home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Несколько следующих дней прошли спокойно. Отец с матерью подолгу пропадали в своей комнате, предпочитая быть вдвоем, брат заводил знакомство среди сверстников, что было нетрудно после того, как на церемонии представлении он был вместе с Далилой. Муромец совместно с каким-то гвардейцем из охраны короля обеспечивал работу кузнице, на спор разгибая подковы. Судя по появившимся у него деньгам и обильным возлияниям в трактире со своим новым приятелем этот спор он выигрывал. Леонор тоже предпочитал не вылезать из комнаты. Ролон же, как всегда занимался обследованием территории. Порой мне казалось, что он никак не может смириться с тем, что вынужден был оставить свое старое ремесло и теперь тренируется, чтобы не потерять навыки. Подозреваю, что не один богатый горожанин в городе был условно убит. Я же вместе с Ольгой предпочитал пропадать в замковом саду, где был сделан великолепный пруд, в котором плавали лебеди. Мы с Ольгой сразу полюбили это место и подолгу гуляли здесь, заранее запасаясь булками на кухне. К счастью дождей в эти дни не было.

Изредка Ратобор с королем приглашали меня на разные совещания связанные с войной. Правда, они сами понимали, что пользы там от меня ноль и приглашения делали только из вежливости (лучше бы они были невежливы, по крайне мере тогда мне не пришлось бы по несколько часов выслушивать все эти скучнейшие политические комбинации). Правда, здесь же я узнал, что вскоре должны были прибыть представители Византийского императора, Мервина и короля Бриттов, чтобы договориться о совместных действиях. Здесь же мне стало известно, что византийцы тоже снарядили одну свою эскадру с десантом в помощь уже отплывшим эскадрам Амстера и Китижа. Правда, это обстоятельство почему-то никого не обрадовало. На мое удивление Ратобор объяснил все политикой. Я покачал головой, сказал, что в политике ничего не понимаю и попросился уйти. Меня отпустили.

Я отправился к себе в комнаты, но по дороге меня догнал слуга и вручил записку. Я сразу узнал почерк Ольги.

«Энинг, срочно приходи к озеру, – прочитал я. – Мне стало кое-что известно относительно Эльвора. Энинг, это ужасно, прошу тебя, поспеши! P.S. Уничтожь записку»

В мозгу надрывался сигнал тревоги, и я стремительно бросился вниз. Было непонятно, с чего это Ольга стала мне писать записку, а не пришла сама? Она ведь вполне могла вытащить меня и с совещания. Но обдумать эту мысль было некогда: сигнал тревоги звучал не переставая. Что с Ольгой? – этот вопрос вытеснил все остальное. Пробегая мимо одного из залов замка, я, выполняя просьбу, бросил записку в камин. Тоже непонятно зачем ее надо было уничтожать?

К озеру я прибежал довольно быстро, но Ольги здесь не оказалось. Несколько минут я метался по берегу, пытаясь разыскать хоть какие-то ее следы. От Эльвора можно было всего ожидать и я, полный тревоги, бросился к воде. Тут тоже никаких следов Ольги не оказалось. Да где же она может быть? Я снова побежал вокруг озера. Самое скверное было то, что спросить было совершенно не у кого – осенний парк был совершенно пустынен. Да что же это творится? Я замер. Стоп, надо все обдумать. Ольга написала записку… Тут я почувствовал себя таким идиотом, что замер с открытым ртом. Правду все же говорят, что кого бог хочет покарать, то он лишает его разума. Почему я решил, что записку написала Ольга? Почерк похож? Так разве трудно подделать почерк? Вот почему я чувствовал тревогу! Не потому, что Ольга попала в беду, а потому, что в записке что-то не так. Почерк можно подделать, но подделать стиль письма гораздо труднее, а записка была совершенно нехарактерна для Ольги. Она ведь сама говорила мне, что ненавидит писать записки. Да и приписка с просьбой уничтожить записку была нелепа! Что такого содержала она, что ее следовало уничтожить? А вот если она и в самом деле поддельна, тогда приписка становилась понятна. Теперь осталось понять, зачем ее написали. С целью выманить под засаду? Но здесь нет никакой засады! Я уже минут двадцать здесь бегаю и не почувствовал ни одного человека. Если бы была засада, то они напали бы сразу. Значит не для этого. Может, кому-то понадобилось, чтобы я покинул на время дворец? Вот оно! Причем дворец я должен был покинуть ненадолго. Ведь не рассчитывали же они, что меня можно было дурачить слишком долго? Нет, расчет их был верен, что и доказывало мое нахождение здесь, но чтобы те, кто написал записку, не замышляли, проделать они должны были это очень быстро – до того момента, как я пойму, что меня надули.

Сообразив это, я развернулся и бросился бежать обратно. Около дверей замка я встретил Ольгу.

– Энинг, ты откуда это? Я тебя везде ищу.

– Слушай, ты не писала мне никаких записок? – Я уже знал ответ и хотел только убедиться.

– Записку? Ты что, рехнулся? Зачем я тебе буду записки писать, если я и так могу все тебе сказать? А что случилось? Энинг, ты что стоишь такой бледный?

Я коротко рассказал о случившемся. Ольга покачала головой.

– Ты что, не мог сообразить, что записка поддельна? Зачем мне надо было передавать ее через слугу? Но ладно, сейчас не это главное. Сейчас надо узнать кто и зачем ее написал.

– Кто, я догадываюсь, а вот зачем… у меня такое чувство, что сейчас мы это узнаем.

Тут около нас остановился один из слуг.

– Милорд, его величество Отто III требует вас к себе. Следуйте за мной милорд.

Мы с Ольгой тревожно переглянулись. Я пожал плечами и зашагал вслед за слугой. Ольга пошла за мной. Как ни странно, но слуга повел нас не в кабинет, где недавно проходило совещание, а в сторону пристройки замка, в которой располагались постоянно живущие при королевском дворе дворяне. Король вместе с Ратобор встретил нас в коридоре около одной из дверей в комнаты какого-то дворянина. Здесь же стояло несколько испуганных слуг, барон Сегорский и еще несколько человек из его компании.

– Вот он, именно его я видел! – заявил один из прихвостней.

– Я сам разберусь, господин Виретор, – оборвал его король.

– Милорд, не могли бы вы сказать, где были последние двадцать минут?

Мы с Ольгой встревожено переглянулись, что не укрылось от присутствующих.

– Могу, ваше величество. Я был на озере.

– Один?

– Да, ваше величество.

Брови Ратобора резко взметнулись вверх.

– Я думал ты на озеро только вместе с моей дочерью ходишь?

– Дело в том, что один из слуг передал мне записку, в которой Ольга просила прибыть меня на озеро, поскольку она узнала что-то ужасное, – я покосился на стоявшего тут же барона Сегорского и не стал уточнять про кого именно она что-то узнала. – Я помчался на озеро, но никого там не нашел. Тогда я и сообразил, что записка была поддельна. Я помчался обратно и на крыльце встретил принцессу, которая и сказала мне, что никакой записки она не писала.

– Ложь! – категорично заявил Эльвор. – Пусть в таком случае он предъявит записку.

Король вопросительно посмотрел на меня. Я пожал плечами.

– В конце Ольга просила меня уничтожить записку. Я бросил ее в камин. А в чем собственно дело?

Отто задумчиво посмотрел на меня, потом на сына, который только что прибежал.

– Убили одного из моих гостей, – наконец сообщил он. – Одного из друзей барона Сегорского – господина Тальбора.

До того, как король сказал последнюю фразу, я уже думал, что все понял. Меня ложной запиской отзывают на озере, где меня никто не мог видеть, потом несколько подкупленных слуг якобы видели, как я входил в комнату к убитому, или где его убили. Но если убитый один из друзей Эльвора… Я, конечно, не заблуждался относительно Эльвора, но все же не думал, что ради сведения счетов со мной он готов убить одного из своих друзей. Ведь ясно, что одному ему такое не провернуть, значит, нужна помощь. А друзей у него кроме его компании нет.

– И вы думаете, что это сделал Энинг?! – возмутилась Ольга.

– Мы ничего не думаем, – ответил Отто. – Один из слуг заявил, что видел, как Энинг пробирался к стене, куда выходят окна комнаты Тальбора. Другой видел, как Энинг выбежал из замка и помчался куда-то в сторону тех окон.

Вот последний слуга, скорее всего, говорит правду – дорога к озеру действительно ведет в сторону этой пристройки, а вот первый слуга врет. Никуда я не пробирался.

– Но ведь есть слуга, который доставил записку! Он может подтвердить это! Позовите его! – потребовала Ольга.

Я задумчиво покачал головой. Ольга удивленно посмотрела на меня.

– Я думаю, что если один из слуг видел, как я пробираюсь к окнам, то вполне возможно, что и второй ничего мне не передавал.

Эльвор усмехнулся.

– Ты признаешься в своем преступлении?

– Мне кажется, – спокойно возразил Отто Даерх, – что Энинг имел в виду несколько не то. Он сказал, что если один слуга сказал неправду, то и второй может солгать. Но позвать все же его стоит.

Несколько минут потратили на поиски этого слуги по моему описанию. Вскоре того привели. Я узнал его сразу – именно он и передавал мне записку. Но тот, глядя на меня честными глазами, заявил, что никакой записки мне не передавал. Ольга вскипела, и отцу с трудом удалось ее успокоить.

– Я не верю, что Энинг вот так просто убил кого-то, – заявил Ратобор, – но вынужден признать, что все улики против него.

– А нож? Ваше величество забыли про нож! – опять вмешался Эльвор.

– Какой нож? – удивился я.

– Тальбора убили твоим метательным ножом, Энинг, – объяснил Ратобор. – Нож бросили в окно в шею.

– В окно? Но мы на втором этаже!?

– Там есть небольшой выступ. На нем и стоял убийца. Там даже следы остались. А залезть на него никакого труда не составляло.

Ясно. Все рассчитано. Но кто мог это подстроить?

– Я так понял, что теперь меня должны арестовать?

– Сожалею. – Ответил король. – Могу сказать, что сам я не верю в твою виновность и постараюсь провести самое тщательное расследование.

– Подождите! – вмешалась Ольга. – Но ведь Эльвинг эльф и он может сказать лгут ли слуги или нет.

Эльвор расхохотался.

– Твой эльф скажет что угодно, лишь бы выгородить своего дружка. Не удивлюсь, если окажется, что этот эльф и помогал ему.

– Заткнись ты, подонок! – вскипела Ольга. – Скорее окажется, что это именно ты и убил своего дружка, чем Энинг!

– Подождите все! – попросил я. – Дайте мне подумать!

Эльвор хотел было возмутиться, но король тут же оборвал его и с надеждой посмотрел на меня.

Думал я недолго.

– Ваше величество, могу ли я осмотреть место убийства? Вполне возможно, что там я смогу оправдаться. Может быть я сумею найти то, что не заметили остальные. А вы можете пройти со мной и наблюдать, чтобы потом никто не сказал, что я что-то подбросил.

– Соглашайтесь, ваше величество, – попросил Ратобор. – Помните наш разговор? К тому же я, как и моя дочь, не верю, что Энинг убийца.

Отто кивнул.

– Хорошо, но мы пойдем все.

– Только не все. Вы затопчите все следы. Пусть это будете вы, Ратобор, Даерх, Эльвор и всё.

– Хорошо.

Впятером мы осторожно вошли в комнату. Я обратил внимание, что дверь была закрыта на засов и ее просто выломали. Значит, в комнату долго стучали, потом позвали управляющего и только потом ее взломали. Тогда и нашли труп. Я ожидал тут же увидеть труп, лежащий поперек ковра, но его не было. Я удивленно посмотрел на короля.

– В ванной, – пояснил он.

Я кивнул и осторожно шагнул в ванную. Так же осторожно за мной прошли остальные.

Труп я увидел сразу. Было видно, что человеку нож в основании черепа попал неожиданно. Тот даже обернуться не успел. От удара, человек упал лицом на зеркало, перед которым стоял, а потом сполз на пол. Щеки человека были намылены и одна половина уже побрита. В руке Тальбор сжимал бритву, которую не выпустил даже мертвым. Здесь же, на подставке стояла кисточка, которую Тальбор не успел даже промыть. Из раковины текла незакрытая вода.

Что же здесь искать? Я растерянно огляделся. Как бы поступил мой любимый Шерлок Холмс? В растерянности я подошел к зеркалу, осторожно шагая, стараясь не наступить на убитого. Нагнулся. Нож действительно был мой. Его я не мог спутать. Но это ни о чем не говорило. Метательные ножи я с собой по замку не таскал, а если в этом заговоре участвовали и слуги, то им не составляло труда украсть один из моих ножей из комнаты.

Я выпрямился и машинально посмотрелся в зеркало. Отвернулся и тут словно молния мелькнула одна мысль. Я резко повернулся обратно к зеркалу. В зеркало было видно открытое окно, из которого очевидно и бросили нож. А почему собственно, открыто окно? Ведь на дворе начало ноября?

– Почему открыто окно? – спросил я.

– Это привычка Тальбора, – пояснил Даерх. – Он даже зимой купался в ванне с открытым окном. Он никогда его не закрывал.

– Понятно, – задумчиво протянул я. – Полагалось, что убийца об этой привычке знал.

Даерх мигом все понял.

– Конечно же! Ты не мог знать об этой привычке. Значит, ты не мог быть убийцей.

Эльвор хотел было возразить, но я его опередил.

– Нет, Отто. Это ничего не значит. Выбить окно не трудно. Просто открытое окно могло быть приятным сюрпризом для убийцы. На самом деле меня заинтересовало не это…

Я подошел к окну и заглянул в него. Ага, вот и карниз, на котором стоял убийца. А вон по тому плющу залезть на карниз было не очень трудно. Я вылез из окна и встал на карниз. По плющу можно забраться только слева от окна. Я чуть сдвинулся в сторону. Потом осторожно попытался заглянуть в окно, но окно открывалось наружу и поэтому открытая рама мешала. Мне пришлось слегка закрыть ее, потом поднырнуть под раму и только тогда я оказался в проеме окна. Метать нож из-под рамы мог только идиот. Тем более что прежде чем его метать, надо убедиться, а есть ли кто в ванной комнате. Итак, моя мысль подтверждалась. Но стоит убедиться окончательно. Я повернулся к Даерху.

– Отто, встань к зеркалу. Я хочу провести кое какой эксперимент.

– Какой эксперимент? – поинтересовался он.

– Пока я не хочу говорить. Не хочу нарушать его чистоту. Но мне надо выйти из замка.

– Да он же сбежать хочет! – закричал Эльвор. – Сейчас выйдет и ищи его!

– Я не хочу сбежать, а выйти мне надо только из этой пристройки.

Король несколько секунд смотрел на меня.

– Хорошо. Я верю ему.

– Ваше величество! – вскричал Эльвор.

– Хватит, я сказал. Пусть Энинг делает что хочет.

– Хорошо. Тогда Отто, встань к зеркалу, достань кинжал. Пусть твой кинжал будет бритвой. Делай вид, что бреешься. Ведь именно этим Тальбор и занимался. А я скоро вернусь.

– И долго мне изображать бреющегося человека? – поинтересовался Даерх.

– Пока я не вернусь. Ваше величество, проводите меня, а то слуги, боюсь, не выпустят меня.

Король кивнул и прошел к двери. Отдав распоряжение, он посторонился и пропустил меня. Я быстро помчался по коридору. Ольга за мной.

– Ты что задумал?

– Хочу кое-что проверить. Кстати, очень хорошо, что ты за мной пошла. Мне могут пригодиться свидетели.

Мы выбежали из пристройки во двор замка. Я быстро сориентировался и двинулся в ту сторону, где находилось окно Тальбора. До памятного плюща мы добрались довольно быстро. Ольга стала рассматривать единственное открытое окно, меня же заинтересовала земля. Под окнами, где рос плющ, она была вспахана и на ней отпечатывались следы человека, подошедшего к плющу. Впрочем, их явно пытались скрыть, но рассмотреть, что они вели именно к плющу было можно. Я обратил на это внимание Ольги.

– Запомни все это.

– Ты можешь объяснить, зачем это надо?

– Просто запомни. Я пока не хочу делать выводы. Ладно, теперь возвращайся обратно, а я полез. Постараюсь повторить подвиг этого убийцы.

Ольга удивленно смотрела как я старательно карабкаюсь по плющу. Потом пожала плечами и двинулась обратно. Она понимала, что в теперешней ситуации лучше всего слушать меня, а вопросы можно будет задать и потом.

Я забрался на карниз и двинулся к открытому окну. К счастью оно было не очень далеко. Я постарался поднырнуть под раму, не потревожив его, но это было бесполезно. Я едва не загремел вниз. Поэтому мне пришлось сначала закрыть раму, пройти и снова открыть. Я достал кинжал, встал, сделав вид, что собрался метнуть его и встретился глазами с удивленным Даерхом.

Я усмехнулся – мои мысли подтверждались. Я влез в окно под удивленные взгляды присутствующих и посмотрел на Отто.

– Почему вы обернулись, Отто. Ведь я же просил изображать бреющегося человека пока я не вернусь?

– Но я и изображал. Но тут я увидел в зеркале, что рама вдруг закрылась, а потом в окне появилась чья-то голова. Вот я и обернулся.

– Ты увидел голову в зеркало?

– Ну да. Я же говорю, что увидел, как закрывается рама, присмотрелся и увидел твою голову.

– Хорошо. Тогда вопрос: Тальбор был не слепой?

– С чего ты решил? – удивился Даерх.

– Тогда почему он не увидел как закрывается рама и не обернулся? Почему он получил нож в затылок, а не в лицо? Отто, ты обернулся, ты видел у меня в руке кинжал? Если бы я его бросил, то он никак не мог попасть тебе в затылок.

Ратобор, король и принц недоуменно переглянулись.

– А ведь действительно, – заметил Ратобор. – И ведь это никому не пришло в голову. И как ты это объясняешь?

– Еще не знаю. Но кое-какие мысли у меня есть. Если позволите, то теперь я хочу кое-что посмотреть в комнате.

Но прежде, чем уйти в комнату, я нагнулся и понюхал кисточку. Крем отчетливо пах какими-то травами. Замечательно. Я вышел в комнату. Остальные, заинтересованные моими действиями, пошли за мной. Я же прошел прямо к выломанной двери. Поднял обломок засова и понюхал его. Он, хоть и слабо, но отчетливо пах теми же травами. Я улыбнулся своим мыслям и кивнул. Просто замечательно. Теперь я знал, как убили Тальбора. Даже предполагал кто, но вот почему для меня оставалась загадкой. Я положил обломок засова обратно и задумчиво сел в кресло.

Удивленный Отто поднял засов и тоже понюхал его. Потом это повторил Ратобор, король и последним Эльвор, который все с большей тревогой наблюдал за моими действиями.

– Ваше величество, – попросил я Ратобора. – Позовите, пожалуйста, вашу дочь.

Ратобор так заинтересовался, что даже не возмутился тем, что я использую его как посла. Он вышел из комнаты и через минуту вернулся с Ольгой, которая удивленно смотрела на меня.

– Ваше высочество, – обратился я к ней. Ольга вмиг поняла, что мое официальное обращение что-то значит, выпрямилась и внимательно посмотрела на меня. – Опишите то, что я просил вас запомнить.

Ольга удивилась, но послушалась. Она довольно подробно описала следы, которые мы обнаружили, куда они вели.

– А вторых следов ты не видела? – спросил я.

– Каких вторых? – удивилась она. – Энинг, ты же тоже их видел? Не было там никаких вторых следов. Ясно, что убийца подошел к плющу, забрался на него, попытался замести следы…

– С плюща? – ехидно поинтересовался я.

– Что? – Ольга удивленно посмотрела на меня.

– Ты говоришь, что убийца по дорожке подошел к плющу. Дальше он вынужден был сойти с дорожки на землю, залез на плющ, а дальше? Повис вниз головой и замел следы?

– Но… – Ольга растеряно посмотрела на меня. – Ведь следы вели к плющу и были засыпаны…

– А ты не удивилась, что там только одни следы?

– А сколько их там должно быть?

– Но ведь предполагалось, что убийца не только залез к окну, убил Тальбора, но ведь потом он должен был слезть. Где следы, которые вели от плюща?

Ольга задумалась.

– Но их там не было. Не было!

– Вот именно, – кивнул я.

– Убийца мог уйти через дверь комнаты, – возразил Эльвор.

Я уничижительно посмотрел на него.

– А потом убитый встал и закрыл дверь на засов. Очень вежливо с его стороны.

Ратобор и король так же растеряно смотрели на меня.

– И что все это значит? – первым не выдержал принц.

– А то, что я знаю, как убили Тальбора. Предполагаю кто, но не могу понять зачем. Ладно, давайте позовем всех, кто стоит в коридоре. Их это тоже касается.

Даерх буквально выбежал из комнаты и вернулся со всеми, кто был вне комнаты. Я оглядел вошедших. Здесь были почти все из компании Эльвора, слуги, которые давали против меня показания и сейчас с тревогой наблюдавших за происшедшим. Именно они меня и интересовали. Все мои выводы не стоили и ломаного гроша, если мне не удастся сломить именно этих двоих. Именно из-за них я и начинал это спектакль.

Я рассадил всех в комнате и закрыл дверь в ванную, чтобы присутствие трупа никого не смущало.

– Итак, господа. Сейчас мы собрались, чтобы разобраться в смерти господина Тальбора. Тут открылись кое-какие факты, которые показывают нам это убийство совсем в другом свете. – Я коротко описал то, что мы обнаружили. При этом я не сводил взгляд с тех двоих слуг, что заставляло их нервничать все больше и больше. – Себя я из убийц исключил сразу, поскольку никого не убивал. – Эту фразу я добавил специально для слуг. – Однако чтобы снять с себя подозрение, мне нужно было понять, как произошло убийство. И вот какие выводы я сделал из тех фактов, что сейчас вам рассказал: убийца не залезал в окно, чтобы убить Тальбора. Иначе тот обязательно увидел бы это в зеркало и обернулся. Тогда нож попал бы в грудь, а не в спину. На самом деле убийца вылез из окна. Это было ясно еще и потому, что на выступе нет грязи. Ведь чтобы залезть по плющу, убийце было необходимо наступить на сырую землю, которая неизбежно должна была пристать к обуви. Но почему земли на выступе тогда не было? Да потому что, как я уже говорил, убийца вылез из окна, а не влезал в него.

– Но ведь следы вели к плющу! – растеряно заметила Ольга.

– Правильно. – Я встал и пошел спиной вперед. – Трюк старый, но безотказный. Причем не очень сложный. Поэтому и следы были заметены. Убийца стоял на тропинке и палкой засыпал их. А засыпал они их затем, чтобы никто не заметил, что следы на самом деле больше моих. Теперь, если их обнаружат, а обнаружат их при ведении следствия обязательно, все будут уверены, что убийца забрался именно здесь. Но зачем, делать такие сложности? А затем, чтобы никто не понял, как действительно убийца попал в комнату. А на самом деле, Тальбор сам впустил убийцу.

– Как вежливо с его стороны, – едко заметил Эльвор. – Встал и открыл!

– Именно встал и открыл! И потому открыл, что прекрасно знал его. Знал и не опасался. Вот как все происходило на самом деле: Тальбор встал утром, умылся, намылил щеки и приготовился бриться. Тут к нему постучали. Он чертыхнулся и пошел открывать. При этом руки у него были в креме. Он подошел к двери и спросил кто там. Ему ответили. Он знал этого человека и потому безбоязненно открыл дверь, впустил убийцу и снова закрыл ее. Я еще раз повторяю, руки были в креме для бритья. Если вы понюхаете обломки засова. То почувствуете этот запах – он еще не успел выветриться.

– А ведь верно! – хлопнул себя по лбу Даерх. – Я же ведь тоже почувствовал его, только не сообразил что к чему. Вот почему ты нюхал засов. Ты сравнил его запах запахом крема.

– Именно. Дальше Тальбор говорит, чтобы его подождали и идет в ванную, где начинает бриться. Убийца стоит около окна и ждет. Потом достает украденный у меня нож. Я не знаю, видел Тальбор его в зеркало или нет. Скорее всего, не мог не видеть, но доверял убийце настолько, что даже не повернулся. Возможно, даже спросил откуда это. Дальше он ничего спросить не успел. Бросок. Тальбор удивлен, но силы покидают его, и он падает, так и не успев закончить бритье. Убийца смотрит на труп от окна. Потом вылезает из него. Доходит до плюща и задом наперед шагает к тропинке. Пробует засыпать следы. Убедившись, что теперь никто не разберет чьи они, он спокойно уходит. А дальше в дело вступают подкупленные слуги. Один якобы видит, как я иду к окну, а другой якобы не давал мне никакой записки.

Несколько секунд царила тишина.

– Узнаю! Все равно узнаю! – Король Отто в ярости уставился на трясущихся слуг. – Лучше сразу сознайтесь!

Нервы одного из слуг не выдержали. Он мелко затрясся и опустился на колени.

– Пощадите, ваше величество! Умоляю!

– Энинг прав?!

– Да ваше величество! Мне было приказано сообщить вам, что я видел его около окна.

– Кто?!

– Не знаю. Он не открывал своего лица. Он заплатил мне двести динаров.

– А ты что скажешь?! – Отто обернулся ко второму слуге. Я никогда не видел Отто в такой ярости. Но слуга только дрожал. Он пытался что-то сказать, но не мог. Король все понял. – Взять их! Я сам с ними разберусь. Они скажут, кто их надоумил на подлость!

– Вряд ли, ваше величество, – вздохнул я. – Кто бы ни готовил это убийство, но он вряд ли открылся слугам. Вы же сами слышали, они не видели лица.

– А ты не знаешь убийцу?

Я покачал головой.

– Нет. Я знаю только, что Тальбор убийцу знал. Убийца кто-то из очень близких друзей Тальбора. Простому знакомому он не позволил бы находиться в ванной комнате во время своего бритья.

Король медленно обернулся к побледневшему Эльвору.

– Насколько я знаю, – медленно заговорил король, – кроме вашей компании у Тальбора не было близких друзей. – Потом король повернулся ко мне.

– Энинг, черт возьми, я не могу арестовать всю их компанию. Можно как-нибудь определить убийцу?

– Я не знаю, ваше величество, – беспомощно пожал я плечами. – Если бы дело происходило дома, то там смогли бы по отпечаткам пальцев установить убийцу. Вряд ли он надевал перчатки, когда бросал нож.

– Отпечаткам пальцев? – озадаченно спросил король.

– Вы же не знаете. – Вспомнил я. – Посмотрите на свои руки. – Я заметил, что абсолютно все уставились на свои ладони. – Присмотритесь внимательно к кончикам пальцев. Видите узор на них? Так вот, у каждого человека он неповторим. Нет двух людей с одинаковым узором. Можете сравнить. – Дальше я коротко рассказал об экспертизе. – Так у меня на родине определяют человека, который касался того или иного предмета. Если бы было возможно, то можно снять отпечатки с кинжала, а потом сравнить с отпечатками пальцев всех друзей Тальбора. Но это невозможно.

– А с помощью магии? – вдруг спросила Ольга, продолжая рассматривать свои пальцы. – Ведь с ее помощью можно сделать то, что у тебя на родине делают с помощью этой… технологии.

Вряд ли кто понял последнее слово, поэтому сейчас все смотрели только на меня.

– Не говори чепухи… – Тут я замер с открытым ртом. Магия, конечно. Помню, мама в детстве мне читала одну сказку. – Конечно! Магия! Как я раньше об этом не подумал! Кто-нибудь, сходите за Леонором!

Король только глазом моргнул и тотчас кто-то уже мчался из комнаты. Я же заметил, как Эльвор обменялся с кем-то встревоженным взглядом. Ага, значит, ты что-то знаешь.

Леонор примчался довольно быстро. Слухи об убийстве уже распространились по замку. Так же было известно кто обвиняемый. Поэтому все мои друзья и родители были недалеко, взволновано ожидая пояснений. Я остановил вопросы Леонора и коротко рассказал об отпечатках.

Леонор задумался.

– Не знаю. Я никогда с таким не сталкивался.

Я ухватил Леонора за рукав и потащил в другую комнату.

– Все не так сложно, – громко сказал я. Потом закрыл за нами дверь и тихо объяснил чего от него хочу. Леонор возмутился. Мне с трудом удалось его успокоить. В конце концов, он мрачно согласился со мной, заявив, что все равно ничего не выйдет. Потом потребовал конкретизировать его роль. Я объяснил так подробно, как мог.

– Хорошо, милорд. Только ради вас я согласен побывать шутом. – Он взмахнул рукой и вышел к ожидающим его людям. Я следом.

Леонор откашлялся и оглядел зал.

– Тут милорд подкинул мне одну идею, и я решил, что она может сработать. Пожалуй, стоит попробовать. Хотя, должен признать, что магия эта не из простых. Но мне нужны кое-какие предметы. Сейчас я за ними схожу, а вы пока соберите всех подозреваемых.

Леонор вышел. Люди же загудели, обсуждая ситуацию. Каждый высказал по несколько догадок.

– Что вы задумали? – спросила Ольга.

– Одно колдовство. Смотри.

Леонор вернулся минут через двадцать, неся в руке небольшой, но глубокий чугунок. Кто-то рассмеялся, кто-то удивленно посмотрел на Леонора. Леонор же кинул в мою сторону мрачный взгляд и водрузил чугунок на стол.

– Мне нужен нож, которым убили Тальбора.

Даерх тотчас вошел в ванную и вскоре вернулся с окровавленным ножом. Леонор брезгливо взял его, положил рядом с чугунком. Отошел и начал читать заклинание. Вскоре рукоять ножа засветилась. В этом светящемся рисунке отчетливо просматривался чей-то отпечаток пальца. Вот он оторвался от рукояти, немного повисел в воздухе, а потом исчез внутри чугунка. Леонор вытер вспотевший лоб. Потом откинул нож в сторону.

– Здесь все, кто должен пройти испытание?

Король кивнул.

– Я велел прибыть всем.

– Хорошо. Тогда слушайте. Сейчас, я помощью магии я срисовал отпечаток пальца убийцы и поместил его внутрь чугунка. Пусть каждый по очереди подойдет ко мне и опустит руку в чугунок. Он должен обязательно кончиками пальцев дотронуться до дна чугунка. Именно на дне и расположен тот отпечаток. Только обязательно вы должны коснуться дна, иначе магия не сработает. В этом случае даже амулет не защитит убийцу, поскольку лично человеку моя магия ничем не грозит. К тому же при контакте магия усиливается. Дальше ваши отпечатки сравнятся с тем, что лежит внутри. Если они совпадут, то чугунок подаст сигнал. Так мы и узнаем убийцу. Да, чуть не забыл. Когда будете вытаскивать руку из чугунка, то сжимайте ее в кулак, и не разжимайте пока я не скажу. Магия эта еще новая и возможно, если вы меня не послушаете, то у вас на несколько дней отнимется рука и вы не сможете ею ничего делать.

Угроза возымела свое действие, и люди испугано попятились. Что значит, для дворянина лишится на несколько дней руки, в которой он держит меч, было понятно.

– Итак. – Леонор оценивающе посмотрел на чугунок и встал рядом с ним. – Подходите по одному.

Воцарилась неуверенная тишина. Никому не хотелось идти первому испытывать неизвестную магию. Тут вперед вышел Отто Даерх.

– Полагаю, что хоть я и не отношусь к близким друзьям Тальбора, но меня он тоже беспрепятственно впустил бы к себе. – Подавая пример, он подошел к столу и решительно сунул руку внутрь чугунка. Все замерли, но ничего не произошло.

– Довольно, ваше высочество, вы не убивали Тальбора, – кивнул Леонор.

Отто вытащил сжатую в кулак руку и отошел к стене. Теперь вперед несмело двинулся Эльвор. Он немного постоял около чугунка, а потом тоже сунул туда руку. Так же ничего не произошло. Я увидел, как удивился король и Ратобор, которые, кажется, были уверены, что именно он убийца. После Эльвора пошел следующий человек, потом следующий. Поскольку людей здесь было не очень много, то закончилось все быстро. А чугунок ни разу не подал никакого сигнала. С каждым человеком, выдержавшим экзамен, король мрачнел все сильнее и сильнее. Вот уже прошла испытания вся компания Эльвора. Вот испытали всех слуг, находившихся в комнате.

– Похоже, идея благополучно провалилась, – насмешливо заметил барон Сегорский. – Или… ведь наш рыцарь еще не проходил испытания? Интересно, почему?

– Хватит, – оборвал его король. – Мы уже решили, что Энинг не убивал вашего друга.

– Тогда пусть пройдет испытание.

Я пожал плечами и подошел к чугунку.

– Если барону так хочется, я суну руку в этот горшок, но это ничего не даст. И не даст по той причине, что этот чугунок самый обычный. В нем нет ни капли магии.

– Что?! – Этот вопрос, кажется, был задан одновременно всеми. – А Ратобор и королем смотрели на меня с таким изумлением, как будто у меня выросли крылья. Только принц смотрел оценивающе и выжидательно.

– А то! – Неожиданно взорвался Леонор. – Это была не моя идея. Энинг, по сути, заставил меня. А я не могу сделать такую магию без подготовки. Мне нужна помощь и как минимум полгода для изучения всех аспектов этих чертовых отпечатков. Не ждите от меня чуда!!!

– Зачем тогда весь этот цирк? – тихо спросил меня король.

– Минуту, ваше величество. Немного терпения. Я сказал, что чугунок самый обычный, но это не совсем так. Да, в нем нет ни капли магии, но кое-чем он отличается от обычных чугунков. Его отличие в том, что его дно вымазано сажей. – Я сунул руку в чугунок, потом вытащил ее и показал пятерню: она была перемазан сажей. – Если те, кто проходил испытание посмотрят на свои руки, то они обнаружат, что они тоже испачканы. Из всех испытуемых чистыми они останутся только у одного человека. – Я смотрел на девственно чистые руки Эльвора. Постепенно все также посмотрели на его руки. – Они остались чистыми у того, кто не дотронулся до дна чугунка. Леонор ведь сказал, что магия не подействует, если человек не коснется дна. Только один человек мог опасаться прикоснуться к дну чугунка.

Постепенно до всех дошло. Люди стали отодвигаться от Эльвора, так что вскоре тот оказался в центре круга, образованного присутствующими зрителями. Даже его друзья постарались отодвинуться подальше. На миг даже воцарилась полная тишина. Внимание всех людей было сосредоточено на одном человеке. Эльвор теперь и не пытался оправдаться. Он смотрел на меня с такой ненавистью, что мне даже жутко стало.

– Дьявол! Ты не человек! Ты дьявол! Будь ты проклят! – Эльвор сорвался с места и бросился к выходу. Кто-то попытался его задержать. Эльвор выхватил меч. – Назад, свиньи! Вы еще не знаете меня!!! Назад я сказал!

Но на него уже бросились со спины и повалили. Его друзья с каким-то непонятным оцепенением смотрели на происходящее. Потом шевельнулись. Вскоре зал взорвался криками – все бросились обсуждать происшествие. Но король уже взял все в свои руки. Он распорядился отвести Эльвора в тюрьму и убрать тело. Несколько коротких команд и большинство людей поспешило покинуть комнату. Король же теперь с каким-то странным выражением лица смотрел на меня.

– Энинг, ты опасный человек. Никогда нельзя сказать, что от тебя ждать в следующую минуту. Я даже готов признать тебя самым умным, самым хитрым и самым гениальным человеком на свете, если ты ответишь еще на один вопрос. Последний, который остался непонятен: как бы Эльвор ни ненавидел тебя, но убить своего приятеля ради того, чтобы обвинить в этом тебя… это уж чересчур. Вот мне и кажется, что на самом деле за всем этим стоит нечто другое. Ты случайно не знаешь что?

Я отрицательно покачал головой.

– Придется вам, ваше величество, остаться обо мне при вашем теперешнем мнении. Я сам задаю себе тот же вопрос.

– Ясно. В таком случае пошли ко мне в кабинет. У меня есть к тебе пара вопросов относительно твоего спектакля.

В кабинете у короля собралась вся моя семья, Далила, Ролон, Леонор, Ратобор с дочерью, король с сыном, Эльвинг и я. Время было послеобеденное и, поскольку никто из нас не ел, то слуги подали еду прямо в кабинет для всех. Кабинет для еды был приспособлен плохо, но король отказался идти в столовую, где, как он выражался, за каждой колонной стояли слуги, которые спешили разнести разговоры господ по всему городу. Поэтому нам пришлось ютиться в довольно тесном кабинете. Впрочем, нам с родителями было не привыкать – прежде, чем мы переехали в новый дом, мы долго жили в тесной двухкомнатной квартире. Когда к нам приезжали гости, то в нашей квартире творилось примерно то же самое, что происходило сейчас в кабинете короля. Но остальные были менее привычные к такой обстановке и им постоянно что-то мешало. Эльвинг однажды едва не опрокинул весь стол, когда повернулся, чтобы взять кусок хлеба. В целом, все это выглядело довольно забавно.

Я только что закончил рассказывать своим друзьям о происшедшем.

– Подумать только, моего сына обвинили в убийстве! – Мама до сих пор не могла прийти в себя.

– Все уже закончилось дорогая, – пробовал успокоить ее отец.

Мама очень близко приняла к сердцу все произошедшее. Особенно ее возмутило, что кто-то мог подумать, будто я способен на такое хладнокровное убийство. Я решил промолчать, хотя кое-кто слегка удивленно посмотрели на нее. Отец в споре не принимал участие, только старался успокоить маму. Далила больше молчала, предпочитая слушать. Разговор велся в основном между монархами, принцем и мной и свелся к тому, что они засыпали меня вопросами, а я отвечал. В основном все остальные получили в этой беседе ответы на все вопросы, которые могли возникнуть и у них.

– Энинг, как ты догадался использовать чугунок таким способом? – Даерх никак не мог прийти в себя после моего «магического» прибора.

– Очень просто. Я вспомнил одну сказку, которую мама читала мне, когда я был маленьким. – Я улыбнулся маме. – Там была почти аналогичная ситуация. Если коротко, то однажды звери совместно сварили кашу в чугунке и оставили ее до утра, чтобы утром съесть. Но один из зверей не вытерпел и ночью все съел сам. Когда звери проснулись утром, то обнаружили, что кто-то кашу съел. Ну еж и предложил каждому засунуть лапу в чугунок. Как только вор коснется дна чугунка, так тот закричит. Вор, естественно не коснулся дна. Так его и вычислили, так как у всех остальных лапы оказались в саже.

– Действительно, похоже, – согласился король. – Но почему ты вообще решил сделать также? Почему ты не согласился на магию? Ведь ты не мог знать, что Леонор не сможет этого сделать? Мне показалось, что ты еще раньше подумал об этой инсценировке.

– Правильно, ваше величество. Дело в том, что я не верю в магию. Нет-нет, я знаю, что магия существует, видел ее плоды, но я не могу поверить в нее сердцем. Вы знаете, что я из другого мира, где магия не действует. Там все устроено рационально и логично. Вот я и искал логическое решение. Когда Ольга посоветовала обратиться к помощи магии, я решил, что она шутит. Потом я сообразил, что для людей выросшим в мире магии она кажется обычным явлением, и все привыкли многие проблемы решать с ее помощью. Тогда то я и вспомнил ту сказку. Я подумал, что если все верят в возможности магии, то поверят и в мою сказку. А дальше дело было за тем, чтобы убедить всех в том, что чугунок и в самом деле стал магическим. Серьезных магов в комнате не было и разоблачить блеф Леонора никто не мог.

– Но я сама видела, как этот отпечаток отправился в чугунок, – возразила Ольга.

– Иллюзия, ваше высочество, – ответил Леонор. – Всего лишь иллюзия. Подобный трюк сможет провернуть любой ученик мага. Должен признать, я не верил в этот замысел и не одобрял его. Но он сработал. Честно сказать, я даже удивился, никогда не думал над тем, что люди настолько верят в магию.

Король покачал головой.

– Если бы мне кто рассказал об этом, то я тоже не поверил. Хм, разоблачить убийцу с помощью чугунка и сажи… сказать кому, засмеют.

– Ничего удивительного, – возразил я. – Так же в моем мире люди верят в возможности технологии. Конечно, в откровенное преувеличение никто не поверит, но здесь ведь и не было преувеличения. Сам Леонор сказал, что это не невозможно, просто требует серьезного исследования.

Тут, неожиданно для всех, заговорил Ролон.

– То, что сегодня учудил Энинг, конечно забавно, но не удивительно. Если бы вы были с ним знакомы столько, сколько мы, то не удивлялись бы. Вспомнить хотя бы как он с помощью каких-то глупых бумажек убедил все властные структуры Парадизии в том, что является представителем святителя, или кого-то там, с неограниченными полномочиями, а потом заставил стражу с почестями проводить нас до границ Парадизии. И это если забыть, что его история устроила в Парадизии переворот. Но, мне кажется, я смогу кое-что прояснить в этой истории. Так сказать, профессиональное мнение. Мне кажется, что Тальбора убили вне всякой связи с Энингом. Просто Эльвор решил не просто убить за что-то своего приятеля, но и свалить вину за это на своего врага, который унизил его перед всеми. Здесь, так сказать, воспользовались случаем. Энинга просто попытались использовать как козла отпущения.

– Об этом я тоже думал, – с досадой прервал его король.

– Не сомневаюсь, – спокойно ответил Ролон. – Меня тревожит в этом другое. Сразу видно, что фальшивка с Энингом изготовлена на скорую руку. Серьезного испытания она не выдержит. А то, что серьезное испытание будет, Эльвор мог догадаться. Ясно, что вы, ваше величество, по какой-то причине поддерживаете нового барона. Даже готовы были пойти на ссору с очень влиятельным человеком, если отказали в претензиях дяде этого молодого барона.

– Откуда ты знаешь?! – Король даже с кресла вскочил. – Я считал, что об этом разговоре никто не знает!

– О каком разговоре? – Я удивленно завертел головой.

– Все просто, – объяснил Ролон. – О твоей стычке у ворот я узнал быстро. Узнал и о том, каким именно образом ты это проделал. Между прочим, до твоей шутки Эльвор считался очень сильным бойцом. Но это не важно. Вскоре я был свидетелем, как какой-то важный господин требовал поставить зарвавшегося новичка, посмевшего поднять руку на Эльвора, на место. Разговор быстро оборвался. Но после я видел, как этот господин прошел в кабинет короля. Вышел он оттуда очень сердитым. Вскоре я узнал, что этот человек дядя Эльвора. Так что о чем шел разговор в кабинете короля я догадался без труда. Как догадался и о его результате.

Король наградил Ролона сердитым взглядом. Потом, поняв, что его сердитость на него не действует, хлебнул вина.

– Даже в собственном доме за тобой следят, – тихо буркнул он. Потом нехотя кивнул. – Все верно. Он действительно приходил ко мне по поводу Энинга. Но к тому времени я уже знал все подробности поединка. Он ушел недовольным.

– Вот именно. К тому же Энинг дружит с принцессой Китижа, а значит поддержка великого князя так же ему обеспечена. Да и мы, его друзья, тоже не стали бы сидеть сложа руки. Нет, Эльвор не мог не знать, что серьезной проверки его обвинение не выдержит. Поэтому он и слугам явился в маске. Все это могло продержаться максимум несколько дней. Значит, все это дело интересовало Эльвора только несколько дней. А дальше Энинга неизбежно оправдывали. – Ролон задумчиво посмотрел на меня. – По какой-то причине тебя намеревались на несколько дней отстранить от всех дел.

– Но зачем? – удивился я. – Да, я присутствую на разных совещаниях, но не понимаю там и половины того, что говорят. Я и не выступаю там. Кому я мог помешать?

– У тебя на Сверкающего уже аллергия, – буркнул Ролон. – К чему ты перевел все на совещания? Совещания происходят против Сверкающего, а здесь пахнет какими-то внутренними интригами. Что-то происходит за кулисами дворца и это что-то совсем не обязательно связано со Сверкающим.

Тут вмешалась Далила.

– Я тоже это чувствую. Можете мне не верить, но что-то здесь происходит.

– Так мне что, прикажете теперь каждой тени опасаться? – вскипел король.

– Зачем? – вежливо спросил Ролон. – Но принять кое-какие меры стоит. Что в ближайшие дни готовится. Кстати, это не обязательно против вас. Может обычная битва за влияние.

– Утешил, – буркнул король.

– Отец, мне кажется, господин Ролон говорит дело. Иного объяснения я тоже не вижу.

– Вот и принимай эти меры!

Отто поклонился отцу, принимая приказ. При этом он задел ножку стола и опрокинул на себя чашку с каким-то напитком. Отто разразился потоком ругани, проклиная тех, кто соорудил эту комнату такой маленькой. Я усмехнулся, по моим прикидкам этот кабинет был размером как раз с наш старый зал, а там у нас умещалось гораздо больше гостей. При этом никаких происшествий не было. А здесь уже четвертое. Разбаловались они тут. Вот бы поселить их в ту хрущевку. Я закрыл глаза, представляя подобное зрелище.

– Энинг, что смешного в том, что я опрокинул на себя тарелку?!

– Извините, ваше высочество, – смутился я. – Это я не над вами смеюсь. Это я задумался. А что вы намерены делать?

– В связи с чем?

– Ну, Ролон же сказал, что в ближайшие дни что-то произойдет, а вы согласились.

– Пока не знаю. – Отто уже успокоился и опустился обратно на свое место. Стряхивая со штанов капли. – Но первое, что я сделаю, это введу в замок побольше людей.

– Когда приезжают представители империи, Амстера и бриттов? – вдруг спросила Далила.

Король удивленно посмотрел на нее.

– Через два дня. А что?

– Именно в этот день и произойдет все, – вдруг уверенно заявила Далила.

– Почему? – Мы все удивленно посмотрели на нее.

– Самое удобное время. Народу куча. Личная охрана, слуги. При этом никто из них друг друга не знает.

– Но это может быть только в том случае, если за всем этим стоит Сверкающий, а мы уже согласились, что его тут быть не может. – Возразил Ролон. – Вы с Энингом уже помешались на нем. Вам везде Сверкающий мерещится.

– Но ты не будешь отрицать, что для Сверкающего эта встреча идеальный вариант разрушить коалицию против него? Даже если эти события никак не связаны со Сверкающим, но упустить такую возможность нельзя.

Ролон открыл было рот, чтобы возразить, даже со стула привстал, но задумался и опустился обратно.

– Возможно, – согласился он.

Разговор затянулся до вечера и принял уже характер домыслов и догадок, которые быстро всем надоели. Ратобор и Отто погрузились в политическую дискуссию о последствиях сегодняшних событий. Слуги, к облегчению всех, уже вытащили стол из кабинета, и теперь стало более-менее просторно. Но лично мне находиться здесь уже надоело. В конце концов, мое нетерпение заметил и король.

– Ладно, – встал он. – Все свободны. Нам с князем нужно еще обсудить кое-что. – Ратобор согласно кивнул. – Поэтому мы просим задержаться Ролона, чтобы тот поделился своим опытом, принца Отто и принцессу Диалину. – По какой-то причине Отто обратился к Далиле по ее настоящему имени.

Мы все молча встали, поклонились и вышли. С огромным облегчением. Было видно, что разговор стал уже тяготить не только меня, но и всех остальных.

В коридоре мы разделились. Как не хотели мои родители, чтобы я пошел с ними и никуда больше не выходил из комнат, но позволить себе я этого не мог. Еще не хватало, чтобы все подумали, будто новый барон испугался. Сейчас наоборот, меня должны видеть все. Нехотя они признали мой довод и, заручившись моим обещанием прийти вечером к ним, ушли.

Тут из-за поворота вышел какой-то человек в богатой одежде, с рыцарским обручем и с мечом на поясе. Заметив нас четверых, он резко замер и осмотрел всех недружелюбным взглядом. Причем меня он рассматривал дольше других. Затем развернулся и исчез, хотя до этого он явно направлялся к королю.

– Ух, – Витька вытер выступивший пот. – Меня от этого человека в дрожь бросило. Кто он такой?

Эльвинг пожал плечами.

– Кажется, я знаю. – Ольга не спускала глаз с того поворота, за которым скрылся человек. – Это и есть дядя барона Сегорского. Меня ему представляли. Как же его зовут… барон… барон… то ли Легтер, то ли Лехтер… нет, не помню.

– Вот влипли. – Эльвинг удрученно посмотрел в ту сторону, куда ушел человек. – Интересно, что он хотел?

– Ясно что. – Ольга мотнула головой. – Заступиться за своего племянника. Ваше величество, мой племянник сущий ангел, а злые люди его оклеветали, – попыталась передразнить этого дядю Ольга.

– Самое печальное, – вздохнул я, – что этот Эльвор наверняка избежит наказания.

– Почему? – Витька удивленно посмотрел на меня. – Он же убийца!

– Ну и что? Еще он очень богат и племянник одного из самых влиятельных людей при дворе. Скорее всего, он заплатит родственникам убитого круглую сумму и те не будут выдвигать обвинение. А потом подключится и влиятельный дядя. В конце концов, Эльвора отпустят, заставив заплатить штраф. Витька, ты просто не читал законов Тевтонии. За жизнь человека здесь можно заплатить виру. Только в том случае, если убийца не может этого сделать, его казнят. Причем виру могут платить только знатные люди. Но со знатностью у Эльвора все в порядке.

– То есть, и ты мог заплатить виру и тебя бы отпустили?

– Мог бы. Но что приятного в том, что меня считали убийцей? Нет, я предпочел бы оправдаться.

– Глупый закон! – Вскинулась Ольга. – У нас бы за убийство деньгами не откупился бы никто.

– Насколько я помню, – возразил я. – В Китижском княжество тоже существовал такой закон и был отменен всего лишь сотню лет назад. Кстати, не все этим довольны. Ладно, хватит споров. Пойдемте отсюда, а то до вечера будем стоять здесь.

– И куда пойдем? – резонно спросил Эльвинг.

– А пойдемте на озеро? – предложила Ольга. – И Рона вместе с его сестрой возьмем.

Это предложение было радостно встречено всеми. Рон с Лейзой, которые все последнее время предпочитали быть друг с другом, тоже согласились. О чем эти двое могли беседовать целыми днями я даже не мог догадаться, но я ни разу не видел их по отдельности. Что ж, их можно было понять: долгое время ни у кого из них не было ни одного близкого человека.

Запасшись булками, мы отправились на озеро. Несколько минут мы занимались тем, что молча скармливали лебедям хлеб. Те, радостно хлопая крыльями, подплывали к нам и, вытягивая шею, хватали подаяние. Рон, радостно смеясь, отламывал от своей булки кусок и бросал его птицам. Лейза, посматривая на брата, также ломала хлеб, а потом, вытягиваясь на цыпочках, от плеча бросала куски в озеро. Мы с Ольгой стояли чуть в стороне и переговаривались.

– Энинг, ты зд'oрово придумал. Пусть эти взрослые говорят что угодно, но твоя придумка сработала, а они лишь метались по комнате с воплями: «Что делать!»

– Ну уж, – улыбнулся я. – Что-то я не помню, чтобы твой отец или король метались.

Ольга махнула рукой.

– Ну преувеличила немного, но ведь ты понял, что я хотела сказать. А все-таки интересно, за что Эльвор убил своего приятеля?

– Сам бы хотел знать.

– Эй, Виттор!!! – неожиданный крик прервал наш разговор, и я с недоумением обернулся. Несколько молодых людей, примерно ровесников моего брата, стояли чуть в стороне от нас и махали Витьке. Тот тоже обернулся, увидел их и махнул рукой.

– Ладно, ребята, дальше веселитесь без меня.

– Что приятели? – ехидно спросил я.

– Так ведь не скучать же мне в обществе малолеток.

– Это кто тут малолетка? – возмутилась Ольга.

Но Витька ее уже не слышал. Он бежал к своим новым приятелям.

– Я всегда завидовал в этом отношении своему брату, – задумчиво сказал я, глядя ему вслед. – Он всегда легко сходился с незнакомыми людьми и быстро заводил друзей. Мне везло меньше.

– Нет. – Ольга как-то странно посмотрела на меня. – Ты не прав. Твой брат легко заводит себе не друзей, а приятелей. Это разные вещи. Ты да, сходишься с незнакомцами плохо, это я заметила, зато если ты с кем-то знакомишься, то, как правило, они становятся твоими настоящими друзьями. Леонор, Ролон, Далила, Рон, даже Эзип Рыжебородый.

Я удивленно посмотрел на нее. Ольга усмехнулась.

– Да-да, не удивляйся. Я многое знаю про твои похождения.

– Я этого Рона прибью, – тихонько пообещал я, косясь на мальчишку, который в это мгновение что-то вдохновенно рассказывал сестре.

– Не стоит. А от кого я тогда буду узнавать о твоих приключениях? – усмехнулась принцесса.

Мы переглянулись, посмотрели на Рона и рассмеялись.

– Ладно, пусть живет.

На следующий день, едва покинув комнату, я узнал, что Эльвора выпустили на свободу. Поговаривали о каком-то баснословном штрафе, но такие деньги были мелочью для барона. В полдень я столкнулся с ним на лестнице. Обменявшись враждебными взглядами, мы разошлись. Но теперь я знал, что в этом дворце у меня есть смертельный враг. Враг, который не остановится ни перед чем, чтобы отплатить мне за все, что я ему сделал. Понятно, что, то, что Эльвор сам был виноват в своих бедах, дело меняло мало. Отныне каждый шаг мне следовало делать очень осторожно – кирпичи с крыш падали на головы прохожих и в этом мире.


Глава 2 | Клинки у трона | Глава 4