home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Колодец

Колодец теперь никто не охранял. Середин обошел его, заглянул вниз, в прохладную, но сухую темноту. Большое ведро, привязанное к журавлю, стояло на срубе, но спускаться вниз по веревке Олегу не хотелось. Он совсем уж было собрался навестить жену старосты и выведать у нее, как путешествовал за живой водой ее муж, но увидел рядышком, под навесом, моток веревки, который при ближайшем рассмотрении оказался веревочной лестницей.

Хорошенько проверив узлы, Олег принес ее к колодцу. На краях лестницы нашлись железные крючья, следы от них ведун легко нашел на срубе. Когда лестница, разматываясь, упала вниз, ему показалось, что из темноты раздался чей-то стон. Но колодец обманчив на звуки… Еще раз осмотревшись, Середин прочитал заговор на кошачье зрение, а потом решительно перекинул через край сруба ногу. Двум смертям не бывать.

И все же спускаться было страшновато. На середине пути Олег поднял голову и удивился, до чего маленьким стало небо. Вспомнилась легенда о звездах, которые можно даже днем увидеть из колодца. Он попробовал присмотреться, но вместо звезд увидел какие-то тонкие, белесые нити, протянувшиеся в разных направлениях. Паутина! Олег сморгнул, видение исчезло.

Лестницы хватало как раз, чтобы достать до каменных плит, которыми оказалось вымощено дно колодца. Обостренное зрение ведуна позволило заметить и слабый лучик света, проникающий в почти полную тьму, — куда-то в глубь холма уходил тоннель. Спустившись пониже, Олег оплел ногами ступеньку, вытащил саблю и резко откинулся вниз, готовый отражать и наносить удары. Однако он увидел лишь узкий, низкий ход, убегающий к плохо различимому источнику слабого света.

Середин спустился вниз и, стараясь ступать неслышно, двинулся вперед. Идти приходилось на полусогнутых ногах, чтобы не чиркать макушкой о такие же грубо обработанные плиты, составлявшие потолок тоннеля. Ни в физическом мире, ни на энергетическом плане ведун пока никого не видел.

Между тем источник света постепенно приближался и наконец оказался высоким, узким камнем, поставленным на попа в центре маленького зала. Потолок здесь был гораздо выше, и Олег, прикинув пройденное расстояние, понял, что находится как раз под домом Глеба и Рады. Плиты, составлявшие стены, пол и потолок, в зале были изукрашены резьбой, изображавшей сцены охоты на каких-то зверей, что отдаленно напоминали слонов.

— Россия — родина слонов, — сквозь зубы пробурчал Середин и вдруг понял: — Электрическая сила, да это ж мамонты!

— Индрики! — поправил его крепкий мужик с копьем в мускулистой руке, каким-то образом успевший оказаться в зале, как раз по другую сторону от светящегося камня.

— Вкусные были звери, — поддержал его другой голос, такой же густой и хриплый.

Олег оглянулся и увидел, что второй воин, точно такой же, как и первый, отрезал ведуна от тоннеля. Одеты неведомые стражи ключа с живой водой были в длинные балахоны без рукавов, лица терялись в тени капюшонов. Копья с очень широкими плоскими лезвиями производили впечатление грозного оружия в умелых руках.

— Я с добром, — сообщил им ведун.

— И мы с добром! — почти радостно откликнулись хриплые мужики.

Так вот кто не пускал чародейку к источнику, если верить рассказанному Борисом. Олег прокашлялся, опустил руку с саблей. Если староста этих существ не боялся, то, наверное, и ведуну они не должны причинить вреда.

— Полюбопытствовать я заглянул, — откровенно признался Олег.

— Мы понимаем! — дружелюбно протянули подземные копейщики.

— Это хорошо, что понимаете… Так вот, сказали мне люди добрые, что ключ здесь бьет, а вода в том ключе — живая…

— Верно, — удовлетворенно и даже гордо крякнул тот, что стоял у входа в тоннель. — Еще какая живая-то! Живее всех живых.

— Да уж, иной волшебник левую руку бы отдал за такую водичку, — поддержал его товарищ и, подумав, добавил: — А иной — и правую бы отдал. Если, скажем, он левша.

— Я не волшебник… — улыбнулся Олег, но продолжить не успел, потому что оба копейщика оглушительно расхохотались.

«А ведь и правда, что же я говорю?! — опомнился Середин. — Электрическая сила, я же ведун, то есть тоже чародей. Если им, здоровякам, все равно, за правду я стою или за кривду, то дело плохо… Вот и Борис говорил, что никогда никого не видел здесь».

— Не волшебник! — хихикал один страж, утирая слезы на лице, по-прежнему остающемся в тени. — Слышал, что он сказал?!

— Ага, — завывал второй. — Прямо так и брякнул: не волшебник, мол, я!

— Значит, мне нельзя пройти к источнику? — сухо осведомился Олег, которому это ржание надоело.

— Значит, не можешь! — хором подтвердили стражники, тут же перестав смеяться.

— Или, может, попробуешь? — почти заискивающе добавил один из них.

— Да нет, ни к чему, — улыбнулся Олег. — Я, пожалуй, пойду.

Новый взрыв хохота едва не обрушил своды, и это окончательно убедило ведуна, что он попал в скверную историю. Кем бы ни были эти смешливые «хранители», справиться с ними наверняка потруднее, чем с оборотнем, упырем или даже воином Ставром.

— Уходить тебе тоже нельзя, — сказал, отсмеявшись, тот стражник, что заслонил собой дорогу к колодцу. — Мы — Тим и Тит. Здесь поставлены охранять источник от чародеев и волхвов, а также — от них же — и тайну, — он пристукнул копьем об пол, — тайну источника. А тайна в том, что он здесь, и ты ее раскрыл. Как же мы тебя отпустим?

— Всем известно, что он здесь, — нахмурился Олег. — Колодец же не я выкопал!

— С этим мы ничего поделать не можем, — вздохнул то ли Тим, то ли Тит. — Люди приходят, воду берут. Но не волшебники, и что это за вода — не понимают. Таких мы не трогаем, не положено.

— Не положено! — подтвердил его товарищ.

— А если, скажем, ведун сюда проник — тогда что? ­— спросил Середин.

— Известно что! — опять хором ответили стражники. — Убить татя!

На этом разговор и окончился, оба копейщика с оружием наперевес бросились на Олега, обегая светящийся камень каждый со своей стороны. Ведун, ожидавший такого развития событий, не стал ждать атаки с двух сторон и кинулся навстречу тому, что атаковал от тоннеля.

Удар копья Середин парировал легко, широкий наконечник отлетел далеко в сторону, чиркнув по стене. Однако когда сабля должна была раскроить череп стражника, то встретила… еще одно копье. А может, и то же самое… У Олега не было времени размышлять в те несколько мгновений, что были у него на прорыв к колодцу.

А происходило вот что; Тит, или Тим, стоявший у ведуна на пути, был со своим оружием одним целым. Настолько целым, что мог легко меняться с ним местами. Каждый раз, как Олег отбивал копье, стражник превращался в него и оказывался вдали, принимая все удары клинка Середина на собственное оружие.

— Да что же это, электрическая сила?! — Ведун в замешательстве отступил и тут же обернулся, чтобы отразить нападение второго копьеносца, точно такого же.

Олегу пришлось туго: зал был совсем небольшим, а центр занимал светящийся камень. Ведун оказался зажат между двумя стражниками, каждый из которых представлялся неуязвимым. Пока что искусство ратного боя позволяло ему продержаться, орудуя саблей со всей возможной скоростью, но долго так продолжаться не могло. Наконец, изловчившись ударить одного из хранителей ключа одновременно и клинком — по той части защитника, что в этот момент была копьем, — и ногой в грудь, Олег сумел хотя бы отшвырнуть его в сторону и воспользовался секундной передышкой, чтобы проверить на крепость камень.

Светильник и в самом деле оказался каменным — сабля вышибла из него сноп искры, а плечо ведуна, с помощью которого он попробовал его уронить, опасно хрустнуло. Но кое-чего Олег добился: свет замерцал, когда камень пошатнулся.

— Экий вредный! — с искренней досадой выкрикнул один из стражников.

— Верно, Тит, вредный волхв! — поддержал его товарищ. — То-то потеха! Сто лет вспоминать будем!

— А то и больше, — согласился Тит, и оба стражника опять бросились в атаку.

Олег не слышал их слов: полностью сосредоточившись на своей энергетике, ведун за это время успел с рекордной скоростью прочесть наговор. Камень источал силу, имевшую ту же природу, что оба копейщика, и, воздействуя на него, можно было надеяться на успех в бою. С помощью наговора Середин свил «жгут» из части своей ауры, набросил петлю на камень, а свободный конец, вообразив его катящимся по полу клубком, направил к колодцу.

— Это что?! — Тим сразу заметил произошедшие изменения. Энергетику он видел так же отчетливо, как и физический мир. — Зачем?

— Подземная сила не любит горной, небесной! — Олег так удачно отбил выпад Тита, что сумел поменяться с ним местами. Теперь со спины ему никто не угрожал. — Они столкнутся, потому что над колодцем нет навеса!

Клубок энергетической нити, размотавшись, докатился до колодца, встал под крошечным, едва виднеющимся наверху кусочком неба. Туча над деревней Озерцы сформировалась, казалось, в один миг, из ничего. Еще мгновение, и навстречу друг другу ударили две молнии — белая сверху и черная из колодца.

— Нельзя!!! — хором взвыли стражники, когда камень ненадолго потух, выбросив всю свою мощь навстречу ненавистным небесам. — Нельзя сводить их, гибель всему!

Олег и без них знал, что погребенная глубоко в земле сила никогда не должна встречаться со своей небесной сестрой. Если не мешать им, то молнии будут бить беспрерывно сотни лет, и постепенно не станет ни земли, ни неба. Древние неназываемые сущности создали мир из ничего, разделив это ничто на две половины, черную и белую, верхнюю и нижнюю… Камень подпитывался откуда-то из самого сердца нижнего мира. Но знал также Середин, что всей его жизни и даже ста таких жизней не хватит, чтобы «выкачать» всю земную силу. Если сейчас энергетический жгут, протянутый ведуном, и не рвется, пропуская через себя невообразимую мощь, — то долго так продолжаться не будет, Олег просто сгорит.

— Прекрати! — Тит бросился к светящейся нити, хотел сбросить ее с камня, но ведун оттолкнул его.

После этого молнии снаружи начали грохотать беспрерывно. Олег даже пожалел, что не видит этой битвы стихий, в результате которой не рождается ровным счетом ничего, а наоборот, что-то пропадает. Его трясло, на лице выступили крупные капли пота, но стражникам пришлось еще хуже. Тит и Тим замерли, скрючились — энергии камня не хватало больше для них, даже свет мерцал все чаще.

Середин не испытывал никакой неприязни к копьеносцам, скорее наоборот. Возможно, он мог бы убить их, хотя, скорее всего, сразу после ликвидации «короткого замыкания» оба копьеносца воскреснут. Так или иначе, Олег предпочел выбежать из зала в тот едва различимый, сливавшийся со стеной, проход, который заметил только во время схватки.

Перед ним оказался еще один коридор, на этот раз с высоким потолком. Некоторые плиты в стенах слабо светились, видимо, подпитываясь глубинной земной энергией. Олег теперь, когда часть его, обратившись в жгут, горела под невыносимой тяжестью, видел эти потоки черной, но вовсе не злой силы. Силы земли.

— Непростое местечко, ква-ква три раза!

Шатаясь, Олег добежал до следующего зала. Здесь тоже стоял мерцающий камень, побольше, да и сам зал был гораздо шире первого. Середин бросил взгляд наверх и вдруг увидел там, в самой середине потолка, на высоте трех человеческих ростов, лук и колчан. Очень красивые, богато отделанные. Лук был прихотливо изогнут, производя впечатление чего-то древнего, мощного — и очень далекого от этих мест и людей.

— А ты ловок, Олег-ведун, — раздался шипящий голос из дальней части зала. — И приоделся — молодец.

Середин вздрогнул, от неожиданности едва не разорвав проложенный энергетический жгут. Он уже был готов увидеть если не чародейку, то огромного паука из сна, но в зале никого не оказалось. Только журчал маленький фонтанчик, а вода из него убегала по каменному желобу куда-то в стену.

— Живая вода! — не сдержал Олег радостного восклицания.

Однако руку под струю сунул с опаской, готовый сразу отдернуть ее. Вода оказалась самой обыкновенной, холодной и чистой.

— Зачем она тебе понадобилась, ведун? — спросил невидимый собеседник.

— Что ты тут делаешь? — вопросом на вопрос ответил Середин. — Как тебя пропустила стража?

— Стража охраняет вход… — На середине фразы голос изменился, теперь говорила та девушка, которую ведун ночью пытался убить. — Но водичка выход найдет. А через выход и я проберусь — все просто. Жаль, отец не успел найти этот источник. А вот тебе он зачем, Олег? Или хочешь нежить плодить? Это просто, я научу. Берешь живой воды, читаешь над трупом, скажем, наговор, он и оживает… Олег, ты в самом деле хочешь это сделать?

— Нет. — Середин опять почувствовал себя обманутым. — Я… Напиться сюда заглянул.

Он и в самом деле стал пригоршней черпать воду, необычайно вкусную. Не без удовлетворения Середин отметил, что чародейка замолчала. Наверное, просто не знала, что сказать.

— Что тут за лук на потолке? — Олег старался говорить и двигаться непринужденно, хотя сила земли, струящаяся через жгут, буквально выжигала связанную с ним ауру. — Старый какой-то.

— Это особенный лук, Олег! — Чародейка появилась под потолком, осторожно прикоснулась к древнему оружию пальчиком, провела по зазвеневшей тетиве. — Видишь, осталось только три стрелы. Это страшные стрелы, а стрелять ими можно только из этого лука. Он хранится здесь с незапамятных времен, столь древних, что никто не может их помнить.

— Очень интересно, — кивнул Олег и направился к выходу. Больше терпеть эту муку он не мог. Жаль, что все впустую… — Мне пора.

— Эти стрелы не убивают, — спокойно продолжила волшебница. — Тот, кого они поразят, просто перестанет быть. Нет, не так… Его вообще не будет. Он исчезнет полностью — и прошлое его, и будущее, и все следы, даже в памяти людей и нелюдей. Это страшнее смерти — не быть вообще, правда, Олег?

— Правда… — Придерживаясь за стену, Середин шел по тоннелю к первому залу. В глазах уже темнело. — Ужасно, электрическая сила, просто ужасно вообще никогда не быть. Вот бы тебе эту стрелу в…

Он прошел мимо скорчившихся фигур стражников ключа, добрался до колодца. Черные молнии без остановки, одна за другой вылетали в небо, чтобы там, на полдороге к облакам, встретиться с белыми и обратиться в ничто. Середин с удовольствием понаблюдал бы за этой картиной, но сил уже не оставалось. Он разорвал жгут.

— Где он?! — хором заорали Тим и Тит, еще более' хриплые, чем обычно. — Где ведун, для которого нет закона?!

Несмотря на растраченные силы, Олег без труда взобрался наверх — так велико было его облегчение после разрыва жгута. Перевалившись через край сруба, Середин увидел, как с необычайной скоростью разбегаются тучи на Озерцами, будто ветры подули сразу во все стороны. Да так оно и было… Ведун привалился спиной к теплым бревнам, от которых теперь шел легкий запах паленого, и расслабил все тело. Стражников ключа, Тима и Тита, он не боялся — духи земли никогда не смогут встать под открытым небом, ни днем, ни ночью.

— Будет что рассказать Ворону. Если свидимся.

— Друг твой? — Чародейка, в отличие от духов земли, ничуть не боялась показаться небу. Она как ни в чем не бывало присела на траву напротив Олега, сорвала травинку. — Так давай его на нашу свадьбу пригласим. Расскажи мне о Вороне.


Чужая метка | Паутина зла | Настойчивое предложение