home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Посох

Когда вокруг уже изрядно стемнело, Игнат неожиданно предложил Олегу влезть на очередной валун и там, выпрямившись во весь рост, указал вперед:

- Вон он, замок властительницы Варны.

Ведун встал рядом, но в темноте смог разглядеть только несколько светлых прямоугольников.

- Что теперь?

- Сюда, сюда идем: - Упырь скатился с камня вниз, покрутился, нырнул под камень. - Сюда!

Олег полез следом и оказался в тесной норе, прикрытой сверху гранитом, с шершавыми, словно из песчаника, стенами. Втроем, не считая Купавы, тут было не развернуться, и Игнат полез наружу.

- Иди со мной, ведун, - услышал Олег его громкий шепот. - Я не смогу незаметно провести вас двоих, но с тобой одним мы проберемся.

- А я? - с тревогой спросил Андрейка.

- Здесь безопасно. Тут никто не ходит, тебя здесь никто не найдет. Главное - сиди тихо и никуда не отходи.

- Вы оставите меня одного? - На этот раз в вопросе уже ощущался страх.

- Ну и что? Ты же мужчина, ты воин, ты будущий князь, - укорил его вампир. - Ты не должен бояться ничего и никогда. Главное - не вылезай из норы и никуда не отходи.

- Ты не один, - тихо напомнил Середин. - Куница останется с тобой и будет следить за подступами. Держись, княжич. Иначе нам не удастся выручить Сварта.

- И никуда не уходи, - добавил упырь.

- Хорошо, ведун, - вздохнул в темноте мальчик. - Я подожду.

- Только никуда не уходи! Ни в коем случае, - еще раз напомнил Игнат, и его шаги захрустели по влажной траве. Середин тронулся следом.

Вблизи стало ясно, что замок повелительницы является полноценной крепостью. Высокие крепкие стены с бойницами, массивные двери, которые охраняли около десяти воинов в балахонах. На двух башнях по углам горели факелы и прогуливалась стража.

- Тут есть тайный ход, - зашептал упырь. - Он замаскирован под кладку и крепко заперт, но над ним есть окна, для света. Туда можно влезть, я покажу.

- Подожди: - Ведун нащупал в кармане свартовскую отмычку. - А где сама дверь?

- Под окнами: - Игнат некоторое время молчал, выглядывая в ночном мраке свои приметы, после чего уверенно направился к стене: - Здесь.

Середин вынул амулет и приложил к тайной двери. Та немного подумала и распахнулась. Узкая витая лестница вывела тайных гостей к широкому залу. Сумрак, с трудом разгоняемый несколькими синими шарами на подсвечниках, скрывал углы и дальние стены. Здесь никого не было, дом спал.

- Сюда, сюда: - Игнат уже поднимался дальше. Олег поднял голову и посмотрел вверх. Очередная лестница вообще была слабо освещена, и ее конец вовсе терялся где-то в темноте.

Слабый сквозняк толкнул ведуна в спину, и он быстро отступил во мрак. Но ничто не нарушало затаившей дыхание тишины, и Олег немного расслабился и пригляделся. Чуть в стороне от массивной входной двери располагалась такая же небольшая дверь, как и та, через которую он попал сюда. Дверь была чуть приоткрыта, и в щель пробивался слабый свет.

Середин, держась за стену, чтобы не споткнуться обо что-то в темноте, приблизился к двери и несильным толчком распахнул ее.

Яркий свет ударил в глаза, и Олег зажмурился.

- Я уж думала, что ты струсил и решил не приходить. Олег вздрогнул и медленно поднял веки. Он хорошо помнил этот голос и не спутал бы ни с каким другим. Красивый женский голос, который ведун слышал только раз - но едва не поплатился за это жизнью.

Первое, что увидел Середин, когда глаза привыкли к свету - это невероятно большое зеркало в массивной багровой раме, висящее на стене прямо перед ним. Он смотрел на свое отражение, почему-то приобретшее розоватый оттенок, широко раскрытыми глазами и не мог отвести взгляд. Из-за спины выступила изящная женская фигурка. И когда она вышла из тени, Олег увидел колдунью во всей красе. Пышные огненно-рыжие волосы падали на плечи воздушным каскадом, на прекрасном бледном лице сверкали огромные глаза с алыми вертикальными зрачками. А на плече властительницы, полускрытая волосами, сидела изумрудная ящерка.

Олег через зеркало встретился с женщиной взглядом, и та улыбнулась, обнажив жемчужно-белые зубы.

- Я ждала тебя, ведун. Мне доложили, что ты объявился в Запретном мире, и я поняла, что ты непременно нанесешь мне визит. Верно, Шептун?

Из темноты выступил вампир и оскалился не менее радостно, чем колдунья. Оба так и сияли, словно начищенные медяки.

- И ты, Брут, - тоскливо прошептал Середин, но его услышали.

Вампир непонимающе вскинул широкие брови, но смолчал.

- Ты можешь забрать свою награду, Шептун, - разрешила женщина.

- Благодарю, властительница, - подобострастно поклонился упырь. - Я не спешу. Я готов подождать. Вдруг понадоблюсь снова?

Он попятился, поймал взгляд ведуна и многозначительно повторил:

- Я подожду.

"А ведь он двурушник! - мгновенно понял ведун. - Что-то выклянчил у властительницы, теперь рассчитывает урвать плату с меня. Значит, все отнюдь не безнадежно..."

Настроение Середина мгновенно улучшилось, и он повернулся к хозяйке. Да, она действительно прекрасна! Одетая в полупрозрачные шелка, сквозь которые стройное тело не угадывается, а проступает в свете ослепительно-белых шаров. Браслеты с изумрудами, перстни топкой работы, а не просто тяжелые куски золота, переливающееся крохотными радугами жемчужное колье. В руках - странная палка. То ли шестопер, то ли скипетр. Короткое древко, отполированное тысячами, миллионами прикосновений ладоней, большой сапфир, который обвивает золотая змейка с глазами-рубинами, а вдоль тела змейки сверкают алмазы. Олег поразился тому, насколько искусно была выполнена змейка, в точности до последней чешуйки. Казалось, миг - и она оживет. И вдруг понял: предмет выглядел в точности так, как упырь описывал драгоценный посох.

Крест испуганно запульсировал, браслет богини смерти скрутил руку ледяным холодом. Однако ведун ничем не выразил своего беспокойства. Наоборот - он расстегнул молнию косухи и приветливо улыбнулся:

- Неужели ты искала со мной встречи, прекраснейшая из женщин?

- Прекраснейшая из женщин? - улыбнулась хозяйка и прошла мимо - так близко, что задела его краем одежд. От нее пахло ладаном и свежим хлебом. - Если ты просто не знаешь, как меня называть, то мое имя - Варна. - Хозяйка развернулась и уселась на край постели. Откинулась немного, опершись на выставленные руки. - И я действительно хотела тебя увидеть: ближе.

Властительница принимала его в спальне. Интересный обычай. Ведун снял куртку, кинул ее на ближний пуфик, сделал пару шагов к хозяйке, встав перед ней. Взгляд невольно опустился на высокие груди, поднимающие шелк - сквозь драгоценную ткань различались темные круги сосков.

- Как тебя зовут, ведун?

- Олег: - Середин помнил про цель своего прихода, про Сварта, но решил, что начинать разговор прямо с просьб было бы неприлично.

- Олег: - повторила женщина. - Ты удивительно ловок, Олег, если смог дожить до нашей встречи.

- Ты хотела убить меня: Четыре раза? Пять? - попытался угадать ведун. - Собираешься попробовать еще раз?

- Не-ет, - покачала головой Варна. - Мне надоело заглядывать на тебя через плечо Мары. Мне захотелось увидеть тебя таким, каков ты есть. Услышать твой голос, ощутить твой запах. Ты жив, а это кое-что значит. Это заинтересовало меня, и я решила познакомиться с тобой поближе. А может быть, и наградить тебя за такую настойчивость:

Властительница поднялась и обошла гостя кругом. Так близко, что ее волосы защекотали ведуну лицо, шею, он ощутил ее дыхание.

- Наградить: Поверь мне, мало кто доживает до такой награды.

- А может, просто отпустишь одного моего друга? Женщина тихо засмеялась:

- А ты практичен, ведун: Хочешь выкупить свободу для смертного? Попытайся. Однако какие странные существа - мужчины. То они готовы умереть за право прикоснуться ко мне, то начинают просить плату за прикосновение уже с меня:

Слова ее, вылетающие прямо в ухо, щекотали щеку, заставляли дрожать ресницы. Олег повернул голову и попал губами прямо в губы властительницы. Поцелуй возник словно сам собой - затяжной, страстный. И Середин наконец сделал то, о чем подспудно мечтал все последние минуты - скользнул ладонью ей по боку и крепко сжал грудь.

- Не это: - Она расстегнула на нем ремень, отшвырнула в сторону, рванула завязки шаровар. - Ну же, смертный. Мне надоело смотреть на твою силу. Я хочу ощутить ее. Почувствовать, на что ты способен телом, а не заклятием.

Середин поддернул ткань на ее животе, запустил под нее обе руки и сжал теперь уже обнаженные, горячие и упругие груди, покрывая поцелуями щеки Варны, ее губы, веки, тонкие, но густые соболиные брови.

Она поймала его рубашку за подол, рванула вверх - Олег вскинул руки, одновременно снимая одеяние и с хозяйки замка, снова начал целовать ее. Колдунья отступила на шаг - и они вместе рухнули на постель. Ведун был уже обнажен, а потому без малейшего стеснения содрал с Варны атласные шаровары, под которыми не оказалось больше ничего. Женщина попыталась отползти от него по постели - он кинулся на колдунью, поймав ее, опрокинув на спину. И, оказавшись сверху, вошел. Вошел в ее плоть, в открытые, ждущие врата страсти. Он видел перед собой ее лицо, закрытые от наслаждения глаза, приоткрытые губы. Одна рука ведуна чуть не обугливалась раскаленным крестом, другая - потеряла чувствительность от холода. Но Олег, опираясь на локти, сжал ладонями ее щеки, потом двинул руки вверх, пропуская между пальцами струящиеся живым золотом волосы, а губами продолжал искать на лице Варны ту точку, которая окажется наиболее приятной. Пока вдруг плоть не взбунтовалась и не оборвала эти поиски взрывом наслаждения. Олег без сил откинулся в сторону - понимая, что оказался полностью беззащитен, но не имея сил пошевелить даже пальцем. Однако никаких предательских кинжалов не впилось в его плоть. Напротив, он ощутил нежное прикосновение к груди, услышал тихий шепот:

- Ну вот, ты опять почти умер, - сказала Варна. - Но все-таки остался жив. И пожалуй, снова победил. Ведь я перед тобой устоять не смогла. Ты знаешь, ведун, такие схватки, как сейчас, мне нравятся намного больше. В них не страшно ни выиграть, ни проиграть. Потому что в конце я все равно могу сказать только одно: "Как же мне хорошо с тобой, Олег". Мне с тобой очень хорошо.

Ее рука опустилась ниже, к животу. Потом еще ниже.

- Неужели повелительница целого мира не может выбрать себе самых искусных служителей любви? - не удержался от вопроса Олег.

- Рабы, - кратко ответила она. - Невольниками легко пользоваться. Но им невозможно отдаваться. Отдаться можно только равному. Тому, кто доказал право вступить в схватку.

- Ты очень красива, Варна, - поднял он руку, играя с ее волосами. - Ты самая прекрасная из всех, кого я встречал в этом мире.

- Ты льстишь или оскорбляешь меня? - Ее пальцы играли с плотью гостя, губы ласкали его грудь. - Запретный мир не так велик. Откуда здесь взяться действительно красивым женщинам?

- Восхитительнее тебя все равно невозможно отыскать... Ни здесь, ни снаружи. Ни в прошлом, ни в будущем...

- Говоришь ли ты правду, ведун?

- Клянусь!

Властительница Запретного мира поднялась на колени, открывая ему свое тело во всей красе, перекинула ногу, оказавшись над его бедрами, медленно опустилась, принимая в себя его опять окаменевшую плоть, стала тихонько покачиваться, никуда не торопясь, но и не давая ослабнуть вожделению, желанию. И в этот раз уже Олег отдался во власть хозяйки, уплывая на волнах наслаждения и не думая ни о чем. Он тонул в неге, забыв обо всем мирском, о своих планах и клятвах, о друзьях и врагах. И Варна тоже, похоже, забыла обо всем, поскольку до Середина стали доноситься ее тихие сладостные постанывания. Олег открыл глаза и:

У существа, что сидело сверху, плоть накатывалась волнами, то становясь человеческой, то открывая зеленую чешуйчатую кожу, плоское безносое и безгубое лицо. Коричневые руки заканчивались не пальцами, а короткими культяпками с длинными острыми когтями. Ведун судорожно сглотнул, а губы его лихорадочно зашептали: - Перун Громовержец, воин небесный, явь от нави оберегающий, дай мне силушки крошечку, дай мне жизни плошечку, чтоб не расплескать понапрасну, а отдать все до капельки в уста умирающего да страждущего. Ты лети, слово вещее, за горы да за долы, туда, где Перун ведет битву вечную:

- Что?

Почуяв неладное, колдунья остановилась и открыла глаза - но огненные шары уже сорвались с ладоней гостя. Удар застал ее врасплох. Закрываясь руками, Варна слетела с постели, закувыркалась, объятая пламенем, отмахиваясь от него, как от надоедливой мошкары, но уже бормоча угрозы.

Олег тоже чувствовал себя попавшим в ловушку - ведь все его оружие валялось вместе с одеждой далеко на полу. Он пошарил по постели, нащупал какую-то деревяшку, вспрыгнул, и со всей силы ударил тянущее к нему когтистые лапы создание в висок. Мигнул свет, послышался треск, стены затряслись, как в лихорадке, по ним с оглушительным треском заструились трещины, посыпалось мелкое крошево, пол закачался. Гул нарастал и бил по ушам, а в воздухе появился удушливый дым. Колдунья отлетела далеко в сторону, Олег взмахнул своим оружием снова - и, как ни странно, удар достиг цели, подбросив безвольное тело к потолку и опять уронив на пол. Все тело ведуна стремительно пропитывалось ощущением огромной несокрушимой мощи, силы бесконечной и безграничной. Такая мощь билась в нем, что, казалось, захоти он сейчас весь мир смести, как щепку, тотчас все по его воле сбудется, и не останется ни гор, ни рек, ни лесов. Пронесется он вихрем огненным да лавиной безжалостной, раскаленным жаром песок в стекло превращая, чтоб сверкали грани мира хрустальными бликами! Каждый новый взмах заставлял возникать и рассеиваться во вспышках света тьму, раскидывал мебель, сносил стены, обрушивал потолки.

В трехстах шагах от замка невероятный грохот побудил выбраться из укрытия княжича и куницу. Они на ощупь забрались на валун - и без труда разглядели содрогающийся во вспышках света и грохоте замок.

- Что это? - пробормотал Андрейка. - Может, это ведуна поймать пытаются? Или он битву ведет.

Купава коротко пискнула, скользнула вниз и помчалась к замку.


* * * | Ключ Времен | Хозяин