home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

— Доброе утро, мама, папа.

Ховард и Шарлотта Монро разом подняли глаза и увидели, что их дочь стоит в дверях столовой Ховард тут же вскочил и, раскрыв объятия, бросился к ней.

— Мисси, дорогая, ты встала! Тебе лучше?

Она уверенно кивнула.

— Многое действительно прояснилось, папа. — После короткой паузы девушка осторожно добавила: — И если это не причинит вам особых неудобств, я была бы весьма благодарна, если бы вы называли меня Мелиссой.

— Ну конечно, дорогая э.. Мелисса.

В тот же миг к ним приблизилась Шарлотта, пребывая в полном недоумении от причудливого наряда дочери. На Мелиссе было длинное, до самого полу, платье для коктейлей — черное и блестящее, зеленые замшевые сапожки и розовый кардиган. Волосы были уложены в строгий безликий пучок.

— Ах, дорогая, — пробормотала Шарлотта, — должна заметить, это довольно странный туалет.

— Прошу прощения, мама, — отозвалась Мелисса, — но мне не из чего выбирать. Все остальные вещи такие кричащие!

Родители многозначительно переглянулись, потом Ховард взял дочь под руку и подвел к столу.

— Ты должна позавтракать, дорогая.

— Спасибо, папа, — сказала девушка, когда он помог ей сесть за стол, — по правде говоря, я сильно проголодалась.

Шарлотта тотчас налила дочери кофе, Ховард передал ей корзинку с горячими булочками.

— Значит, говоришь, сегодня для тебя многое прояснилось? — спросил Ховард.

Мелисса сделала деликатный глоток.

— Да, папа.

— Тогда я должен спросить… Почему ты больше не хочешь, чтобы тебя называли Мисси, и почему не зовешь нас ма и па, как обычно?

Мелисса закусила губку. Она понимала, что ей не избежать множества вопросов. В конце-то концов, она ведь почти ничего не знает о той женщине, на место которой столь таинственно попала, и еще меньше знает об удивительном времени, в которое перенеслась.

— Я не хочу без нужды тревожить вас, — отозвалась она смущенно, — но дело в том, что после… этого несчастного падения я вас не помню.

— Ах, Боже мой! — изумилась Шарлотта.

— Очень жаль, дорогая, — добавил Ховард озабоченно.

— Тем не менее, — продолжала Мелисса, — я решила считать вас своими родителями Вы такие хорошие!

Шарлотта с Ховардом были так ошеломлены, что не нашлись с ответом.

— И мне нужна ваша помощь, — продолжала Мелисса.

— Все что угодно, дорогая, только скажи, — наконец выдавил Ховард.

Мелисса никак не могла решиться, но спустя какое-то время все-таки произнесла

— Кроме того, что я вас не помню, я, кажется, потеряла несколько лет — Она кашлянула и добавила еле слышно: — Сто сорок.

— Бог мой, — запричитала Шарлотта, — знаешь, мы и в самом деле должны отвезти тебя в больницу и посмотреть, что у тебя с головой.

— Мама, я не больна, — твердо произнесла Мелисса, — пожалуйста, не отправляйте меня в сумасшедший дом.

— Что ты, милочка, нам никогда и в голову бы не пришло…

— Я все еще в замешательстве, — продолжала Мелисса, — мне нужны… — она нахмурилась, — я полагаю, книги.

— Книги? — разом выдохнули родители.

— Ну да — о потерянном времени, понимаете? Я подумала, что какие-то из исторических событий наверняка описаны в книгах. — И она робко спросила. — Разве не так?

— Конечно, так, дорогая, — ответил Ховард.

— Разумеется, — подхватила Шарлотта.

— А у нас здесь нет библиотеки? — дрогнувшим голосом продолжила Мелисса.

— Ты и об этом тоже забыла? — удивилась Шарлотта

— Нет, я знаю, где она всегда была, — прошептала Мелисса неуверенно.

— Всегда была? — переспросила Шарлотта.

— Не волнуйся, дорогая, сразу же после завтрака я проведу тебя в библиотеку, — пообещал Ховард.

Мелисса расцвела благодарной улыбкой и погладила отца по руке.

— Благодарю тебя, папа.

— Может быть, что-нибудь еще? — поинтересовалась Шарлотта.

Мелисса слабо улыбнулась.

— Ну… думаю, было бы неплохо повидаться с Джеффри.

— Он придет, — успокоил ее Ховард. — Только сначала отвезет свою мать в церковь.

— Ах, — пробормотала Мелисса, — так, значит, сегодня воскресенье?

— Да, дорогая.

Вид у Мелиссы был удрученный.

— А мы сегодня в церковь не пойдем? — спросила она.

Родители обменялись изумленными взглядами: оба они прекрасно знали, что Мисси вот уже много лет не посещает церковь и заставить ее сделать это совершенно невозможно — разве что отвезти туда насильно.

Ховард откашлялся.

— Ну, мы думали, что… в создавшихся обстоятельствах… в церковь лучше не ходить. Ну, из-за твоего теперешнего состояния…

Мелисса кивнула:

— Я понимаю, Весьма разумное решение, папа. Тогда я буду вынуждена провести по крайней мере два часа в молчаливых молитвах и за чтением Библии.

— Два часа? — эхом отозвалась Шарлотта.

— В молчаливых молитвах? — подхватил Ховард.

— И за чтением Библии?! — воскликнула Шарлотта.

Мелисса торжественно кивнула:

— Разумеется, я буду очень рада, если вы присоединитесь ко мне.

Шарлотта и Ховард в полном изумлении уставились друг на друга.

Около девяти утра Мелисса благополучно устроилась в библиотеке. Ховард усадил ее на диван и положил на кофейный столик перед ней стопку энциклопедий и ежегодников.

И все утро дом звенел от ее удивленных возгласов: «Не может быть, электричество!», «Господи, люди ступили на Луну!», «О вечность! Бомба судного дня!», «Чудеса! Машина моет посуду!».

Шарлотта с Ховардом стояли в коридоре, в ужасе ломая руки.

— Нужно что-то предпринять, Хови, — взволнованно говорила Шарлотта. — Бедная девочка кричит так, словно вот-вот испустит дух.

Ховард в замешательстве почесал затылок.

— Она просто захотела почитать, ссылаясь на то, что потеряла несколько лет.

— А мне кажется, она лишилась рассудка, — возразила Шарлотта. — Как странно она стала разговаривать! Я ее прямо не узнаю.

Ховард вытер лоб носовым платком.

— Ее лексикон и поведение и впрямь весьма… э-э-э… эксцентричны. Но ведь это результат падения, Шарлотта. Даже доктор Канес говорит…

И тут снова из библиотеки раздался какой-то особенно душераздирающий крик.

— Я этого так не оставлю, Ховард, — заявила Шарлотта. — Вряд ли совет по образованию предполагал подобные мучения.

Но не успела она взяться за дверную ручку, как из комнаты выскочила Мелисса — бледная, с широко раскрытыми от ужаса глазами.

— Мама, папа, кажется, теперь я поняла, — прошептала она еле слышно.

И, потеряв сознание, рухнула на пол.

Мелисса медленно приходила в себя. Перед ее мысленным взором проплывали видения: промышленная революция, две мировые войны, женщины, получившие право голоса, ядерные бомбы, поезда, самолеты, автомобили и космические корабли, кондиционеры и швейные машины, компьютеры и хирургические шины. Голова ее теперь напоминала маленький сосуд, переполненный информацией.

Внезапно послышался чей-то плач. Она с усилием приоткрыла глаза и увидела рядом Шарлотту. Девушка тотчас села на постели.

— Мама, что с тобой?

Шарлотта сквозь слезы посмотрела на дочь и вдруг порывисто обняла ее.

— Мелисса, дорогая, слава Богу, ты очнулась! Я так о тебе беспокоюсь. Ведь ты упала в обморок там, внизу. Отец даже отправился за доктором Карнесом на площадку для гольфа.

— Ах, Боже мой! — огорчилась Мелисса. — Прошу прощения, что причинила вам такие хлопоты и беспокойство. — Она погладила Шарлотту по руке. — Я чувствую себя хорошо, уверяю тебя. Обычный шок. Все эти… годы… ты понимаешь. Пожалуйста, не расстраивайся.

В ответ Шарлотта заплакала еще сильнее.

— Ну что ты, мама? — опечалилась Мелисса.

— Это просто потому, что ты стала совсем другой… такой странной и притом такой доброй, такой ранимой и милой, — ответила сквозь рыдания Шарлотта. — И я вовсе не расстраиваюсь. Дело в том, что такая ты мне очень нравишься!

— Но если я тебе нравлюсь такой, почему же ты сетуешь, мама?

— П-потому что, когда ты была Мисси, тебя никогда не заботило, что думают или чувствуют другие, — жалобно всхлипнула Шарлотта. — И вот теперь, когда ты… когда ты пребываешь в своем нынешнем состоянии, я… я должна бы всем сердцем хотеть, чтобы ты поправилась и стала прежней. Только я не хочу этого! — совсем уж с несчастным видом закончила Шарлотта.

Девушка ласково погладила Шарлотту по спине.

— Мама, не стоит так мучиться. Я вовсе не хочу возвращаться к тому, что было. — Это заявление имело для Мелиссы такой смысл, который для Шарлотты навсегда, наверное, останется неведомым.

— Ах, милочка! — Шарлотта опять обняла дочь — В самом деле?

— Да, мама.

— На протяжении всей твоей жизни мы враждовали и вот наконец-то стали друзьями! — Шарлотта отстранилась и улыбнулась сквозь слезы. — И самое замечательное, что от этой перемены ты стала выглядеть на пять лет моложе, как говорит Агнесс!

Мелисса смущенно улыбнулась:

— Может быть, и так

Шарлотта погладила дочь по руке.

— Ну как, книги тебе пригодились, милочка? Ты нашла все те годы, которые искала?

Мелисса озадаченно покачала головой.

— Кареты с крыльями, движущиеся картины, машины, создающие погоду в помещении. И в самом деле замечательное столетие!

Шарлотта посмотрела на Мелиссу в полной растерянности, но сочла за лучшее промолчать.

Дочь тем временем взяла с ночного столика маленькую картинку, которую так внимательно вчера рассматривала. Пожалуй, сейчас самый подходящий момент разузнать об этой Мисси и ее женихе.

— Расскажи мне об этом, мама.

Шарлотта взяла фото и улыбнулась.

— Ну как же, вас с Джеффом сфотографировали пару недель назад на открытии галереи на улице Биль. Разве ты не помнишь, милочка?

— Видимо, нет.

— Ничего, вспомнишь, — успокоила ее Шарлотта

— Надеюсь. И еще, — Мелисса кивнула в сторону комода, — ты должна рассказать мне о… о старомодной леди на фотографии… о той, что похожа на меня.

— А, так ты все-таки заметила? — Шарлотта подошла к комоду и взяла в руки выцветший дагерротип. — Это кузина Мелисса, наша дальняя родственница.

— Понятно. Меня назвали в ее честь, не так ли?

Глаза Шарлотты посветлели:

— Значит, ты помнишь!

— Ну, не совсем так, мама, — уклончиво ответила девушка. — Просто вывод напрашивается сам по себе.

— Наверное. — Глядя на фотографию, Шарлотта вздохнула. — Видишь ли, сходство между вами действительно потрясающее. Честно говоря, с тех пор как ты упала, ты так себя ведешь и так говоришь, что кажется… — Она вдруг засмеялась и поставила фотографию на место. — Но ведь это невозможно, правда?

Мелисса благоразумно воздержалась от комментариев.

— Расскажи же мне побольше о кузине Мелиссе, — попросила она.

Шарлотта подошла к кровати и села с краешку.

— Этот дом выстроили ее родители, Монтгомери. В сороковых годах прошлого века, кажется.

— Понятно. И потомки их так и живут здесь с тех пор?

Шарлотта покачала головой:

— Нет. С тех пор сменилось не менее семи поколений. Семья часто переезжала с места на место. По-моему, Монтгомери уехали из Мемфиса еще в пятидесятые годы прошлого века, и с тех пор фамилия этой семьи изменилась на Монро.

— А как это произошло?

Шарлотта нахмурилась.

— Я в общем-то точно не знаю…

— Значит, о тех Монтгомери, которые построили этот дом, почти ничего не известно?

— Очень немного. Сохранилось лишь несколько старых писем, написанных кузиной Мелиссой…

— О-о? — воскликнула Мелисса.

— Да, и еще немного писем, которые первый Монтгомери — кажется, его звали Джон — написал своей жене и дочери…

— Как интересно! — вскричала Мелисса, — А можно будет как-нибудь посмотреть эти письма?

— Конечно. По-моему, письма кузины Мелиссы где-то здесь, в твоей комнате… а у Агнесс, наверное, хранится все остальное.

Мелисса немного помолчала и вдруг, озадаченно нахмурившись, прищелкнула пальцами.

— Но если наша семья часто переезжала с места на место, почему же мы так и живем в этом доме?

— Не помнишь? — спросила Шарлотта.

— Нет, мама.

— Так вот, вскоре после того как мы с твоим отцом поженились, в Бирмингеме умер его отец, и Ховард унаследовал весьма значительную сумму денег. Он мечтал открыть свое дело, и мы много ездили по разным южным городам, подыскивая подходящее место. Наконец в Мемфисе мы нашли доступную по цене землю и решили поселиться здесь. К тому же нам стало известно, что старый дом, располагавшийся на плантации наших предков, продается.

— Понятно. И вы купили этот дом?

— Конечно. И с тех пор живем здесь, и, разумеется, здесь родилась и выросла ты, милочка.

— Как интересно, — задумчиво протянула Мелисса. — Жить в том же самом доме, где жили твои предки… вы наверняка решили, будто Бог услышал ваши молитвы.

Шарлотта удивленно покачала головой:

— Просто не верится, что ты так изменилась! Раньше генеалогия тебя совсем не интересовала… а молитвы тем более.

— Ах, мама, — усмехнулась Мелисса, — мне кажется, я скоро стану знатоком в обеих областях.


* * * | Азбука любви | Глава 10