home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4. Увезу тебя в пустыню, увезу к седым пескам…

Песок, подхватываемый мощными ударами ветра, вился вокруг ног Трима, ядовитыми змейками шелестел в воздухе, раз за разом пытаясь пробить невидимый щит. Несколько минут назад, я, решив поверить, нужно ли это заклинание вообще, осторожно вытащил из седельной сумки небольшой кусочек ткани. Кажется, это был подсунутый мамой носовой платок. Провел по нему кончиками пальцев, снимая действие защитного заклятья, и в тот же миг материя буквально расползлась в моей ладони, не выдержав ударов мелких, почти незаметных глазу снарядов. Не… Хорошо все-таки, что я такой предусмотрительный! «А еще жутко скромный!» — не удержался от комментариев Дариэн.

Я попросту не стал обращать внимания на его слова: по телу разливалась приятная усталость, свежий, ночной ветерок охлаждал разгоряченную дикой скачкой кожу… Мечтательно прикрыв глаза, я вспомнил последние пару часов, когда Трим бешеным мархангом мчался по пустыне наперегонки с ветром…

Эта гонка неизвестно куда и неизвестно зачем очень понравились Ташу. Он вопил и размахивал ручками, требуя ехать еще быстрее.

А мне… мне было хорошо. Ветер разочарованно выл в ушах, не в силах догнать бешено несущегося по пескам грона, и, выжимая злые слезы из глаз, развевал золотые волосы, упрямо выбивающиеся из заплетенной Аэлин косы. Барханы мелькали по бокам странными волнами, а песок взмывал вверх веерами антрацитово-сверкающих в свете луны брызг…

Мне нравилась ночная пустыня. Круглая и нереально большая луна заливала все пространство серебристым светом, отчего серо-стальной окрас песка становился серебристо-белым. Чистое, угольно-черное, бархатное небо с крупными бусинами звезд. Знакомые, чуть искривленные созвездия, ветер, упрямо щекочущий кожу… Хорошо.

Только вот интересно, отчего это я таким буйным стал? Сперва подраться, как мальчишка, лез, а теперь эта скачка? Что-то меня эти перепады настроения о-о-о-очень волнуют. «Не беспокойся, все в порядке» — тихий шелест на краю сознания. Деда? А почему ты так считаешь? «Успокойся, это нормальная реакция оборотня. Кстати, еще раз назовешь „дедой“, и я не знаю, что с тобой сделаю!»

Пропустив мимо ушей это предупреждение, я задумался. Странно. У Кея, насколько я помню, ничего подобного не было. Да и Шем вроде после Вьюжного перевала на людей не кидался… Разве что на меня, но это не показатель. Его «чувства» ко мне были ярко выражены еще в Кардморе.

Что, и так теперь всегда будет? «Нет, это только при первой смене облика. Просто… твое сознание сильно взбудоражено непривычными ощущениями, вот тебе и понадобилось… сбросить напряжение. А что касается Кея… я думаю, он обернулся еще в детстве, так что родители вовремя помогли ему справиться с этой проблемой. А ты оборачивался уже будучи взрослым И, скажем так… несколько неожиданно.» М-да… понятно. А то я уже испугался — столько времени учиться контролировать себя и вдруг сорваться, как не знаю кто!

Послышался душераздирающий зевок. Таш, сидевший передо мной, усиленно тер глаза, чтобы не заснуть.

Трим устало и довольно рысил вперед, не особо задумываясь о выборе направления. Кстати, он совсем не проваливался в песок, словно шел, разложив свою когтистую конечность. Но следы оставались как от копыт. Странно… кстати, о направлении. Пора бы уже вернуться, а то Лин небось беспокоится. Наверное.

Сосредоточившись, я определил, откуда доносится сигнал «следилки» и развернул грона на… кажется, запад. Сейчас лень по звездам ориентироваться, да вспоминать, где находится Хвост Дракона, на юге или на севере… Единственное, в чем я был твердо уверен, что он находится позади дракона…

Уф, хорошо покатались…

Равномерная качка баюкала, как колыбельная. Потому, наверное, я не сразу заметил, что пейзаж как-то изменился. Взобравшись на очередной бархан, грон притормозил и вопросительно фыркнул. Вскинув голову, я с удивлением обозрел открывшуюся картину. Передо мною, в кругу заунывно напевающих людей (мелодия, конечно… В Кардморе за такое уже б давно к границам светлых земель депортировали!) некая зверушка, напоминавшая гигантского, покрытого чешуей червяка, пыталась съесть нескольких, совершенно не согласных с таким положением дел, а потому активно отмахивающихся от монстра каким-то оружием людей.

Полюбовавшись на эту картинку, я равнодушно отвернулся, решив обойти сие странное представление стороной. Оно мне надо, вмешиваться? Может, это ритуал какой, и обороняющиеся просто спят и видят, как бы их съели. А непрошеному спасителю накостыляют по шее, чтоб не лез.

И вообще — папа всегда говорил, что в чужой ритуал со своим мечом не лезут. Разве что в ритуал Служителей Хаоса… Туда можно даже с магией… Ой, что-то я не о том! Ладно, мы тут проездом…

Но все мои мирные намерения пошли прахом, вдрызг рассыпавшись от истошного вопля одного из «певцов»:

— Женщина! Геркта!

Где?! Вокруг ни одной живой души, кроме меня да этих, ритуал проводящих. Или… Опять?! Ну, вот что за невезение?! Стоит только отрастить длинные волосы, как каждый норовит оскорбить! Или они вообще ничего не видят?

— Лови ее! Хватай! Держи!

От компании исполнителей нетрадиционных мелодий отделилось с десяток заросших до глаз бородой личностей и все они как-то подозрительно рванулись прямо ко мне!

— Спасайся! — раздался громкий вопль из толпы оборонявшихся.

Вот и все. Выбор сделан. Частично мной, частично — за меня. Только вот махать мечом мне лень. Да и вообще, я что, нанимался, бегать за каждым встречным-поперечным? «Нет, вы только посмотрите на него! — хмыкнул Дар. — Мечом он не нанимался махать! Еще неизвестно, кто им машет! Одно слово… Дите!» Ой, и кто бы говорил!

Но сегодня был явно не мой день. Увидев, что «жертва» не пытается сбежать, один из «певцов» сочно прокомментировал все, что они сотворят с отловленной «женщиной». После чего я понял, что не вмешаться просто не могу. А то вон, все эти его высказывания Таш слышал! Сейчас как нахватается неприличных выражений, а мне его еще родителям сдавать. И ведь обвинят не кого-то там, а именно меня. Мол, не уследил, не уберег… Правда, где бы их еще найти, этих отцов-матерей…

Трим задумчиво покосился на карабкающихся по песку людей и упрямо тряхнул головой. Бегать он был решительно не намерен. Да и я — тоже… Потому и вытащил на свет… тьфу ты, тьму… В общем, вытащил лук. Примерно оттуда же, откуда до этого меч доставал… За подробностями обращайтесь к дедушке!

Конечно, классический наборной лук брать с собой из кардморского арсенала не стал. Идиот я, что ли? За ним какой уход нужен! Это у Таймы, кажется, лук был? Вот пусть она с ним и мучается. Поэтому прихватил с собой небольшой такой артефакт.

Кто и когда его создал… не знаю. Когда-то давно, веков восемь, не меньше, гномы, при прокладке очередного коридора, наткнулись на странный предмет, больше напоминавший металлическую, средних размеров трубку с украшением в виде ощерившегося дракона. Еще лет через триста в Союз Подгорных Городов заглянул какой-то темный, который и подтвердил наличие в найденном предмете магической силы. Находку, до этого момента, служившую чуть ли не подпоркой для потолка какой-то полузаваленой шахты, почистили, отполировали и отнесли в сокровищницу… и всего через какие-то лет пятьсот, очищенную и украшенную драгоценными камнями, подарили отцу на каком-то очередном праздновании.

И любят же гномы дарить все им не нужное…

Правда, в этот раз они просчитались. До подарка добрался Его неуёмное высочество, младший принц Диран…

Если честно, то даже сейчас не понимаю, как это работает. Просто если на пластину нажать определенным образом, из торцов цилиндра появляются угольно-черные плечи лука, усиленные металлическими накладками… Затем возникает витая тетива.

Как, почему, откуда — понятия не имею. Но когда я это все обнаружил… Гойр неделю прятался по углам от настырного принца, которому возжелалось освоить сие оружие. А слуги — словно магическим образом исчезали со двора, когда я выходил потренироваться.

Оружие было мною все-таки освоено. До эльфийского лучника, конечно, еще да-а-а-алеко, но человеческого переплюну. Особенно — в дальнобойности. Тем более что стрелы здесь требуются особые. Длинные, утяжеленные, с граненым наконечником.

С тихим щелчком лук принял боевой вид, и на тетиву легла первая сталеклювая птица… Никогда не понимал эльфов, с их стремлением к излишествам, а тут… Привстав на стременах я оттянул тетиву до уха и тут же плавно разжал пальцы. Ш-ш-ш-дон-н-н-н — отозвалась тугая струна, хлестнув по перчатке. Первый из бегущих споткнулся, словно налетел на кочку, и покатился вниз, по склону. Дон-дон-дон-дон-н-н-н-н!!! — звук спускаемой тетивы слился в монотонное гудение, а нападавшие стали падать уже группами. Трим осел на задние ноги и наклонил голову, чтобы мне было удобней.

Продолжавшим свой монотонный речитатив остальным участникам представления мое поведение оч-чень не понравилось. Бубнеж сменил тональность и ритмичность. Червяк, оставил в покое свой поздний ужин, изрядно измотанный, кстати, и решительно пополз ко мне. Клац — стрела отскочила от плотной кожи твари и упала в песок. Эй, мы так не договаривались!

Новая стрела легла на тетиву. Та-ак, говорят, у подобных зверюшек самое уязвимое место — это глаза… Знать бы еще где они тут…

Трим взвился на ноги и так резко рванулся в сторону, что я чудом не вылетел из седла. Неожиданный прыжок грона спас мне жизнь: там, где мы только что находились извивался бронированный хвост странного червя…

Слава Доргию, я смог не только удержаться, но и не уронить Таша…

Вот значит как?! Пошел серьезный разговор…

Еще совсем недавно сковывающая тело усталость разлетелась стеклянными осколками под напором знакомой жажды битвы. Так, куда бы пристроить демоненка?! Взгляд упал на «недоеденный ужин» этого неправильного монстра… Решение пришло мгновенно.

Мой скакун взвился на дыбы и понесся вниз. Раскаленный за день песок брызнул фонтанами в разные стороны. Прыжок, еще один — и хрипящий от предвкушения драки боевой грон заплясал возле жертв неоконченного ритуала.

— Присмотрите за ребенком! — гаркнул я, разворачиваясь к этому червяку-переростку. В руках сгустками тьмы появились парные клинки. Ну что, красавчик, потолкуем?…

Резкий бросок в сторону — Трим уходит из-под удара то ли головы, то ли хвоста. Нет, мы так не договаривались! Упор в седло и высокий, на пределе сил прыжок. Упругое касание чешуи твари. Отведенный назад и в сторону клинок с чавканьем и скрежетом вонзается в тело зверя, разрывая чешую. Прыжок! Внизу, под ногами, бьется раненый монстр. Как же не хватает крыльев! Приземление, толчок. Короткий полет, окончившийся у головы-хвоста и еще один удар, на этот раз напитанный магией. Пронзительный то ли визг, то ли вой. Что, не нравится, да?

Грон танцует где-то внизу, отвлекая чудовище и пытаясь достать его когтями. Не знаю, удается ему или нет, но я успеваю нанести еще три удара, прежде чем монстр теряет всяческое чувство самосохранения. Прыжок — и двойная «Стрела тьмы» прямо в разинутую пасть…

Черная жижа, заменявшая червяку кровь, смешивалась с серебристо-черным песком… Вопль-визг… Огромное тело бьется в агонии, мощный хвост буквально сметает нескольких заклинателей… Хм, судя по беглому взгляду, многим из них даже лекарь не поможет. Разве что — некромант.

Оп! Не расслабляться! Как же тебя добить-то, зверушка, а? Мечом тебе башку не отсечешь, длины клинка не хватит… «А ты пробовал?!» — возмущается на краю сознания Дар. Эксперименты будем ставить потом! А если заклинанием? Каким только? А если…

Я разжал руки, и клинки растворились в воздухе, не долетев до земли. Ну-ну… Экспериментатор!

Сила, клубившаяся вокруг, начала формироваться в заклинание… Вот только доплести его я не успел: кто-то из недоеденных жертв решил, что странный чужеземец не справляется и… рванулся мне на помощь. Причем не один…

— Куда?! — истошно взвыл я, — Назад! Я сказал — НАЗАД!!!

Не знаю, как у меня это получилось, но командный рявк разом перекрыл весь творившийся вокруг бедлам. Бегущие к монстру воины споткнулись, и полетели на землю. Червяк развернул окровавленную голову, изуродованную «Стрелой», к новым мишеням. Боги, гадство-то какое!!!

Едва не взвыв от обжигающей боли, я выпустил не до конца сплетенное заклинание «Огненной плети», удерживая оба конца. Ярко-желтая петля захлестнула шею чудовища, чешуйчатое тело выгнулось дугой и забилось на песке…

Стиснув зубы так, что казалось еще немного — и они потрескаются, я стал прокачивать сквозь заклинание Силу. Плеть дернулась и… заскользила. Теперь меня и эту гадость связывала постоянно движущаяся струя огня. Быстрей… еще быстрей!

Боль отодвинулась куда-то вглубь сознания, а все мысли были заняты одним — прибить гадину!!! Медленно, очень медленно, струя погружалась все глубже, и глубже в тело монстра. Непрекращающийся визг резал уши и выжимал слезы из глаз. Плеть билась как живая, едва не сдергивая меня на землю.

Наконец, после особо сильного рывка, громадная и тупая голова чудовища, перетянутая трещиной рта, с глухим шлепком упала на перепаханный песок. Громадное тело изогнулось в агонии, как-то слишком уж удачно прибив недобитых заклинателей… И замерло.

Боевой азарт отпускал. Перед глазам плясали алые искры, а в ушах стоял равномерный гул. Отчего-то запахло паленым. Кому-то сильно досталось, — равнодушно подумалось мне. Колени задрожали и подогнулись… Потом я, кажется, повалился на бок… Песок мягко принял, согревая даже сквозь одежду. Взгляд упал на безвольно лежащие руки, перечеркнутые наискось глубокими ожогами. Надо же…

Рядом натужно, неправдоподобно громко заскрипел песок, а потом в ухо дыхнуло жаром. С трудом поведя глазами, я наткнулся взглядом на серебристый храп. Ох, Трим… Как же мне тшайхово… Откуда-то издали донеслось перепуганное детское:

— Ди-и-и-и-и!

Таш, маленький, испуганный, и совершенно синий (о, еще и заклинание слетело…) затеребил меня за плечо:

— Ди?! — судя по голосу… еще чуть-чуть и у него начнется истерика…

Вот уж точно, хорошо путешествие началось! Сперва Элиа, потом я…

— Раджгер? — осторожно спросил кто-то над ухом. Это они к кому обращаются?

— Раджгер?! — уже более настойчиво и аккуратное касание. По всей видимости, это меня так поименовали.

— Жив я, жив… — вырвавшийся из горла хрип мало напоминал мелодичный эльфийский голос.

М-да, допрыгался. Причем — в буквальном смысле.

— Дозволь помочь тебе… — вот с этого стоило и начинать! Не знаю, увидели они мой кивок, или нет, но судорожно сжимавший мою шею Таш был убран.

Меня же осторожно перекатили на спину, под голову подложили что-то мягкое и прохладное. Потом рядом что-то зазвякало, словно кто-то увлеченно рылся в сумке (надеюсь, не моей?) и никак не мог найти, что ему нужно. Когда же нашел, мои ладони тут же были смазаны какой-то липкой и вонючей гадостью.

Защипало немилосердно, но я не позволил себе даже писка. Не дождутся. Да где же эта мархангова регенерация?! «Не кричи, все уже в порядке… Сейчас все заживет…» Да? Тебе легко говорить — не кричи!

— Выпейте это, раджгер, вам станет легче… — тихий, женский голос. Приоткрыв зажмуренные от боли глаза, в мерцающем свете зажженных факелов (и где они только дерево для них нашли?) я увидел склонившуюся надо мной девушку в свободном, спадающем до земли одеянии. Она держала в руках какую-то глубокую миску, из которой и пыталась напоить. Ну, давай, что там у тебя… хуже всяко не станет.

Глоток прохладной влаги действительно принес облегчение. Жжение на руках сменилось зудом, а потом и вовсе пропало. Осторожно взяв перебинтованными руками миску, я решительно допил все, что там было. Уф… Жизнь явно налаживается! Аккуратно, не обращая внимания на чей-то протестующий вздох, принялся снимать повязки с рук. На ладони остались лишь тонкие, медленно исчезающие шрамы, напоминавшие о страшных ожогах.

За моей спиной раздался удивленно-восхищенный вздох. Оглянувшись, я увидел, что основная часть неудавшегося «ужина» монстра столпилась вокруг меня. Впрочем, эти парни не забыли выставить и разведчиков, один из которых как раз сигналил, что заметил чужаков. Пришлось загнать горячее, как песок пустыни, желание просто полежать куда подальше, приподняться и усесться на песке.

Все! Если это очередные противники — пусть эти пустынники недоеденные сами с ними разбираются. Хватит с меня.

На бархане возникли две смутные тени. Неверный свет факела на мгновение выдернул из темноты огненно-рыжие волосы одного из пришельцев… Я проверил «следилку». Точно, они, родимые!

— Не трогайте, это свои… — устало сказал я, снова заваливаясь на теплый песок. Все, меня не беспокойте!


…Узкие языки костра взмывали к небесам, изредка выплевывая в небо сноп искр. Маленькие внучки огня рвались вверх, чтобы через мгновение погаснуть и смениться новыми, такими же яркими и непоседливыми искорками… По телу разливалась усталость. Мясо этого жуткого червяка оказалось настоящим деликатесом! Нежное, сочное, оно прямо таки таяло во рту. Жаль, что с собой не возьмешь. Как рассказали мне мои новые знакомые, есть его надо только сразу после убиения. Потом отвратительней продукта не найдешь, хоть все светлые земли обойди.

Вообще, как я понял, мы встретились с потомками неизвестно как уцелевших жителей небольшого графства, расположенного на этих землях до Пришествия. В их племени издавна считалось почетным уничтожение кроста — того самого червячка, с которым нам пришлось столкнуться. В племени же их соперников эта «змейка» являлась священной гадиной… Но гадиной быть не переставала… Тьфу ты, мысли какие-то странные.

В общем, нашла коса на камень.

Я, сладко потянувшись, оглянулся по сторонам. Рядом, стараясь не выпускать меня из поля зрения, пристроился рыжик. Он долго обижался, что его не позвали на «праздник жизни», и возмущался тем, что меня, мол, только оставь! Непременно куда-нибудь ввяжусь. Ага, у светлых научился. Говорят же, со светлыми поведешься — ничему хорошему не научат.

Эльфийка, кстати, мне ничего не сказала. Просто покачала головой и отошла к Ташу. О! Кстати, о длинноухих.

— Аэлин, — позвал я ее, — а как вы меня нашли?…

— Я же Страж, — пожала плечам эльфийка. — И своего собрата чувствую даже на расстоянии.

— И что, и мою боль — тоже? — удивился я.

— Нет, не так подробно, — пожала плечами она. — Но что с тобой произошло что-то… не то, я поняла сразу. — Испытующий взгляд поверх костра.

— Угу… — пробурчал я.

Думать не хотелось совершенно, а так же разбирать намеки. Откинувшись на спину и заложив руки под голову, я уставился на низко проплывающую луну… Эх, если бы еще денек никуда не двигаться… Усталость накатила штормовой волной, накрыла с головой и схлынула, оставив меня на песке. Вокруг повисла настороженная тишина. Перебарывая дрему, подняло голову любопытство и заставило приоткрыть один глаз. Сидевший рядом Шамит таращился на меня как на приведение.

— Что? — недружелюбно спросил я.

— Н-нет, ничего, — мотнул головой рыжик.

— Тогда чего уставился? — вообще-то я добрый и вежливый, если не сильно уставший…

— Рад тебя видеть, Ди, — очень серьезно кивнул в ответ оборотень. Не понял, а раньше что, он меня в упор не замечал?

Когда я приподнялся на локтях, чтобы соответствующе ответить на замечание Шема, мне на глаза упала челка. Черная. Ох, неужели?! Вскочив на ноги, взмахом руки создал теневое зеркало и с удивлением уставился на себя. Такого родного и изученного до последней черточки в зеркалах Кардмора. Ура! Кажись, это снова я! Конечно, видно плохо, но… То что, например, волосы черные, а не бледно-желтые, заметно.

Это как у меня получилось?! Дед? «Не знаю… вообще-то я спал…» А ты что, еще и спать умеешь? «Ха, а сны ты мои как смотришь?!» действительно… К слову о снах. Это видения или правда! «Маргул его знает…» Исчерпывающий ответ… Ну да ладно, потом разберусь. Кажется, я понял, что и как делать. «Будем надеяться… Кстати, к тебе ходоки».

Ходоки?… А, да. От большего по размерам костра, ко мне направлялась делегация, возглавляемая лечившей меня девушкой и каким-то стариком. Та-а-ак, но видели-то они меня в качестве белобрысого эльфа, как бы проблем не возникло…

Слава богам-покровителям (Мих, только крякни что-то против — уши оборву!) проблем не возникло. Мне их на сегодня хватит выше пиков Хребта! Приблизившись, пустынники буквально рухнули на колени и уткнулись лбами в песок.

Ой, мама, это чего такое? Вроде бы тут Властелинов не чтят, как у нас, в Империи…

— Прости, Шарки, мы не узнали тебя, — начала девушка. Говорила она с легким придыханием, отчего в ее речи появлялся странный акцент. — Мы готовы принять наказание. Не гневайся на мой народ, луноликий…

— Простите, но вы меня с кем-то путаете, — попытался увильнуть я от нежданной ответственности. Вот только в ответ на меня глянули так, что пришлось поспешно согласиться: — Не гневаюсь я, вставайте. Что вам нужно?

— Позволь еще раз выразить тебе наше почтение, луноликий, но наш разговор не для чужих ушей… — тихо проговорил пожилой пустынник. Тяжко вздохнув, пришлось плестись за ним в пустыню. Девушка, по всей видимости тоже не последний человек в племени, последовала за нами.

— Что вам угодно? — никогда не думал, что этикет может стать настоящим спасением. Все чинно, благородно, с уважением…

— Дозволь обратиться к тебе с нижайшей просьбой, огненнорукий! Тот ребенок… Может он остаться в племени? Клянусь своей кровью и именем Рода, что ему не причинят ни малейшего вреда! Священный сын великого Ренка будет почитаем соответственно своему положению. Эти злобные прислужники Чуждого больше не смогут сместить истинных богов! — в глазах пустынника полыхнул фанатичный огонь.

Ой… Это он о чем? Какие Ренки, какие Чуждые, какие, шшен т'ханнат, огненные руки?!

Хотя… С другой стороны… Что-то мне подсказывает, что Таша здесь действительно обижать не будут… Причем чувство это чем-то сродни тому, что я испытал на Марханговой тропе. Это… Я просто не могу подобрать слов. Просто знаю. С Ташем здесь будут обращаться как с самим Императором.

Вот только… он же так хотел попасть к маме… Да и я сам надеялся, что удастся найти способ вернуть его к родителям…

«Соглашайся», — вздохнул Дар. Э… не понял?! Еще один тяжелый вздох: «Ты и так сделал, что мог… Вернуть родителям? Как? Для этого надо заглянуть за Грань… Или ты хочешь лично поздороваться с миледи Ночью?… Вечно таскаться с ним ты не сможешь, придется его где-нибудь оставить. И что тогда ждет мальчишку? Попадет в какой-нибудь передвижной цирк? И это только в лучшем случае…»

Я поднял взгляд на мужчину:

— Позвольте мне поговорить со спутниками. Тогда я дам вам ответ.

— Как будет угодно луноликому, — склонились в поклоне просители и сели на песок. Скорее всего — дожидаться моего решения.

«Кстати… Знаешь, внучок, я бы на твоем месте поторопился с решением…» А что такое? «Ничего. Совсем ничего… не останется от твоего заклинания с рассветом!!!» Ох, этого нам еще не хватало!

Ладно, сейчас разберемся. Я метнулся к нашему костру и быстренько изложил эльфийке и оборотню содержание разговора с пустынниками, не забыв упомянуть и дедушкины доводы. И, о чудо, они не стали со мной спорить! Ну на-а-адо же…

Итак. Как там в Семейном уложении… «Вопросы разрешаются исходя из интересов ребенка»? Надо же, помню. Не зря я все эти законы зубрил…

— Таш! Иди сюда, малыш! — ласково позвал я. Демоненок примчался, возбужденно подпрыгивая. Ему определенно тут нравилось.

— Скажи, Таш, а ты не хочешь остаться с этими людьми? — поинтересовался я, присев на корточки рядом с малышом.

— А… можно? Правда, можно?! — на меня глянули с такой надеждой, что слова «просто я вряд ли смогу вернуть тебя родителям» застряли у меня в горле. И в результате получилось совершенно иное:

— Можно, мелкий, можно…

— Здорово! — взвизгнул мне в самое ухо Таш, повисая на шее. — Только вы это… приезжайте, да?

— Обязательно, — с самым честным видом обещаю ему, пинком загнав совесть в самый, что ни на есть, дальний угол сознания. — Ну, беги, гуляй…

Демоненок умчался, а я направился к ожидавшим меня пустынникам.

— Таш остается, — тихо сказал я в ночь. — Позаботьтесь о нем.

— Слово Шарки дороже золота, — поклонился пожилой воин и подобно легкой тени растаял во тьме.

А я чуть притормозил девушку и тихо-тихо, шепотом поинтересовался:

— Слушай, а почему — луноликий? У меня что, лицо такое же круглое?

Девушка прыснула в кулачок, бросила короткий взгляд по сторонам и так же тихо и быстро ответила:

— Нет, такой же бледный! — и побежала догонять своего спутника.

М-да… Хоть не спрашивай. Ладно, нам тоже пора.

Трим подбежал на свист, радостно скалясь чешуйчатой мордой. Явно уже что-то натворил, но не спрашивать же у аборигенов? Еще прибьют на дорожку, так сказать…


Грон шел размеренным шагом, а я, запрокинув голову, смотрел на луну. Надо же… бледный… А ведь скоро пустыня заканчивается и там, за барханами нас снова ждут Светлые земли… Та-арк мархар, хоть бы кто заикнулся, что мне надо облик менять! Что, один я об этом думать должен?

Похоже на то. Потому как эльфийка да оборотень просто изредка косились на меня, но сами… Ни словом, ни жестом… М-маргул их за ногу! Обоих вместе и по очереди!

Все равно — не хочу я меняться! И не буду!.. Не буду…

Не…

Волна оглушающей усталости, сбившийся на мгновение плавный шаг Трима, сместившийся, и тут же вставший на место мир… Челка, упавшая на глаза, вновь отливает белым золотом…

Буду…


Мы шли и шли вперед, песок кружился перед лицом, отплясывая саккарру… Не знаю, как чувствовали себя мои спутники, я же… чувствовал себя таким вымотанным… Ох, не могу… Сейчас точно с грона упаду… Все эти битвы с червяками-переростками, изменения облика… У меня тоже есть предел выносливости, как они не понимают?

Шаг, еще один… Перед глазами все плывет и качается…

В какой момент мы перешагнули невидимую границу, отделяющую Стальную пустыню от остального мира, я так и не понял, просто… Острый песок, который я уже с трудом удерживал заклинанием (несколько песчинок, прорвавшись сквозь «Воздушный доспех», буквально распороли рукав моего камзола) вдруг исчез. Под ногами Трима появились несмело пробивающиеся кустики травы… Что, все? Не может быть! Боги, как-кое счастье…

Интересно и где они, эти самые, маргула им в постель, боги, которые вроде как должны были нас спасать, охранять и помогать, всю ночь были?!

— Маргула в постель? — хихикнул где-то слева голос Воконра. — О-о-отличная идея! Надо претворить в жизнь. Вот Мих обра-а-а-адуется-а-а-а! Где вот только маргульчика взять поблизости? Слышь, принц, как там тебя кличут, не в курсе, где тут можно маргулом разжиться?

Сообщить богу воровства все, что о нем думаю, я не успел (да и не смог бы — мир похоже решил обосновать высказанную великим магом Эйхтером теорему о вращении Орраша вокруг солнца и собственной оси и вовсю покрутиться перед моими глазами…): Аэлиниэль осторожно коснулась моего плеча:

— Ди, ты как?!

Я скользнул мутным взглядом по серому горизонту (лишь где-то справа, за спиной, на фоне той самой Стальной пустыни начинали появляться первые лучи солнца) и с трудом выдохнул:

— Плохо…

— Пару часов продержишься? — хмуро поинтересовался Шамит.

— З-зачем? — выдохнул я.

— Впереди Каифт, — мотнул головой оборотень. — Через пару часов будем там.

— Продержусь…


Не знаю, как мы дошли до города, не знаю, как нас пропустили внутрь и как оборотень с эльфийкой договаривались с хозяином расположенной близ ворот города таверной насчет комнат. Не знаю. В памяти остались только высокая, бесконечная лестница, длинный коридор, гостеприимно распахнутая дверь… И мягкая кровать… Все! Спать, спать, спа…


Выпад, взмах, поворот. Отливающий полуночной чернотой клинок со свистом распарывает воздух. Можно и не тренироваться: когда учишься фехтовать с пяти лет, каждое движение к двадцати годам становится отработанным до автоматизма. Особенно учитывая…

А, к маргулу! Сейчас тренировки нужны лишь для одного — выплеснуть накопившуюся за день злость и ярость. Даже разделение души особо не помогло… Тихий смешок — «А ты, создавая Ал`Дзаур, рассчитывал на это? Странно, у меня сложилось другое впечатление!». Заткнись. «Добрый ты, Дар, просто слов нет.» Зат-кнись. Или повторить по буквам? «Да нет, как-нибудь сам догадаюсь…»

Вот оно, сумасшествие… Иметь стойкое раздвоение личности и с этой самой второй личностью вести задушевные разговоры… Причем именно что — задушевные. Или — междушевные будет правильней?

Я обвел взглядом полянку, ставшую моим тренировочным залом: срубленные одним ударом тонкие осинки, вытоптанная трава… Нет, конечно, заниматься можно и в Кардморе, но… Полчаса на прогулку от замка до леска, полчаса — обратно. Можно хоть слегка развеяться.

Раз уж по собственной воле ушел в добровольное изгнание, вернулся в Кардмор…


За прошедший, с момента взятия Дубравы и ухода из нее, год многое изменилось. Близ замка — цитадели Царицы Ночи появилась небольшая деревенька — Таркрина. Глядишь, через десяток лет станет городом, чем марханг не шутит.

Самое смешное, к замку потянулись не только темные маги, собирающиеся стать под руку Темного Властелина (нет-нет, да и шевельнется мысль — «А оно мне надо?»), но и простые люди, не обладающие ни малейшими зачатками магии. Ни темной, ни светлой. Да и не только люди. Вчера в Таркрине расположилась семья кентавров. И не лень им было от Сивских степей до Кардмора идти. А вот поди ж ты…

Кто-то даже в слуги нанимается… По губам пробежала скупая усмешка. Не страшно же им…

В любом случае сейчас можно просто идти по дорожке, петляющей от леса к замку.

Взгляд равнодушно скользнул по распахнутым настежь воротам (кто в здравом уме согласится атаковать обитель Тьмы?) и замер, зацепившись за что-то… новое… Что-то изменилось за несколько прошедших часов. Но вот что?…

У самых ворот сидела, обхватив колени и глядя себе под ноги, молодая девушка. Худая, в обтрепанной одежде, руки, обнаженные до плеч, покрыты тонкой сеточкой ссадин. Лицо невозможно разглядеть за длинными поседевшими от дорожной пыли волосами.

Услышав шаги, она подняла голову, окинула абсолютно равнодушным взглядом приближающегося человека и вновь уставилась в землю.

Как-кого маргула?

— Кто ты? Откуда?

Девушка даже не попыталась поднять взгляда:

— Как-кая разница? — голос чуть слышно шелестит подобно осеннему ветру.

— Кто ты?! — на этот раз вопрос получился несколько… резким.

«Да-ар, расслабься…» Зат-кнись. Смех — «Единственное, что радует — пока ты еще способен вести конструктивные беседы!»

— Какая разница? — вновь повторяет она, ежась и сильнее обхватывая колени.

На среднем пальце матово блестит тяжелый перстень-печатка. Такой знакомый… С изображением оскалившейся драконьей морды…

Наклониться, схватить ее за руку:

— Откуда у тебя это кольцо?

По ее губам пробегает легкая улыбка, голос чуть слышен:

— Мне его подарили… А потом, когда я его не выкинула, родственники выгнали меня из дома за… связь с темным… — слезы? Или показалось?

Т`елшентра аиис элт`хен!

— Вс-стань!

«Да-а-ар, возьми себя в руки! Она ни в чем не виновата!»

Девушка вздрагивает всем телом, но начинает медленно подниматься на ноги… М-марханг! Да она отощавшая как… Сколько же она шла сюда? От Дубравы до Кардмора?

За мгновение до того, как она рухнула в обморок, я успел подхватить ее на руки…

М-маргул!

Ехидное хмыканье — «Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали…»

Я, шагнув под своды Кардмора, пропустил мимо ушей цитату из произведения великого эльфийского классика. Непризнанного.

Сдам ее слугам. Пусть накормят, оденут… Захочет остаться — приставят к работе. А не захочет — пусть идет на все четыре стороны…


Чуть слышный стук в дверь. Кого там еще принесло? Предупреждал ведь, что устал за день, приказал не беспокоить!

Скользнуть вперед, рывком открыть дверь… И натолкнуться на внимательный взгляд серых глаз… Как у Тийлы…

Т`кере! За каким маргулом она только сюда приперлась? Уже месяц как живет в Кардморе, а тут вдруг…

— Э… Милорд, меня зовут Джейна.

Всю жизнь мечтал это узнать! Вот просто спал и видел! «Серьезно? Не подозревал…»

— И? Что дальше?

Девушка упрямо закусила губу, а потом тревожно, путаясь и запинаясь, начала:

— Милорд, вы… вы… два раза спасали… меня… и я…

Тонкие, хрупкие пальцы заскользили по шнуровке платья, расположенной по какой-то глупой моде на груди, развязывая тонкие нити… э… Не понял? Она что?…

Я подавился воздухом и с трудом выдавил:

— Тебе сколько лет? — глупо, не спорю, но… Что еще можно сказать в такой ситуации?!

Она удивленно замерла, не ожидая такого вопроса, но, по крайней мере, оставила в покое шнуровку корсажа.

Это уже плюс.

— С-семнадцать, милорд…

Ид-диотка!

Положить руку ей на плечо, резко развернуть, сообщить в спину:

— Зайдешь через пару лет, — и захлопнуть дверь.

Дожил, называется!


Днем приезжали послы их края Хорских озер. Желают стать под руку Темному Властелину…

Ох, как же я вымотался за этот день… Устал как собака…

Все, спать, спать, спать… Без сил рухнуть на кровать и забыться…

…Я так и не понял, что меня разбудило. Рывком подскочил на кровати. В руке блеснула полоса стали, а огненный шар, полыхнувший на кончиках пальцев левой руки, осветил… Джейну. Простоволосую, в длинной, до пят, белой рубахе… Не понял… Что ОНА делает в моей спальне?!

Впитать шарик, убрать меч, щелчком пальцев зажечь свечу на столике у изголовья кровати:

— Что ты здесь делаешь?

Сдавленный смех — «А я, кажется, догадываюсь!». И? Тишина.

— Два года прошло, милорд…

В начале до меня не дошло, но вот когда я понял… Слов для достойного ответа попросту не подобрал.

А потом было уже поздно говорить что бы то ни было…


Я сладко потянулся. Сны, сны, сны… Чего только не приснится! Кстати, к слову о снах. Проснулся-то я где? Последнее что помню — пустыню, вопрос про пару часов, а потом… Вот просто провал в памяти. Куда меня светлые на этот раз затащили?

Я оглянулся по сторонам… Так… Судя по небрежно брошенной на пол подстилке, кривобокому шкафу, да кровати, на которой, собственно, и лежу, я сейчас нахожусь в какой-то местной гостинице.

Из общего пейзажа выбивается только сидящий на полу у входа и подпирающий спиной дверь Шамит. Меня охраняет, что ли? Правда я всегда считал, что охранникам полагается бодрствовать…

Ну что, сделаем рыжику какую-нибудь гадость, чтобы знал, как на ответственном посту спать? Сейчас-сейчас…

Я начал медленно вставать, и даже практически не шумел, но, в тот же миг, как мои ноги коснулись пола, оборотень одним прыжком взвился вверх. В руке блеснул обнаженный стилет…

Одна-а-ако… Кажется, я начинаю понимать, почему многоликие считаются лучшими воинами на материке. После темных.

Кстати, надо запомнить на будущее — спящему оборотню гадость надо делать магическим путем. Дабы раньше времени не разбудить…

— А, это ты, Диран, — вздохнул рыжий.

А кого он ожидал еще увидеть? Моя же комната! Задумчивое фырканье — «Ну… не говори…» А что не так?

Я задумчиво почесал затылок:

— Ага… А что ты здесь делаешь?

По губам рыжего скользнула плутовская ухмылка:

— Тебя охраняю.

Аэлиниэль послала? Всерьез и надолго?

— А из-за чего такая честь? По-моему, даже после Харнора…

— После Харнора ты проспал всего одну ночь, — неожиданно серьезно сообщил оборотень.

Кажется, он не договаривает…

— А сейчас?! — с каким-то замиранием поинтересовался я.

— Сутки.

А-бал-деть…

— Ну и как? Понадобилась твоя охрана? — не удержался я от вопроса.

Теперь уже оборотень улыбнулся совершенно откровенно:

— Не-а. Никому ты, Диран, и даром не нужен!

«Ага-ага. Ну вот просто со-о-о-овсем никому!»

Я как раз потянулся за камзолом, а потому удивленно замер, услышав комментарий Дара. Ты о чем? Насмешливое фырканье — «Да заглянул сюда один, через окошко, часа в два ночи. Небольшой такой „шкафчик“, раза в два больше Вмелена. Рыжик вежливо предложил ему уйти тем же путем, что и пришел. „Шкафчик“ решил, что Шем — ранее заглянувший сюда соперник, послал его… На трех языках с полным коробом теплых пожеланий за плечами…». И? «Пятна крови на подоконнике, кажется, до сих пор не замыли…»

Я покосился на Шамита, задумчиво подбрасывающего на ладони стилет. Оборотень ответил мне долгим, кристально честным взглядом. Общее впечатление портил только медленно расплывающийся по скуле синяк.

Ладно, не хочет говорить, ну и не надо!


Уже спускаясь по лестнице, (на втором этаже как обычно располагались жилые комнаты), в общий зал, я тихо поинтересовался у Шема, где Аэлиниэль. Оказалось, что она ожидает нас внизу. Вернее — не так. Она просто ждала завтрака, а раз я проснулся так вовремя… В общем — мы могли присоединиться к ней (интересно, а Шамита, значит кормить не собирались? Какая прелесть!).

Правда, всю дорогу до обеденного зала Шем размышлял на тему: «Сколько же съест этот темный после ТАКОЙ спячки?». Нет, ну ни стыда у некоторых, ни совести!

Увы и ах, возмутиться по этому поводу не успел: кончик моей длинной косы случайно зацепился за ощетинившийся щепками, как еж иголками, столбик перил. А я, совершенно не заметив этого, шагнул вперед… За следующие несколько минут мой эльфийский затылок испробовал крепость всех оставшихся ступеней. Ай, уй, ой, ма-а-ама-а-а-а… Больно же! Как однажды сказал Тери, когда Гил по малолетству с Пинии навернулся, «были бы мозги, было бы сотрясение!» Помню, следующие пятнадцать минут слуги были заняты разниманием принцев, причем принц ненаследный все время норовил заехать принцу наследному по уху или, на крайний случай — в нос…

— Ди, ты как?! — встревожено поинтересовался Шем, сбегая вниз. От столика к нам уже спешила Аэлин.

— Не дождешься, — мрачно буркнул я, хватаясь за его протянутую руку и с трудом вставая на ноги. — И какой идиот придумал эти прически?!

— А это ваша расовая эльфийская особенность, — хмыкнул оборотень. — Вчера вечером вон еще один эльф в этой гостинице остановился. Я краем глаза видел… Так у него коса чуть ли не до пят!

Ничего не понимаю. У дяди нормальная прическа ведь была. Волосы — до плеч! Что за издевательство над бедным-несчастным мной с этой косою? Вот обкорнаю ее к маргулу лысому! «И останешься без пальцев!» — в очередной раз мрачно предрек дедушка. Да маргул с ними, с этими пальцами! Отрастут, ничего страшного. Главное, что не без головы. «А она у тебя есть?» — в голосе звучало искреннее удивление. Как ни странно… Только что убедился. «Вот он, момент истины!».

На самом же деле момент истины поджидал нас чуть позже, потому что по лестнице, пока я очумело мотал головой, пытаясь прийти в себя, начал медленно спускаться какой-то незнакомый эльф… Видимо, тот самый, о котором говорил Шамит — с длинными, до пола, волосами, заплетенными в тугую косу. И ее он предусмотрительно придерживал рукой, видимо, во всех подробностях разглядев применение коварного стратегического маневра под названием «столбик перил». Услышав голоса, он окинул взглядом залу, встретился взглядом с замершей в удивлении Аэлиниэль…

Где-то я уже видел этого эльфа… Хотя нет, не его, а кого-то очень на него похоже…

— Рин?! — пораженно выдохнула Страж.


Как известно, эльфы у нас гордые, неприступные, и вообще, снобы. А еще они не любят обсуждать личные дела прилюдно. Неприличное хихиканье — «А покажи мне тех, кто любит?». Я только нетерпеливо дернул плечом. В любом случае, разговор со знакомым Аэлиниэль было решено продолжить в комнате эльфа. Все остальные были милостиво допущены поприсутствовать при разговоре (Лин тихо шепнула — «это свои, при них можно…» Можно — что?).

Уже на втором этаже она нетерпеливо поинтересовалась:

— Так что ты здесь делаешь, Рин?

Мальчишка (теперь я заметил, что эльф — не старше меня, а то и младше) хмыкнул:

— Путешествую. Как подобает… Кстати, может, прежде, чем обсуждать, что я здесь делаю, ты меня познакомишь со своими спутниками?

Эльфийка тяжело вздохнула и тихо начала:

— Ну… Э… Это Шамит… Мой… Мой… — честное слово, я никогда не видел, чтоб Аэлиниэль так смущалась. — Мой… Муж…

Тут уже покраснел и оборотень. Нет, я серьезно не понимаю, чего здесь стесняться? Ладно б они не были мужем и женой… Но вот, что эльф отреагирует так, я попросту не ожидал…

На его лице расцвела радостная улыбка:

— Тетя Лин, ты, наконец, вышла замуж?! — он крепко обнял ее. — Я не верю своим ушам!

Шамит тоже замер с открытым ртом.

— Я сотню раз тебе говорила, чтобы ты не называл меня «тетей»! — прошипела Аэлиниэль, вырываясь из объятий парнишки. — Мы не настолько близкие родственники, так что это не дает тебе повода…

— А сто пятьдесят лет разницы — это тоже не повод? — ехидно прищурился эльф, стрельнув взглядом в сторону Шамита.

Оборотень, подсчитав в уме возраст своей второй половины, начал хватать ртом воздух.

— Рин!

— Ну ладно, сто!

— Ри-и-и-ин!!!

— Хорошо, хорошо, пятьдесят два года ровно! Довольна?… Тогда, может, продолжим знакомство?

«Та-арк мархар! Я понял, кто это! Твой…»

— Почему бы и нет? — улыбнулась эльфийка. Кажется, в ее голосе проскользнуло ехидство. — Рин, это Диран, темный принц…

«…тро…»

— …Ди, это Эльсирин, сын Светлого Князя Миритиля…

«…юрод…»

— …Наследник престола Дубравы и твой двоюродный брат!

«…ный брат!»

— Троюродный, — автоматически поправил я, не отрывая потрясенного взгляда от эльфа.

Таккер шат! А ведь действительно… Он же так похож на дядю!.. И как я мог этого не замечать? Дедушка, вон, сразу понял. Кривая усмешка — «У меня опыта больше».

И тут до меня дошло… Ой, мамочки, что ж Аэлиниэль наделала? Он же, Эльсирин этот, — светлый! Это дядя один такой, ненормальный, что на темных с кулаками не бросается, а сыну своему, он, небось, ничего не рассказывал. Я же вон до недавнего времени и не подозревал, о… гм… близком родстве с правящим домом Дубравы. Ой, что сейчас буде-е-ет…

Эльф шагнул вперед и открыто улыбнулся:

— Рад знакомству, Диран ас`Аргал гар Тарркхан!

— Взаимно, Эльсирин ли`Аринкуэль! — потрясенно выдохнул я, пожимая протянутую руку.

«Ну вот! — недовольно фыркнул Дар. — А где пожелания чистого неба да светлого солнца? И чему вас только учили?» Э-э-эй! О солнце ни в одном приветствии ни слова не было! «Ну на-а-а-адо же! Хоть что-то помнишь!»

Аэлиниэль облегченно вздохнула:

— Вот и познакомились… — похоже, в последний момент эльфийка тоже испугалась, что принц может как-то не так отреагировать.

— Ага, — улыбнулся Эльсирин, выпуская мою руку. — Кстати, я вот тут вспомнил… А кто вас венчал, Лин?

— Я, — а что мне, отпираться что ли?

Эльф, похоже, удивился. И довольно сильно.

— Э… А можно посмотреть?

Ну уж нет! На «бис» повторять не собираюсь! «Да причем здесь ты!» А я что, что-то неправильно понял? «Не что-то, а все!»

А вот Аэлиниэль, похоже, догадалась, что подразумевал мой троюродный брат. Шагнув вперед, эльфийка закатала рукав, скрывавший татуировку, появившуюся после проведенной мною церемонии венчания. Рин скользнул взглядом по тонким зеленоватым завиткам, а потом, вскинув голову и, в упор глянув на новобрачную, поинтересовался:

— Малый обряд? Большой будет? — из голоса эльфа пропал всякий намек на смех.

Э… Это он о чем?

Кажется, я спросил вслух. Потому как Эльсирин, тяжело вздохнув, тихим, слегка занудным голосом начал, словно по книге читал:

— В настоящее время лицами княжеского рода Дубравы возможно проведение бракосочетания двумя основными способами: простым и ступенчатым. Простой способ фактически ничем не отличается от классических видов бракосочетания у иных рас Аларии, ступенчатый способ подразумевает проведение двух обрядов, одного за другим. Разница во времени между проведением обрядов не должна превышать месяца. Фактически, совершение младшего, первого обряда не накладывает на лиц, совершившего его, никаких обязательств. Срок, длящийся от первого обряда до второго, служит для определения, являлись ли чувства испытываемые брачующимися истинными. По истечении данного срока, который может длиться по желанию брачующихся от одного дня до месяца, проводится большой обряд, который оформляет либо заключение уз брака между супругами либо их расторжение. Обряды и таинства, проводимые на территории Аларии, том пятый, издание восьмое! — неожиданно веселым тоном закончил он. А потом, окинул взглядом Шамита, переваривающего услышанное, и поинтересовался: — Ну так что? Ждем месяц, или я сейчас быстренько обряд закончу?

Хм… Судя по тону — не один я предпочитал общество книжек или имел на редкость нудных наставников!

Но, по крайней мере, от меня продолжения этого самого обряда не требуют… Ну хоть полюбуемся, как он проводится правильно должен. А то хоть снова начинай цитировать некоторые интересные книжицы… Кстати, а если вспомнить основные правила грамматики и составления предложений старотемного языка, то…

Но оборотень вдруг побледнел… А потом тихо и медленно начал:

— Я… Я не… хочу служить препятствием… — а потом резко выпалил: — Я согласен на развод!

Наступила мертвая тишина. Эльфийка явно ожидала иного… Да и Эльсирин как-то удивленно смотрел на оборотня…

Нет, ну вот что он за чушь несет? Маргул, да ведь по лицу Аэлиниэль просто… видно, что эта свадьба была обдуманным шагом! Даже без Михшула все шло именно к этому! Ослеп рыжий, что ли?

— А я не хочу расторгать брак! — вдруг резко бросила покрасневшая как шкертов цвет Аэлиниэль.

Слова Стража произвели эффект разбившегося лоя — в шоке были все… Ну или как минимум — Шамит.

Эльсирин задумчиво почесал затылок, каким-то образом умудряясь не растрепать прическу, а потом неожиданно дернул меня за рукав:

— Диран, пошли.

— А? Что? — не сразу понял я.

— По-шли, — внятно повторил эльф, а потом тихо, одними губами добавил: — Пусть поговорят наедине…

Не, так нечестно! Я может, послушать хочу! «Ид-ди уже! Любопытный ты наш!» Вот так всегда…


Уже в коридоре, эльфийский принц бросил короткий взгляд по сторонам и, убедившись, что вокруг никого, кроме нас двоих (дедушка не в счет!) не наблюдается, усмехнулся:

— Пусть поговорят, им это полезно!

Я только пожал плечами: полезно? Ну-ну… Если я хоть чуть-чуть знаю оборотня — ничем хорошим это «поговорят» не закончится. Он опять сообщит что-нибудь на тему «Я недостоин вас, миледи», она его пошлет… В итоге получится что-то вроде сцены у Храма…

— Кстати, кузен, — неожиданно оживился эльф, — может, объяснишь? Ты — темный, а какого маргула так выглядишь?

«Бо-о-оги! — фальшиво возмутился Дар. — Где его воспитание?!»

А меня вот интересует другой вопрос… Я ж помру от любопытства, если не узнаю, почему Эльсирин так быстро поверил в то, кем именно является встрепанное «нечто» отдаленно эльфийского облика. Особых иллюзий по поводу своего внешнего вида я не пытал: даже на официальном приеме, когда все чинно, спокойно и благородно, я уже через минуту умудрялся выглядеть как матерый хулиган. Это Тери у нас пай-мальчик, образцовый принц и все такое прочее. У него когда не посмотри, и волосы уложены, и ногти чистые… Он даже когда с мечом тренировался, умудрялся сохранять облик истинного принца! Не то, что я…

В общем, вполне логично опасаясь за собственное здоровье, ответил вопросом на вопрос.

Кузен улыбнулся:

— Я верю Аэлин. Она — Страж… в этом ее не обмануть…

Одна-а-ако…

— Ну так что? — не отставал родственник.

Так как, Дар? Сказать? «Почему бы и нет?» Ну… Раз даже он не против…

Но прежде…

— Только один вопрос…

— Ну?

Судя по лицу Эльсирина, он ожидал, что в обмен на честный ответ, я потребую у него признаться в какой-нибудь страшной эльфячьей тайне, и уже заранее приготовился послать меня далеко и надолго… Меня же сейчас интересовало только одно:

— На кой нарданг нужна эта маргулова коса?!

Честное слово, я уже не могу с ней! Я этими проклятыми волосами добрую (и злую тоже!) половину репьев по светлым землям собрал!

Кузен удивленно захлопал огромными голубыми глазами и потрясенно выдохнул:

— Это обычай…

— Это я уже понял! Но на кой?!

— Так полагается… Волосы отращиваются с пяти лет… А в день совершеннолетия коса отрезается и жертвуется на алтарь Доргию…

А-бал-деть… И вот нужны Доргию эти патлы… Как дракону второй хвост! Или третье крыло… Или седьмая нога… Бр-р-р-р, мутант какой-то получается!

— Это все эльфы так мучаются?!

Эльсирин отрицательно покачал головой:

— Только наследники княжеского рода Дубравы… остальные могут позволить себе некоторые… послабления.

Отличный обычай! Надо у нас ввести. Это ж такая прелесть будет… Тери — с локонами до пола…

Эльсирин дождался, пока я отсмеюсь, и лишь потом вежливо напомнил:

— Твоя очередь отвечать…

Да знаю я, знаю!

Самое смешное, что стоило мне только закончить свой рассказ, как из-за двери высунулась улыбчивая Аэлиниэль:

— Рин, ты собирался нас обвенчать?

Пока моего нового родственничка заняли общественно-полезным трудом, я все же решил довести завтрак до логического завершения (ну его, этот большой обряд! Мне и малого за глаза хватило!).

Свободный столик нашелся быстро. Собственно, только такие и имелись, поскольку для завтрака было уже поздно, а для обеда, соответственно — рано. Только в одном углу собралась довольно тесная компания. По всем признакам — торговец с охраной.

Присев за стол в углу, я заказал еду. А пока она готовилась — решил разведать дальнейший путь.

На этот раз карту долго искать не пришлось. Благо, в последний раз я не стал убирать ее в сумку, просто-напросто сунув пергамент за пазуху. Расстелив карту на столе, я скользнул задумчивым взглядом по пергаменту. Тем более что на этот раз «Алмаз» был не нужен — ведь и так понятно, где мы находимся.

Честно говоря, картина, открывающаяся моему взору, прямо таки не радовала. Каифт оказался зажат между пустыней и каким-то огромным пятном, испещренным полосами трещин, оврагами, холмами, обозначенным как Плато.

Приглядевшись, я обнаружил одну странность. Дорога, выходя из Каифта, сперва следовала в одном направлении. А потом разветвлялась. Более накатанная и четкая уходила строго на юг, до города Скварта, а потом, огибая Плато — резко сворачивала на запад. Вторая же ныряла в возвышенность, срезая изрядный кус лишнего пути. Потом обе дороги вновь воссоединялись в другом городе. Д`Окморе.

Странно. Зачем понадобилось создавать объездной путь, занимавший явно не один день, если можно добраться до цели более короткой дорогой? Оглянувшись в поисках собеседника, я сразу наткнулся взглядом на скучающе протирающего стойку трактирщика. Ура! В дополнение к завтраку закажем еще и познавательную беседу.

— Эй, почтеннейший! — окликнул я его.

— Что угодно? — мужчина выплыл из-за своего укрытия, подошел и склонился в вежливом, но полном достоинства поклоне.

— Разговор, — тихо отвечаю, поигрывая золотой монетой. Молча пожав плечами, корчмарь опустился на свободный стул и внимательно уставился на меня.

— Скажите, а почему дорога раздваивается? — задал я так обеспокоивший меня вопрос.

— Да не раздваивается она, — махнул рукой трактирщик, — давно уже вокруг Мархангова Плато ходим. А то — остатки старой дороги…

Хоть этого человека и заинтересовала лежащая на столе карта, но своих чувств он не показывал, в отличие от резко воспылавшего интересом к нашей беседе торговца.

— А почему? — мне стало любопытно. Если там пошаливают товарищи моего знакомого с тропы, то было бы интересно пообщаться. А то в прошлый раз немного скомканное прощание получилось… Тем более, что Воконр интересовался местообитанием этих милых и добрых зверушек…

— Да… люди там пропадать стали, — доверительно наклонился ко мне корчмарь. — И не просто так. Иногда целыми караванами. Как сквозь землю проваливаются, честное слово!

Хм… А вот это уже интересней. Просто так люди, а, тем более — караваны не исчезают. Явно что-то тут не чисто. Марханги… может, они тут и не причем. Иногда так называемые разумные расы страшней нечисти и нежити бывают.

Тем более что лишней пары недель у меня нет. А то еще неделя пройдет, вторая, а потом окажется, что набор в эту самую Школу уже закончен. Жди потом целый год!

Напрямую что ли пойти? Вон в Стальную пустыню тоже люди боятся заходить, и ничего прошли спокойненько… Ну ладно, может не совсем спокойненько, но все таки!

— Кхм-кхм, — напомнил о себе позабытый трактирщик, — Я удовлетворил ваше любопытство, почтенный?

— Да, благодарю, — монета покатилась по столу, исчезнув, как по волшебству, в широкой ладони корчмаря. — Вы свободны.

Хозяин таверны встал и, учтиво поклонившись, вернулся за стойку. Я же снова задумался над картой. Стоит или не стоит? А вдруг срок пройдет?

— Эрхм… Простите меня, уважаемый, — раздалось за спиной вежливое покашливание. — Я не ослышался? Вы интересовались дорогой через Плато?

Оглянувшись, я узрел переминавшегося за моей спиной того самого торговца, что сидел до этого за соседним столиком.

— Прошу прощения, а причем тут вы? — холодная вежливость удалась мне как нельзя лучше. Терпеть не могу, когда ко мне подкрадываются со спины и, тем более, подслушивают чужие разговоры!

— Да я вот… эта… — замялся купец, — тороплюсь я. Товар особый, скоропортящийся, надо бы довезти его побыстрей. И сразу в Д'Окмор. Не могу я делать этот крюк! А вы, уважаемый длинноу… ой, прошу прощения — дивный, знатными воинами слывете…

Оп-паньки… Это что же, наши покровители за ум взялись (ехидный голос, уточнявший, за чей именно да и ум ли, я быстро заткнул)? Караван. И как раз через Плато! Действительно, почему бы нам…

— И вы считаете, что я в одиночку… — повисшая пауза явно предлагала торговцу объяснить его более чем странное предложение.

— Так нет, уважаемый, я же ваших того… товарищей видел! Трое эльфийских лучников мне совсем не помешают! — делец хитро прищурился, предлагая мне восхититься его сообразительностью.

Ага. Щас же! Настоящие бы эльфы ему сразу в глаз дали. Стрелой. Сперва за «длинноухих», потом — за «того», а напоследок, если человек так бы ничего и не понял — за «оскорбление воинов дивного светлого народа». Они-то считают, что даже одного эльфа достаточно, чтобы объяснить всем и вся, у кого на улице вора повесили…

— Я дам вам ответ позже, когда переговорю со своими спутниками, — холодно киваю, делая знак трактирщику. Пора бы уже и поесть, а то такими темпами мой завтрак в обед перерастет. А то и в ужин…

— Только вы эта… поторопитесь, — гулко посоветовали мне. — Я завтра раненько, с утреца тронусь. Ждать больше не могу.

С таки словами торговец удалился за свой стол, оставив меня наедине с едой, наконец-то принесенной с кухни…


— Что-то ты больно радостен, кузен, — ехидный комментарий спустившегося со второго этажа Рина я попросту проигнорировал. После сытного завтрака (что? Мои спутники не завтракали? Ну, это уже их проблемы! Я вон что-то сомневаюсь, что рыжий с остроухой постились, пока я без сознания лежал!) ехидничать не было ни охоты, ни настроения. Особенно, если учесть, что одна проблема получила нежданное решение. Что там за караван и товар — посмотрим позже, главное — на него успеть.

— Как там наши новобрачные? — ленивое созерцание потолка должно было показать эльфу степень моего нынешнего благодушия.

— Да ничего, — пожал плечами новоявленный родственник, изучая заваленный пустыми тарелками стол. — А ты явно не догадался оставить мне хоть кусочек…

— Так вы же, дивные да светлые только нектаром питаетесь! — удивленно вскинул брови я. — А его тут почему-то не подают…

Угу, лень… видимо, натуру просто так не переделаешь. Рин на подобный комментарий выразительно скривился, показывая степень восхищения моим «остроумием» и завертел головой, выискивая разносчицу или трактирщика. А потом встал и самостоятельно направился на поиски. Между тем, молодожены решили, что им наверху делать нечего и спустились в общую залу. И оба такие радостные-е-е-е, счастливые-е-е. Мне даже завидно на миг стало. Но только на миг.

На Лин я особо не смотрел, а вот выражение лица Шамита можно было описать всего одним словосочетанием — «счастливый идиот». Или что-то около того… Не… Мне такой радости и даром не надо. Ни за что не влюблюсь.

«Никак завидуешь?» Да иди ты. Было бы чему! Или… все-таки есть?…

— Ди? — видимо, я слишком уж сильно задумался-замечтался, потому как эльфийка уже стояла рядом, вопросительно глядя на меня.

— Я нашел караван до Д'Окмора, — без лишних предисловий сообщаю всем. — Уходит завтра утром и пойдет через Плато.

Народ сперва не понял, о чем вообще речь. Когда же радостное выражение лиц сменилось на озабоченно-понимающее, я непроизвольно втянул голову в плечи. Ну все, сейчас начнется…

Но нет, пронесло. У занятого нами столика появилась заученно улыбающаяся разносчица и представители «голодающего Погорья» решили отложить мое воспитание на более позднее время. Пока делали заказ, пока обсуждали качество предлагаемых продуктов… в общем, к беседе мы вернулись только тогда, когда столешницу заняли разнообразные блюда.

— Ди, почему ты не посоветовался с нами? — начала эльфийка.

Продолжить я ей не дал.

— Потому что здесь всего два варианта — или с обозом, и я успеваю в Школу, или к марграну лысому еду домой. Второй вариант меня не прельщает ни в коем разе. Кроме того, я же никого с собой не тащу!

Честное слово, если бы не моя реакция, подзатыльник от Шема я бы точно схлопотал!

— Не смей уворачиваться, когда тебя воспитывают! — Лин была искренне возмущена моим нежеланием получать оплеухи. Нет, ну вы видели? Воспитывать они еще меня будут. Мне что, родителей не хватает? Еще тут… воспитатели нашлись…

— Ага, щас! Можно подумать, что затылок у меня казенный, — огрызнулся я. Что-то настроение совсем упало… Вот только не надо ля-ля про неуравновешенность оборотней и прочее! «А я и не собирался…» Да? И что же мне не верится? «А ты попробуй!» Ты знаешь… не хочется. «А хочешь узнать, почему?» Ну и?… «Просто… я тоже когда-то скучал по дому.» Тьфу на тебя! Ничего я не скучаю! Ну… разве что самую малость. Здесь же все не так. Не как дома… — И вообще, Рин, куда ты смотришь! Это же оскорбление Княжеского Дома Дубравы! А ты хоть бы ухом повел!

— Никакого офкорбьения не вифу, — пробурчал с набитым ртом эльф, задумчиво шевельнув ухом. В отличие от воспитывающих меня молодоженов, кузен ел чуть ли не в три горла. Потом понял по округлившимся глазам Лин и Шема, что никто ничего не сообразил из его «речи», быстренько дожевал, откашлялся и повторил: — Никакого оскорбления не вижу. Лин же семиюродная тетка троюродного брата племянника снохи кузена двоюродной сестры родной тети зятя пятиюродного кузена моей матери… А стало быть Шамит, как ее муж, и твой родственник тоже. Будем считать это внутрисемейными разборками! — и Рин снова вернулся к еде…

Я искренне попытался выстроить всю ту цепочку родственных связей, которые назвал кузен, но моя фантазия сломалась еще на двоюродной сестре родной тети… Кажется, я понимаю, почему мама сбежала из Дубравы… Выучить это все попросту невозможно! Так что по-прежнему буду считать Шамита братом жены моего брата… Э-э-э-э, как правильно это будет звучать?

Между тем, оборотень, успешно записанный в один из старейших правящих домов Орраша, радостно ухмыльнулся и решил продолжить воспитательные мероприятия…

— Ну… казенный, не казенный, но решать, идти нам с тобой или нет — не тебе, — на редкость рассудительно заметил он. Хм, все-таки Лин ему мозги вправила…

— А кому? — удивился я.

— Нам всем, — припечатала эльфийка, и даже Рин подержал ее согласным мычанием. Сказать что-то более внятное на этот раз он попросту не смог. Надо же, а я думал, что эльфы придерживаются традиций и этикета от и до. «Не переживай, он о тебе такого же мнения!» Ой, иди ты! Это что, молодым эльфам Властелинов в пример ставят? Я сейчас со стула упаду…

— Ну извините, — покаялся я. Действительно — нехорошо вышло. Нагрубил, обидел… — Просто я хотел сказать…

— А мне кажется, что нам болтать много не стоит, — решил еще раз внести свою лепту в разговор мой троюродный братец. — А надо запастись всем необходимым. Тут, говорят, ярмарка началась?…

— Э… А… Рин, а разве ты идешь с нами? — на эльфийку было жалко смотреть.

Будь ее воля, она немедленно сдала бы наследничка на ручки папе и с чистой совестью продолжила доставать меня. Но тут возникали две сложности. Первая — ни папы, ни его гвардии в поле зрения не наблюдалось. А оставлять будущего правителя без присмотра… Уф, на такое наш Страж ни в жизнь не пойдет! И не поедет… А ежели она его лично будет провожать до Дубравы — я отправляюсь в дальнейшее путешествие в гордом одиночестве, так как Шем теперь не отлипнет от нее ни на шаг.

— Лин, ну что ты пристала к моему брату? — ехидно сощурил глаза я. — Ну проедемся мы с ним… до Соэлена. Там телепоо-о-о-рто-о-о-в…

— С братом? — недоуменно вздернула брови Лин.

— Ну да, с младшим братом, Рином, — кивнул я, приобнимая за плечи не перестающего жевать эльфа. — Мы с ним наемничествуем помаленьку. Знаешь, у нас, представителей мелких обнищавших эльфячьих родов так принято… Сейчас вот свою старшую сестричку замуж выдали, — «Сбагрили наконец!» — ухмыльнулся Дар, — сопровождаем в столицу, на медовый месяц…

Надо отдать должное кузену — он первый понял, куда я клоню и тут же состроил ехидно-надменную рожу, словно копируя мое выражение лица. Правда, на «младшем» возмущенно фыркнул, но выступать не стал. Видимо, тоже домой не хочет… Страж же еще немного похлопала ресницами, а потом обреченно махнула на нас рукой, пробормотав что-то себе под нос. Если я правильно расслышал, то…

— Что один, что другой — кровь одна!

Я не понял, это комплимент или?…

Эльф тоже недоуменно вздернул брови. Только вот пить при этом ему не стоило — поперхнулся только так. Пришлось оказывать «братику» первую помощь, со всей силы врезав между лопатками. Рин снес своим дивным лбом кружку со стола, разогнулся и мстительно прошипел:

— Я тебе это припомню, братец! — и почему я его не боюсь?…

— Вы идете или тут сидеть будете?! — донесся до нас недовольный эльфийский вопль от двери. С радостью подскочив, мы наперегонки ринулись к двери. Мне тоже интересно, что там за Ярмарка…


За завтрак, кстати, платил Шамит (причем, монеты были явно не таркримской чеканки). Когда я поинтересовался у оборотня, где он взял деньги, тот невинно сообщил:

— У знакомого одолжил.

Подожди-ка… У рыжика есть знакомые в этом городе? Тогда почему мы не… «Ага, есть у него здесь знакомые! И у тебя есть. Знаешь, это тот мужичок, что к тебе в два часа ночи заходил… — восторженное аханье: — слу-у-у-ушай, я понял! Этот парень небось к тебе заходил ручку пожать, о здоровье справиться! А Шем его выгнал… Ай-яй-яй… Какой он нехороший…» И не говори! «Лады. Не буду…»

Самое интересное началось на звериных рядах, куда мы совершенно случайно завернули. Припасы решили брать в таверне, вещей вроде бы не надо, во всяком случае — мне. Коней никто менять не сбирался, так, прикупили по мелочи… Так вот, на этих самых рядах мы умудрились где-то потерять Аэлин. Причем — и Рин, и оборотень даже не заметили, когда от нас отстала Страж. Ну, если кузена я еще могу понять — вот так вот каждый раз высчитывать насколько кто кому близкий родственник — то куда же этот новобрачный смотрел? Неужели в корсажи проходящих мимо девушек?

Хотя вообще о «куда» вопрос даже не стоял. На многоликого было жалко смотреть, когда он, закусив губу, скользил взглядом по клеткам со зверьем. Судя по выражению лица оборотня, рыжий бы с огромным удовольствием прибил всех, кто посмел обидеть «несчастных зверушек». И кому какое дело, что среди этих самых «несчастных» каким-то образом затесались тройка гарпий — торговец с исцарапанной физиономией уже успел испытать на себе остроту их когтей, — пара лакарских гидр — ядовитый плевок пятой головы одной из них чудом не попал Шамиту на сапог — да бистивилах — благодаря «задушевному» пению этой милой клыкастой и шипастой зверушки с полным отсутствием музыкального слуха несколько неосторожных покупателей уже оглохло.

Наконец, блуждание по рядам мне попросту надоело и я предложил разделиться. Рин тут же растворился в толпе, словно и не было его… Рыжий же… почесал голову и задумчиво хмыкнул:

— Тебя ни на минуту оставить нельзя. Я лучше с тобой пойду!

Нет, вы только посмотрите на него! Это я-то на продавцов зверем смотрю?


Как бы то ни было, именно Шамит и заметил Аэлиниэль. Девушка, зачарованно разглядывавшая зверьков, замерла около одного из прилавков, полностью заставленного клетками.

— Мне так хочется зверушку, — виновато протянула она.

Я так и упал…

Нет, ну вот куда катится мир, а? Как выполнить мою ма-а-а-аленькую просьбу («ну давайте пойдем через Стальную пустыню!»), так ни за какие шиши, а как самой восхотелось, так сразу… И вообще, зачем нам еще одна «зверушка»? Мало ей коней, Шема да Трима? Так, стоп, Трим — это моя зверушка. И вообще! Она что, не видит, что рыжик сейчас всем, кто этих самых «зверюшек» в клетки посажал, головы пооткусывает? Не превращаясь.

Кто поймет этих женщин?

Возле нас мгновенно нарисовалась торговка — хрупкая смешливая девчонка:

— Господа решили приобрести животное? О, вы не пожалеете! Такой коллекции как у нас, вы не найдете нигде! Вот, например! — она уверенно ткнула пальцем в расположенную неподалеку клетку, в дальнем уголке которой сжался небольшой пушистый зверек: — Это очень, очень редкое животное! Водиться только в Стальной пустыне! — девушка уверенно распахнула клетку и зашарила в ней рукой, вытаскивая «редкое животное». — И называется оно… — пальцы нащупали зверька и… тот от души впился зубами в любезно подсунутую руку: — …Т`елкханг шьераан!!!

Я поперхнулся смешком. Прелестное название для зверя. Вот только в приличном обществе его называть не рекомендуется.

Девушка запрыгала, тряся кровоточащей рукой. Сам же зверек, отброшенный в дальний угол клетки, противно зацокал-заверещал.

— Нира! — прозвучал откуда-то из-за клеток раздраженный мужской голос. — Я же сотни раз просил тебя не ругаться!

— Эта тварь меня покусала! — обиженно наябедничала девушка.

— Бедный зверек! Надо срочно купить ему противоядие! — насмешливо бросил обладатель этого самого голоса — высокий мускулистый мужчина, выходя из-за клеток. Что-то мне в нем сразу не понравилось… Но вот, что? Понять я так и не смог…

— Оч-чень смешно, Рон! — процедила девица, скользя по нему неприязненным взглядом. — А вдруг он боле… Э… — запнулась она, стрельнув глазками в сторону «покупателей».

Мужчина, словно не заметив ее оговорки, усмехнулся еще шире:

— Я и не сомневался, что тебе понравится!.. Иди, перевяжи руку, — неожиданно серьезно продолжил он, — я побуду с покупателями.

Девушка проскользнула за клетки, а мужчина повернулся к нам:

— Итак? Чем могу быть полезен?

Оборотень, не отрывавший какого-то странного потрясенно-испуганного взгляда от клетки со зверьком, выдохнул:

— Мы его берем. Сколько?

Не понял? Зачем нам еще один зверь?

— Семь золотых, — с широкой улыбкой сообщил торговец.

От названной суммы даже эльфийка замерла с открытым ртом. На такую сумму здесь, всего в паре шагов можно было купить породистого коня с родословной, поветвистей чем у Рина.

— Сколько?! — поперхнулся оборотень.

Улыбка на лице продавца стала еще шире:

— Семь золотых! — задушевно сообщил он, приглаживая рукой встопорщенные черные волосы.

И тут до меня дошло… Тарк мархар, да он же темный! Причем из Старшей Знати. Я сразу это не то, что не заметил, просто не поверил, что здесь, в светлом городе может быть темный. Причем темный, совершенно не маскирующийся. В отличие от меня.

Но какого маргула он здесь делает? Да еще в качестве какого-то торговца зверьем? Ай, ладно! В любом случае, никакие животные нам не нужны! Особенно — такие дорогостоящие. И вообще, подобное расточительство наемникам совсем не свойственно.

Но вот оборотень был, похоже, совсем иного мнения, потому как тихо, одними губами сказал:

— Мы должны его купить.

Не понял? Кому это я чего должен?

От моего праведного гнева рыжего спасло только вмешательство Аэлиниэль, которая, тоже услышав слова Шамита и поинтересовалась:

— За пять продадите?

Торговец, не меняя задушевного тона, сообщил:

— Извини, красавица, скидок не делаем. Даже для эльфов.

Страж сжала губы, а потом, явно почувствовав то же, что и я, вкрадчиво поинтересовалась:

— Ди?

Вот еще, делать мне больше нечего, только цены на всяких зверей сбивать.

— Да причем здесь он, — хмыкнул Шамит. — Что он может?

Ах так?

Я широко улыбнулся торговцу и вкрадчиво поинтересовался:

— Для эльфов значит, скидок не делаете? — торговец отрицательно мотнул головой. — А для темных? — прищурившись, я на несколько долгих мгновений позволил моему настоящему облику проскользнуть через черты лица эльфа… Полыхнули алым глаза, блеснули острые клыки… Через мгновение все пропало. Если кто и видел, так вполне мог счесть за легкое видение… В конце концов, когда такая жара, мало ли чего почудиться может?

А у меня так неприятно закружилась голова… И если бы не Шем с Аэлин, подпершие меня с двух сторон… Я бы точно свалился под ноги торговцу.

В глазах темного проскользнуло легкое удивление, но голос остался все таким же, чуточку насмешливым:

— О! На-а-адо же… Кого только не встретишь в вольном Каифте! — и серьезно: — увы, нет.

— А если я… рассержусь? — вкрадчиво поинтересовался у продавца.

Мужчина хохотнул:

— Мне будет оч-чень неприятно. Возможно, больно… Только вот знаете… Появление здесь, в вольных землях представителя Старшей Знати в ярости… — тэ-экс, значит, он рассмотрел только то, что я — темный? — Боюсь, это вызовет нездоровую реакцию. А то и приведет к ссоре между темными и светлыми землями!.. Нет, я, конечно, понимаю, что возможно вам, лично вам, глубоко начхать на мнение Темного Властелина и правителей светлых государств, но… оно вам надо?

Не знаю, как моим спутникам, а мне этот темный начинал нравиться. Ровный голос с легкой ноткой иронии, насмешливые глаза…

Тарк мархар, но он же из Старшей Знати! Я чувствую это. Так какого маргула торгует здесь какими-то зверями? Может, изгнанник?

— Кто вы? Кем вы были в Темной Империи?

В черных глазах мужчины впервые за время разговора блеснула… ярость?

— Вы думаете, что вы вправе спрашивать меня об этом?

Перстень Хранителя матовой полосой блеснул на моей руке родовой печаткой клана Старшей Знати. Раскрываться полностью мне почему-то не хотелось:

— А разве нет?

Остатки нежданных эмоций растворились, осталась лишь легкое удивление да ирония:

— О! Никак молодой глава Рода к нам завернул! Кого только не встретишь на Каифтской ярмарке… Порой здесь можно увидеть даже Рона гар Тшхен, бывшего, а ныне отлученного рыцаря Ордена Лиинс`Шерниатэйла!

Я так и замер с открытым ртом. Тарк мархар! Бывший рыцарь Ордена Предвечной Тьмы… С ума сойти… Но как? И почему?! Что он совершил? За что его изгнали, отлучили?

— Вы… хотите вернуться в Темную Империю? — вопрос сам сорвался с губ.

Улыбка сползла с лица мужчины и он, впервые за время разговора, серьезно ответил:

— Не стоит, милорд. Пусть все остается так, как есть. — И он снова широко улыбнулся: — В том числе и цена на этого странного зверька!


Покупатели ушли… А на душе неприятно и тревожно. Разбередил мальчишка душу, ой, разбередил.

Вернуться… Ха! Для того чтобы в тот же миг почувствовать у себя на шее холодное лезвие Меча Правосудия?

Но как же порой хочется…

Всего на мгновение увидел настоящий облик этого мальчишки, скрывавшийся под эльфийской личиной, но все равно ясно — мальчишка это, почти ребенок, а вот надо же… Интересно, какой род получил такого… Главу? Хотя, может, регент?… В его-то возрасте, как раз. Лет пятнадцать-шестнадцать не больше! Но замаскировался хорошо. Как, только, сумел? Рыцарь ничего не чувствовал, ни малейшего всплеска темной силы!

Интересно, его спутники тоже темные?

Из-за клеток выглянула Нира:

— Ушли? Ты им что-нибудь продал?

Мужчина кивнул в сторону пустого пространства, образовавшегося на месте проданной клетки.

— И за сколько? — не отставала девушка.

— Семь монет золотом.

Нира некоторое время стояла молча, переваривая услышанное, а потом с радостным визгом повисла на шее темного:

— Великий Доргий! Да на эти деньги можно месяц жить! Как ты их уговорил?! Это же эльфы, а они все снобы такие… Лишней монетки не дадут! Хуже только гномы…

Мужчина усмехнулся:

— У всех свои секреты… — правда, на этот раз усмешка вышла кривоватой.

— Ну ладно, ладно, — закивала Нира, — не хочешь говорить, и не надо! Иди отдыхай…

Мужчина облегченно вздохнул и направился в фургончик, расположенный за клетками, но уже в следующий момент был остановлен капризным голосом Ниры:

— Ро-о-о-он!

Темный, тихо ругнувшись сквозь зубы, обернулся:

— Ну что еще?

Девушка хлюпнула носом:

— Я палец перевязать не могу!

Следующие пятнадцать минут отлученный рыцарь потратил на завязывание на пальце Ниры кокетливого бантика (простые узелочки девушку совершенно не устраивали).

В такие моменты Рон всерьез подумывал о возвращении в Темную Империю.


Зверюшку все-таки пришлось купить. И если на капризы Аэлин я мог попросту не обращать внимания, то… С Шамитом пришлось труднее. На лице оборотня было оч-чень крупными рунами написано, что если я откажусь купить этого зверька неизвестной породы, то рыжий попросту костями поперек дороги ляжет, но…

Вот не понимаю я его. Ну зачем ему это… существо? Да еще за такую цену? Вон, в соседнем ряду за пять золотых можно купить милого пушистого кербера. Все как полагается — девять голов, змейки… А оборотню чем-то этот комок шерсти приглянулся!

Все, если в результате этой покупки нам не хватит денег до Школы, я лично придушу этого рыжего!

…Мне на плечо легла тонкая рука эльфийки:

— Ди, не злись, я уверена, у Шамита были причины…

Я оглянулся через плечо. Оборотень уже сильно отстал, лишь Аэлиниэль шла наравне со мной.

— М-да? И какие же?!

— Не знаю, — улыбнулась Страж. — Но я думаю, когда мы придем в гостиницу, он все расскажет. Ну, не на людях же объяснять!

Ну, только если так…

Но насчет зверюшки надо выяснить прям сейчас! Не хочу я ждать до гостиницы! Кто знает, может Шамита попросту зацепило, что бедную животинку в клетку посадили, и он спит и видит, как бы ее на свободу отпустить?

Я пропустил Аэлиниэль вперед, замедлил шаг и тихо поинтересовался у рыжика:

— Так зачем тебе эта зверюга?

Оборотень бросил по сторонам короткий взгляд и, убедившись, что никто его не собирается подслушивать, чуть слышно выдохнул:

— Она… Она не умеет разговаривать.

Э… Не понял? В смысле?

Похоже, Шамит догадался, что лично мне ничего не ясно, тихо начал:

— Боги… Ну как тебе сказать, Диран… Каждый зверь способен разговаривать с другим… Рычание, фырканье, лай, мяуканье, рев: это все — речь. Именно поэтому, например, луа способен понять, когда дракон угрожает ему, а когда попросту общается. Звуки, издаваемые животными различны, но понятны каждому из них. Это — речь. Когда животное долго обитает среди людей, оно способно понимать человеческую речь, дикие же — увы и ах, на это не способны… Из-за того, что многоликие так… близки к животным… мы способны понимать их речь… А это… животное… Оно… Оно не говорит! Оно издает какие-то бессвязные звуки и все!

— Э… — задумчиво протянул я. — А может, оно с рождения в клетке?

— Чушь! — мотнул головой рыжий. — Тогда все равно звучит речь. С жутким акцентом, но все-таки… Диран, слушай, — оживился муж Аэлиниэль, — а может это человек заколдованный?

Я прищурился, скользнув взглядом по клетке, которую бережно нес Шем. Нет, чушь…

— Не-а! Нету никакого магического излучения от этого… как оно там, кстати, называется?… Обычный зверек, в общем.

Оборотень только недоверчиво фыркнул.


В гостиницу мы, найдя Рина, пришли уже почти под вечер, счастливые и довольные. Даже эта незапланированная покупка позабылась. Сходили на выступление фигляров, потом зашли в балаган. Весело было, особенно когда артисты показывали какую-то легенду про темных и светлых. Рин стоял кра-а-асный, как не знаю кто. Поскольку у актера, который играл эльфа постоянно отваливались накладные уши. Я даже считать стал! В результате вышло пятьдесят три раза. Правда и темного они показали полным идиотом, но… У него хотя бы ничего не падало и парик на сторону не съезжал.

Самое странное, что новоприобретенную зверюшку Аэлин даже не попыталась взять в руки. Она как была у Шамита, так и осталась. А тот и не спорил… Не, я дурею с этих эльфов…

В это день мы решили лечь пораньше. Вернее — я. Хоть и проспал целые сути, но на меня буквально навалилась какая-то противная усталость. Ну ее к марграну, лучше лишний час подремать! Спа-а-а-ать-то как хочется…


… Серые, холодные волны устало накатывают на хищно ощерившиеся зубья скал. Тяжелые и темно-серые тучи нависают над водой. Кажется — ударь волна посильнее, и брызги пены долетят до набухших грозой облаков. Утонут в них, чтобы через мгновение обрушиться на мир, связав землю и небо такими же мрачно-серыми мохнатыми стежками дождя… Да, бросить здесь якорь мог решиться только самоубийца.

С другой стороны открывался не менее мрачный пейзаж. Голая каменная равнина без малейшего намека на растительность, обдуваемая холодным и пронизывающим ветром, воющим, словно неупокоенная душа, в провалах мрачных скал. Сложенное из дикого камня эдакое гротескное подобие замка… М-да, у кого-то с воображением явная вражда. Картинка просто-таки тоскливая.

— Видишь? Видишь, куда меня заточили по твоей милости? — тихий шелест голоса за спиной. Ой, опять сны… — И разве тебе не жаль…

Жаль? Мне? После воспоминаний Дара, после разговоров с отцом, после раздумий как холодных, так и приправленных острой ненавистью? Своей, чужой… какая разница?

— Нет, мне не жаль! — ветер взвыл, словно стремясь вбить вылетевшие слова назад. И разочарованно застонал, закрутился, рассыпая вокруг подхваченный торжествующий смех — да что ты можешь, наваждение?

— Дар, какой же ты злой… — тихо, ласково, мурлыкающе.

— Вы опять ошиблись, госпожа, — холодность голоса могла поспорить с пронизывающим ветром. — В который раз, в который раз…

Плащ взвивается вверх распластанными крыльями, воет распарываемый мечом воздух, изумрудные отсветы на стали складываются в замысловатую вязь рун…

— В который раз!!!

Мир вздрагивает и разлетается на осколки. Они тают в воздухе, словно грязный лед, оставляя после себя только бархатную темноту небытия. Сон — это отдых, а не пререкания с озабоченным балахоном. До-о-оргий, ну дай мне поспать спокойно! В конце концов, кто тут бог — ты или этот глюк запредельный?!


…Ветер разочарованно выл в острых скалах. Опять это странное существо, так похожее на Дара… М-да, эксперимент, сначала показавшийся таким удачным стал моей самой большой ошибкой. Теперь уже понятно — не стоит наделять оружие душой. Разума будет более чем достаточно. Хотя в принципе можно обойтись и без него.

Если бы тогда не оставила этому низшему его воспоминания…

Теперь же всех Властелинов придется уничтожить. Под корень. Судя по всему сейчас я имела счастье лицезреть потомков моего «эксперимента». И очень хамоватых потомков. Хотя… постаралась я тогда на славу, не удивительно, что они привыкли к поклонению и оказались у власти. Теперь у них этого спокойно и безболезненно не отнимешь.

А если судить по этому экземпляру… что ж, можно собой гордиться, творение выше всяких похвал. Жаль, что придется его уничтожить. Или нет, можно убрать всех остальных, а этого нахала сперва заставить на это смотреть, а потом… стереть память, лишить разума и сделать цепным псом. Кровожадным цепным псом. А если ему еще и привить рабскую преданность, то можно спокойно наслаждаться местью. Или все же не стоит рисковать?… Да и… Что делать с Даром? Он ведь еще там… Я это чувствую… Его душа пульсирует, зовет, бьется в агонии…

Так кого же из этих двоих оставить? Дара? Или эту… «ошибку»? А, может, двоих?

Хм, в первую очередь надо выбраться отсюда, и потом уже решать — кого да в какой последовательности казнить.

Но Дар… Для него всегда найдется место в пыточной!


Отступление третье (не особо длинное) | Маленьких все обидеть норовят! | Отступление четвертое (весьма нервное)