home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6. Что день грядущий нам нагадит…

Поутру меня ждали новые неожиданности. Проснувшись, привычно сдув с глаз челку и выпутавшись из одеяла, я сперва ничего не понял. Потом почувствовал какое-то неудобство. Чего-то не хватало. Еще пару минут я мучительно созерцал такую уже забытую бледную руку с самыми обычными человеческими ногтями и лишь тогда понял, что именно произошло. Как ни странно, никаких особых эмоций я по этому поводу не ощутил. Опять-таки, сперва.

А вот когда встал на ноги и понял, что эти самые руки с ногтями являются частью эльфийского облика, — я испытал всю гамму чувств, описываемую всего одним словом — «оп-паньки»! Друзья не сразу сообразили, почему я стенаю, как привидение невинно убиенного на собственной могиле. Но вот когда до них все-таки дошло, все эти эльфы-оборотни разразились возмутительным смехом, от которого мне, честное слово, захотелось их попросту придушить. Всех. Даже это мохнатое длиннохвостое существо, отзывающееся на кличку Тэ. Потому что даже зверек не остался в стороне от веселья, громким писком выражая свое отношение к случившемуся. Потом Тэ захотела искренне (я так надеюсь) помочь Аэлин снова привести это… богатство — чтоб ему! — в порядок, но чуть не выдрала мне все сразу и с корнем, умудрившись каким-то образом запутаться в волосах. Так что пришлось для начала проводить спасательные операции. Я втайне надеялся, что все же постригусь, но эльфийка и мой новообретенный братец категорически воспротивились, в три голоса (третьей была все та же Тэ) убеждая меня оставить все так, как есть.

А вообще-то… остричь волосы я еще успею. Почему бы не попробовать походить в таком обличье? Ведь не зря же мое тело решило обзавестись подобным украшением. Думаю, что не из-за простой прихоти или вредности. Самому же мучиться. Ну и мне с ним на пару…

Ну вот, уже дошел до того, что пытаюсь предугадать желания собственного тела! Нет, определенно, чем раньше мы покинем эти даже мархангами позабытые земли, тем вернее я сохраню все то, что осталось от моего здравого смысла и рассудка. Поскольку терять я его, по всей видимости, начал уже тогда, когда решил, что переться через это… мархангово Плато — хорошая идея! М-да, правильно говорят: знал бы, чем пахнет, — лоем бы тещу угостил. А так остается только молча проклинать собственную неусидчивость и искать крайнего на стороне. Поскольку я сам в собственных ошибках виноват быть не могу. По определению. Значит, виноватым у нас назначается… назначаются… Шем и Михшул! Оборотень и так рыжий, стало быть, рыжим ему и оставаться. А Михшул? Ну чтобы Шему не так обидно было.

Только вслух я этого не скажу. Кто их, этих богов, знает. Благословят… в своей излюбленной манере — кадуцеем по голове, и доказывай потом, что ты посланец, а не идиот! А мне, честное слово, этого не хочется, особенно теперь, когда проклятое Плато практически закончилось.

В общем, когда моим спутникам наконец удалось разобраться с моей же шевелюрой, выяснилось, что караван, да и вся его охрана, продолжают мирно дремать, готовясь к предстоящему выходу с Плато. А раз так, было решено подождать еще минут пятнадцать… Естественно, Шамит не мог не испортить эти спокойные и светлые минуты.

— Диран, а ты действительно уверен…

Договорить я ему не дал, потому как мог со стопроцентной уверенностью сказать, о чем же он меня спрашивает. Благо, за время путешествия по Плато я этот вопрос уже раз сто слышал.

— Уверен.

— Ну а если…

— Без «если»!

— Ну все-таки…

— Нет!

Тут уже не выдержал Рин:

— Э, господа хорошие, а вы о чем?

Аэлиниэль, оставившая наконец в покое мои волосы и решившая заняться своими, мрачно махнула гребешком:

— Да все о моей покупке! Шем вбил себе в голову, что это заколдованный человек, а Ди кричит, будто в ней нет никакой магии. Да и я сама тоже ничего не чувствую.

Кузен задумчиво прищурился:

— А откатом не пробовали?

— Чем?! — не понял я.

Эльсирин тяжело вздохнул. На его лице было ясно написано, что он думает по поводу таких недалеких темных. Отвернув ворот рубахи, эльф вытащил из ткани небольшую булавку и протянул ее мне:

— В ней есть магия?

Некоторое время я покрутил ее в руке, затем вернул брату:

— Да нет вроде.

— Нет или вроде? — не отставал кузен.

— Нет.

— Отлично, — улыбнулся он и, подбросив булавку в воздухе, сделал какой-то странный жест… На землю упал тонкий, украшенный по рукояти драгоценными камнями стилет.

С ума сойти! Дед, а ты так умеешь? «А ты разве нет?» М-да, похоже, в этой компании я один такой… темный.

Рин усмехнулся, глядя на мое удивленное лицо:

— Это и есть «откат». Изначально эта булавка была стилетом. Потом ее зачаровали, а я сейчас просто вернул первоначальный облик. Давайте вашу… покупку, и забудем об этом.

Зверек был обнаружен через пару минут: решив, что хорошенького понемногу и больше путаться в моих волосах ему не интересно, он юркнул за ближайший кустик. Откуда и был извлечен и доставлен перед светлые очи Рина.

Эльф окинул Тэ взглядом, недоумевающе пожал плечами и, спрятав стилет в сапог (интересно, сколько ж у него таких «булавочек»?), щелкнул пальцами, глядя в глаза зверьку.

Первое время ничего не происходило.

— Вот видишь, Шамит, — удовлетворенно начал я, — это простой…

Тэ словно дожидалась этих слов. Истошно заверещав, зверек изогнулся в страшной судороге…

— М-маргул, — тихо выдохнул эльф, — это ж заклинание на животных не проверялось…

Полыхнула яркая вспышка света…

Когда я наконец проморгался… на земле, тихо постанывая, лежала молодая девушка в отливающем золотым цветом платье.

— Рин, — жалобно попросил я, — в следующий раз, когда я буду сильно зазнаваться, напоминай мне, какой я идиот, ладно?

Судя по ироничному взгляду эльфа, теперь мне об этом будут напоминать каждые пять минут.

Девушка пришла в себя довольно быстро, всего через несколько минут. Все это время Аэлиниэль встревоженно порхала вокруг нее, пытаясь помочь. Сначала казалось — безрезультатно. Во всяком случае, никакого зримого эффекта ее действия не возымели. Наконец, наше странное приобретение открыло глаза, пару раз моргнуло, пытаясь понять, кто и что вокруг, а потом схватилось за голову и погрозило мне кулачком. Так, а я тут при чем?!

«Это неважно, малыш. Поверь мне», — ехидно отозвался предок.

Ну неважно так неважно. Тем более что мне надо, во-первых, проверить охрану (так, на всякий случай), а во-вторых… хоть до города и остался один дневной переход, но многие торговцы не раз платили за подобную самоуверенность не только товарами, но и жизнью. Короче говоря, я махнул рукой на стихийно возникший вокруг расколдованной девицы «хоровод» и отправился по делам.

К тому же я понятия не имею, как себя дальше вести с этой дамочкой…

Трим поддержал мое начинание, и мы с ним на пару резвой рысью промчались по лагерю, поднимая караванщиков и бдительно следя за охраной. А то вот так расслабятся, и доказывай потом разбойникам, что их здесь ну никак не могло быть!

Люди поднимались охотней, чем всегда. Видимо, не одному мне грезилась в сладких снах нормальная ночевка. Завтрак был проглочен буквально в момент. Сам глава каравана торжественно устроился на облучке своего передвижного дома, и мы тронулись. Надеюсь, все сюрпризы благополучно остались позади.

Я послал грона вперед. Вроде как на разведку, обнюхивать окружающие кусты на предмет наличия в них криминальных элементов. А на самом деле мне просто хотелось побыть одному и посоветоваться с Дариэном по поводу этой самой заклятой. Ладно, пусть даже там был «откат», как назвал это явление эльф, но остаточная магическая аура должна была присутствовать в любом случае! Тут же… абсолютная пустота, которая и внушила мне ложную уверенность.

Дед, а ты что по этому поводу думаешь? «Знаешь, Ди, ты не так уж и не прав, — задумчиво отозвался родственничек. — Я сам какое-то время был уверен в немагическом происхождении этого зверька». Какое-то? Что ты имеешь в виду? «Просто ты этого еще не изучал. Понимаешь, магия… она бывает разная. Стихийная, как в твоем варианте, действительно оставляет следы. А вот магия крови… Ты не почуешь ничего, поскольку ничего и нет». Магия крови? Никогда о таком не слышал! «Это было очень давно…»

Это было очень давно. Еще до пришествия Царицы Ночи. Тогда на просторах Орраша существовало небольшое королевство, которым правил маг. Не особо сильный, но очень амбициозный. Он был уверен, что рожден повелевать миром. И заразил своей уверенностью подданных. Все его правление составляли сплошные войны. Но так как ничего особенного вражеским магам он противопоставить не мог, то увлекся изучением запретных разделов, в том числе и магии крови. Не стоит недооценивать подобные знания, ведь кровь — это часть твоего тела, причем очень важная.

От этой магии не спасают никакие щиты, не помогают амулеты и наговоры.

Победа следовала за победой. Чародеи не могли понять, что происходит, пока из лагеря врага не пришел… перебежчик.

Можно верить в господство, считать себя избранным, но когда дело касается твоей жизни, чести или семьи — многое отходит на второй план. Враг просчитался в мелочи. Ему понравилась невеста одного из воинов…

Никто не знает, что произошло с девушкой и как долго прожил ее возлюбленный, но слов предателя оказалось достаточно, чтобы найти защиту. Победное шествие по континенту окончилось. Завоевателей теснили все дальше и дальше. Но, когда победители ступили на территорию королевства, оказалось, что там уже никого нет. Улицы городов были пустынны, и лишь ветер играл опавшей листвою. И называлось то королевство Благоземьем… А потом пришла Царица Ночь…

«Подобные превращения часто применялись в том разделе магии. Правда, умения эти считаются утерянными. Но, кстати, чтобы ты не волновался, Властелины магии крови не подвержены. Царица не захотела повторять чужие ошибки…»

Хм, чем дальше в пустыню… Вообще, во всем этом мне не нравятся две вещи. Первая — если на девушку все же воздействовали этой самой магией крови, то, значит, не всех специалистов по этой части перебили. А мне и адептов Хаоса хватает за глаза! Ну а вторая — куда эту девицу теперь девать? С собой тащить? Да нужна она мне, как прошлогодний пряник.

Да и… Благоземье, Благоземье… Крутится в голове какая-то старинная легенда (как бы не та, которую дедушка мне сейчас рассказывал), но вот вспомнить ее не могу даже под угрозой смертной казни. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Тем более что на горизонте показались каменные стены Д'Окмора и наше путешествие все же движется к завершению. Уф, а то мне оно уже начало казаться бесконечным…

Щекотнув бока грона пятками, я развернул его к каравану, спеша доставить благую весть.

Мы подъезжали к воротам Д'Окмора с каким-то непонятным возбуждением. Всем хотелось как можно скорее смыть с себя пыль Плато и забыть все произошедшее. Но, как оказалось, самое тяжкое препятствие ждало нас впереди.

И называлось оно — стража. О таком количестве всевозможных поборов, пошлин, каких-то налогов я даже не слышал! И тебе на потоптание, и на подышание, и на загрязнение — чего там только не было.

Хм, вообще-то я могу предложить еще один налог, платить который будут не только с удовольствием, а еще и по нескольку раз. «Это какой такой налог?» — тут же заинтересовался дед. «На посылание стражи и побитие ей рожи», — мрачно фыркнул я, наблюдая за приближающейся к нам «приемной комиссией». Если они со мной начнут свою волокиту — плюну на конспирацию и принципы, обернусь да разгоню эту лавочку к нардхановой матери!

Ну вот, час пробил. Пришла наша очередь. Старший караула развязно сплюнул под ноги нашим лошадям, лениво поднял голову и застыл, распахнув рот. Интересно, что же его так поразило? Скосив глаза, я тоже чуть не застыл. Родственничек восседал на своем скакуне, меряя охранников презрительным взглядом и сверкая серебряным венцом.

«Не распахивай глазки, ты сейчас выглядишь не лучше, — ехидно посоветовал мне предок. — Это ж просто картина маслом — пара высокородных эльфов в сопровождении свиты разглядывает грязь под копытами их скакунов». Роль изучаемого предмета, судя по всему, отводилась местной доблестной страже, которая то бледнела, то краснела, а то и вовсе зеленела, представляя, что именно сотворят прибывшие с оскорбившим их величие человеком.

А сотворить могли многое. При всей своей «светлости» эльфы вообще очень болезненно относятся к попыткам задеть их честь. В том смысле, что заподозренному в намерении совершить сие деяние обычно бывало очень больно. И продолжалось это «больно» иной раз очень долго.

Неприятную ситуацию разрешил подоспевший купец, который осторожно, под локоток отволок начальника караула в сторону и что-то жарко зашептал ему на ухо. При этом небольшой, но довольно объемный кошелек практически незаметно переместился из руки торговца в охотно оттопыренный карман стражника. М-да, при оплате всех налогов сразу — скидка в размере… скольких-то там процентов, А еще мне почему-то кажется, что половина взимаемых поборов оседает в ближайших кабаках в качестве платы за… Да за все, что угодно!

Интересно, а местный — кто тут у них? — мэр, градоначальник или еще какой чин о такой постановке вопроса осведомлен или как?

Мне на мгновение представилось, что кто-то в империи возжелал бы пожить вот так… М-да, самоубийцы у нас все же предпочитают менее болезненные способы попрощаться с этим миром. «Да что ты говоришь?! — хмыкнул Дар. — Тебя послушать, так империя — чертоги Доргия на земле!» «Можно подумать, это не так!» — возмутился я. «Ну… где как, малыш… Сколько лет прошло между тем, как вырезали семью многоликого, и тем, как Гил туда отправился?» Я промолчал.

В любом случае, обе договаривающиеся стороны остались полностью довольны друг другом: стража не только не пыталась досматривать повозки, но и в приливе дружественных чувств расчистила нам дорогу, при этом почему-то стараясь держаться по другую сторону обоза. Видимо, они решили, что благородные эльфы через повозки не полезут. Вот дураки-то… А луки для чего?

Рин не стал устраивать образцово-показательное обучение стражи хорошим манерам (чем разочаровал большую часть присутствующих), а просто проехал чрез ворота, не удостоив нахалов и взглядом. Видимо, ванна в сладких снах являлась не только мне…

«До Мирна ему все-таки далеко…» — ностальгически вздохнул дедушка.

Останавливаться на одном постоялом дворе вместе с обозом мы не стали. Шем клятвенно уверил нас, что здесь у него есть друг — содержатель трактира на постоялом дворе. Не, я дурею с этого оборотня: везде-то у него есть друзья-приятели, и все-то они трактиры держат. Интересно, местный товарищ многоликого тоже по мокрому делу сидел? Заведение, как сообщил Шамит, не самое великолепное в городе, но от лишних вопросов нас гарантированно избавят. Не то чтобы нам было что скрывать, но мало ли…

Расчет с купцом также прошел без осложнений. Наверное, потому что общались с «нанимателем» только мы с Рином. Торговец молча заплатил нам положенное, при этом недвусмысленно дав понять, что если мы согласимся сотрудничать с ним на постоянной, так сказать, основе, то заработаем гораздо больше.

Ну вот, хотя бы в чем-то мои таланты оценены по достоинству. «Угу, без куска хлеба не останешься», — ехидно прокомментировал мои мысли дед. А что? Не вечно же у отца клянчить?

Увесистый кошель приятно оттягивал руку. Не знаю, что там меня ждет в школе, да и в пути всякое может случиться, а деньги лишними не будут. Нет, мама безусловно всучила мне небольшой кошелек «на сладости», как она выразилась, но пусть он пока остается моим неприкосновенным запасом.

Рин тоже подкинул свой кошель, поймал, ехидно подмигнул, и мы отправились к постоялому двору, где находился хваленый трактир приятеля Шема. Теперь и по городу можно погулять не просто так. Нет, посмотреть на местные достопримечательности стоит, но теперь можно не только смотреть!

Искать храм богини плодородия, дабы вернуть ей пропажу, мы отправились всей компанией.

Храм Тирелены оказался совершенно не похожим на соборы, виденные мною в Темных землях. В первый миг у меня создалось впечатление, что его создавали для совершенно другого бога, но Рин уверенно направился к входу. Мне ничего не оставалось, как пойти за ним.

Следующее потрясение ждало меня внутри. Жрецы отказались пускать нас к алтарю, находящемуся здесь же, за дверкой в дальнем углу храма. Мол, неприемное время и все такое… Честно, я начал нервничать… Еще бы чуть-чуть — и город Ста Храмов резко бы переименовали в город Девяноста Девяти!

На этот раз от потрясения Д'Окмор спасла Аэлиниэль. Отведя в сторону главного жреца — бритоголового мужчину в алой мантии, она о чем-то пошепталась с ним и… О чудо, мне позволили «прикоснуться к неземной благодати пресветлой богини»! Но только мне одному.

За дверкой оказался не сам алтарь, а небольшая шторочка, за которую мне заходить опять-таки запретили, шепнув:

— Проси благословения у богини, и да внемлет она твоим словам…

Вот всю жизнь мечтал. Честно. «Да? А я почему-то сомневаюсь…» Отстань, а? «Да пож-жалуйста!» — презрительно фыркнул Дар.

Убедившись, что лезть за шторку я пока не собираюсь (ключевое слово здесь «пока»), жрец выскользнул за дверь. Я задумчиво почесал голову и уже было собрался обратиться к богине, но тут…

— Ох, — раздался из-за шторы тоскливый вздох, — ну кого там еще маргулы принесли?! — причем голос был такой знакомый-знакомый. И явно не женский.

Я осторожно отодвинул штору… Алтаря за нею не оказалось. Вместо него стояли небольшой столик, на котором разместилась ваза с фруктами да удобное мягкое кресло. И вот в этом самом кресле сидел, с самым тоскливым видом грызя яблоко, Воконр…

— Это ведь храм Тирелены, нет?

Бог воровства окинул меня мрачным взглядом и, похоже, узнал, несмотря на эльфийский облик, потому как, запустив яблочным огрызком в тяжелый шандал, грустно предложил:

— Что стоишь как неродной? Заходи…

— А… здесь разве не Тирелена должна быть?

Покровитель путешественников страдальчески закатил глаза:

— Бли-и-и-ин… До-ста-ли! Все достали! Что я, жену заменить не могу? Голова у нее болит! Понял или повторить для тормозов?!

— Не надо…

Воконр страдальчески вздохнул:

— Хвала Доргию, хоть один умный человек — и тот на четверть эльф. А то за сегодня все просто задолбали. Слов нет, только старотемные термины на языки лезут. Короче, выкладывай, зачем приперся?

Только без ля-ля про желание приобщиться к святым местам! А то я вас, Властелинов, можно подумать, не знаю…

И когда только узнать успел? Ладно, пора заканчивать с этой короной. Достав из-за пазухи заблаговременно вытащенную из сумки диадему, я протянул ее Воконру:

— Слышал, она у вас пропала? Решил вернуть.

Бог воровства окинул венец мрачным взглядом и скучающе протянул:

— Это все?

— Ну да…


— Положи в уголок и можешь идти на все четыре стороны…

— Не понял… В смысле?

— Ну че ты не понял, че не понял?! — неожиданно взвился бог воровства. — Ну не могу я ее в руки взять! Засунь ее куда-нибудь — куда именно, не скажу из вежливости — и вали отсюдова, пока при памяти!

— Э-это все?

И никакой тебе благодарности… Покровитель воров, как-то мгновенно успокоившись, словно прочитал мои мысли:

— Стоп, тебя ж еще поблагодарить надо? — По его губам скользнула поганенькая такая усмешка. — Где тут наша книжка благословений? — Он щелкнул пальцами, и в тот же миг у него в руках появился толстый фолиант. Бог поспешно начал его листать, выискивая нужную страницу. — Та-а-ак… Благословение Доргия — не то, благословение Ашкарта — не то, благословение Риатоха — опять не то… Ага, вот, нашел! Благословение Тирелены! — Воконр картинно откашлялся и начал, четко выговаривая слова: — «Благословляю тебя, сын мой, именем Тирелены, богини плодородия! И да будут твои нивы плодородны, а стада тучны! И пусть дети твои, в количестве не менее ста пятидесяти двух штук…»

— Э! Сколько-сколько детей?! Спасибочки, мне такого счастья не надо! Я еще слишком молод для этого! — Из-за шторы я выскочил, подгоняемый насмешливым:

— Принц, ты куда?! Я еще про внуков твоих не сказал, их там не меньше полутора тысяч!

Рин и все остальные догнали меня только на улице.

— Ди, ты куда?! — выдохнул запыхавшийся эльф.

— Куда-нибудь подальше отсюда! — мрачно сообщил я.

— Ты так быстро выбежал… Хоть благословение от богини получил?

«Ага! — хихикнул дедушка. — Получил! Да так получил, что мало не покажется!»

— Слушай, Рин, — не выдержал я, — если тебе так нужно это благословение, иди и получи его. И на себя, и на всех своих детей! — Эльф было развернулся к храму… — В количестве ста пятидесяти… трех штук!

Не только мне одному страдать… Больше кузен ко мне по поводу благословения не приставал.


Серые пустоши межвременья содрогались. Пронизывающий, леденящий ветер сменялся раскатами грома и огненными всполохами. Печати слабли и крошились, подтачиваемые как с одной, так и с другой стороны. Что с того, если голоса последователей все тише и тише? Есть ведь и другие тропы…

Дар, наивный синеглазый мечтатель… Каким ты был, таким же и остался, несмотря на все перерождения. Неужели ты думаешь, что знаешь всю правду о создании Властелинов?! Человеческая память столь слаба…

Раздавшийся смех был не теплее тех снежинок, что падали с небес. Ветер подхватывал их и пригоршнями швырял в разные стороны. Острые кромки кристалликов вполне могли распустить на ленты любое существо, попавшее в эти негостеприимные края. Если, конечно, оно не умрет раньше. Хотя бы от холода.

Думаешь, ты всего лишь результат магических экспериментов? Нет, вынуждена тебя разочаровать. Одной силой подобного результата не добьешься. Интересно, что бы ты сказал, если бы узнал, что в твоих жилах, впрочем, как и в жилах любого темного, с того самого времени есть капля моей крови?!

Мне не нужны эти глупые обряды. Нет, они, конечно, весьма облегчат мое возвращение. Но поверь, я так истосковалась по тебе, что будет достаточно всего лишь запаха… Всего лишь запаха.

Ветер яростно взвыл, словно попытался передать ту волну ненависти и тьмы, которая разлетелась в стороны от одинокой фигуры, звоном отдаваясь в нитях Силы. Темные твари из-за Грани взвыли, радуясь этому всплеску. Восприимчивые к темной магии создания испытали приступ ничем не мотивированной агрессии или боли, в зависимости от близости к Царице Ночи, но главный удар пришелся по другому адресату. По Властелину…


Я вздрогнул. По спине словно холодом продрало. Брр, мерзкие ощущения! Правильно говорят, что голову от солнца укрывать надо. А то так задремлешь ненароком на бортике фонтана и не проснешься. Или кошмар привидится.

Мы гуляли по городу уже второй час. После полученного в храме «благословения» мне захотелось проветриться и привести мысли в порядок. Хотя где-то там, на задворках, все же крутилась занимательная арифметика. На предмет — сколько мне надо прожить, чтобы обзавестись подобным… рассадником Властелинов, сколько понадобится средств и, самое главное, где взять для них столько государств? Так и Орраша не хватит. А если к этому еще прибавить потомков, которые наверняка будут у Тери и Гила… Ой, мама!

Единственное, что радует, «благословение» не до конца договорено было, а раз так — сотрясение воздуха, не больше! Не хватало мне еще для полного счастья ста с лишним потомков…

Надо сказать, что, пока эльфы, люди и оборотни изучали местный рынок (эльфы с Тэ в качестве покупателей, а Шем как проводник и охранник), я устроился под матерчатым навесом у фонтана и блаженно прикрыл глаза. Делать мне больше нечего, только с ними шастать!

Естественно, не заметил, как заснул. Правда, с такими сновидениями лучше вообще не спать. Хотя… факты открылись просто поразительные. Вот только… Я не уверен, что все увиденное-услышанное — правда.

Де-э-эд, ау? Ты там что, заснул? Мне с тобой поговорить надо!

Но мой личный призрак хранил упорное молчание. Причем настолько упорное, что я даже немного обеспокоился. Обычно даже просто присутствие Дариэна ощущалось. Как будто у тебя за плечом кто-то стоит. Нет, ты не слышишь ни дыхания, ни запахов. Скорее… не знаю даже, как сказать, живое тепло, что ли? А сейчас вообще глухо, как отрезало. Может, он все-таки спит? Сколько лет без сна. Или еще как отдыхает. Духам же тоже, наверное, расслабляться нужно. Или нет? Маргул, надо было лучше изучать книги по нежити. Может, там и про духов было написано. Хотя дух Властелина, тем более разделенный, наверняка вне всяческой классификации. И обычным законам не подчиняется.

Недовольно передернув плечами, я покосился на стремительно темнеющий небосвод. Погода портилась просто на глазах. Откуда-то в мгновение ока нагнало туч, и они нависли над городом низким свинцово-серым покрывалом. Ливень должен был вот-вот начаться, а этих «покупателей» марханг знает где носит! Непонятное раздражение осторожной поступью прокралось в душу и свернулось там колючим клубком.

Словно в ответ на мои мысли из-за палаток выскочила вся честная компания, и мы бегом ринулись в сторону таверны, так как путь был неблизкий, а промокнуть никому не хотелось.

Самое интересное, что успели мы едва-едва. Погода словно ждала хлопка закрывающейся двери, чтобы обрушить с небес на землю сплошные потоки воды. За окном стемнело, словно наступила ночь. Хотя время только перевалило за полдень. Ну и погодка…

Увы и ах, но вместо запланированного посещения ратуши пришлось устроиться у жарко полыхающего камина и организовать поздний обед — или ранний ужин, как посмотреть, — а мне еще и выслушать полный отчет о том, что же происходило в торговых рядах.

Выслушал. Ничего нового не узнал… И что ж теперь дальше делать? Кстати, надо выяснить, кто такая эта Тэ. А то я до сих пор не знаю ни кто ее заколдовал, ни как по-настоящему звучит ее имя.

Я уже было открыл рот, дабы повернуть разговор в правильную сторону, но в этот момент меня перебила все та же Тэ, или как там ее по-настоящему кличут.

— Не понимаю, — вздохнула она, — зачем вешать столько украшений на обычный предмет? Как будто от этого кинжал вдруг превратится в бабочку!

Это мы о чем сейчас? О стилете-булавке, что ли? Но удержаться я все-таки не смог.

— Эльфы, что с них возьмешь? — фыркнул я, глядя на закатившего глаза к потолку Рина. И зря…

— А ты разве не эльф? — тут же заинтересовалась девушка. — Но ты же выглядишь так же, как они. Правда, — вдруг запнулась она, — тогда, в повозке…

— Да какой он эльф! — хихикнул новоявленный братец. — Настоящее позорище! Одно слово — темный.

Интересно, когда это они спеться так успели? Пока я занимался организацией завершения путешествия по Плато? Шустрые…

— А сам? — парировал я. — То-то стража на воротах трепетала. Явно от почтения, да? Как же, светлые. Чистые и непогрешимые.

— А вы? — поинтересовалась Тэ, глядя на меня. Я запнулся.

— А мы… — Вино в кружке качнулось, играя на свету кроваво-красными отблесками. — А мы всего лишь те, кем нас создали.

Рывком встав, я шагнул к двери. Ну и что с того, что на улице ливень? Мне сейчас именно это и нужно. Вода обрушивалась с небес непрерывным потоком. Казалось, неизвестный великан вылил на землю гигантское ведро с водой, решив попросту смыть город с лица земли. Упругие холодные струи хлестали по телу, но и они были не в силах избавить меня от внезапно навалившихся раздумий. Казалось бы, короткий вопрос, а вот все-таки…

Да, мы именно такие, какими нас создали. Разрушители. Идеальные существа, предназначенные для уничтожения как разумных, так и неразумных тварей. Способные в одиночку в мелкий щебень раскатать средних размеров город или не особо крупную армию. Обладающие магическим даром и даром владеть чужими мыслями. Подчинять и властвовать. Идеальные…

Вот только создательница наша совершила одну, всего одну малюсенькую ошибку. В чем она заключалась? Пожалуй, в том, что нам была оставлена… память. И… душа?

И вот цепной пес поворачивает против своего хозяина, выбирая свой путь, собственную жизнь. Только ошейник все так же давит, периодически напоминая, что к нему могут в любой момент прицепить толстую цепь и посадить у ворот. Сторожить. Отец правильно говорил: «Силу мы попрежнему берем у Царицы и практически не способны принимать больше никакой другой».

Какая-то выматывающая душу тоска нахлынула приливной волной, заставляя поднять голову к плачущему небу и в голос завыть. Рот тотчас же наполнился водой, превращая стон в захлебывающийся кашель. Очередной проблеск молнии и хохочущие раскаты грома, словно кто-то невидимый насмехается над потугами ничтожного зверя оборвать привязь…

В руке словно сам собой оказался кинжал. Мириновое лезвие матово мерцало в пленке воды, притягивая взгляд. Я равнодушно скользнул глазами по кромке, рукояти и задержал взгляд на темном камне, украшавшем навершие. Серебристая искорка, похожая на случайно заблудившуюся звездочку, ехидно подмигнула. Словно приветствуя старого друга. Вдруг, несмотря на потоки воды и пронизывающий ветер, мне стало тепло и весело. Создан? Ну и пусть! Так было, но когда-то давно. А теперь кто сможет надеть ошейник на ветер или посадить на поводок бурю? Пусть только попробует…

Я засмеялся и закружился под струями, как когда-то в детстве, радуясь ливню и стихии. Прекрасная погода, прекрасный миг, и никто не заорет в самый неподходящий момент…

«Диран!!!»

Варр'кхаллем тер эрр'анаш хорра! От неожиданности я поскользнулся на мокрых камнях и сел прямо в лужу. Ощущения, скажем так, не самые приятные. Дед, ты чего орешь, будто тебя эльфы целуют?! Дар поперхнулся, некоторое время судорожно соображал, что же ему сейчас сказали, а потом снова гневно возопил: «Диран, ты что это творишь!» — «А что такое?» — не понял я. «Что? Ты спрашиваешь — что?! Я тебя уже маргул знает сколько времени дозваться не могу — вот что! Тебя кто учил от меня блокироваться? И главное — нашел же когда! Когда произошел всплеск магии Царицы! Тебе что, жить надоело, Властелин ты нардхангов?»

«Слушай, дед, — не на шутку разозлился я, — хватит из меня уже идиота делать. Мне не пять лет, и даже не десять. Если ты постоянно будешь висеть у меня над душой, я так ничему и не научусь. Поэтому давай спрячем эмоции в болото под кочку и поговорим спокойно? И не на улице, а то от сидения в луже мое здоровье отнюдь не улучшается. И вообще, ни от кого я не блокировался! Это ты куда-то пропал!»

Дариэн, окончательно свыкшийся с тем, что его называют «дедом», на мгновение задумался, а потом согласился. В конце концов, простуда, она и для Властелинов не исключение. А возиться с кашляющим и чихающим мною сейчас некому. Эльфы, вместо того чтобы нормально угостить меня чаем с артаной, только и могут, что приложить чем-нибудь светлым и общеисцеляющим. Таким исцеляющим, после которого только единицы и выживают. Если успевают убежать.

В комнату я влез через окно, так как появляться мокрым в общей зале не хотелось абсолютно. Да и отвечать на ненужные вопросы. А уж в том, что они непременно последуют, сомневаться не приходилось. Аэлин так уж точно прочтет лекцию на тему сравнительного анализа содержания серого вещества в зависимости от возраста. А братишка еще и добавит, что это относится исключительно к темным. Так что, вырастив себе коготки на руках, осторожно влез по стенке на второй этаж. Там применил собственную разработку, позволяющую вскрывать не очень сложные запоры, и тихо перебрался через подоконник. Плотно прикрыл ставни и только потом позволил себе запалить не особенно яркого светлячка. Его рассеянного зеленоватого сияния мне вполне хватило, чтобы скинуть одежду и устроить себе… нет, не горячую ванну. Я сомневаюсь, что таковой предмет на этом постоялом дворе вообще существует! Вопросов здесь действительно не задают, чему я несказанно рад, но обслуживание все-таки оставляет желать лучшего. Отчего-то местные жители уверены: чем меньше моешься, тем ты мужественней. Бред, конечно, полнейший… Вот только разубеждать — себе дороже.

Из предметов гигиены имелся только небольшой тазик, больше похожий на увеличенную миску, помятый кувшин… Рельеф чьей-то головы, о которую его так… отрихтовали, можно было изучить даже невооруженным глазом. И полотенце. Судя по толщине ткани, выкроенное из какого-то мешка.

Поэтому я просто вызвал поток горячего воздуха и, поворачиваясь то одним, то другим боком, нежился в тепле. Даже закрыл глаза и мурлыкать стал от удовольствия. Светлячок, словно уловив мое настроение, начал медленно кружить вокруг. Может, ему тоже не терпелось погреться…

Идиллия оборвалась как-то очень резко, от странного звука, раздавшегося у меня за спиной. Все еще пребывающий в мыслях где-то далеко, я обернулся. Как оказалось, только для того, чтобы уставиться в округлившиеся глаза Тэ. Она стояла на пороге комнаты, держа в руках мой плащ и прикрывая ладошкой рот. Ну и чего, спрашивается, уставилась? Можно подумать, что в первый раз увидела Властелина в частичной трансформации…

«Хм, Ди. Я, конечно, не специалист в данном вопросе, но, кажется, она действительно впервые видит тебя таким». «Это в смысле?» — не понял я. Тяжкий вздох: «Оденься, идиот. Нечего молодых девушек соблазнять!»

О!!! Я же совсем забыл!

Из горла непроизвольно вырвался хриплый рык, который и послужил сигналом к началу действа. Тэ пискнула, уронила плащ на пол и, отчаянно покраснев, вылетела из комнаты. Я же направил поток горячего воздуха на одежду, стараясь высушить ее как можно быстрей. А то опять принесет маргул кого-нибудь, а у меня из одежды только браслет, что превращается в доспех этого, как его… Элетта, да плащ! Сумки-то у Трима в стойле — ну и как я переоденусь? Не ходить же здесь, в самом деле, в полных драконьих латах?!

Видимо, от переживаний я немного переборщил с силой. И одежда, вместо того чтобы высохнуть, быстро обуглилась, превратившись в пепел. Ир хор'ракаш тер маар'кеташ! Ну и что мне теперь делать? Снова лезть под дождь, прикрываясь только крыльями, тайком ползти в конюшню и опять сушить вещи? Угу, и повторять все сначала.

Закутавшись в одеяло, я присел на край кровати и задумался. Вообще-то можно подождать окончания непогоды, но с другой стороны — все это время безвылазно сидеть в комнате? Да и ехидные комментарии оборотня на эту тему мне уже почти слышатся.

Вообще-то есть один выход, но он мне очень не нравится. Не знаю, почему так происходит, но, как только я становлюсь Властелином, церемониальный наряд возникает словно сам собой. Вне зависимости от того, что было надето ранее.

В принципе, если снять камзол и плащ да снова «стереть» корону, то на первое время может и хватить… Будем надеяться, что в этой глуши нет знатоков темного этикета. Вот только… отлученный рыцарь… А, к маргулу его в болото! Он и так знает, кто я. А уж общаться с ним я больше не собираюсь. Не люблю такие вот… перепады настроения. Сам этому подвержен. И вообще, мало ли чему их там обучают в том Ордене? Может, они проходят все двадцать три церемониальных покроя верхней одежды правящей семьи. Или тридцать восемь способов вывязывания и завязывания «Шнура мира». Конечно, у меня на шее этот шнурок завязать не удастся, но… Лучше не экспериментировать.

Дед только хмыкал, наблюдая за моими метаниями, и посмеивался. Видимо, прощение получено, хотя и не в полном объеме. А объясниться нам с ним надо в любом случае. Такие вот странные совпадения чаще всего являются предвестниками грядущих неприятностей. И если уметь их слушать, то многого можно избежать. Или хотя бы подготовиться к удару.

В коридоре послышались приближающиеся шаги. Не будем искушать богов, заявляя, что гости не ко мне, а просто быстро проведем обращение. Дверь резко распахнулась и грянула о стену. Мигающий свет магического шарика осветил колоритную троицу. Рыцарь, эльф и оборотень во все глаза уставились на меня.

Это называется: помяни маргула, а он уже тут…


Отступление пятое (с отвратительным настроением) | Маленьких все обидеть норовят! | Отступление шестое, очень злобное