home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Два дня спустя. Раннее утро. Обстановка та же, только под столом несколько небольших сундуков и ящиков; они тщательно связаны вместе так, что веревки обвивают ножки стола и проходят поверх доски. Это сокровище, защищенное так старательно, что его нельзя ни унести, ни даже добраться до него. Если постановщик сумеет найти место для него, чтобы оно не мешало действию, то эта попытка не встречает возражений. Сцена не так хорошо освещена, как во втором действии, это объясняется тем, что или меньше ламп, или они не дают так много света; также должно быть создано впечатление тропического рассвета, видимого через окна и дверь.

По обе стороны стола сидят Берт и Траут. У каждого в руке пистолет. Оба утомлены. У них неопрятный вид. Берт очень бледен и кажется больным. Трауту хочется спать, он клюет носом, вздрагивая, просыпается. Несколько мгновений молчание.


Берт (устало). Который час?

Траут (сонно). Что? А, время?… (Смотрит на свои ручные часы, кивает головой и забывает ответить, так как его одолевает сон.)

Берт (нетерпеливо ждет). Часы остановились?

Траут. А?…

Берт (раздраженно). Ваши часы стоят?

Траут (сонным голосом). Нет. Прекрасные часы. Они у меня уже много лет.

Берт (саркастически). Они показывают время?

Траут. Конечно. А что же еще?

Берт (сердито). Если вы не хотите мне сказать, который час, не говорите.

Траут. Уже четверть… Прошло еще четверть часа, если это вас беспокоит.

Берт (раздраженно). Конечно, беспокоит. С меня довольно.

Траут. Хорошо, а как же быть мне? Я отдежурил две смены, не забывайте этого: свою с Парсонсом, а теперь дежурю с вами вместо Ивонны.

Берт. Она в самом деле нездорова? А может быть, вы все это выдумали, чтобы она не была со мной?

Траут (раздраженно). Сколько раз надо вам повторять? Она не в состоянии дежурить. Если хотите знать, ее два раза тошнило.

Берт. Почему?

Траут. Откуда мне знать?

Берт. Что ж, хорошо, если не хотите отвечать вежливо…

Траут. А вы не задавайте столько глупых вопросов. Я не знаю, почему она больна. Думаю, всему виной плохая пища. Ей нездоровится уже несколько дней.

Берт. Она ведь ела то же, что и я.

Траут. Но она очень нервна. Все это не шутка для такой впечатлительной женщины, как Ивонна. Ей это не нравится.

Берт (возмущенно). А вы думаете, мне нравится?

Траут (раздраженно). Я не думаю. Ей это не нравится, вам не нравится, мне не нравится…

Берт. Незачем повторяться. Это самая страшная переделка, в которую я когда-либо попадал. Гнусное это дело, вот что я вам скажу. Все эти дежурства, да еще с оружием, и слежка друг за другом.

Траут. Что ж, я согласен убрать свое оружие, если вы уберете свое.

Берт. Ну да, я уберу оружие, а вы выхватываете свое и командуете: «Руки вверх!» Нет, можете не беспокоиться!

Траут. Вы угадали. (Зевает.)

Берт (с отчаянием). У меня спазмы, такие, как у вашей жены. (С внезапной подозрительностью.) Может, это ловушка? Может, она заставила вас дежурить вместо себя?

Траут. Я не знаю, о чем вы говорите.

Берт (у него снова спазмы, он держится за живот и стонет, вытирает пот со лба). Холодный пот скоро промочит меня насквозь…

Траут. Дать вам что-нибудь?

Берт (кричит). Нет, не надо! Кто-то меня уже чем-то угостил. А вы либо сами принимали в этом участие, либо слишком глупы для этого.

Траут. Спокойнее, Симсон, спокойнее!

Берт (выжидающе смотрит на Траута, затем тихо и подозрительно). В нашей прелестной маленькой компании три женщины, не так ли? И все три очень хитрые и ловкие. Они не хотят иметь дело с пистолетами, у женщин другое оружие – яд. Я много читал об этом в детективных романах. (Снова стонет.) Понимаете? Кто-то взял аптечку у старика Логана, а в ней были яды… Это не ваша работа?

Траут. Конечно, нет.

Берт. Ладно. Я тоже не брал. Не думаю, что это сделал Парсонс. Таким образом, остаются сэр Джильберт и три женщины. Бьюсь об заклад на ваши новые ботинки, что это сделала одна из них.

Траут. Моя жена не брала – я бы об этом знал. Она сама боится яда. Пришлось сказать ей, что все это нервы.

Берт (зло). О, вы и ваши нервы! Если вас сбросят с утеса, вы и тогда будете твердить, что это нервы. (Встает, шатаясь от боли.) Я должен выйти…

Траут. Хорошо, Симсон, идите.

Берт (встревоженно). А вы остаетесь здесь по своей воле?… Вам этого хочется? (Прислоняется к столу.) О, черт! Что же мне делать? Не нужно было ввязываться в это дело. С тех пор как мы нашли это проклятое сокровище, мы стали какими-то безумными. Неужели нет другого, более благоразумного выхода, чем убийство? (Боли у Берта усиливаются. Он идет к двери.)


Входит Логан.


Берт. Не закрывайте дверь… Я ухожу.

Логан (удивленно). Почему?

Берт. Яд! (Поспешно уходит, захлопнув за собой дверь.)

Логан (улыбаясь). Мне показалось, что он сказал «яд».

Траут. Так он и сказал.

Логан (тревожно). Боже мой! Он думает, что его отравили?

Траут. Берт говорит, что яд – это оружие женщин. Он подозревает, что одна из дам воспользовалась ядом из вашей аптечки.

Логан. Глупости!… (С внезапным беспокойством.) Это глупости, не правда ли?

Траут (словно убеждая самого себя). Конечно. Просто нервы. Ивонна такая же: ей стало плохо, и она болтала глупости о яде. Все нервы.

Логан (тоже как бы убеждая себя). Должно быть, так. Когда напряжены нервы, это немедленно отражается на желудке: спазмы, резь, тошнота…

Траут. Я знал десятки таких случаев.

Логан. А я – сотни. Естественно, в таком состоянии люди могут говорить все, что угодно.

Траут. Но не следует обращать на это внимание.

Логан. Глупо подозревать, что одна из наших дам могла обдуманно и хладнокровно сделать это.

Траут. Конечно, невероятно. Кстати, вы нашли свою аптечку?

Логан. Нет, конечно. Кто-то взял ее.

Траут. Не понимаю – зачем?

Логан (тревожно). Это очень ценная маленькая аптечка. Ее собрал для меня один из лучших фармацевтов на Ямайке. Если даже допустить, что аптечку взяла одна из дам, еще не следует, что нас собираются отравить. Не так ли?

Траут. Само собой разумеется.


Пауза.


Что же делать? Я и так совершенно не высыпаюсь, а если поверить этой глупости, мы будем бояться и пить и есть.

Логан (пораженный и встревоженный этим). Клянусь святым Георгом, вы правы. Что с нами будет?

Траут. Просто сойдем с ума… Нет-нет, все это глупости… Нервы…

Логан. Конечно. Толковый вы парень, Траут. Единственный, кому я здесь доверяю. Позвольте пожать вашу руку! (Встает и протягивает Трауту руку.)


Траут кладет свой пистолет на стол и горячо жмет руку Логану, затем громко сморкается. Логан машинально опускает пистолет Траута в карман. Траут в первую минуту не замечает этого, но потом начинает искать, подозрительно поглядывая на Логана.


Логан. Эдит уже должна быть здесь. Траут, пойдите позовите ее.

Траут (подозрительно). До ее прихода я обязан быть на посту.

Логан. Я вас отпускаю. Можете идти.

Траут. А я не пойду. (Внезапно прижимает руки Логана к бокам.) Где пистолет?

Логан. Какой пистолет?

Траут. Мой. Вы взяли его. (Быстро залезает рукой в боковой карман Логана и достает оттуда свой пистолет. Направляет его на Логана. С горечью.) «Единственный, кому я здесь доверяю… Позвольте пожать вашу руку!» И после этого вы крадете мой пистолет! Какая гнусная шутка!

Логан (с упреком). Траут, я горько разочаровался в вас.

Траут (с горечью). Вы разочарованы, действительно разочарованы?

Логан. Вообразите хоть на минуту, разве я мог это сделать нарочно?

Траут. Это очень дурно, не правда ли?

Логан (возмущенно). Мне не пришло в голову, что это ваше оружие. Я не думал…

Траут (так же). Я тоже не думал. Теперь позвольте вас спросить: почему мы должны верить, что кто-то взял вашу аптечку?

Логан (раздраженно). Потому что я говорю, что кто-то взял ее. А зачем мне говорить неправду? (Безнадежно.) Это невыносимо! Это кошмар! Знай я, что так случится, я бы и пенни не дал на эту экспедицию.

Траут (подходит к столу и садится на него спиной к зрителям). Другой бы дал…

Логан (резко прерывая его). Замолчите, Траут! Я не желаю вас слушать. Это совершенно невыносимо.


Мрачное молчание. Входит Эдит, бодрая и оживленная.


Эдит. Извините, я немного опоздала.

Траут (озлобленно). Этого следовало ожидать. (Уходит.)

Эдит. Что с ним?

Логан (мрачно). Всё.

Эдит. Ну-ну, теперь вы начинаете… Какой смысл сидеть с этими коптящими зажженными лампами, когда уже светает? Будет чудное утро… (Гасит лампы, открывает ставни на окнах. Предутренний свет заливает комнату.) Так лучше. Что вас удручает? Плохо спите? Болит голова? Не унывайте!

Логан (мрачно). Я плохо сплю, и у меня болит голова. Но дело не в этом.

Эдит (весело). Достаточно и этого. Беда в том, что вы всегда заняты, зарабатывая деньги, и вам некогда заботиться о себе. А о вас никто не заботился. Разве не так?

Логан (мрачно). Думаю, что именно так.

Эдит. Конечно, это так. А теперь откиньтесь назад и отдохните. (Нежно отклоняет его голову назад и начинает ласково гладить ему лоб. Говорит успокаивающим материнским тоном.) Вам нужна настоящая женщина, которая ухаживала бы за вами. Роберта для этого не подходит: она думает только о себе, тратит ваши деньги, требует вашего внимания и никогда ничего не дает взамен. С этими ловкими маленькими девушками приятно показываться в обществе, но это далеко не все. Разве не так?

Логан (сонно). Совершенно верно.

Эдит. Как только я увидела вас, я сказала себе: «Этот бедный мистер Логан не очень-то счастлив, несмотря на свое богатство. Он одинок». Держу пари, что это правда.

Логан. Правда.

Эдит. И я готова спорить, что эта девушка, Роберта, никогда даже не доставила вам по-настоящему удовольствия. Будьте откровенны – сделала она это?

Логан (мрачно). Нет, не сделала. Это очень неутешительно!

Эдит (гладя его по щеке). Не может по-настоящему позаботиться о вас? Не может доставить вам удовольствие? А почему? Потому, что она не думает об этом так, как должна была бы думать настоящая женщина.

Логан (кладет свою руку на ее руку на своей щеке). Кого вы имеете в виду?

Эдит. А как вы думаете?

Логан. Себя. (Берет ее за руку.)

Эдит. Совершенно верно.

Логан. А что скажет ваш муж?

Эдит (презрительно). Не беспокойтесь о нем. Как только я получу свою часть из этих денег, сразу от него уйду. Джо Парсонс перестанет для меня существовать.

Логан. А я и не подозревал.

Эдит. Должны были догадываться. Такая женщина, как я, – и этот парень!… Что между нами общего? Мне нужен настоящий мужчина, так же как вам – настоящая женщина. Ну, а теперь приободритесь.

Логан. Я уже прихожу в себя.

Эдит. Что-то не похоже. Может быть, поможет крепкий поцелуй? Когда вас последний раз целовали?

Логан. Не могу вспомнить.

Эдит. Ну хорошо. (Наклоняется и крепко целует Логана. Он пытается обнять ее, но она со смехом ускользает.) Ну-ну! Жадный! Вы меня понимаете?

Логан. Думаю, что понимаю. (Пристально смотрит на нее.)

Эдит. Не смотрите на меня так – я покраснею. Будьте хорошим мальчиком. Я готова спорить, что вас давно так никто не называл.

Логан. Да. Подойдите ко мне.

Эдит. Терпение, мой мальчик. (Пауза.) Вот что. Вам хочется вкусного горячего кофе?

Логан. Конечно.

Эдит. У меня в термосе есть чудесный кофе. Вот я какая женщина! (Уходит.)


Логан одобрительно смотрит ей вслед.


(Через несколько мгновений возвращается с чашкой кофе. Подходит к нему, подает кофе.) Как хорошо пахнет!

Логан. Благодарю. А вы разве не выпьете?

Эдит. Только после вас. Мужчина все получает первый. Это мой девиз. Садитесь, Орас. Можно так называть вас, когда мы одни?

Логан. Пожалуйста, Эдит.

Эдит (шепотом). Я бы села к вам на колени, но стул не выдержит. Я усядусь здесь, внизу, и нам будет уютно. (Становится на колени, прислонившись к его коленям, в то время как он собирается пить кофе.) Разве это не хорошо? Разве это не то, что вам было нужно все эти годы? Признайтесь.

Логан. Признаюсь, дорогая моя. Я ведь так одинок… Я много работал, был щедрым, легко помогал другим. А что получал взамен? Недоверие, подозрительность, отсутствие товарищеского отношения. Вы сами в этом убедились.

Эдит. Это была ваша вина. Теперь все будет по-другому. (Гладит его по волосам.)

Логан (собирается пить кофе, тревожно). А не может случиться, что нас здесь застанет Парсонс?

Эдит (доверчиво). Не бойтесь. Я ночью кое-что подсыпала в его питье, он теперь тихий.

Логан (в ужасе). Что?!

Эдит. Не волнуйтесь, я успокоила его, Орас.

Логан (задыхающимся, сердитым топом). Встаньте.

Эдит (удивленно). Что вы сказали, Орас?

Логан (в бешенстве). Я сказал «встаньте».


Эдит встает и с удивлением смотрит на него.


И не смейте называть меня Орас. Вы Далила, вы Изавель, вы Борджиа!

Эдит. О чем вы говорите? Я вас не понимаю.

Логан (зло). Вы прекрасно понимаете. Из всех отвратительных и наглых поступков это самый гнусный.

Эдит. Вы сошли с ума!

Логан (кричит). Да, я сошел с ума! Но теперь я выздоровею.


Входит сэр Джильберт. У него усталый вид.


Сэр Джильберт. Что с вами, Логан?

Эдит. Он спятил. Раз вы, сэр Джильберт, здесь, я могу оставить дежурство. (Уходит.)

Сэр Джильберт. Я рано проснулся… (Видит чашку кофе.) Кофе? Как раз то, чего мне не хватает. Осталось еще, как вы думаете?

Логан (подавая ему чашку). Прошу.

Сэр Джильберт. Это очень мило с вашей стороны, дорогой друг. Но я не могу лишать вас…

Логан. Ничего, берите.

Сэр Джильберт. Вы исключительно добры, Орас. Должен признать, что вы удивительно мужественно переносите ужасные условия, которые здесь создались. Вы единственный человек, который мне нравится и которому я доверяю.

Логан (хрипло). Не говорите так.

Сэр Джильберт (беря чашку). Я бы не говорил, если бы не думал. (Нюхает кофе.) Какой прекрасный запах! (Собирается пить.)

Логан. Подождите, не пейте, Ратленд.

Сэр Джильберт (удивленно). Почему? Что случилось? Вам самому захотелось кофе?

Логан (вздрагивая). Нет-нет… Я только хотел задать вам один вопрос. У вас крепкое здоровье?

Сэр Джильберт. У нас в роду все отличались необычайным здоровьем и долголетием. Когда мой отец был губернатором островов Бойи-Бойи, его не меньше шести раз пытались отравить, и все безрезультатно. (Собирается выпить кофе.) Что вас еще интересует?

Логан (вставая). Ничего. (Поспешно уходит.)


Сэр Джильберт глядит ему вслед, затем внимательно смотрит на кофе и нюхает его. Решившись, отпивает маленький глоток, делает гримасу, подходит к окну и выливает кофе. Затем садится у стола и ставит чашку рядом с собой. Открывается дверь. Сэр Джильберт притворяется спящим, словно он под влиянием наркоза. Осторожно входит Эдит, смотрит на сэра Джильберта.


Эдит. Где мистер Логан?

Сэр Джильберт (вяло). Вышел.

Эдит. Он выбежал, как безумный, если хотите знать. (Садится.)

Сэр Джильберт (говорит с трудом). Не удивляюсь, совсем не удивляюсь.

Эдит. Что с вами? Вам нехорошо?

Сэр Джильберт. Мне почему-то хочется спать.

Эдит (ласково). Прекрасно. Выспитесь хорошенько.

Сэр Джильберт (слабым голосом). Я ведь хорошо спал всю ночь…

Эдит (так же ласково). А теперь будете спать еще лучше. Хорошо, крепко будете спать.


Сэр Джильберт засыпает.


(Подходит к нему вплотную.) Противный, старый черт! Грязный, отвратительный старик! Сонный, сонный…


Сэр Джильберт по-прежнему спит.


(Подходит к двери.) Джо! Скорей!


Вбегает Джо с пистолетом в руке.


Джо. Спит?

Эдит. Да, надежно и крепко.

Джо (посмотрев на спящего). Да это не тот!

Эдит. Не твое дело! Живо!

Джо. Где же Логан?

Эдит. Не знаю. Но он может с минуты на минуту вернуться. Мне с ним не удалось… А тут вошел сэр Джильберт.

Джо. Ладно. Ты постереги у окна, а я займусь делом. (Кладет пистолет на стол, вынимает нож, наклоняется к ящикам и начинает перерезать веревки.)

Эдит (смотрит в окно). Логан возвращается. Что делать?

Джо. Ничего, я с ним расправлюсь. (Оставив нож на столе, берет пистолет, подходит к окну и опускается на колени.)


Входит Логан. Не видит Джо.


(Приставляет пистолет к груди Логана.) Руки вверх! Быстро!

Логан (поднимая руки). Вы раскаетесь в этом, Парсонс.


Эдит закрывает дверь.


Джо. Вы еще больше раскаетесь, если сделаете хоть одно неверное движение.(Подталкивая его.) Так, так… Спокойно. (Подводит его к стене.) Ну, а теперь замри, петух! Эдит, вытащи у него из кармана оружие.


Эдит вынимает из кармана Логана пистолет.


Положи его.


Эдит кладет пистолет на стол.


Теперь посмотри, что у него во внутреннем кармане.


Эдит достает из внутреннего кармана пиджака какой-то документ и раскрывает его.


Договор?

Эдит. Как будто да.

Джо. Это то, что нам нужно. (Логану.) Ни с места!

Логан. Но послушайте, Парсонс…

Джо (резко). Никаких возражений.

Логан (кричит). Я не могу так держать руки!

Джо. Тогда опустите их. Уже все равно. Но я слежу за вами и не советую дать повод стукнуть вас по башке. Я не люблю вас, человека с большими деньгами, и никогда не любил… А теперь посмотрим этот договор.


Эдит протягивает Джо развернутый документ.


(Не спуская глаз с Логана, рассматривает документ.) Он самый.


Никто из присутствующих не замечает, что в это время сэр Джильберт берет пистолет и направляет его на Парсонсов.

Сэр Джильберт (спокойно). Бросьте на стол ваш пистолет и этот договор, Парсонс, иначе я убью вас. Быстро!…


Эдит отбегает назад, а ошеломленный Джо кладет пистолет и договор на стол.


Логан (тепло). Очень ловко, сэр Джильберт, первоклассно! (Делает движение вперед.)

Сэр Джильберт (строго). Стойте там.

Логан (останавливаясь). Я хотел только взять свой пистолет.

Сэр Джильберт. Я так и думал. Но я не знаю, Логан, можно ли вам дать в руки оружие. Мне кажется, вы почти такой же, как они. Ну, а теперь никто из вас не двинется с места!

Джо (бормочет). Крышка! Попались!

Сэр Джильберт. Да, и противный, старый черт, грязный, сонный и такой и сякой поймал вас. Не забывайте, миссис Парсонс, я слышал все.

Эдит. Очень рада.

Джо (Логану). Пошевеливайтесь, живее! Я брошусь на него. В нас обоих он сразу попасть не сможет.

Сэр Джильберт. В одного из вас я попаду наверняка.

Логан. Это слишком рискованно.

Сэр Джильберт. Даже очень. Мне действительно доставит удовольствие кого-нибудь сегодня утром застрелить. Кстати, я великолепный стрелок из пистолета. Прекрасное развлечение в дождливые дни. (Всем, резко.) Не двигайтесь!

Логан. Легко сказать – не двигайтесь. А попробуйте сами так стоять. К тому же я дьявольски голоден.

Эдит. Я позабочусь о вашем завтраке, мистер Логан.

Логан. Не заботьтесь о моем завтраке.

Сэр Джильберт. Ио моем.

Логан. Я сам приготовлю себе завтрак.

Сэр Джильберт. Возможно, но не сейчас.

Логан (сердито). Вы не заставите меня, надеюсь, до бесконечности стоять в таком положении?

Сэр Джильберт. Не имею ни малейшего понятия, дорогой. Действительно глупое положение, но главным образом по вашей вине, Логан. Я думал, что вы организатор, а оказалось, что, кроме мелкого мошенничества, вы ни на что не способны, Мне следовало найти более способного человека для финансирования экспедиции.

Логан. А я думаю, что есть сокровище или его нет, лучше бы я никого из вас не видел.

Эдит. И я так думаю. Я бы хотела быть дома, пить чай с хрустящим, поджаренным хлебом и слушать по радио передачу для домашних хозяек.


Входит Роберта.


Роберта (весело). Доброе утро! Алло, что здесь происходит?

Сэр Джильберт. Как видите, я держу их на мушке моего пистолета, но это уже становится утомительным и бессмысленным. Поэтому, будьте добры, возьмите со стола этот пистолет и документ.


Джо делает движение.


Не шевелитесь, вы! Мне так и хочется кого-нибудь пристрелить.


Роберта берет со стола пистолет и договор.


Спасибо, дорогая. Сядьте там, пожалуйста.


Роберта садится у стола.


Ну, а теперь, я думаю, можно сделать передышку. Эдит и Джо, возвращайтесь в кухню, там ваше настоящее место.

Логан (протестуя). Они – отравители!

Сэр Джильберт. Значит, кухня для них – самое подходящее место. (Парсонсам.) Ступайте и не вздумайте выходить оттуда.

Эдит. Я положила в кофе только снотворные пилюли. Но готова спорить, что они уложили бы кого угодно, кроме вас, сэр.

Сэр Джильберт. Допускаю. Но дело в том, что один из моих предков в царствование Якова Первого, когда отравления были в моде, продал душу дьяволу.

Джо (ворчливо). Это предрассудок.

Эдит. Меня это удивляет.

Джо. Не будь такой ограниченной. (Выталкивает ее и следует за ней.)

Роберта. Почему речь зашла об отравлении? Разве дело уже дошло до этого?

Сэр Джильберт. Ходят слухи.

Логан. Жена Траута и молодой Симсон предполагают, что их отравили. Траут утверждает, что все это нервы, но теперь я не уверен.

Сэр Джильберт. А я убежден, что это нервы. Именно поэтому, отнюдь не поддаваясь панике, я считаю, что сегодня кто-нибудь пострадает, а может, будет убит.

Роберта. Мне тоже так кажется.

Логан. И я предчувствую это. (С возрастающей настойчивостью.) Что же делать? Мы следим друг за другом, словно кошки и мыши. Мы не можем спать, не можем отдыхать. Мы даже не можем по-настоящему есть и спать. Даже если и ничего не случится, то, когда придет яхта, мы уже сойдем с ума. Что-нибудь должно произойти. (Тревожно.) Я бы хотел получить свой пистолет, Роберта.

Роберта. Как вы полагаете, сэр Джильберт? Можно ему доверить пистолет?

Сэр Джильберт. Можно.


Роберта протягивает Логану пистолет.


Логан (униженно). Благодарю вас. Что же вы предлагаете, сэр Джильберт?

Сэр Джильберт. Я ничего не предлагаю. Одно ясно – так продолжаться не может. Если я еще несколько часов поживу в этом состоянии тревоги и напряжения, я просто убью кого-нибудь, кто мне не нравится. Эта компания предоставляет мне большой выбор.

Логан. Я не могу считать это разумным.

Сэр Джильберт. Так же как и я. Но я встал очень рано и до сих пор еще ничего не ел. (Подчеркнуто.) Даже не выпил эту чашку кофе, которую вы так любезно передали мне.

Логан. Роберта, можете вы что-нибудь предложить?

Роберта. Я никогда не делала толковых предложений до завтрака.

Логан. Но ведь, пока мы чего-либо не предпримем, не будет никакого завтрака.

Роберта. Что ж, тогда созовем конференцию, нечто вроде конференции по разоружению. Мы все будем сидеть за круглым столом и подписывать всякие пакты, соглашения и тому подобное. Возможно, чтобы удовлетворить наиболее упрямых, придется перераспределить паи, но, надеюсь, все закончится к общей выгоде.

Логан. Вы совершенно правы. Это единственное, что можно сделать. И, если будет перераспределение паев, я не возражаю, чтобы и вы, Роберта, получили свою долю. Как ваше мнение, сэр Джильберт?

Сэр Джильберт. Я с самого начала говорил, что дешевле выделить мисс Крой пай.

Роберта. Не возлагайте на меня ответственность за все эти ссоры. Я принимала в них участие меньше, чем кто-либо другой.

Сэр Джильберт. Да, но этот вопрос поставили вы. Что же вы предлагаете? Сколько вам дать? Пять процентов? Десять?

Логан. Я думаю, что десять – это слишком много. Может быть, семь с половиной?

Сэр Джильберт. Ладно. Пусть будет семь с половиной. Вы согласны, Роберта?

Роберта (твердо)– Нет, не согласна.

Логан. Я так и думал. Надо было предложить пять и потом повысить до семи с половиной.

Роберта (ласково). Нет, вы неправы. Видите ли, я вообще не хочу иметь пая.

Логан и сэр Джильберт (вместе). Что?

Роберта. Да. Не хочу. Слишком поздно. Но я думаю, нашу мирную конференцию следует созвать сейчас же, пока не случилось неприятностей. Хотите, я могу всех предупредить?

Сэр Джильберт. Только Траутов и молодого Симсона. Парсонсам я скажу сам. Ступайте, дорогая (повысив голос), и скажите им точно, против чего мы возражаем.


Роберта уходит.


Логан. Пойду на кухню. Позову Парсонса и его жену. И, кроме того, мне хочется найти коробку сардин.

Сэр Джильберт (вздрагивая). Праведный боже, почему?

Логан (торжественно). Потому что я голоден и люблю сардины. Если я сам открою коробку, можно будет есть, ничего не опасаясь.

Сэр Джильберт. Действительно, девственные сардины. Если осталась банка апельсинового сока, захватите и ее.


Логан уходит. Сэр Джильберт смотрит на спрятанное сокровище, пересчитывает ящики и пробует веревки. Возвращается Логан, он несет маленькую коробку сардин, вилку, банку апельсинового сока и стакан, передает их сэру Джильберту, оба начинают открывать банки.


Сэр Джильберт. Очень вам признателен. Парсонсы все еще там?

Логан (с горечью). Да. И у них прекрасный завтрак.

Сэр Джильберт. У них всегда завтрак лучше, чем мой.


Пауза. Оба едят.


Сэр Джильберт. Я удивляюсь, почему Роберта, кстати, очень способная молодая женщина, отказывается от пая? Может быть, она еще что-то замышляет? Может быть, собирается выйти замуж за кого-либо из нас? Она ведь предложила мне жениться на ней, – о, на чисто деловой основе, – но мне пришлось отказаться, скорее против воли. Девушка мне нравится, но брака, увы, не может быть. Понимаете?

Логан. Конечно. Как только мы покинем этот остров, я рассчитаю Роберту; она опасна. Но, между нами говоря, когда я распоряжусь сокровищем и куплю себе хорошее поместье на Ямайке или Багамских островах, я буду подыскивать себе жену.

Сэр Джильберт. Это нетрудно. Кого вы предпочитаете?

Логан (мечтательно). Я предпочел бы вдову или разведенную, лет сорока, не кокетку, спокойную, уютную женщину, если хотите, женщину из народа, такую, которая умеет хорошо ухаживать за мужчиной, без вздорных выдумок, с крепкой, сильной фигурой.

Сэр Джильберт. Дорогой друг, это же точное описание миссис Парсонс!

Логан (в ужасе). Господи, я совсем не хочу ее! Через месяц она подаст мне пудинг из мышьяка. Я мечтаю об уютной маленькой женщине, любящей и заботливой.

Сэр Джильберт. Может быть, вам нужна негритянка?

Логан (с упреком). Нет-нет, Ратленд, я сегодня настроен серьезно.

Сэр Джильберт. Вы никогда не были легкомысленно настроены.

Логан (не обращая внимания на его слова). Это отвратительное происшествие совершенно потрясло меня… Никогда раньше я не мог и подумать, что люди так алчны, так лживы, так сварливы и так кровожадны.

Сэр Джильберт. Дорогой друг, вы сами обладаете большинством этих черт.

Логан (просто). Себя я знаю. Но мне всегда казалось, что другие лучшие. То, что здесь происходит, делает меня таким же циником, как вы.

Сэр Джильберт. Вам это не подходит, Орас. Вы средний англичанин и к тому же хвастун. Может быть, в конце концов вам лучше жениться на Роберте. Я бы, во всяком случае, чувствовал себя безопаснее.


Входит Роберта.


Роберта. Они идут вместе с Ивонной. Она в роли леди Макбет.

Сэр Джильберт. Я говорю Логану, что если он сделает вам предложение, я буду в безопасности.

Роберта. Это ни к чему. Я бы давно пригвоздила его, если бы хотела.

Сэр Джильберт. Да, конечно.

Роберта (замечая сардины). Почему сардины?

Логан (торжественно). Питательно и безопасно.

Роберта. Вы бы лучше предложили награду за возвращение ваших желудочных порошков. (Идет.) Я должна поесть… (Уходит.)

Логан. Уверен, что вы поймете меня, сэр Джильберт. Мужчина не может устраивать себе уютную жизнь с такой молодой женщиной. Через три месяца я опять буду стремиться к нефтяным концессиям.


Входит Ивонна. Она очень изнурена.


Ивонна. Дадли сейчас придет. Но ему очень хочется спать.

Сэр Джильберт. А как вы себя чувствуете, миссис Траут?

Ивонна (садясь). Все еще очень плохо. Я с вами согласна: у нас должно состояться это совещание, мы должны доверять друг другу. (У нее вид заговорщика и она драматически шепчет.) Знаете, я уверена, что меня отравили. Сначала Дадли предполагал, что это нервы, но теперь он тоже думает, что меня отравили.


Входит Роберта с маленькой тарелкой в руках. Садится около сэра Джильберта и начинает есть.


(Смотрит на нее с ужасом.) Вы сошли с ума, дорогая! Вы не знаете, что едите.

Роберта. Всю неделю не знала. Теперь нам придется ограничиться консервами, и то в закрытых банках.

Ивонна (драматическим шепотом). Вы не понимаете, дорогая (шипит), – яд!

Роберта (весело). Хорошо, пусть это будет одним из пунктов нашего соглашения: не травить друг Друга.


Входит заспанный Траут, он зевает.


Алло, капитан! Вы как будто еще не проснулись?

Траут. Я еще не проснулся, но должен присутствовать на этом собрании дикарей. Так ведь больше продолжаться не может, иначе произойдет убийство.

Ивонна. На мою жизнь уже было по меньшей мере два покушения.

Сэр Джильберт (мягко). Может быть, они не имели никакого отношения к сокровищу?

Ивонна. Почему вы так говорите?

Сэр Джильберт. Так мне показалось.


У двери появляются Парсонсы.


Входите-входите! Садитесь все вокруг стола.


Все рассаживаются.


Все в сборе, кроме Симсона, но он долго не задержится. Все же лучше подождать – пусть он не жалуется. Председателем собрания я предлагаю себя. Бывают случаи, когда руководители должны доказать свои права. Сегодня дело обстоит именно так. Возражений нет?

Логан (с сомнением). Да я не знаю…

Сэр Джильберт (уверенно). Возражений нет, прекрасно!


Теперь все сидят вокруг стола, оставив место для Берта, который в это время входит. Он бледен и мрачен.


А, вот и вы, Симсон. Вот ваше место. Вы плохо выглядите.

Берт (с мрачным удовлетворением). Я поднял этот вопрос. (Садится.)

Логан. Вы что, Симсон…

Сэр Джильберт (поправляя его). Вы должны обращаться к председателю.

Логан. Господин председатель, я предлагаю, чтобы, как только мы закончим заседание, Симсон от моего имени радировал на яхту и приказал этому толстому, ленивому шкиперу полным ходом идти к нам.


Гул одобрения.


Сэр Джильберт. Принято. Вы слышали, Симсон?

Берт (мрачно). Я слышал. Но как я могу это сделать?

Сэр Джильберт. Судя по вашему поведению, я предполагаю, что у вас дурные новости. Надеюсь, рация в порядке?

Берт (торжествующе). Не совсем… Просто целиком разрушена, вот и все.


Возгласы удивления, беспокойства, тревоги. Роберта молчит.


Логан. Вы в этом уверены?

Берт. Не будьте смешным. Когда меня тошнило, я выходил и видел, как кто-то подкрался и стукнул по моей бедной рации. Поэтому теперь, если речь идет о радио, знайте, что его у нас нет. (Кричит.) И не спрашивайте, кто это сделал, я этого не знаю! А если бы знал, то избил бы его или ее покрепче, чем досталось моему радио! (Осматривается по сторонам.) Да, я бы это сделал! Благодаря кому-то из вас мы в западне.

Сэр Джильберт (резко). Ладно, довольно, Симсон! Мы должны решить все раз и навсегда. И сейчас же, здесь. Ссоры ничему не помогут. И так их было слишком много.


Гул одобрения.


Роберта. Господин председатель, разрешите внести предложение.

Сэр Джильберт. Пожалуйста.

Роберта. Я считаю, что каждый из присутствующих джентльменов обязан положить на стол свой пистолет и держать руки подальше от него.

Ивонна (пылко). Чудесная мысль!

Джо (обиженно, показывает). Мой уже лежит на столе.

Сэр Джильберт. Очень разумное предложение. Начинайте, джентльмены. Вот мой. (Кладет свой пистолет на стол.)


Логан, Траут и Берт делают то же самое. На столе теперь лежат пять пистолетов.


Хорошо! Полагаю, что у дам пистолетов нет?

Берт. Но они могли бы положить на стол свои зеленые пилюли и белые порошки.

Ивонна (горячо). Меня отравили этими порошками!…

Сэр Джильберт (властно). Довольно об этом. Давайте продолжать. (Берет со стола договор.) Леди и джентльмены, это то соглашение, которое мы подписали. Может быть, надо внести в него некоторые изменения. Ничего не предрешая, я пока беру его на хранение. А здесь (показывает) – сокровище, которое нам посчастливилось найти благодаря моей карте…

Логан (поспешно). И моим деньгам…

Траут и Берт (вместе, поспешно). И моему…

Сэр Джильберт (прерывая, резко). Да, да, да! Но сокровище здесь, и я хочу напомнить вам, что, согласно закону, оно принадлежит государству! Присвоив его себе, мы совершаем преступление, в котором замешаны все. Единственное, что мы должны сделать, – это увезти сокровище и продать его по возможности дороже. Затем разделить вырученную сумму согласно этому соглашению или новому, которое мы составим. Надеюсь, мы не допустим никаких попыток украсть какую-то часть нашего сокровища. Таковы мои предложения. Если мы не договоримся, то весьма вероятно, что кто-нибудь из нас будет убит, а остальные сойдут с ума от страха и усталости.

Ивонна (пылко). Совершенно верно!

Логан. Я согласен с этим.

Сэр Джильберт. Поэтому торжественно поручимся не предпринимать новых покушений. Поклянемся не дотрагиваться до сокровища под страхом смерти. Согласны? (Оглядывает всех присутствующих.)


Каждый из сидящих за столом торжественно кивает головой и говорит: «Согласен».


Дальше. После этого собрания не должно быть никаких споров о наших паях. Это наше последнее обязательное соглашение.

Логан. Господин председатель, я не вижу ничего неправильного в первоначальном соглашении, которое мы все подписали.

Джо (сердито). Не в этом дело. Вы получите двести тысяч только за то, что истратили пять…

Ивонна. Вы слишком много получаете… и не по заслугам.

Сэр Джильберт (стараясь их успокоить). Ну, одну минуту…

Логан (кричит). Господин председатель, я протестую против всякого отступления от соглашения!

Эдит (кричит). А я говорю, что мы имеем право на большее!

Джо (кричит). И мы получим это!

Берт (кричит). Я первый получу!

Ивонна (почти визжит). Дадли имеет право на двадцать процентов!

Траут (решительно). Ладно… Во всяком случае, на пятнадцать.

Джо (кричит). Мне и жене – десять!

Берт (кричит). А я меньше десяти не возьму!

Логан (кричит). Это явное вымогательство!


В этот момент Джо наклоняется к столу и хватает свой пистолет.


Роберта. Осторожней. Если кто-нибудь чихнет, может начаться стрельба.


Все мужчины хватают со стола свои пистолеты и держат их наготове. После шума и крика наступает полная, зловещая тишина. Никто не шевелится. Все пистолеты нацелены. Пятеро мужчин только переводят взгляды, наблюдая друг за другом. Это молчаливое напряжение длится несколько мгновений.


(Очень спокойно.) Ну, теперь, я думаю, все зависит от того, у кого есть атомная бомба.


Неожиданно раздается свисток. Все в молчании, настороженно держат поднятые пистолеты. Входит морской офицер. Все мужчины вскакивают с пистолетами в руках. Морской офицер, удивленно оглядывается вокруг. Эдит встает.


Морской офицер. Уберите немедленно пистолеты и не вздумайте что-либо предпринимать. Я привел с корвета сорок человек.

Сэр Джильберт. Зачем вы сюда приехали? Морской офицер (добродушно улыбаясь). За сокровищем. Государственная собственность, знаете. Дня три-четыре тому назад мы получили об этом радиограмму – и вот мы здесь. Кто Роберта Крой?

Роберта. Я. Это я послала сообщение по радио. (Встает и подходит к морскому офицеру.)

Берт (с негодованием)– Так вот почему вы задавали мне все эти вопросы! Какой же я был идиот!

Джо. Какие мы все идиоты!

Логан. О великий боже!

Морской офицер (Роберте). Благородный поступок, мисс Крой… особенно если учесть, что здесь дело дошло до пистолетов. Полагаю, вы получите хорошее вознаграждение.

Роберта (скромно). Так я и думала. Я знала, что имею право на некоторую долю.

Эдит (яростно). «Долю»! Мне хотелось бы вас разорвать на части, растерзать!…

Морской офицер (Роберте). Вы проделали все это одна или кто-нибудь еще был на вашей стороне?

Роберта (мечтательно). Только мой жених.

Морской офицер (удивленно смотрит по сторонам). О да, конечно, ваш… э-э жених…


Логан с широкой, фальшивой улыбкой делает движение в сторону Роберты, но сэр Джильберт опережает его.


Сэр Джильберт. Нет-нет, Логан, не валяйте дурака, сейчас не время для ваших шуточек.

Логан (в изнеможении). Шуточек?

Сэр Джильберт (улыбаясь морскому офицеру). Этот незаменимый парень был душой и телом всей экспедиции, но жених мисс Крой безусловно я. (Роберте, беря ее руку). Как прелестно вы все это проделали, моя дорогая! Правда, женщины из рода Ратленд всегда отличались верной, мертвой хваткой. (Целует ей руку.)

Морской офицер (улыбаясь). Поздравляю вас, сэр. Ну, ладно, где сокровище? Пора отчаливать. (Свистит.)


Медленно опускается занавес


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ | Сокровище | Примечания