home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

Чарльстон, который сформировал Элеонору Батлер и притянул обратно Ретта, был самым старым городом в Америке. Он был стиснут на узком треугольном полуострове двумя приливно-отливными реками, которые встречались в заливе, выходящем в Атлантику. Основанный в 1682 году, он с самого начала выделялся романтической томностью и чувствительностью, чуждыми спешке и пуританскому самоотречению колоний Новой Англии. Соленые бризы шевелили пальмовые ветви и виноградные лозы, а цветы благоухали круглый год. Земля была плодородной, без камней, ломающих плуги; воды были полны рыбой, крабами, креветками, черепахами и устрицами; леса — подарок для охотников. Это была богатая земля, предназначенная для наслаждения.

Корабли со всего света прибывали в залив за рисом, который выращивали здесь на обширных плантациях вдоль рек; они привозили роскошные товары со всего мира. Это был самый преуспевающий город в Америке.

Чарльстон использовал свое благополучие в стремлении к красоте и знанию. Обладая мягким климатом и природными щедротами, он использовал свои богатства и на чувственные наслаждения. В каждом доме был шефповар и бальная зала, у каждой леди была парча из Парижа и жемчуг из Индии. Существовали многочисленные музыкальные общества, общества танцев, школы фехтования и научные клубы. Он был цивилизованным и гедонистическим в таком равновесии, которое создало изящную культуру, где роскошь смягчалась требовательной дисциплиной интеллекта и образования. Чарльстонцы красили свои дома во все цвета радуги и возвели вокруг них затемненные веранды, которые продували морские бризы, донося до них аромат с розовых кустов. Внутри каждого дома была комната, в которой находился глобус, телескоп и все стены были заставлены книгами на многих языках мира. В середине дня чарльстонцы наслаждались обедом из шести блюд, подаваемых на фамильном серебре.

Вот таким был мир, который Скарлетт О'Хара, когда-то деревенская красавица, выросшая на грубой, красноватой земле Джорджии, теперь намеревалась завоевать, вооруженная только энергией, упрямством и страстным желанием. Выбранное для этого время было трудным.

Веками чарльстонцы славились своим гостеприимством. Было обычно развлекать сотню гостей, большая часть которых была не известна ни хозяину, ни хозяйке. Во время недели скачек из Англии, Франции, Ирландии, Испании привозили лошадей часто за месяцы до начала соревнований, чтобы они привыкли к климату и воде. Владельцы их останавливались в домах их соперников, их лошади стояли в конюшнях, в качестве «гостей», рядом с лошадьми, которые выставит на скачках хозяин дома. Это был открытый, чистосердечный город.

Пока не пришла война. Первые залпы Гражданской войны прогремели в чарльстонском заливе. Для всех Чарльстон олицетворял таинственный и волшебный, пропахший магнолиями Юг.

И для Севера тоже. «Гордый и надменный Чарльстон» — повторяющийся мотив в нью-йоркских и бостонских газетах. Военное командование Союза решило разрушить заполненный цветами, окрашенный в пастельные тона старый город. Был блокирован вход в залив, установленные на ближайших островах пушки обстреливали узкие улочки и дома осажденного города, который продержался шестьсот дней, наконец армия Шермана пришла сжечь плантации вдоль рек. Когда войска Союза вошли в город, они увидели заброшенные руины. Им также пришлось встретиться с населением, которое осталось таким же гордым и надменным.

Люди восстановили свои крыши и окна, как смогли, и заперли свои двери. Они сохранили традиции веселиться. Они собирались для танцев в гостиных, произносили тосты в честь Юга, запивая их простой водой из разбитых чашек. «Голодными вечеринками» называли они свои сборища и смеялись. Могли закончиться времена французского шампанского в хрустальных бокалах, но они все еще были чарльстонцами. Они потеряли все, чем обладали, но у них остались общие традиции и мода. Война была закончена, но они не были разбиты. Их никогда не одолеют, что бы ни делали эти проклятые янки. Никогда, пока они держатся вместе. И не пускают больше никого в их закрытый круг.

Военная оккупация и крайности правительства Реконструкции испытывали их характер, но они выстояли. Один за другим все остальные штаты Конфедерации были присоединены к Союзу, их управление опять отдано населению штата. Но не Южная Каролина. И, в особенности, не Чарльстон. Более десяти лет после завершения войны вооруженные солдаты патрулировали старые улицы, навязывая комендантский час. Постоянно меняющийся контроль затрагивал практически все, начиная от кусочка решимости сохранить старый стиль жизни. После своей работы в качестве клерков и служащих бывшие владельцы плантаций приезжали или приходили на окраины города, чтобы восстановить двухмильный овал Чарльстонского ипподрома и посадить в пропитанной кровью земле вокруг него семена травы, купленные на сложенные гроши вдов.

Понемножку, по символам и по дюймам, чарльстонцы восстанавливали их возлюбленный мир. Но в нем не было места для тех, кто раньше к нему не принадлежал.


Глава 13 | Скарлетт | Глава 15