home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



29

Боль в лице понемногу стихла, лишь иногда прооперированное место начинало зверски чесаться. На ходу Хенрик скреб лоб и подбородок, стремясь унять чесотку, едва сдерживая нестерпимое желание сорвать с кожи полоску пластыря, под которой будто муравьи копошились.

Ни малейшего представления о том, где находится человек, отдающий распоряжения, у него не было, только телефонный номер для связи, меняющийся каждые несколько дней. Теперь он лишился и этого – чип перестал принимать спутниковые пакеты, и вся база адресов и контактов потеряла актуальность. Единственной зацепкой оставался толстяк по имени Эрнесто Спиро, продавец мебели.

Хенрик пересчитал наличность. Вместе с деньгами, что удалось найти в карманах доктора и в ящике его стола, он насчитал чуть меньше шести тысяч реалов. Местные деньги были слишком неустойчивыми, похоже, их штамповали как туалетную бумагу, и для того, чтобы иметь представление о размере суммы, Хенрик привык переводить цифры на цветных бумажках в твердую валюту. Он произвел нехитрые расчеты. Всего около полусотни, если считать в ольденбуржских марках. Не густо, подумал он.

Второй проблемой были документы. Удостоверения личности, что он забрал на конспиративной квартире, вполне годились для уличных проверок. Сложность была лишь в том, что это были ИХ удостоверения. Они сдали полиции адрес лежки, им ничего не стоило выдать и список фамилий. Передвижение по городу, наводненному силами безопасности, таким образом автоматически превращалось в головоломку со многими неизвестными. Но на поиск новых документов не было времени: счетчик внутри неумолимо тикал, стремясь к нулю. Лишившись поддержки могущественной организации, Хенрик почувствовал себя беззащитным. Удивительно, как это раньше мысли о давящей абсолютной зависимости не приходили ему на ум. Он справился с растерянностью и заставил себя мыслить логически. Если задача в целом не ясна, попробуй понять хотя бы один из исходных посылов. Всего лишь одна крохотная деталь, маленький винтик, возможно, с очевидной разгадкой, но из-за этой мелочи головоломка станет заметно прозрачнее и укажет на следующую нить.

Он задумался. Цепочка получалась довольно хилой. Но это было лучше, чем ничего. Толстяк Спиро, мебельный магазин на Армасто, и неведомый сеньор Арго. Этот Арго и был слабой ниточкой, способной вывести его к цели. Если он не разовый исполнитель. Если Спиро знает его координаты. Если полиция или те, кто за ней стоит, не обложили магазин. Если ему удастся добраться до магазина вообще. Десятки «если». Частокол из отравленных кольев, как в лесной яме-ловушке.

Забытый азарт поднялся из глубин сознания. Он стал лесной собакой, идущей по следу. Ему случалось загонять дичь и посложнее. Пришла пора показать все, на что он способен.

При взгляде на лицо встречной женщины ему почему-то вспомнилась Грета. Он даже улыбнулся, представив ее открытый взгляд. Может быть, на его вкус она была излишне сдержанной. Но все же, несмотря на их редкие совместные шалости, она была надежным боевым товарищем, который никогда не подводил его и был с ним максимально честен. На этом свете имелось немного людей, которым он мог бы довериться так же, как ей. Он с грустью подумал, как ему будет не хватать ее там, на другой земле. Если там вообще есть какая-то земля.

Прочитав сотни книг, он вывел для себя простую форму добра и зла, бога и дьявола, света и тьмы: физика мира ничему не противоречила, добро и зло существовали на самом деле, просто к ним следовало относиться как к физическим законам. Священники и ученые толковали об одном и том же, мир был устроен логично и непротиворечиво, разница между первыми и вторыми заключалась лишь в том, что одни упрощали толкование мироустройства до идиотизма, обрекая свои посылы в форму фантастических сказаний и проповедей, а другие были способны свернуть слушателям мозги набекрень, излагая иерархии сущностей и связи между ними. Бог и дьявол тоже существовали, причем обязательно в паре, ни один из них не имел смысла сам по себе, эта двойственность выражалась в способности материи к самоорганизации и одновременно в ее тяге к энтропии, к хаосу. Бог неизменно создавал из кипения частиц сложные структуры, включая и таких никчемностей, как люди, дьявол же неизменно ввергал эти структуры в хаос, вновь разлагая их на составляющие. Эта же двойственность касалась мыслей, характеров и поступков живых существ; это понимание здорово облегчало миг, когда палец нажимал на спусковой крючок. Весь мир был скопищем простых маятников, качающихся вверх-вниз. Зло было частью мира, и от него невозможно было откреститься; доброе старое Второе начало термодинамики только подтверждало его существование.

Хенрик понимал, что его маятник вот-вот коснется нижней точки. Вырастет ли что-нибудь более удачливое из изъеденного червями сгустка протоплазмы, бывшего когда-то его телом? Он не знал. Он запоминал этот мир таким, каким видел, понимал и чувствовал, не надеясь воспользоваться этой памятью в новой жизни, потому что не верил в удобную сказку о перерождении.

«Не надо бы мне столько читать», – сожалел он.


предыдущая глава | Несущий свободу | cледующая глава