home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Предательство

Лира проснулась от того, что кто-то тряс ее за плечо. Пантелеймон глухо заворчал спросонок, но когда он протер глаза, девочка узнала Торолда. Камердинер лорда Азриела был бледен как полотно. В трясущихся руках он держал лигроиновую лампу.

— Мисс Лира, мисс Лира, проснитесь! Да проснитесь же вы! Я не знаю, что делать. Он… он не оставил никаких приказаний. Я думаю, он сошел с ума.

— Кто сошел с ума? — переспросила девочка, ничего не понимая.

— Лорд Азриел, мисс Лира. Как вы ушли спать, он ведь прямо обезумел. Я его милость никогда в таком состоянии и не видывал! Инструменты сам упаковывал, много инструментов, и батареи, быстро все так на нарты погрузил, собаки уже наготове ждали. Раз — и был таков. Но ведь он не один, мисс Лира, с ним мальчик. Он взял мальчика с собой!

— Роджера? Зачем ему Роджер?

— Его милость велели мне разбудить и одеть Роджера. Я не посмел ослушаться, как можно, мисс Лира, но мальчик все время спрашивал про вас, все звал вас, только лорд Азриел сказал, что намерен взять с собой его одного. Помните, вчера вечером вы вошли в холл, помните, мисс Лира? Он еще вас увидел и в лице переменился, а потом приказал, чтобы вы уходили, помните?

Слушая сбивчивую речь Торолда, Лира чувствовала, что в голове у нее мутится. Она ничего не соображала от ужаса и усталости, но послушно кивала:

— Да, да, конечно…

— Это все потому, что ему для опыта был нужен живой ребенок, понимаете? А лорд Азриел ведь такой человек, как ему что понадобится, так сразу вынь да положь, и чтоб немедленно, а тут вы…

Теперь Лирина голова загудела, зашумела, словно бы кто-то нарочно старался загнать какое-то страшное воспоминание подальше в лабиринт ее памяти, чтобы не выпустить его оттуда никогда.

Она спустила одну ногу с кровати, потом другую, потянулась было за висевшей на спинке стула одеждой, как вдруг рухнула, словно подкошенная. Страшный вопль отчаяния захлестнул все ее существо. Крик рвался с губ, но казалось, что боль ее больше, чем она сама, что она лишь малый сгусток этой боли, потому что память вытолкнула на поверхность слова лорда Азриела: “Тело человека и его альм связаны воедино колоссальной энергией”, вот что он сказал, а для того, чтобы построить мост между мирами, ему необходим “колоссальный выброс энергии”.

Что же она наделала! Она же только сейчас поняла, что натворила!

Все это время она рвалась к лорду Азриелу, свято веря, что ему от нее что-то нужно. Дура, проклятая дура! Она-то думала, что это веритометр, а ему нужен был живой ребенок.

И она привела к нему Роджера.

Так вот почему он так страшно закричал, когда увидел ее. “Я звал не тебя!” Конечно. Велел привести к себе ребенка на закланье, а судьба посылает ему собственную дочь. Он именно так думал до тех пор, пока Лира не сделала шаг в сторону и следом за ней в дверь не протиснулся Роджер.

Какая мука, какая нечеловеческая, страшная мука! Ведь она все это время наивно полагала, что спасает Роджера от гибели, а на самом деле каждую минуту своими руками приближала эту гибель. Она предала его.

Тело Лиры содрогалось от рыданий и всхлипов. Этого не может быть! Не может быть!

Бедный Торолд как мог пытался утешить девочку, хотя он и не знал, из-за чего она так убивается. Он робко погладил ее по плечу, но Лира резко отшвырнула его руку.

— Йорек! — закричала она, захлебываясь от слез. — Где Йорек Бьернисон? Йорек, медведь, он что, на улице? Да отвечайте же вы!

Торолд беспомощно развел руками.

— Помогите мне, — простонала Лира. Она едва стояла на ногах от слабости и ужаса. — Одеться мне помогите. Надо ехать. Немедленно. Да помогите же вы! Где мои вещи?

Слуга опомнился и бросился выполнять ее приказания. Несмотря на то что губы ее дрожали, а лицо распухло от слез, Лира прикрикнула на Торолда, как истинная дочь своего отца.

Пока он бегал за ее теплой одеждой, Пантелеймон метался по комнате, беспокойно поводя хвостом. Казалось, шерсть его источала снопы яндарических искр. Торолд наконец вернулся, держа в руках Лирину заскорузлую вонючую шубу. Он помог ей натянуть сапоги и застегнуть пуговицы, ведь заново облачиться в зимний наряд было делом нелегким. Выйдя за порог, девочка почувствовала, как обжигающий холод полоснул ее по горлу, словно нож, мигом превратив слезы на щеках в сосульки.

— Йорек! — отчаянно зазвенел ее голос. — Йорек Бьернисон! Сюда! На помощь!

Снежный сугроб заходил ходуном, раздался лязг металла, и мгновение спустя гигантский медведь уже стоял перед крыльцом. Он все это время спокойно спал себе под снегом. При свете лампы, которую Торолд поставил на подоконник, Лира видела удлиненную голову, казавшуюся еще длиннее из-за шлема, пышный глянцевитый мех, выбивающийся из-под ржаво-красных пластин панциря, и хотела только одного — повиснуть на этой могучей шее, прижаться щекой к черным щелям глазниц, так чтобы заледеневшие ворсинки царапали лицо.

— Что случилось? — спросил медведь.

— Йорек, миленький мой, дорогой, нам нужно… Нужно догнать… лорда Азриела. Он взял с собой Роджера, чтобы… — Она не могла договорить, да это уже было и не нужно.

— Вперед, — рыкнул Йорек, и девочка прямо с крыльца скользнула ему на спину.

Четкие следы полозьев вели через двор и дальше, по снежному плато. Медведь размашистой рысью припустил за ними. Девочка до того срослась с ритмом его движений, что без малейших усилий раскачивалась, попадая точно в такт, словно они были единым целым. Йорек мчался по глубокому снегу, толстым белым покрывалом укутывавшему серые горы. Никогда прежде бег его не был столь быстр. Лира лишь чувствовала, как перекатываются на его спине могучие мускулы, то вздымая, то опуская пластины панциря.

Немного позади следом за ними бежали остальные медведи, волоча за собой огнемет. Высоко в небе стояла луна, и в этом призрачном, скованном вечным холодом мире существовало всего два цвета: серебристо-белый и густой, глубокий черный. Такую же точно луну Лира видела, когда они летели на воздушном шаре.

Следы собачьей упряжки лорда Азриела вели к зубчатой гряде гор, маячившей далеко впереди. Их странные, резко заостренные вершины словно врезались в черное небо, похожее на лоскут старого мягкого бархата, в который был замотан веритометр. Вокруг не было ни души, только следы полозьев на белом снегу, хотя в какое-то мгновение Лире показалось, что далеко впереди по склону самого высокого пика что-то движется. Девочка подалась вперед, пытаясь разглядеть, что же это. Пантелеймон взмыл в воздух, с высоты птичьего полета взглянул на склон орлиным оком, потом, обернувшись филином, уселся Лире на запястье и доложил:

— Это лорд Азриел. Нахлестывает собак, как бешеный. С ним Роджер.

Лира внезапно почувствовала, что Йорек начал двигаться как-то иначе. Он сбавил скорость, то и дело задирал голову, беспокойно рыскал то вправо, то влево, словно что-то его настораживало.

— Что-нибудь не так? — спросила девочка.

Медведь не отвечал. Он напряженно вслушивался. Лира тоже навострила уши, но, как ни старалась, все напрасно. Тишина. Вдруг до ее слуха донесся какой-то непостижимый, загадочный звук, еле уловимый, похожий на отдаленный шелест или сухое потрескивание. Однажды она уже слышала его. Так звучит северное сияние. И неведомо откуда, из ничего, из пустоты, в полярном небе возник, раскинулся и повис переливчатый, мерцающий полог. Все эти невидимые глазу миллиарды и триллионы заряженных частиц, среди которых наверняка были и пресловутые частицы Русакова, то есть Серебристая Пыль, создавали в верхних слоях атмосферы чудо свечения. Но зрелища такой феерической яркости Лире еще не приходилось видеть никогда. Казалось, небо знает о страшных событиях, которые разыгрываются в эти минуты здесь, внизу, и хочет, чтобы завораживающая красота северного сияния подчеркивала драматизм происходящего.

Но небесные огни занимали одну только Лиру. Никто из медведей даже не поднял головы, их внимание было приковано к земле, и Йорек замедлил ход совсем не для того, чтобы полюбоваться северным сиянием. Теперь он застыл неподвижно, и Лира поспешно соскользнула у него со спины на снег. Девочка знала, что сейчас ему нельзя мешать. Он должен иметь возможность свободно двигаться. Мощный зверь явно чуял неладное.

Лира оглянулась назад, туда, где простиралось заснеженное плато, на котором стоял дом лорда Азриела, и еще дальше, туда, где громоздились складки гор, через которые они вчера шли. Никакой опасности не было. Меж тем северное сияние все разгоралось. Раскинувшийся в небе переливчатый полог трепетал и сминался, словно его сдувало в сторону бешеным ветром, а над ним, в вышине, разворачивались и колыхались причудливо изрезанные ленты, становясь с каждой минутой все шире и ярче. Они непрерывно меняли очертания: дуги и петли вились через все небо, раскручивались, как шутихи, так, что пучки мерцающих лучей захлестывали точку зенита. И все явственнее и явственнее звучали у Лиры в ушах их шелест и шорох — тень невиданных глазу, неведомых сил.

— Ведуньи! — прокричал кто-то из медведей, и Лира, чуть не плача от радости, рванулась навстречу.

Внезапный толчок в спину опрокинул ее в снег. Йорек, ткнув девочку мордой между лопаток, сбил ее с ног и отшвырнул далеко вперед. Ничего не понимая и хватая воздух ртом, Лира подняла голову. Там, где она только что стояла, торчала стрела с зеленым оперением. Острие и древко ушли глубоко в снег.

— Кто же это? — растерянно прошептала девочка, но вот еще одна стрела со звоном ударилась о панцирь Йорека, прикрывавшего Лиру собой. Это были ведуньи из враждебного клана; много, очень много. Они жадной стаей кружили над землей, то камнем падая вниз, чтобы послать стрелу точно в цель, то взмывая вверх. Запрокинув голову в бессильной ярости, Лира кляла их самыми страшными словами, какие знала.

Йорек Бьернисон отдавал короткие приказы. Стычки с ведуньями для панцербьорнов были, судя по всему, делом знакомым, потому что медведи в мгновение ока приготовились к обороне, а воздушные разбойницы, заложив крутой вираж, пошли на приступ. Их стрелы били точно в цель только с близкого расстояния, поэтому для того, чтобы не тратить их понапрасну, им нужно было спуститься как можно ниже, прицелиться, выстрелить и мгновенно уйти наверх. Но в самой нижней точке этой мертвой петли, особенно когда в одной руке у них был лук, а в другой стрелы, ведуньи становились наиболее уязвимыми, и панцербьорны, выпрямившись во весь свой могучий рост, могли зацепить их когтистыми лапами и швырнуть в снег, где жертву ждала мгновенная смерть.

Лира сидела, притаившись за уступом. Вокруг нее падали стрелы, пока, к счастью, все мимо. Посмотрев в небо, она вздохнула с облегчением, заметив, что большая часть ведуний разворачивалась, чтобы лететь прочь.

Но облегчение было явно преждевременным. Нет, не прочь они летели. Им навстречу мчалось подкрепление, и там, среди хаоса мятущихся теней, двигались несколько ярких огней, которые стремительно приближались. Над бескрайними заснеженными просторами Свальбарда, где полыхало северное сияние, далеко разносился звук, услышать который Лира боялась более всего на свете: ровный рокот двигателя дирижабля. Сомнений быть не могло: это миссис Кольтер и ее солдаты.

Йорек рявкнул, и по его приказу панцербьорны стали готовиться к бою. В пляшущем свете, внезапными сполохами озарявшем все вокруг, Лира увидела, что медведи споро собирают огнемет. Но летевшие впереди всех ведуньи-разведчицы тоже мгновенно заметили это. Резко снизившись, они на бреющем полете осыпали панцербьорнов дождем смертоносных стрел, но медведи продолжали работать, уповая на прочность своих доспехов. Нельзя было терять ни секунды. И вот страшное оружие готово к бою: длинный ствол, направленный под углом вверх, чаша с метр в поперечнике и огромный железный резервуар, источавший клубы дыма и пара.

Лира увидела, как взметнулось вверх яркое пламя. Ее поразило, насколько слаженно и споро двигались панцербьорны. Двое из них резко опустили жерло огнемета вниз, третий мгновенно наполнил пылающей смесью чашу, и по приказу Йорека: “Залп!” — высоко в небо ударила струя огня, казавшаяся на черном фоне сернисто-желтой.

Ведуньи плотной стаей кружили так низко, что они-то и стали первыми жертвами. Трое мгновенно вспыхнули, как факелы, но все же главной целью медведей был дирижабль. Либо управлявший им пилот никогда прежде не видел огнемета в действии, либо он недооценил дальнобойность этого грозного орудия, только дирижабль летел прямо на панцербьорнов, не делая никаких попыток отклониться в сторону или сменить высоту.

Но тут стало ясно, что преследователи тоже идут на них не с голыми руками. На носу гондолы злобно ощерился готовый к бою пулемет. Лира увидела сноп искр, это пули задели чей-то панцирь, увидела, как медведи мгновенно сворачиваются клубками, словно броненосцы, и снова ударила очередь. Девочка в ужасе закричала.

— Пустое, — махнул рукой Йорек. — Пулькой панцирь не пробьешь.

Новый залп огнемета изрыгнул струю серного пламени точно вверх, и на этот раз медведи целились в гондолу. Во все стороны разметались объятые пламенем куски. Дирижабль ушел влево и, описав в небе широкую дугу, вновь ринулся в атаку. Медведи слаженно заряжали свой огнемет, но в тот момент, когда дирижабль пошел на снижение, ствол орудия панцербьорнов смотрел в землю. И тут пулемет на носу гондолы застрекотал и плюнул свинцом. Два медведя упали. Йорек Бьернисон глухо взревел, и новый залп огня ударил в дирижабль, висевший у них прямо над головами.

На этот раз струя серного пламени пробила оболочку, сделанную из пропитанного особым составом шелка, натянутого на жесткий каркас. Любые царапины были этой конструкции нипочем, но пылающее огнем каменное ядро весом в центнер оказалось явно чересчур. Шелк порвался, и находившийся внутри оболочки водород хлынул навстречу серной струе, превращаясь во всепожирающий огненный шар.

В ту же секунду весь дирижабль наполнился светом, как гигантский китайский фонарь. Сквозь ставший прозрачным шелк проступили темные опоры каркаса, казавшиеся еще чернее на фоне бушующего там, внутри, красно-желто-оранжевого ада. На какое-то время, тянувшееся неправдоподобно долго, дирижабль завис в небе, а потом так же медленно, словно нехотя, начал оседать вниз. На фоне белого снега и огненно-шафранового пламени крошечные фигурки людей выглядели как черные муравьи: они пытались выбраться, кто бегом, кто ползком. Ведуньи метались над полыхающим шаром, стараясь выхватить хоть кого-то из огня. Прошла еще минута, и на месте падения дирижабля не осталось ничего, кроме клубов дыма да груды искореженных железяк, которые лизали редкие языки пламени.

Но тартары и ОНА (Лира была слишком далеко от места крушения, чтобы разглядеть миссис Кольтер, но она твердо знала, что дама с золотистым тамарином там) не дремали.

С помощью ведуний им удалось выцарапать из огня пулемет, так что сражение продолжалось, но уже на земле.

— Уходим, — сказал Йорек Лире. — Это надолго.

Он негромко рыкнул, и несколько медведей тут же бросились атаковать противника с правого фланга. Лира чувствовала, как мучителен для Йорека этот выбор, как он жаждет остаться здесь и драться, но в то же время каждая клеточка ее тела, каждый нерв гнали ее вперед, перед глазами у девочки стояло лицо Роджера, в ее голове роились страшные мысли о том, что собирается с ним сделать лорд Азриел. Йорек Бьернисон все понимал, поэтому, посадив девочку себе на спину, он снова мчался в горы, оставив позади и битву, и своих панцербьорнов, которые должны были задержать противника.

Они забирались все выше и выше. Лира изо всех сил всматривалась вперед, но даже орлиное око Пантелеймона не могло разобрать, движется ли кто-нибудь по склону горы, на вершину которой лежал их путь. Правда, нельзя сказать, что они шли наугад. На снегу остался четкий след от упряжки лорда Азриела, и Йорек мчался по нему гигантскими скачками, взметывая задними лапами снежное облако, так что позади них в воздухе висел буран. Но это было уже неважно, как неважным вдруг показалось все, что осталось позади. Осталось. Ушло. Лира чувствовала, что весь этот мир тоже остается позади, слишком уж отрешенным и погруженным в себя становился ее взгляд, слишком уж высоко они поднялись над землей, слишком пугающим и непривычным был свет, который их окутывал.

— Йорек, — тихонько сказала девочка, — ты обещаешь найти Ли Скорсби?

— Я разыщу его, живого или мертвого.

— И если тебе доведется встретиться с Серафиной Пеккала, то…

— Я расскажу ей про то, что ты сделала.

— Спасибо тебе, Йорек, — шепнула Лира.

Они снова ехали молча. Лира чувствовала, что впадает в какое-то странное оцепенение, нечто среднее между сном и явью; такой вот сон наяву, и ей снилось, а может, и не снилось, что она мчится на медведях в город среди звезд.

Она уже открыла рот, чтобы рассказать об этом Йореку, но медведь вдруг замедлил шаг и замер.

— Следы ведут дальше, только мне не пройти.

Лира соскочила на землю и встала рядом с Йореком. Теперь и девочка увидела, что они находятся на краю бездонной пропасти. Трудно сказать, что это было: может, трещина во льдах, может, горная расщелина, да это и неважно. Важно было другое: там, внизу, у них под ногами, зияла бездна.

Следы упряжки лорда Азриела не обрывались на краю, а вели дальше, через пласт спрессованного снега, образовавший над пропастью подобие моста. Нартам удалось проскочить, и мост выдержал, но теперь на дальнем его конце, который примыкал к противоположной стороне расщелины, четко темнела трещина, змеившаяся поперек; кроме того, участок снега ближе к Лире и Йореку тоже просел сантиметров на тридцать. Если девочка еще могла попробовать перебраться на ту сторону, то Йореку об этом и думать было нечего. Под тяжестью панцирного медведя снежная перемычка обрушилась бы мгновенно.

Следы полозьев вели через мост и дальше, вверх по горной круче.

Медведь и девочка понимали, что если она идет дальше, то идет только одна.

Лира повернулась в Йореку:

— Я пойду. Спасибо тебе. Спасибо за все. Я не знаю, что будет, когда я его догоню. Я вообще не знаю, что с нами будет. Я не знаю, вернусь ли я назад. Но если я вернусь, я обязательно найду тебя, Йорек Бьернисон, владыка Свальбарда, и отблагодарю, как подобает.

Он ничего не ответил.

Лира легонько опустила ему руку на голову, они стояли, не шевелясь, потом медведь еле заметно кивнул и ласково прогудел:

— До свидания, Лира Сладкогласка.

Чувствуя, как от любви и печали рвется в клочья ее сердце, девочка шагнула на мост. Снег под ногами предательски скрипнул. Пантелеймон вспорхнул с ее плеча и, перелетев через расщелину, замер на противоположной стороне, маня девочку к себе. Лира осторожно сделала шаг, потом другой. Она двигалась неуверенно, не зная толком, что лучше: попробовать промчаться по снежной перемычке в два прыжка или, наоборот, идти как можно медленнее, ступая как можно легче. Где-то на середине пути мост снова заскрипел, и вдруг большой участок у нее под ногами начал проседать, а отколовшийся кусок спрессованного снега полетел в пропасть.

Она застыла, боясь вздохнуть. Пантелеймон снежным барсом напружинился на другой стороне расщелины, готовый каждую секунду подхватить свою Лиру.

Мост держался чудом. Девочка сделала шажок, потом другой, и, чувствуя, как опора уходит у нее из-под ног, оттолкнулась и что было сил прыгнула вперед.

Мост с глухим уханьем обрушился в пропасть. Лира упала лицом в снег; когти барса Пантелеймона впились в ворот ее шубы, не давая девочке сорваться с края обрыва вниз.

С минуту она лежала неподвижно, потом открыла глаза и поползла вверх. Назад пути не было. Встав на ноги, она подняла руку над головой. Йорек на противоположной стороне расщелины поднялся на задние лапы и махнул ей в ответ, потом повернулся и, не оглядываясь, помчался вниз по склону в долину, где его панцербьорны сражались с тартарским отрядом миссис Кольтер. Он должен быть с ними. Он их повелитель.

Лира осталась одна.


Глава 21 Отцовское гостеприимство | Северное сияние | Глава 23 Мост к звездам