home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement






Отступление шестое, очень злобное

Всплеск гнева госпожи застал его на рынке, где приходилось исполнять уже надоевшую роль живой силы: у Ниры деньги задержаться попросту не успевали. Радовало только то, что с месяц назад все же удалось положить небольшую сумму в гномий банк, так что теперь не придется снова лихорадочно искать работу или отправляться в Стальную пустыню, дабы расплатиться по долгам.

Резкая вспышка боли, комком застрявшей в груди. Рыцарь, неразборчиво ругнувшись, оперся о стену дома, прижав руку к так некстати занывшему сердцу. Встревоженная Нира тут же подскочила к нему:

— Рон, что случилось?!

— Н-ничего, — с трудом выдохнул воин, — все в порядке, сейчас пройдет…

Какой-то прощелыга, вот уже с час настойчиво обещавший всем проходящим мимо «неземное удовольствие», тут же скользнул к странной паре. Причем, судя по опасливому шепоту и бегающим глазкам, предлагаемые «удовольствия» были из разряда запрещенных.

Вот только на этот раз хватило одного раздраженного взгляда, чтоб этого сального типа словно ветром сдуло. Который, кстати, на самом деле уже начал крепчать. Воин прекрасно знал, что последует дальше. Так что, едва боль начала отступать, решительно подхватил девушку под руку и настойчиво потащил в сторону постоялого двора, где они снимали пару комнатушек. Сейчас на улице лучше не показываться. Беспорядки в городе ближайшие несколько дней обеспечены.

Вот только… Странно как-то. Создается впечатление, что гнев Царицы был направлен не против всего Орраша. Слишком уж… точечным был удар. А к маргулу! Сейчас это уже неважно. Главное — спрятать Ниру в безопасном месте. Но какой же все-таки сильный всплеск! Достанется сегодня темным…

Темным… Ухваченная за хвост мысль поразила рыцаря не хуже сверкавших за окном молний. Маргул, мальчишка!

Нира не сопротивлялась, когда он приказал ей сидеть в комнате и никуда не выходить, а сам бросился к трактиру, где остановилась эта странная компания. Благо, выяснить это удалось легко.

Так и есть. Все они, за исключением темного, сидели внизу, греясь у камина. Словно и не заметили ничего… Разве что рыжий парень, купивший неизвестного зверька, нервно крутил в руках тонкий стилет.

Еще утром, придя в себя, на вопрос, как к ней надо обращаться, расколдованная девушка раздраженно ответила, что прозвище «Тэ» ее вполне устраивает. А вот отвечать, кто ее зачаровал, отказалась наотрез. Так что сейчас, в общем зале таверны, никто и не пытался возвращаться к той теме, и разговор, прерванный уходом Дирана, вновь зашел об оружии. Вернее, чуть было… потому как Тэ внезапно заметила, что юноша забыл на спинке стула плащ. Подхватив его, она нетерпеливо бросила:

— Я занесу ему в комнату и вернусь… — И как в воду канула.

Появления насквозь мокрого Рона никто в первый момент и не заметил. Воин шагнул к занятому странной компанией столику и, стряхнув с волос капли воды, рявкнул: — Где?… Хвала богам, но объяснять, о ком идет речь, не пришлось. Даже эльф не стал задавать глупых вопросов, лишний раз удивив многое повидавшего отлученного рыцаря. Похоже, выражение, светившееся на лице Рона, без слов объясняло, что все расспросы сейчас более чем излишни. По лестнице, ведущей наверх, даже не взбежали — взлетели. Тэ, решившую именно в этот момент спуститься на первый этаж, чудом не сбили с ног. Благо, эльфийка оказалась Стражем и смогла точно сказать, где находится ее мнимый собрат, да и Рон слишком уж хорошо представлял, чем может обернуться для этого городка гнев мальчишки-Властелина. Пусть даже и необученного. Вернее, именно необученного. Наверное, дверь распахнулась мгновенно, но отлученному рыцарю эти секунды показались бесконечно долгими. Взгляд метнулся по комнате и зацепился за стоящую в центре фигуру…


После короткого разговора с привратником принца Теренса с сопровождающими запустили внутрь Айхарта. Темноволосый мальчишка лет тринадцати на вид с поклоном принял поводья трона и, опасливо косясь на огромные клыки зверя, повел того в сторону конюшен.

Спешившийся герцог Дорийский предполагал, что его сразу препроводят к Великому магистру Ордена. Каково же было его удивление, когда все тот же мальчишка в костюме оруженосца Ордена вновь появился перед ним:

— Ваше Высочество, его превосходительство лорд гар'Дайхэн занят на тренировке, прервать которую никак невозможно. Если Ваше Высочество позволит, я провожу вас в келью, где вы сможете отдохнуть до того момента, как Великий магистр освободится.

Можно было возмутиться, потребовать немедленного общения с магистром, но… Зачем?

Комнату, предоставленную принцу, кельей можно было назвать с очень большой натяжкой: стены затянуты бархатом, мягкая кровать под балдахином, лакированный стол, стул в форме песочных часов, множество гобеленов… Теренс замер, удивленно разглядывая помещение.

— Вам что-то не нравится, Ваше Высочество? — звякнул за его спиной встревоженный голос оруженосца.

— Н-нет, все в порядке… — тряхнул головой принц. А потом, решив, что ни одно знание не бывает лишним, поинтересовался: — Как твое имя?

Новый поклон:

— Лирт гар'Тшхен, Ваше Высочество.

— Все в порядке, Лирт, — вновь кивнул герцог Дорийский, — можешь идти.

Мальчишка буквально испарился. Принц же медленно опустился на стул, крутанул на пальце тяжелый перстень Хранителя, полученный взамен… утраченного.

Общение бывает разным. Можно стать единым целым со своим Хранителем, а можно просто закрыть глаза и тихо начать:

— Эйликх тхэнир Лиинс…

И затянет всю комнату сумрачный туман, блеснут в углах нежданные звезды, а вслед за тем…


Огромный черный дракон парил в небе, лениво помахивая крыльями. Далеко внизу виднелись верхушки деревьев. У человека непривычного подобный пейзаж мог бы вызвать головокружение, но ни Гил, ни Лерса к таковым не относились.

Честно говоря, сейчас многоликая могла бы со спокойной совестью сказать, что она счастлива: ветер перебирает прядки волос, нежно целует кожу. Рядом — человек, который дорог… Что еще нужно?

Внезапно перед мордой дракона блеснул яркий свет, и Лерса, тихо охнув, на мгновение прикрыла глаза рукой, а когда наконец опустила ладонь, то увидела, как на ладонь Гила упал появившийся из воздуха свиток. Герцог Алентарский не глядя сорвал тяжелую сургучную печать, пробежал взглядом письмена и тоскливо вздохнул:

— Возвращаемся в Кардмор.

Теренс сидел в кресле, уныло уставившись в открытое окно. Принц не догадался взять с собой ни единой книги, магистр Ордена до сих пор не освободился, так что сейчас Первый Рыцарь Тьмы откровенно скучал. Увлекайся принц оружием — и можно было бы попытаться попасть на ту таинственную тренировку, прерывать которую никак нельзя, но… Особой страсти к фехтованию Теренс никогда не испытывал — это Гила за уши не оттянешь от стойки с мечами, — поэтому подходящего занятия никак не мог придумать.

Яркую вспышку света он попросту прозевал — ну кто виноват в том, что Гил совершенно не разобрался с координатами, — и письмо, вместо того чтобы упасть на ладонь, материализовалось в дальнем углу. Тери вздохнул и, подобрав послание, осторожно развернул его. Письмо брата начиналось словами:

«Так как мама учит быть вежливым, то — здравствуй, Тери!

А теперь, когда официальная часть закончилась…

Ты издеваешься, да?! Нет, ну вот объясни мне, кто тебя учил сперва уезжать из дома (как говорит мама, не захватив даже запасного носового платка), а потом присылать письма с просьбами выяснить что-то там по древней истории? Учти, у меня есть своя жизнь! И я не желаю тратить ее на сидение в библиотеке и раскопки старых летописей. Нет, я, конечно, понимаю, что теперь, когда отцом уже назначен новый наместник в Мореании, я свободен, но… дай же пожить спокойно!

Так что, если еще раз так поступишь, я… я не знаю, что с тобой сделаю!

О, придумал! Я скормлю тебя Пиньке! А поскольку он есть просто так наверняка откажется, мне придется тебя зверски расчленить… Потом, правда, встанет вопрос о престолонаследии, но, думаю, я попросту откажусь в пользу Дирана. А так как из Ди правитель выйдет, мягко говоря, отвратный, в страну придет разброд и шатание… Пожалей государство, не издевайся надо мной!

Гил».

На этом письмо заканчивалось. Теренс так ничего и не понял. Мотнул головой, перевернул послание, надеясь увидеть продолжение на другой стороне листа, но и там было пусто. Принц тихо ругнулся. Какого маргула?! Где, собственно, то, ради чего и писалось послание брату?!

Новая вспышка света — и на пол упало очередное письмо. Для разнообразия оно приземлилось прямо в то кресло, где до этого сидел Тери.

На этот раз Второй Рыцарь Тьмы решил не заморачиваться приветствиями.

«Хотел ограничиться только первым письмом и послать тебя лесом, но Лерса разубедила. А потому читай и запоминай, что я написал: второй раз перечитать будет нельзя — на письме заклинание самоуничтожения. Я бы не ставил, но Орден Предвечной Тьмы, как ты знаешь, закрытый, а потому все, что его касается (история, способности рыцарей), запрещено к распространению.

Так, короче, осознанием важности момента, я думаю, ты проникся, а потому продолжаем.

Честно говоря, не знаю, что из истории Ордена ты знаешь, а что нет, потому пишу все подряд, естественно сокращая. Слушай, какой же я идиот! Надо было тебе попросту книгу переслать и не мучиться. Правда, ее, наверное, пришлось бы тоже уничтожать, и тогда я бы перед папой не отчитался. А, ладно, разберусь!

Короче. Орден был основан лет через пять после гибели Царицы. Трое темных, ставших предпоследним опытом богини: Дайл гар'Тшхен, Оррис гар' Теешт и Фрес гар'Айшен решили, что лишь они знают ее волю… Постепенно Орден рос. Все больше темных вставали под его щит. На третьем году правления Кронэла I произошла одна из крупнейших битв между Орденом Предвечной Тьмы и Темной империей. Орден проиграл. Потом произошло еще несколько схваток. В итоге, примерно тридцать пять веков назад Орден окончательно приобрел нынешний статус: крепкая военизированная единица, подчиняющаяся непосредственно Великому магистру и крайне опосредованно императору (хотя официальные документы и утверждают, что все наоборот). И как ты думаешь, в случае если возникнут разногласия между приказами магистра и Властелина, кого послушают рыцари? Собственно, именно из-за этого папа тебя туда и послал…

В общем, на этом краткий экскурс в историю Ордена можно было бы и закончить, но мне кажется, необходимо еще одно уточнение.

Лет двенадцать назад в Ордене чуть не произошел раскол. Согласно сохранившимся документам (Мне пришлось искать их в такой пылюке… Ты со мной вовек не расплатишься!) несколько рыцарей, среди которых упоминаются фамилии Тшхен, Таре, Кхаен (Красиво, да?! Лучшие роды Темной империи!), заявили, что времена, когда влияние Царицы Ночи было велико, прошли, что жизнь меняется и вместе с ней пора изменяться самим. Согласно найденным свиткам, они считали, что в крови каждого из созданий Царицы есть капля крови богини… Уж не знаю, насколько эта версия верна, но факт остается фактом: раскольники утверждали, что найден способ убрать эту частицу богини, стать независимыми от нее, и вроде как даже сделали это…

Победили сторонники ортодоксии. Раскольники были заклеймены и изгнаны из Темной империи.

Все! Больше мне сказать тебе нечего.

Гил.

P.S. Еще раз назовешь меня Берти (пусть даже в письме) — и Пиньке придется давиться не сырой властелинятиной, а жареной! Пожалей дракона!

P.P.S. Тери, если это настолько серьезно, только сообщи — сразу же буду в этом маргуловом Айхарте».

Примерно через час, когда Теренс уже окончательно собрался с мыслями, наконец состоялся разговор с Великим магистром. Из этого общения принц вынес только одно — в случае войны Орден будет на стороне Темного Властелина. Хоть какая-то польза от этой поездки…

Разговор был уже почти закончен, когда Теренс решил все-таки поинтересоваться:

— Еще одно…

— Да, Ваше Высочество? — флегматично протянул седовласый мужчина в черной мантии.

— Сегодня я видел оруженосца, чья фамилия Тшхен…

— И?…

— Насколько я понимаю, участником раскола, состоявшегося около десяти лет назад, был его родственник.

— Отец, — не меняя скучающего тона, поправил Теренса магистр.

— И его все-таки приняли?

— Мы не можем отказать тому, чей предок был одним из основателей Ордена, — пожал плечами магистр, — тем более что пока он не рыцарь.

— Но когда-нибудь станет им.

— Не станет никогда.

В первый момент Первый Всадник Ночи решил, что он ослышался: — Что?

— Он не станет рыцарем, — сухо повторил магистр, — не пройдет посвящения.

— Не сможет или не пройдет? — решил на всякий случай уточнить герцог.

— Способности у него хорошие. Почти как у представителя старшей знати… — вздохнул магистр. — Не пройдет.

Теренс слишком хорошо знал, что в Темной империи непрохождение обряда посвящения чаще всего означает смерть… Принц некоторое время молчал, а потом тихо поинтересовался:

— То есть… вы позволите прерваться роду того, кто был основателем Ордена?!

Магистр вскинул голову, уставившись в упор на Теренса, и впервые за время разговора позволил себе скупую улыбку:

— Я слышал, у Лирта есть младшая сестра. Ей сейчас, кажется, около одиннадцати с половиной… Надеюсь, в случае гибели последнего мужчины рода Тшхен, Его Величество император, в память о прошлых заслугах этого рода, позволит возможному мужу юной госпожи гар'Тшхен принять имя жены.


Элиа бесцельно блуждала по городу с самого утра. Огромные дома, бойкие разговоры… Девушка откровенно не понимала, куда она попала и как ей найти Дирана. Незнакомые, непонятные места… Зачем только Аефа отправила ее сюда? О том, как она вообще здесь оказалась, девушка решила пока не задумываться, логично подумав, что ни к чему хорошему это не приведет.

Нежданный ливень, заставший ее в небольшом переулке на окраине города, Элиа переждала под каким-то навесом. Впрочем, в какой-то миг на темную нахлынула дикая злость. На себя, за каким-то маргулом отправившуюся на край света, на Дирана, бросившего ее в Светлых землях, на…

По щеке побежала тонкая полоска темных чешуек… Злость пропала так же неожиданно, как и появилась, а Элиа, придя в себя, обнаружила, что стоит, наматывая на руку поводья коня, и лишь дождь бросает в лицо горсти водяных брызг.


Объединенный Совет Светлых земель начался на рассвете, когда большая часть гостей, прибывших поздней ночью, только начала продирать глаза.

Солнечный свет струился сквозь ветви деревьев, перекликались мелкие пташки, невидимые в листве, представители Светлых земель тихо переругивались, выбирая себе место, подходящее по чину, — все было более чем привычно и банально. Но банальности закончились, когда Светлый князь Миритиль ли'Аринкуэль объявил повестку…

Возмущались все. Спорили, перебивали друг друга, кричали… Да где это видано?! Объединиться с темными?! Да как можно даже заикаться об этом?! Грядущая война? Чушь!

Лишь Светлый князь стоял, скрестив руки на груди, и с легкой (знающие люди сказали бы «ехидной») усмешкой наблюдал за только начинающим набирать обороты спором. И вот когда в многоголосом гомоне, раздававшемся под сводами (или под ветвями, как удобнее) главной залы, на мгновение, всего лишь на одно, наступила тишина, князь обронил:

— А теперь я бы хотел услышать мнения, а не базарную ругань, и узнать наконец решение Совета.

Молчание затянулось… Впрочем, ненадолго.

— Я протестую! — вскочил на ноги седовласый пожилой мужчина. — Я считаю, что нельзя окончательно верить словам Светлого князя, да простит он мне эту наглость. — Легкий кивок в сторону Миритиля. — Всем известно о связи эльфийского двора с Властелином и…

Князь, к тому моменту уже сидевший в кресле с высокой спинкой, удивленно покосился на него.

— Боюсь, мэтр Аркэн, — тонко улыбнулся князь, — не вам говорить о порочащих связях с темными…

В первый момент седой задохнулся, а вслед за этим выдал:

— Я не должен отвечать за необдуманный поступок моего сына!

— По-вашему, — заломил бровь эльф, откидываясь на спинку резного трона, — я должен отвечать за необдуманные поступки моего предка?

— Кто говорит о вашем прадеде, князь? — не успокаивался мужчина. — Ваша кузина…

Новая улыбка, скрывшая неожиданную волну страха (как тайна могла выйти за пределы семьи?):

— Позвольте вам напомнить, что род ли'Аринкуэль официально отрекся от Кристаниэль. В то же время ни одна живая душа не сможет сообщить, что слышала официальную формулу отречения, произнесенную вами в адрес вашего сына…

На этот раз седовласый не смог подобрать достойного ответа.

Итог Светлого Совета был более чем предсказуем. Грядет война? Противник неизвестен? Объединяться с Темными землями нет смысла. Нападут — так империя пострадает первой, благо в Светлых землях пока никаких вспышек не замечено. Ну а начнутся бои, тогда и подумать можно…


Тихий разговор, состоявшийся под сводами Дубравы, вряд ли мог заинтересовать даже самого любопытного слушателя. Беседовали двое: черноглазый мужчина с ранней сединой в темных волосах да молодой человек лет двадцати пяти. Впрочем, разговором это было назвать сложно. Слишком уж часто возникали паузы, чувствовалась какая-то неловкость…

— А… что с отцом? — поинтересовался мужчина, отведя в сторону взгляд.

— Он умер. Три года назад, — обронил юноша.

— То есть… Герцог теперь ты?

Вопрос остался без ответа: молодой человек, не глядя, сорвал с ветви горсть листьев и, словно задумавшись о чем-то, начал по одному сбрасывать их с ладони.

— Вангар, где ты ходишь, я тебя везде ищу! — Женский голос, разорвавший неловкую паузу, прозвучал подобно грому небесному.

Мужчина вздрогнул, а потом, словно решившись на что-то, усмехнулся и, дождавшись, когда женщина подойдет, сообщил:

— Рион, познакомься — моя жена Тайма. Тайма — мой брат Рион эн'Грай, герцог Ниравиэнэ.

— Так, Вангар, — герцог провел ладонью по встрепанным волосам, — а теперь расскажи мне все то же самое, что было на Совете, только, пожалуйста, без этих официальностей и переливаний из пустого в порожнее.


Огромная черная кошка без устали неслась вперед. Прыжок. Еще один.

Хочется есть? Плевать. Пить? Тем более. Первая мысль после прочтения письма была только одна — месть! Но… как отомстить? Любовное письмо, адресованное твоей матери… Та-а-арк мархар, что делать?!

Первая мысль — вызвать на дуэль! Но… Как можно вызвать Властелина?!

И дело даже не в том, что он сильнее: Кей, не задумываясь, пошел бы на смерть — подобное оскорбление может быть смыто лишь кровью, и какая разница чьей? Император же попросту не примет вызова. Кей не рыцарь, посвящения еще не прошел. А дуэль возможна лишь между равными.

А раз так — нужно найти тех, кто не побоится бросить вызов Властелину. И многоликий не сомневался, что сможет это сделать.


Глава 6. Что день грядущий нам нагадит… | Маленьких все обидеть норовят! | Глава 7. Последний бой, он трудный самый…