home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дворцовый переворот

– Да практически нечего и рассказывать. Какое-то чувство… Он настаивает, чтобы мы держались в стороне от всех, кроме его собственных людей. У него есть охрана: этот кап-пес, несколько человек из Х451, один из них офицер, два фермера, выращивающих ктел, и три профессиональных наемника. Все вооружены – бластеры, выпущенные контролем, и силовые лезвия. Но я не видел других офицеров с Х451 и ничего не слышал о них. И Кумми отдает приказы нам ! Дальгру и Спину приказано присоединиться к техникам и помочь им в управлении обслуживанием города. А ведь они патрульные! И Джексен не возразил.

– А вы? Получили назначение? – спросил Рольтх.

– К счастью, меня не было, когда искали специалистов-техников. Послушайте, как он смеет отдавать приказы патрулю?

В голосе Смита звучало искреннее недоумение. Картр был вынужден обьяснить вторично:

– Постарайтесь поскорее понять, что для Кумми и всех остальных патруль перестал существовать. Нам не на что опереться, а у Кумми есть опора. Вот почему…

– Вы возражали против нашего прихода сюда, – подхватил Смит. – И вы были правы! Я знаю, вы, рейнджеры, иначе относитесь к службе, чем мы. Вы всегда держались независимо. Но мой отец погиб на баррикадах шлюзов Альтры. Он прикрывал отход остальных и держался, пока не взлетели корабли выживших. А мой дед был вторым помощником на дредноуте Проксимы, который пытался достичь второй Галактики. Пять поколений нашей семьи служат в патруле. И пусть меня сожжет космос, если я когда-нибудь подчинюсь приказам Кумми! Пока ношу это! – и он показал на свой значок кометы.

– Прекрасное заявление, но оно не поможет вам против частной полиции Кумми, – заметил Зинга. – Значит, вас привело к нам простое нежелание получать приказы от штатского?

– Не нахальничайте! – выпалил Смит. – Я слышал достаточно, чтобы понять, что Кумми – это смерть для бемми, да и для рейнджеров тоже. – Он махнул рукой в сторону Картра. – Ходят слухи – я услышал это от одного из фермеров

– что Кумми уже сжег кого-то.

– Кого? – гребешок на голове Филха поднялся. – Бемми? Какого вида?

Смит покачал головой.

– Не знаю, фермер говорил не очень определенно. Но от Кумми не следует ожидать честности. И я не собираюсь подчиняться его приказам. Может, раньше мы не всегда шли одним курсом, но теперь перед нами общая цель.

– Да? – когти Филха пригладили гребешок. – Но в данных условиях от сделки выигрываете вы. Что вы предложите нам взамен?

– У него есть то, в чем мы нуждаемся, – вмешался Картр.

Просьба связиста была искренней. Он в самом деле хотел быть с рейнджерами.

– Все зависит от вас, Смит. Если вы можете настолько подавить свою гордость, чтобы служить Кумми, сделайте это. Через вас мы многое сможем узнать: каковы силы Кумми, есть ли недовольные среди пассажиров, каковы его планы. Мы не будем сражаться вслепую.

Затем он обратился к рейнджерам: – Вы двое, Филх и Зинга, будете держаться незаметно, пока мы не узнаем больше. Незачем привлекать излишнее внимание. Что касается меня, то после разговора с Джексеном я уже занесен в их черные списки. Рольтх пригоден не для всякой работы. Итак, Смит, если вы хотите действительно присоединиться к нам, держите это желание за мозговым блоком, и блок должен быть крепким. Арктурианин – сенситив, и то, что он не сможет извлечь из незащищенного мозга, сделает для него кап-пес. Это трудное задание, Смит. Вы должны стать сторонником Кумми и противником бемми. Небольшое сопротивление вначале не помешает – иного трудно ожидать от патрульного с вашими заслугами и прошлым. Но сможете ли вы, Смит, вести двойную игру? И захотите ли?

Связист спокойно выслушал сержанта, потом поднял голову и кивнул.

– Попытаюсь. Не уверен относительно мозгового блока. – Он заколебался. – Я не сенситив. Что может сделать со мной Кумми?

– Он 5.9. Полностью овладеть вами он не сможет, если вы боитесь этого. Вы с Луги? Или кто-нибудь из родителей?

– Мой отец – луганин. А мать – с Десарта.

– Луга, Десарт… – Картр взглянул на Зингу.

– Высокая сопротивляемость, – тут же ответил закатанин. – Сильное воображение, но эффективный контроль. Способность к контакту – 0.008. Нет, арктурианин не сможет взять над ним верх. И у вас есть мозговой блок, даже если вы никогда его и не использовали. Просто думайте о какой-нибудь специальной проблеме, когда находитесь рядом с сенситивом. Сконцентрируйте мысли на своей прежней работе …

– Так? – живо спросил Смит.

Он как будто щелкнул переключателем, и вместо открытого мозга теперь была умственная пустота. Картр не мог удержаться от восклицания. Потом сказал:

– Так держать, Смит. Зинга…

Его мысль устремилась к мозгу связиста, и он тут же почувствовал устремившийся туда же второй поток энергии, мощный, как луч бластера. Итак, он был прав! Зинга тоже сенситив, и мощность его он даже не смог измерить. Два потока мозговой энергии обрушились на Смита. Картр и Зинга пытались пробить барьер, прочный, как корпус космического корабля.

Капли пота выступили на лице Картра, собрались у края шлема и потекли ручейками по щекам и подбородку. Потом он шевельнул рукой в знак поражения и расслабился.

– Можете не беспокоиться о вторжении в ваш мозг, Смит. Если, конечно, не будете неосторожны.

Связист встал.

– Значит, мы союзнки? – он спросил это так, как будто опасался, что его прогонят.

– Да, постарайтесь узнать побольше. Но, если возможно, не позволяйте отсылать себя далеко. Если понадобится, мы будем действовать быстро.

– Хорошо.

Смит подошел к двери. Потом вернулся и сделал рукой жест, обращенный ко всем – людям и бемми – приветствие патрульного товарища.

– А теперь… На всякий случай…

Филх пересек комнату и ступил на квадрат, управляющий дверью.

– Да, – согласился Зинга. – Чувствуешь себя как-то спокойнее, когда не нужно думать о защите спины. Что будем делать?

Картр вынул левую руку из перевязи и задумчиво потер ее.

– Здесь есть врач. Я думаю…

Рольтх подошел к нему.

– Ты хочешь спуститься один в это логово?

– Хорошо оборудованный корабельный госпиталь должен иметь регенерационную установку. А я хочу идти в битву, если придется, с двумя здоровыми руками, а не с одной. К тому же это даст мне законное основание походить там, внизу. Я смогу задавать вопросы…

– Хорошо. Но ты пойдешь не один. Вообще, я думаю, что нам неразумно ходить в одиночку по этому зданию, – сказал Рольтх. – Вдвоем веселей, а два бластера расчистят дорогу лучше, чем один.

– О нас не беспокойтесь, – улыбнулся Зинга, и его дюймовые клыки дьявольски блеснули в зеленоватом свете. Мы будем домовничать. Закрыть за вами дверь?

– Да. И откроешь, когда уловишь наши мысли.

Зинга даже не моргнул. Конечно, он обнаружил свою силу, когда помогал Картру преодолевать мозговой блок Смита. Но он со своим обычным пренебрежением к человеческим эмоциям, по-видимому, не видел причин для обсуждения того, почему он так долго скрывал свои способности.

Филх открыл дверь, и они начали спускаться по лестнице. Внизу было тихо, и они почти добрались до конца коридора, когда Картр почувствовал чье-то присутствие. Это был молодой человек в пестром мундире офицера пассажирского корабля.

– Вы сержант Картр?

– Да.

– Лорд вице-сектора хочет вас видеть.

Картр остановился и с легким интересом взглянул на говорившего. Вероятно, сам сержант был даже немного моложе этого космонавта, но неожиданно он почувствовал себя чуть ли не дедом, разговаривающим с внуком.

– Я не получал от своего командира приказа о прикомандировании меня к штатской секции Центрального Контроля.

Удивительно, но этот помпезный ответ обескуражил офицера. Должно быть, слово «патруль» еще сохраняло свою магию. Картр и Рольтх миновали офицера и прошли несколько футов, прежде чем он догнал их.

– Послушайте! – он старался, чтобы его голос звучал решительно, но смешался, когда рейнджеры повернули к нему свои серьезные и вежливые лица. – Лорд Кумми… Он здесь главный, вы знаете… – добавил он неуверенно.

– Раздел шестой, параграф восьмой общего положения, – процитировал Рольтх. – Патруль является защитником законов Центрального Контроля. Он может помогать любой штатской службе, если и когда его об этом попросят. Но никогда и никоим образом не передает свою власть планетному или секторальному правительству, за исключением прямых приказов с печатью Центрального Контроля.

Молодой человек стоял с раскрытым ртом. С внутренним смешком Картр подумал, что он меньше всего в такой момент ожидал услышать цитату из устава. Зинге это бы понравилось. Картр надеялся, что закатанин мысленно следует за ними и сейчас наслаждается.

– Однако… – офицер хотел что-то возразить, но замолчал: выражение вежливого, но нетерпеливого внимания на лицах рейнджеров не изменилось.

Подождав, но не услышав продолжения этого нетерпеливого «однако», Картр сказал:

– Не покажете ли, в каком направлении находится врач? Я очень нуждаюсь в его помощи.

И он указал на свое запястье. Офицер с готовностью ответил:

– Два пролета вниз в конце этого коридора и поворот направо. Доктор Тре занимает первые четыре комнаты.

Он продолжал смотреть им вслед, когда они удалялись.

– И что же он доложит великому Кумми? – спросил Рольтх, когда они двигались в указанном направлении. – Не хотел бы я оказаться на его месте. Ты считаешь…

– Что я правильно поступил, отказавшись идти с ним? Может, и нет, но они уже узнали от Джексена, что я настроен враждебно. И я должен был это сделать. – Теперь лицо Картра ничего не выражало. – Он напустил на нас кап-пса.

Рольтх, который видел это выражение раньше и догадывался, что оно означает, не решился больше ничего говорить.

Больше в коридоре и на лестнице они никого не встретили. Очевидно, эта часть крепости Кумми была заселена. Но, когда они приблизились к первой двери медицинского отсека, их слух уловил негромкий шепот. Окна здесь помещались в глубоких прорезях. И из одной такой прорези донесся призыв.

– Женщина…

Но Картр уже знал это, ощутив мозговой блок, которым сенситив препятствует лицу другого пола вмешиваться в свои эмоции. Женщина выглянула и поманила их рукой. Картр кивнул, и Рольтх двинулся за ней. Фальтхарианин вступит с женщиной в контакт, пока Картр займется врачом. Если кто-то, помимо Зинги, мысленно следит за ними, такое разделение может поставить его в тупик.

Рольтх скользнул к амбразуре и приблизился к окну, увлекая за собой женщину. Здесь их можно было увидеть лишь прямо из прорези. Картр отошел на ярд и оглянулся. Рольтх поступил правильно: с новой позиции сержант уже ничего не увидел.

Картр вошел в открытую дверь. Судя по оборудованию, это было помещение медика. Почти в то же мгновение из внутренней двери появился высокий человек. Картр прибег к пробному умственному контакту и слегка расслабился. Это не арктурианин и, вообще, не враг. В мозгу незнакомца он не прочел ничего, кроме доброй воли.

– У вас есть регенератор? – спросил сержант, вынимая руку из перевязи.

– Есть. Другой вопрос, долго ли он будет здесь функционировать. Ни в чем нельзя быть уверенным. Я – доктор Ласило Тре. Перелом?

Его пальцы уже начали разматывать бинт, наложенный утром Зингой.

– Не знаю… Ух!..

Картр задержал дыхание, когда Тре начал прощупывать воспаленные ткани.

Врач усадил рейнджера рядом с установкой, велел вытянуть руку и направил на нее концентрированный луч. Картр почувствовал, как в его руку впиваются невидимые жала. Дважды Тре выключал ток и осторожно ощупывал руку, после чего недовольно качал головой. Лишь на третий раз он был удовлетворен. Картр осторожно поднял руку и согнул сначала пальцы, а потом и кисть. Хотя ему уже пришлось пользоваться регенератором – у него была сломана нога – чудо восстановления не стало менее удивительным. Он снял перевязь и счастливо улыбнулся врачу.

– Лучше, чем новая, – заметил Тре. Хотел бы я, чтобы вашего командира так же легко было вылечить, сержант…

Вибор! Картр почти забыл о командире.

– Как он?

Тре нахмурился.

– Физические травмы – их мы можем вылечить. Но другие… Я не психо-сенситив. Он нуждается в лечении,которое здесь невозможно, но… Разве что произойдет чудо, и нас спасут…

– Вы не верите, что это может случиться?

– А разве нормальный человек может верить в это ? – Но за этим вопросом-ответом было что-то еще. – Эта планета… Эта солнечная система… Ни на одной из карт Х451 ее не оказалось.

– Но строители этого города находились на высоком уровне,

– заметил Картр. – Разве не так?

– И да, и нет. В смысле технологии они продвинулись далеко. Но есть странные пробелы. Я знаю, что вы, рейнджеры, умеете исследовать чужие цивилизации. Я хотел бы знать ваше мнение об этом городе, когда вы изучите его. Я заметил, что здесь нет космопорта и никогда не было. Может, жители этой планеты не знали космических полетов…

– Что же случилось с ними?

Тре пожал плечами.

– Во всяком случае, это не второй Тантор. Мы удостоверились в этом, прежде чем войти в город. И мы не нашли останков людей. Как будто они однажды ушли, оставив город ожидающим их возвращения. И город ждет. Конечно, есть следы времени, эрозия. Но все механизмы хорошо укрыты, смазаны. Наши техники только и знают, что восхищаются качеством консервации.

– Значит, они собирались вернуться. – Картр задумался. – Может, на других континентах этого неисследованного мира сохранилась цивилизация?

– Как рука, сержант?

Картр не удивился внезапному переходу. Он знал, что за его спиной у двери появился Рольтх.

– Доктор Тре, это рейнджер Рольтх.

Картр не забыл оглянуться перед представлением. Не нужно, чтобы Тре догадался, что он сенситив.

Врач ответил на салют фальтхарианина.

– Рад познакомиться, рейнджер. Что-нибудь болит? Нужна помощь? Не нужна ли мазь от ожогов? Вы фальтхарианин?

Губы Рольтха изогнулись в улыбке, которая стала еще шире от искреннего дружелюбия врача.

– Значит, вы понимаете мои затруднения, доктор?

– У меня однажды был пациент фальтхарианин. Сильный ожог кожи. Я тогда поломал голову над мазями. Пригототовил такую, которая помогала. Подождите минутку.

Он начал рыться в медицинском шкафчике, стоявшем в углу, среди множества пастотюбиков.

– Попробуйте это. Будете смазываться перед выходом на прямой солнечный свет. Это должно воспрепятствовать раздражению.

– Спасибо, доктор. – Рольтх сунул тюбик в карман. – Пока все сходило. Вот у сержанта была для вас работа.

Картр помахал левой рукой.

– Как новая, каков гонорар?

Тре рассмеялся.

– Кредитки здесь не имеют цены. Если наткнетесь на что-нибудь интересное по моей части, дайте мне знать. Этого будет достаточно. Рад в любое время служить патрулю. Вы, парни, заслуживаете, чтобы штатские отдавали вам самое лучшее. Я уже слышал, что вы будете охотиться. Есть возможность участвовать в одном из ваших походов?

Картр удивился. В вопросе прозвучала какая-то тревога. Тре смотрел так, как будто пытался сообщить что-то… Нечто жизненно важное для них обоих.

– Почему бы и нет? – ответил сержант.

– Если мы пойдем. Я пока не получил приказа. Еще раз спасибо, доктор…

– Не за что. Рад был помочь. Мы еще увидимся…

Но что-то существенное оставалось несказанным. Глаза Картра расширились. Пальцы правой руки врача… Они шевельнулись… Еще раз… сложились в знак, который он хорошо знал. Но как… Как и когда доктор Тре узнал его? Автоматически Картр дал условный ответ, а вслух сказал:

– Если мы пойдем, дадим вам знать. Чистого неба…

– Чистого неба, – ответил врач приветствием космонавтов.

Картр вышел за дверь и на мгновение сжал руку фальтхарианину. Рольтх немедленно начал говорить об охоте.

– Эти рогатые животные, которых мы видели на поляне, – говорил он, – у них должно быть отличное мясо. Его можно будет засолить, если мы найдем запасы соли. И еще есть речные существа, о которых говорил Зинга. Его не придется уговаривать идти за ними.

Фальтхарианин рассмеялся так искренне, как будто не понял сигнала Картра и не говорил для чужих ушей.

– Он больше их съест, чем принесет.

– Лучше не использовать бластеры, – вставил Картр, как будто он обдумывал этот вопрос. – Они выжигают слишком много мяса. Силовые лезвия …

– Тогда придется подбираться ближе, – с сомнением заметил Рольтх.

Оба поднимались быстро. Кто-то шел за ними. Мозг Картра коснулся и тут же отпрянул. Их выслеживал кап-пес. Они не побежали, однако дышали тяжело, когда достигли приоткрывшейся двери в башню. Как только они в нее протиснулись, Зинга с гневным рычанием захлопнул дверь.

– Значит, он следит за вами?

– Выслеживает. Ну да пусть побродит вокруг. Ну, Рольтх, что сказала женщина? Чего она хотела?

– Она считала нас храбрыми героями, явившимися спасти их. Кумми скрыл наше прибытие, но пошли слухи. Наша форма хорошо известна. Она пришла просить помощи. И ситуация такова, как мы и думали. Кумми поставил себя в позу карманного Центрального Контроля. Делай, что он велит, если хочешь есть. А если возражаешь слишком громко, то исчезнешь…

– И многие исчезли? – спросил Филх.

– Капитан Х451 и еще трое или четверо. Исчезли и четверо пассажиров бемми. Но по-другому. Я понял так, что после посадки они ушли в другую сторону, поняв, что их ожидает…

– Бемми? Какого вида?

Жабо Зинги поднялось за его головой. Он все еще стоял у двери, как бы прислушиваясь к чему-то по ту сторону.

– Я не мог от нее добиться. До посадки она их не видела. Это был планер с двумя классами. Сейчас существует партия Кумми, маленькая, но вооруженная и опасная, и партия антикумми, плохо организованнная и болтающая слишком много. Их вполне могут подслушивать и лорд, и его слуги. Люди Кумми патрулируют. Специалистов-техников он держит рядом с собой, как и медика. Одна из его главных угроз – кап-пес.

– Нас пригласили присоединиться к партии антикумми? – спросил Филх.

– Они считают, что патруль возьмет верх. И знаете что… Я думаю, именно это мы и должны были сделать, если бы послушались Картра… Заставили бы их поверить, что у нас неповрежденный корабль и полный экипаж. Я вынужден был сказать женщине, что у нас нет власти. Но я также сказал ей, что рейнджеры держатся вместе.

– Возможно, они планируют дворцовый переворот, – пробормотал Картр. – Ну, хорошо. Останемся здесь, пока не узнаем больше.

– Откуда врачу известны знаки рейнджеров? – удивлялся Рольтх.

– Если будет возможность, я спрошу у него об этом. Он тоже предложил нам ждать – держать глаза открытыми, а рот закрытым.

– И не только глаза…

Зинга прижал голову к поверхности двери.

– Кап-пес подслушивает. А ну, быстро думайте о чем-нибудь хорошем… Для него!..


Рейнджеры держатся вместе | Последняя посадка | Карты раскрываются