home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

— Добрый вечер, ваше преподобие мистер Уаит, миссис Уайт, — проговорила Мелисса.

— Добрый вечер, дорогая, — ответили Уаиты одновременно.

Мелисса встречала гостей, прибывающих на званый обед, который давали ее родители. В синем шелковом платье и такого же цвета туфельках, с красивой прической и умело наложенным макияжем, она казалась каким-то ярким, экзотическим пятном среди старинной полированной мебели в холле.

— Не сочтите за каламбур, дорогая, но вид у вас просто божественный, — улыбнулся его преподобие Уайт. — И какое красивое обручальное кольцо! — добавил он, взглянув на руку Мелиссы. — Я искренне надеюсь, что вы с Джеффом объявите сегодня о дне свадьбы.

— Вы, кажется, полностью оправились от вашего… после того несчастного случая, — любезно добавила миссис Уайт. — Мы так рады, что вы вступили в наш кружок изучения Библии.

— Спасибо вам обоим за добрые слова, — отвечала Мелисса. — Я чувствую себя гораздо лучше, и, конечно, придет время и мы с Джеффом назначим день свадьбы. А теперь не хотите ли присоединиться к моим родителям? Они в гостиной.

Мелисса проводила пожилую чету в гостиную, где их приветливо встретили Шарлотта и Ховард.

Услышав, что в парадную дверь опять стучат, Мелисса поспешила открыть.

В холл вплыла тетя Агнесс в сшитом на заказ платье.

— Привет, лапочка, — сказала она, чмокая Мелиссу в щеку. — Да ты сегодня просто куколка

— Спасибо, тетя Агнесс, — ответила Мелисса, принимая ее накидку. — Вы тоже прекрасно выглядите.

— Джефф еще не пришел? — поинтересовалась Агнесс.

Мелисса покачала головой.

— Нет еще — ему нужно принять душ и переодеться после работы, а потом заехать за своей мамой. Но полагаю, он вскоре будет.

Тут Агнесс заметила кольцо на руке Мелиссы и радостно воскликнула.

— Дай-ка мне посмотреть на камушек, милочка!

Улыбаясь, та протянула руку.

Агнесс внимательно изучила огранку алмаза и присвистнула.

— Неужели за обедом вы наконец объявите о своей помолвке? — спросила она, подмигнув. — И о новом дне свадьбы?

— Вряд ли, тетя Агнесс.

Та нахмурилась

— Шарлотта сказала, что ты не хочешь выходить за Джеффа, пока не найдешь все свои потерянные годы. По-моему, это просто чепуха. — Она порывисто обняла девушку. — Разве ты не понимаешь, что все мы обожаем тебя такой, какая ты есть? Наконец-то ты стала настоящим человеком. — И Агнесс погрозила Мелиссе пальцем. — Смотри не испортись, детка.

— Спасибо, тетя Агнесс.

Мелисса проводила тетку взглядом и внезапно прониклась симпатией к своей дальней родственнице Если бы только все они знали правду… Как грустно, что никто здесь, кажется, не скучает по бедняжке Мисси, пусть даже большинство из них полагает, что «Мисси» — это действительно та, которой она была раньше!

В дверь снова постучали, и Мелисса встретила Джеффа и его вдовствующую матушку, Ирэн Дэльтон Это была хорошенькая женщина, высокая и стройная, такая же белокурая и синеглазая, как и ее сын За последнее время они с Ирэн стали добрыми друзьями

— Мелисса! — воскликнула Ирэн, ласково обнимая девушку. — Джефф рассказал мне о своем подарке — так дай же посмотреть на него!

Пока Ирэн охала и ахала по поводу кольца, к ним подошел Джефф, обнял и поцеловал свою невесту.

— Ты выгладишь просто сногсшибательно, милая, — прошептал он, глядя на Мелиссу восхищенными глазами.

— Ты и сам смотришься великолепно, — отозвалась она, восторженно глядя на него

Все трое вошли в гостиную Ховард обнес гостей шампанским и предложил всем выпить

— Надеюсь, вскоре мы снова услышим звон свадебных колоколов, — проговорил он.

В ответ раздались радостные возгласы Джефф подмигнул Мелиссе, та заставила себя улыбнуться, от всей души желая стать его женой.

Какое-то время спустя Ховард ввел в гостиную нового гостя — крупного человека средних лет с темными редеющими волосами.

— Мелисса, дорогая, ты ведь помнишь Джорджа? — спросил он.

Мелисса тупо уставилась на вошедшего; тот, в свою очередь, в замешательстве смотрел на нее

— Джордж Шмидт, управляющий нашей шарикоподшипниковой фабрики, — ласково продолжил отец

— Мисси? — наконец проговорил Джордж, глядя на нее все так же смущенно

Мелисса протянула ему руку.

— Теперь мне больше нравится имя Мелисса, — сказала она, пожимая ему руку — И я рада повидаться с вами, мистер Шмидт.

Поскольку Джордж озадаченно посмотрел на хозяина дома, тот объяснил ему:

— Я, кажется, уже говорил вам, Джордж, что после падения с лестницы наша дочь страдает иногда провалами памяти

— Ах да! — Он кивнул Мелиссе. — Я правда надеюсь, что вы чувствуете себя лучше, Мисс… Мелисса.

— Спасибо, так оно и есть, — ответила девушка.

Вскоре все девять человек принялись за обед, в который входило среди прочего лимонное фрикасе из кур, рисовый плов, груши в сливочном соусе и вкуснейшая сдоба домашней выпечки.

Мелисса и Джефф сидели рядом, Джордж Шмидт расположился наискось от Мелиссы Разговаривая с окружающими и неторопливо поглощая еду, девушка с беспокойством поймала на себе несколько внимательных взглядов Джорджа.

За столом шел общий разговор, затрагивая разные темы — от членства в церкви до государственной политики, спада в деловой жизни Мемфиса и городской преступности. Джордж говорил мало и все время рассматривал Мелиссу. Когда подали на десерт вишневый пирог, он откашлялся и сказал:

— Мелисса, не хотите ли со мной покурить?

На мгновение воцарилось напряженное молчание Джефф бережно взял невесту за руку.

— Мелисса больше не курит, — ответил он за нее.

— Вот как? — засмеялся управляющий. — Дурная привычка, да, Мелисса? Хорошо бы и мне бросить.

— Конечно, — подхватила она.

— Но вы выйдете со мной на минутку. — Он подмигнул девушке. — Нужно обсудить кое-какие дела на фабрике.

— С удовольствием, — отозвалась она

И они, извинившись, вышли на веранду. Некоторое время Джордж курил молча. Мелисса, насторожившись, стояла рядом. Ночь была прохладной, полной звуков — стрекот кузнечиков, крики совы, шелест листьев под легким ветерком. В неверном свете посверкивала вода в бассейне, по поверхности ее пробегала легкая рябь.

— Почему вы не вышли на работу? — спросил наконец Джордж.

— Разве отец не объяснил вам? — ответила Мелисса вопросом на вопрос.

— Объяснил. Но та Мисси Монро, которую я знал, вышла бы на работу, несмотря ни на какие провалы в памяти.

Она прошлась взад-вперед по веранде.

— Вероятно, теперь у меня другие интересы

Он засмеялся.

— Кстати, мы оплатили счет от авиакомпании, а из Японии пришел токарный станок. Его установили, отрегулировали и подключили, и теперь мы занимаемся программированием. — Джордж помолчал. — Для вас это все китайская грамота, верно?

Помедлив, она ответила:

— Как я уже сказала, у меня бывают провалы в памяти…

— А я — сказочная фея, — хмыкнул Джордж. Он погасил сигарету и выбросил ее. — Я думаю, для вас это бессмыслица, потому что вы не Мисси Монро.

Она резко обернулась и посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Что вы говорите?

— Да нет, вы на нее похожи, — продолжил он, — но вы другая. Вы гораздо моложе и совершенно не такая, как она, по темпераменту.

— Бывает. Люди… меняются, — запинаясь вы говорила она.

— Конечно, — согласился Джордж, — только это не относится к той Мисси Монро, которую я знал.

Она молчала, пытаясь сохранить спокойствие» Наконец она сказала:

— Если я не Мисси, то кто же? И куда делась она?

— Спросите о чем-нибудь полегче. — Джордж на секунду задумался. — Полагаю, вы какая-то ее дальняя родственница — может, двоюродная сестра. Может, вы решили поменяться местами — пошутить, так сказать.

— Мисси очень даже способна на такое.

Мелиссу бросило в жар.

— Нелепое предположение, мистер Шмидт. У Мисси… то есть у меня, нет никаких оснований разыгрывать подобные шутки. Кроме того, если я не Мисси, то почему же все принимают меня за нее?

Он немного помолчал, потом ответил:

— Потому что им страшно хочется верить, что вы — это она.

Она попыталась засмеяться, но получилось как-то натянуто.

— Мистер Шмидт, уверяю вас, вам это только кажется.

— Мне не кажется, — оборвал он ее, приближаясь. — Но не волнуйтесь, я не собираюсь катить на вас бочку.

— Да здесь и нет никакой бочки…

— Все это чушь на постном масле!

Она оцепенело смотрела на него, пытаясь уловить связь между бочкой, чушью и постным маслом. Потом сказала:

— Если то, что вы утверждаете, мистер Шмидт, истина, почему вы не расскажете об этом остальным?

Он улыбнулся.

— Потому что вы очень достойный человек, мисс Мелисса — как-вас-там. За сегодняшний вечер я видел за столом по крайней мере пятерых людей, смотревших на вас с преданностью и любовью.

Мелисса закусила губу.

— А что, если, предположим для интереса, то, что вы говорите, — правда? Что, если произошел некий причудливый поворот судьбы, такой чудесный и странный случай, что его даже нельзя описать, — и два человека… поменялись местами.

Он немного помолчал.

— Поменялись надолго?

— Возможно, навсегда.

Шмидт свистнул.

— Черт! То есть вы утверждаете, что оба человека в целости и сохранности, только поменялись, как бывает в киношке?

Мелисса понятия не имела ни о какой «киношке», однако она кивнула.

— Что остается делать в таких обстоятельствах, по вашему мнению?

Он пожал плечами.

— Я бы сказал, что вы вроде бы находитесь там, где положено. Все как будто в восторге от вас, а вы счастливы, верно?

— Да… но можно ли быть счастливой за чужой счет?

Шмидт покачал головой.

— Если вы беспокоитесь насчет Мисси, то, где бы злючка ни оказалась, она того заслуживает.

И с этими словами Шмидт удалился. Мелисса растерянно посмотрела ему вслед.

Званый обед подошел к концу.

— Замечательный был вечер, — проговорил Джефф, двигаясь с Мелиссой к бассейну. — Только одно могло бы сделать его еще лучше.

Она улыбнулась, глядя, как отраженный водной гладью свет падает на его красивое лицо.

— Объявление о дне свадьбы?

— Да ты психолог! — улыбнулся Джефф.

— Нужно было бы быть умственно отсталой, чтобы не обращать внимания на все эти прозрачные намеки.

— Кто знает? Может, если тебе вывернуть руки, ты и поддалась бы

— Ах, Джефф! — Она бросила на него нерешительный взгляд — Мое пребывание здесь мне очень нравится, но вряд ли я смогу всю жизнь выносить этот маскарад.

— Это ты о чем? — насторожился он

— Джордж Шмидт понял, что я не Мисси, — выдохнула она

— Что?! — Джефф застыл на месте. — Как это?

— Сегодня вечером он сличал меня с ней.. и он сказал, что я совершенно на нее не похожа, что я выгляжу на несколько лет моложе и что его я одурачить не смогла.

— Проклятие! — воскликнул Джефф. — Придется мне поговорить с Джорджем…

— Не беспокойся, он сказал, что не будет.. не будет катить на меня постное масло.

— Ты хочешь сказать, катить на тебя бочку? — поправил Джефф, скрывая улыбку.

— Вроде бы так — На лице ее отразилась тревога. — Как же все это грустно.

— Что ты имеешь в виду?

— Никто не хочет, чтобы Мисси вернулась.

— Сама виновата, — нахмурился Джефф — Милая, думаю, ты излишне альтруистична себе во вред. Судьба привела тебя сюда и свела нас с тобой. Почему бы просто не радоваться тому, что суждено?

Она прерывисто вздохнула.

— Джордж сказал почти то же самое. Но я все же беспокоюсь

Он прижал ее руку к своему сердцу.

— В таком случае сложите ваши тревоги сюда, леди, — пылко прошептал он. — Обещаю, что буду оберегать вас.

И Джефф увлек ее в тень купальной кабинки и страстно поцеловал. Мелисса с не меньшей пылкостью вернула поцелуй, ощущая вкус и мягкость его жарких губ.

— Будь погода немножко потеплее, я предложил бы искупаться, — прошептал Джефф, оторвавшись от нее.

— Но ведь мне пришлось бы надевать этот непристойный купальный костюм?

Джефф с важным видом подмигнул:

— Всегда можно искупаться в костюме Евы.

Мелисса пришла в ужас, и, нажав пальцем на кончик ее носа, он добавил:

— Так и быть, мы купим тебе бикини.

Она решительно затрясла головой.

— Джеффри, я сумела приспособиться ко множеству вещей, принятых в конце двадцатого века, но такое я ни за что не надену!

— Спорим?

Джефф принялся щекотать ее, она же с криками попыталась увернуться. Но едва их тела случайно соприкоснулись, как оба застыли на месте. Джефф осторожно прижал Мелиссу к колонне, она чувствовала, что он возбужден. Никогда прежде он не смотрел на нее так. казалось, он готов ее съесть с потрохами.

— Мелисса, выходи за меня, — прошептал он, наклонившись и осыпая поцелуями ее лицо. — Пожалуйста, скажи, что ты выйдешь за меня! Я умру, если ты вскоре не станешь моей.

— Я знаю, Джефф, и я чувствую то же, что и ты, — ответила она еле слышно. — Но сначала я должна удостовериться, что Мисси тоже счастлива

Молодой человек тяжело вздохнул и посмотрел на дверцу купальной кабинки.

— Тогда люби меня, милая, — прошептал он пылко, проводя пальцами по ее волосам. — Если время или судьба снова разлучат нас, по крайней мере у нас будет хотя бы это.

— Ах, Джефф! — Сердце у нее разрывалось на части. — Пойми же, формально я все еще принадлежу Фабиану…

— Да пошел он ко всем чертям, этот Фабиан Фонтено! — страстно воскликнул Джефф, обхватив ее лицо руками. — Я умру, но не позволю этому подонку приблизиться к тебе. Ты моя, Мелисса, моя, и не забывай об этом!

Джефф снова жадно поцеловал ее. У Мелиссы голова закружилась от любви и желания, которые были сильнее угрызений совести. Сердце ее гулко билось; с каждым вдохом она словно впитывала в себя всю сущность любимого, жаждая его своей женской природой. Обняв Джеффа, она прошептала его имя.

Но все же, когда он повлек ее в кабинку, она еще колебалась Джефф опустился в ближайшее плетеное кресло и усадил Мелиссу к себе на колени. Казалось, она сейчас умрет от желания

— Что такое, милая? — нежно спросил он охрипшим голосом, прижимая Мелиссу к себе и целуя в щеку. — Ты боишься, потому что это впервые?

Но Мелисса вовсе не была испугана, напротив, она едва дышала от восторга.

— Я не боюсь тебя, Джефф, — прошептала она.

— Он напрягся.

— Только не говори мне, что Фонтено заставлял тебя…

— Нет, он никогда ни к чему меня не принуждал, — замотала головой Мелисса.

— Тогда что же, любимая? — спросил он, нежно поцеловав ее в шею.

Она шумно вздохнула

— Я не привыкла к этому времени. То есть в мое время то, что ты хочешь… это считалось бы дурным.

— Разве в нашей любви есть что-то дурное? — спросил он с болью и отчаянием

— Конечно, нет, милый Но, вероятно. — И, запинаясь, с несчастным видом она договорила: — Я не принадлежу к сексуально раскованным женщинам девяностых годов, Джеффри. Возможно, я тебя разочарую.

Он засмеялся так радостно, что поначалу Мелисса даже смутилась. А Джефф уже снова целовал ее:

— Милая, пора бы тебе уже понять, что сексуальна раскованные женщины не представляют для меня ни малейшего интереса.

— Правда, Джефф? То есть ты хочешь сказать…

Он ущипнул ее за нос.

— Я хочу сказать, что мне гораздо интереснее соблазнить девственницу девятнадцатого века.

Глаза у нее стали огромными

— Ты хочешь сказать, что ты — соблазнитель молодых женщин, Джеффри?

Он еще раз поцеловал ее и зашептал горячо и настойчиво:

— Отдайся мне, ангел мой. Скажи, что принадлежишь мне отныне всем сердцем. Доверься мне, любимая.

Этим искренним мольбам Мелисса противиться не могла. Джефф прав: если силой времени они снова будут разлучены, у них по крайней мере будет эта ночь, которая навсегда останется в их душах и сердцах.

— Я твоя, Джефф, — прошептала она в ответ. — Твоя.

Спустя несколько мгновений они вместе вошли в полутемную кабинку. Джефф щелкнул замком. Мелисса увидела, что они находятся в маленьком бунгало, где стоят стол, стулья и несколько шезлонгов.

— А мы здесь… сюда никто не войдет? — спросила Мелисса.

— Никто, милая Дверь я запер, а сюда никто никогда не ходит. — Джефф сухо засмеялся. — На самом деле Мисси частенько затаскивала меня сюда пообжиматься

Мелисса тотчас напряглась в его объятиях.

— А вы с ней…

— Нет.

— Я рада, — выдохнула она, а потом торопливо добавила: — Хотя я, конечно, не имею права проверять, как ты жил до моего появления…

Он привлек ее к себе и сердито сказал:

— Выслушай меня, Мелисса, и запомни то, что я тебе сейчас скажу. До того, как ты появилась, у меня не было никакой жизни.

И он поцеловал ее таким долгим и жарким поцелуем, что она всхлипнула от радости.

По комнате гулял сквозняк, но они ничего не замечали. Сомкнув уста и прижавшись друг к другу, они застыли в пароксизме страсти. Несмотря на то что Мелисса и была скромницей по натуре, она обнаружила — к собственному восторгу и удивлению, — что не видит ничего плохого в том, чтобы отдаться любимому человеку. И вот, едва Джефф принялся расстегивать ей платье, как ее пальцы сами собой начали расстегивать на нем рубашку. Он осторожно раздел ее, постепенно снимая с нее лифчик, колготки, трусики и покрывая ее тело мучительно-сладостными поцелуями. Дрожа от волнения, она ласкала его обнаженную грудь, сильную шею, красивое лицо.

— Бог мой, ты же невероятно красивая, — прошептал он, отстранившись и любуясь ее наготой.

Когда он наклонился и прижался губами к ее груди, она вскрикнули от наслаждения. По всему ее телу побежали мурашки.

— Тебе хорошо, милая?

— О да! — ответила она, задыхаясь и ероша его шелковистые волосы. — Просто я никогда не испытывала ничего подобного… Это похоже на безумие — самое приятное безумие, которое только существует на свете…

Он тем временем теребил губами ее сосок; она тихонько вскрикнула: бурный восторг, мучительное желание, охватившие ее, были чем-то большим, чем безумие. Она подалась вперед, как можно ближе к его жарким губам, и тут же его губы еще сильнее впились в ее сосок, а руки скользнули ниже, к ее сокровенным местам.

Почувствовав ее готовность, он издал мучительный стон и увлек ее к шезлонгу.

— Милая, я, кажется, не могу больше ждать, — прохрипел он.

Желание ее было таким же слепящим, и все-таки в последний момент она засомневалась:

— Джефф… а можно?..

— Что, милая? — как в бреду отозвался он

— Ну, мне хотелось бы знать… Человечество шагнуло так далеко. Нельзя ли сделать так, чтобы у нас не было ребенка?

— Разве ты не читала о таких вещах? — удивился Джефф.

Она вспыхнула.

— Но ведь леди не должна… Ну то есть когда мне встречались в книгах такие темы… — Она откашлялась и жалобно продолжила: — Я всегда старалась отвести глаза.

Джефф не удержался от смешка и все же решил уточнить:

— Ты не хочешь от меня ребенка, ангел мой?

— Конечно, хочу, милый! Но у нас все так неопределенно, и я подумала, может, лучше… Есть ли такой способ?

Джефф смотрел на нее и разрывался на части: сердце его было переполнено любовью и желанием — ведь эта женщина вернула его к жизни, — а душа страдала оттого, что любимая может его однажды покинуть. Он снова вспомнил о пятнадцатом мая — дне ее замужества с Фабианом Фонтено, роковом дне, когда он может потерять ее. Боже милосердный, это просто немыслимо! А ребенок стал бы связующей нитью между ними, мелькнуло у него в голове. Если она забеременеет, тогда ей придется остаться..

— Джефф!

Он снова посмотрел в ее широко раскрытые, доверчивые глаза. «Из-за нее я буду гореть в аду», — подумал он.

— Прости, милая, придется рискнуть, — пробормотал он.

И, беспрестанно целуя ее, он медленно овладел ею. Блаженство, охватившее его, было жарким, райским, он с трудом удержался, чтобы не дать себе воли, а принялся шептать ей в губы успокаивающие нежные слова.

Несмотря на осторожность Джеффа, Мелиссе показалось, что ее разрывают пополам — такой сильной оказалась боль. Но не менее сильным было восторженное желание отдать себя любимому человеку. Ногти ее впились в его плечи, она тихонько вскрикнула, он нежно поцеловал ее.

— Я люблю тебя, — прошептал он.

— Я тоже люблю тебя, — откликнулась она.

— То, что ты подарила мне сегодня ночью, — добавил он прерывающимся голосом, — всегда будет жить в моей душе.

— То, что подарил мне ты, — прошептала она в ответ, — будет наполнять мое сердце до конца дней моих.

Он снова поцеловал ее, и она ощутила, как слезы их смешались. Ни с чем не сравнимое чувство единения привело ее в восторг; боль только усилила это чувство. А Джефф проговорил голосом хриплым и страдальческим:

— Я не должен был… Тебе, наверное, больно.. Я не могу остановиться!

— Не останавливайся, милый, — подстегнула она его, и тут же услышала его прерывистый стон; вместе они достигли вершины блаженства, вместе удивились покою, который снизошел на них потом, когда они очнулись.

Много позже, проводив Джеффа, Мелисса крадучись вошла в темный дом и остановилась у лестничной колонны. И вот она опять видит свою родственницу. Грозя ей кулаком, Мисси произносила сердитые слова, значение которых для Мелиссы было обескураживающе ясным.

— Что же мне делать? — воскликнула она.

— Забери меня отсюда! — в ярости кричала Мисси, стоя у лестничной колонны и отчаянно пытаясь связаться со своей родственницей, находящейся от нее на расстоянии ста сорока лет. — Неужели ты не понимаешь, тетеха, что я говорю? Ты должна помочь мне выбраться отсюда! Ах, черт возьми, ты не понимаешь!

И Мисси рванулась наверх. Всю ночь она провела, заливаясь злыми слезами.


Глава 27 | Азбука любви | Глава 29