хмурилось, и Картр понял, что он для них не опасен. Связист вторично приходил к ним не как враг.

– Что случилось? – спросил Картр.

Все же Смит был на стороне Джексена.

– Всякие разговоры. Говорят, что рейнджерам нельзя доверять.

– Что же… – губы Картра раздвинулись, но не в улыбке. – Я и раньше много раз слышал такое, но от этого не становилось хуже.

– Раньше – может быть. Но этот арктурианин… Он… Он сошел с ума! – взорвался Смит. – Говорю вам, он сумасшедший!

– Может, вы сядете? – зашипел Зинга. – Вот сюда, чтобы мы могли приглядывать за вами. А теперь расскажите все по порядку.


Жители города | Последняя посадка | Дворцовый переворот