home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Вернулись назад мы только через четыре часа. Кроул был прав, с горы действительно открывался замечательный вид, и все позиции противника были как на ладони. Мне даже удалось приблизительно подсчитать численность противника. Не думаю, что там было больше тысячи. Впрочем, в том месте эта тысяча вполне могла задержать армию и в сорок тысяч человек, а может даже и большую. Единственное наше преимущество было в том, что здесь нас не ждали. К тому же мы и появились не с дороги.

Едва вернувшись, я сразу созвал всех командиров и расстелил карту.

– Значит так, – начал объяснять я, сразу показывая на карте. – Главные силы противника расположены вот на этой горе. С дороги на нее забраться очень трудно. Кроме того, у них подготовлено отступление вот сюда. Здесь у них укрепленный пункт.

– А почему они сразу там не засели? – спросил кто-то из офицеров.

– Если кого-нибудь возьмем в плен, то обязательно спросим. Хотя, я думаю, что здесь им без разницы где быть. Просто на этом склоне они могут с максимальной эффективностью использовать все свои силы, в то время как там они вынуждены будут сидеть на очень небольшом участке. Это просто запасной вариант. Я же предлагаю сделать следующее: сейчас главные наши силы выходят на дорогу и движутся по ней. А по горам в тыл защитникам пойдет другой отряд численностью в полторы тысячи человек. Думаю, они заставят отойти защитников. Понятно, что в тыл пойдет легкая пехота с луками. Возглавит ее полковник Рейкор.

Названный мной полковник встал и поклонился всем. Я даже удивился, что никто не стал спорить, как было раньше. Все признали мой план и готовы были выполнить его.

– Но это не все. Рейкор, ты пройдешь по горам и оттеснишь противника к их убежищу, но сам не спеши с нее спускаться. Задержись на этой горе.

Рейкор удивленно посмотрел на меня, но снова кивнул.

– Второй отряд пойдет впереди первого. Его задача будет немного посложнее. Они должны будут захватить укрепления врага. Кроул сказал, что сможет провести их в обход заставы. К тому же им придется снять часовых. Они стоят здесь и здесь, – я показал на карте. – Понятно, что этот отряд будет значительно меньше первого. Не думаю, что сейчас в укреплениях много солдат. Скажем, пусть пойдет человек двести и возглавит его… – я обвел взглядом присутствующих, и тут наткнулся на чуть ли не умоляющий взгляд рогнарского майора Саркета. Хоть я и приказал им не отделяться от основной армии, но после случившегося мнение союзников о рогнарцах было настолько низко, что к ним относились едва ли не с презрением, хотя конкретная часть майора этого совсем не заслуживала. Ясно, что те страдали от такого обращения и всячески пытались убедить своих союзников, что им можно доверять. – Этот отряд возглавит майор Саркет.

Офицеры задвигались – это решение им явно не понравилось.

– Но, господин генерал, справятся ли они? – Кажется, все готовы были «взорваться».

– Вот и проверим. Все, споры окончены! Первым выступает отряд майора. Он снимает часовых и захватывает укрепление. Следом идет отряд Рейкора. Все свободны.

После совещания меня догнал Герхардт.

– Сомневаешься, что Саркет справиться? – сразу спросил я его.

– Да. Рогнарцы до этого не отличались высокой боеспособностью.

– А тебе не кажется, что человек, сумевший сохранить свой отряд в том хаосе, что творился после нашего поражения, заслуживает большего доверия? Нет, Герхардт, именно этот отряд справится. Он справится даже лучше, чем любой другой отряд нашей армии.

Это заявление вызвало такое удивление Герхардта, что я вынужден был пояснить:

– Понимаешь, эти люди чувствуют себя париями среди нас. Они довольно остро переживают позор своих войск. Ведь что ни говори, но не понимать кто главный виновник такого разгрома они не могут. Разве ты не видел, что в предыдущем бою они чуть ли не кидались в бой? Они хотят утвердиться в армии, хотят заслужить уважение своих новых товарищей. И успех или неуспех этого дела для них не просто тактическая победа или поражение. От этого для них зависит все. Если они проиграют, то у них не будет никаких шансов добиться уважения, а это для них сейчас поважнее даже жизни и смерти. Нет, Герхардт, эти люди сделают все возможное и невозможное чтобы победить.

Герхардт очень странно посмотрел на меня.

– Ты уверен, что раньше не водил армии в бой? Это слова не ребенка, а полководца! Причем полководца талантливого.

– Нет, Герхардт. Просто у меня были очень хорошие учителя. Действительно хорошие. Ладно, пора двигаться. Немножко подождем, когда наши отряды отойдут и выйдем.

Ждать пришлось недолго, и через полчаса мы уже выходили на дорогу.

– Может развернуться в боевые порядки? – поинтересовался Святополк.

– Нет. Рано. Двигаемся в походной колонне. Мы ведь не знаем о засаде.

Двигались мы неторопливо. И приблизились к месту засады только через сорок минут. Святополк мрачно смотрел на крутые склоны окружающих гор.

– Да-с, если бы мы вляпались в эту засаду, то долго бы нам пришлось тут стоять, пока сзади не подошли отряды главных имперских сил и не расплющили бы нас в тонкий блин. Кажется, вон про ту вершину ты говорил? – Святополк указал рукой.

– Да, именно там и располагается застава.

– Разворачиваться?

– Зачем? Идем, как шли.

– Но ведь там засада?

– А о засаде позаботится Рейкор. Именно для этого его и послали.

Однако это не вдохновило Святополка и он нервно смотрел на горы, в любой момент ожидая града камней на голову.

– А если они еще не дошли?

– Дошли. Смотри. – Я кивнул на горы.

И действительно, было видно, как там поднялась какая-та суматоха. Солдаты тревожно стали вглядываться наверх, сжимали копья и бросали на офицеров косые взгляды, ожидая команды к бою. Сами офицеры кидали такие же косые взгляды на меня, готовые в любой момент подхватить мой приказ. Вот наверху стали видны какие-то люди, до этого старательно прятавшиеся. Они поспешно поднимались и стреляли из луков куда-то назад и спешно отходили по горе параллельно дороге, с явным намерением опередить нас. Вот на горе снова показались какие-то люди, в которых мы узнали амстерцев из отряда Рейкора. Они наступали на спешно отступающего врага.

Дорога резко поворачивала и выходила из ущелья. Как я знал по карте, здесь она переходила в небольшое широкое пространство.

– К бою! – приказал я. – Развернуться в атакующие колонны!

Это вызвало удивление. Зачем разворачиваться для боя, если враг уже отступает? Но ответ был получен быстро. Едва выйдя из ущелья, как стало видно, что противник поспешно направляется на гору, на которой стоит что-то напоминающее крепость. Однако в это мгновение флаг империи неожиданно упал и на его место поднялся сначала рогнарский флаг, а потом взвились флаги союзников. Имперцы резко затормозили, у всех хватило ума понять, что если их укрепленный пункт захватили, то сейчас атаковать его форменное самоубийство, поскольку сзади наступал полуторатысячный отряд Рейкора. По дороге же шли наши главные силы, разворачивающиеся в боевые порядки.

Имперцы попробовали сунуться обратно, но на верху уже строился отряд Рейкора. Атаковать снизу вверх превосходящие силы, к тому же в тот момент, когда по дороге подходили наши главные силы мог только полный кретин. Имперцам оставался только один выход – встать на открытом месте спиной к горам и умереть, поскольку шансов уцелеть у них не было. Мы зажали их со всех сторон, и отступать они не могли.

Высыпавшие на открытое место наши отряды уже выстроились напротив, ожидая только приказа. Ко мне подъехал Герхардт.

– Они в ловушке, господин генерал, – сообщил он. – Прикажете атаковать?

Я молча разглядывал строй врага. Они понимали, что у них нет шансов, но стояли твердо.

– Нет. Пошлите парламентера. Пусть сдаются.

– А что им обещать? – удивился Герхардт.

– А что в такой ситуации можно им пообещать? Жизнь, конечно.

Парламентера выбрали довольно быстро и тот, найдя белый флаг, поскакал навстречу неприятелю. Несколько минут мы с тревогой наблюдали за переговорами. Вот наш парламентер подъехал к строю. Вот он о чем-то говорит с вражеским командиром. Наконец переговоры завершились и парламентер вернулся.

– Они отказались, господин генерал, – сообщил парламентер. – Сказали, что готовы умереть.

– Ах умереть. Лучники вперед! – Дождавшись, когда команда будет выполнена, я снова повернулся к парламентеру. – Иди и скажи, что я хочу поговорить с их командиром. Пусть выедет в центр между нашими войсками.

Парламентер ускакал.

– Энинг, ты уверен…

– Уверен. Пока есть возможность закончить все без бойни, я буду действовать только так. В конце концов, должны же они понимать, что у них нет никаких шансов.

– Не слишком рассчитывай на это.

В этот момент парламентер снова вернулся, а от строя неприятеля отделился человек и быстро зашагал к центру. Я выехал из строя и пошел ему навстречу. Рядом с ним спрыгнул с коня.

– Что это за шутки? – сердито спросил он, глядя на меня.

– Это не шутка. Именно я хотел поговорить с вами.

– Но мне сказали, что я буду вести переговоры с командующим союзников?!

– Верно. Я и есть командующий союзными силами.

Вражеский полковник подозрительно посмотрел на меня.

– У вас там что, все с ума посходили?

– Если вам так нравиться думать, то это ваше право. Однако я действительно являюсь командиром. В связи с этим хочу предложить вам сдаться. Вы же должны понимать, что у вас нет шансов.

– Возможно, но мы можем унести с собой как можно больше ваших солдат. Вот так, вот, полководец. Как хоть тебя зовут?

– Зовите меня Энинг. Энинг Сокол.

– Энинг Сокол? – мой собеседник резко напрягся. От его расслабленного вида не осталось и следа. – Вот, значит, ты каков. А я Меркий Лауре, полковник пятого полка Рек-Нартовского гарнизона.

– Далеко вас занесло от Рек-Нарта.

– Тебя тоже от Амстера.

– Вероятно. Но вернемся к нашим проблемам. Насчет того, что вы заберете как можно больше наших… Вам не кажется, что это ущербная философия? В этом нет никакой пользы ни для вас, ни для вашего командования. И посмотрите туда, – я махнул рукой за спину. – Видите, впереди лучников? Так вот, если вы не капитулируете, то я прикажу открыть огонь. Поверьте, стрел у нас хватит на всех. Мы просто перестреляем вас всех или заставим вас выйти из-под прикрытия скалы и начать наступление.

– Это бесчестно, – взъярился Меркий. – Ведите бой по правилам!!!

– Нечестно!!! – в свою очередь рассердился я. – А война нечестная вещь! И я не собираюсь класть своих людей без пользы! Из-за глупых предрассудков я не поведу солдат на вас! В общем, так, даю десять минут. Если через десять минут не будет ответа или он будет отрицательным, то я прикажу открыть огонь! Если вы сдадитесь, то обещаю сохранить вам жизнь, более того, когда это будет безопасно для нас, я отпущу всех солдат, оставив в плену только вас и ваших офицеров. А теперь, господин полковник, решение за вами! Отвергнете мое предложение, и вы обречете на бесполезную гибель своих солдат. И я обещаю вам, что в плен вы в этом случае не попадете! Сдадитесь, спасете своих людей, и они даже скоро окажутся на свободе! Десять минут, господин полковник! – Я развернулся и, не слушая возражений, вернулся к своим.

Через десять минут враг капитулировал.

– Замечательная победа, Энинг! – От избытка чувств Герхардт стукнул меня по спине. – Мы не потеряли ни одного убитым или раненным.

– Что радует меня не меньше, так это то, что и наш противник не потерял ни одного человека, за исключением оглушенных часовых и тех солдат, что были слегка помяты при взятии вражеского блокпоста.

– Чего?

– Блокпоста, – повторил я, кивая на укрепленный пункт на горе.

– Странное название, но действительно подходит. Он и в самом деле блокирует дорогу. Что ж, пусть будет блокпост. Но ты странный все-таки. Тебя радует, что противник не понес никаких потер.

– Какой есть, – огрызнулся я. – Ты устроил пленных? Их ведь теперь почти две тысячи, половина нашего отряда. Если они что-нибудь задумают…

Герхардт посмотрел на меня как на идиота.

– Энинг, мы же забрали у них их защитные амулеты! Если они попытаются что-нибудь сделать, то наши маги вмиг их успокоят.

– Хм… да, – я за кашлем постарался скрыть замешательство. Опять я забыл про магию. Казалось бы, должен был привыкнуть. – Хорошо. Тогда немного отдохнем и двинемся в путь.

Солдаты расположились на отдых тут же. Я сел чуть в стороне, глядя с обрыва. Ко мне подошел Меркий и сел рядом.

– Все-таки объясни: откуда вы здесь взялись? Ведь нам сообщили, что вы движетесь на Рек-Ктарг по соседней дороге! Вас просто не может здесь быть!

– Перекреститесь, – посоветовал я. – Может, мы исчезнем.

– Я уже сделал это, как только вас увидел… не помогло.

– Сожалею… А если действительно хотите узнать, то поговорите со своим коллегой, Северием Пларком. Он вам все объяснит.

– Что? Каким Северием? Я знал одного, но я слышал, что он командует авангардом главной армии…

– Командовал. Вы же видели других пленников? Вот это и есть ваш авангард. Точнее бывший авангард. И вообще, Меркий, пожалуйста, дайте мне отдохнуть. Эту ночь я почти не спал. Найдите Северия и спросите все, что вас интересует.

Бледный Меркий встал и удалился, держа спину неестественно прямо. Кажется, у него легкий шок. Ну и ладно, в конце концов, я не скорая помощь. Сам очухается. Не смертельно.

В путь мы отправились через час. Опять были пропасти на дороге, горы, редкие кусты. Однако больше таких узких мест, как мы прошли, нам не встречалось. Не было больше и застав, если не считать несколько малочисленных отрядов, которые быстро засекали наши разведчики. Как правило, дело кончалось тем, что ошарашенные нашим появлением, они сдавались без боя. Кажется, нам действительно удалось обойти все заставы. Впереди больше препятствий не было.

– Не понимаю, – заметил я Меркию. – Все так удивляются нашему появлению, как будто у вас не было даль-связи.

– Даль-связь у меня была, но только с Северием. Это через него я получал приказы. Я и пытался связаться с ним, но безуспешно. Теперь я знаю почему.

– С Северием? Но у него была только одна даль-связь со своим командующим?

Меркий пожал плечами.

– Северий не стал вам докладывать об этом. Просто он потерял остальные во время боя у перевала. По его словам, там было довольно жарко.

Этому можно было верить. Северий действительно оказался в самой гуще сражения. И логично, что именно у него была даль-связь с начальниками застав на перевалах. В конце концов, именно с ним они должны были взаимодействовать. Что ж, теперь все это обернулось против них.

Через четыре дня мы перевалили последний перевал и спустились в долину. Горы закончились. Впереди была ровная и прямая дорога, уходящая к побережью. Солдаты радовались этому как дети. Все были рады, что, наконец, покинули проклятые горы. Я же невесело усмехнулся: скоро им придется разочароваться. Ко мне подъехал Кроул.

– Милорд, вы обещали отпустить всех пленных солдат, захваченных в ущелье.

– Я обещал отпустить их, как только это будет безопасно для нас. Время еще не настало.

– Почему? Вы покинули горы и теперь вам по полям до Зурелеака. Это соседнее королевство с Рогнаром. Кажется, оно тоже ваш союзник.

– Я уже сказал, время еще не настало. А ты можешь быть свободен. Можешь назвать любую сумму.

– Мне не нужны деньги! Я сделал то, что сделал не из-за них! И я останусь с вами до тех пор, пока не убежусь, что вы сдержали свое слово, милорд.

– Хорошо. Тогда я могу сказать, почему время еще не настало. По полям, говоришь? А ты не думал, что по полям мы вынуждены будем пройти почти вплотную с портами империи? Насколько я знаю, в портах сейчас полно войск.

– Можете сказать за это спасибо вашим десантам.

– В данном случае неважно кому сказать спасибо. К тому же наше движение в поля слишком очевидно, а я не люблю быть настолько предсказуемым. Я уже мог убедиться, что именно непредсказуемость наших действий залог успеха. К тому же у нас просто не хватит еды, чтобы дойти до Зурелеака. Нам нужна дорога.

– Тут нет дорог!

– Тут нет. Но кто нам мешает вернуться на ту дорогу, с которой мы вошли в горы? Для этого всего лишь надо пройти немного на запад, а потом повернуть на север. Мы как раз выйдем к тому месту, где стоит мост через Уру.

– А?! – Кроул ошеломленно уставился на меня. – Вы с самого начала планировали это?! – чуть ли не обвинил он меня.

– Да. И ты понимаешь, что теперь я не могу тебя отпустить? Придется тебе побыть еще с нами.

Тут к нам подъехал Герхардт со Святополком. За ними плелся и Ауредий.

– Энинг! Мы прошли! Мы прошли эти чертовы горы! А имперский командующий может еще десять лет искать нас на дороге на Рек-Ктарг!

– Не думаю, что он такой идиот. – Словно в ответ на мои слова, задребезжала палочка даль-связи. А я и забыл про нее. Забрал у Северия и сунул себе в карман.

– Да?

– Приветствую тебя, Энинг Сокол, – услышал я уже раз слышанный мной голос. – Твой марш на другую дорогу, должен признать, гениален. Я три дня шел вперед, пока не сообразил, что тебя уже нет на той дороге. Еще сутки мне понадобилось на то, чтобы понять, куда ты делся вместе с армией. Прими мое искреннее восхищение. Но все же, я надеюсь, что наша игра еще не окончена.

– А я и не играю. И откуда вы узнали мое имя?

– Очень просто. Мне сказали об этом в деревне. Я сначала не поверил, когда крестьяне в один голос утверждали, что союзниками командует мальчишка. А потом кто-то вспомнил, как к тебе обращались. Тогда то я и понял, кто ты. И знаешь, я ведь предупреждал Северия быть осмотрительным, когда получил его доклад об атаках тевтонской конницы. Ведь было ясно, что кретин Ауредий совершенно не способен выдать никакой мысли. – При этих словах Ауредий побледнел. – Я ведь сразу почувствовал, что ваши действия в тот момент стали последовательны, и буквально за всем чувствовалась жесткая рука нового командира. Жаль, что Северий меня не послушал. Кстати, крестьяне рассказали мне и о битве на перевале. Я думал обвинить Северия в некомпетентности, но теперь сомневаюсь, что и сам действовал бы лучше него.

– Простите, но вы связались со мной только для того, чтобы засыпать меня комплиментами?

– Ты не поверишь, но именно для этого я и связался с тобой. Просто мне захотелось поговорить с человеком, который почти сумел вырваться из ловушки.

– Почти?

– Конечно почти. Уж не думаешь ли ты, что уже победил? Если так, то я буду разочарован.

– Не думаю. Кстати, вы так и не представились.

– Неужели ты не знаешь?

– Знаю. Но вежливые люди все-таки представляются.

Мой собеседник расхохотался.

– Хорошо-хорошо. – Я полный генерал Артерийской империи, губернатор Сьерской области, где мы с вами и находимся, Алегро Васпоран.

– Очень приятно. А теперь, господин Алегро, я очень сожалею, но у меня нет времени на разговоры с вами. До свидания.

– До свидания, Энинг. И спасибо за то, как вы обошлись с нашими раненными. Кстати, я еще надеюсь встретиться с тобой.

– Надежды, как известно, юношей питают.

– Благодарю за комплимент, – расхохотался Алегро, – только я давно уже не юноша.

Оставив за собой последнее слово, он разорвал связь.

– Разговор с врагом во время войны – это измена! – заявил Ауредий, злобно глядя на меня. – Вы ответите за это!

– Вы бросаете мне вызов? – устало спросил я, доставая меч.

– По своему положению я не могу принимать вызовы на поединки, – испуганно заявил он.

– Тогда вспоминайте почаще об этом и не оскорбляйте людей. И поверьте, если вы к моему совету не прислушаетесь, то ваше положение мало вам поможет. Герхардт, Святополк, распорядитесь о разбивке лагеря. Отдых четыре часа. И попросите Лекора проверить наши запасы еды. Насколько нам их хватит?

Святополк и Герхардт кивнули и поспешили выполнять приказ.

Через три часа ко мне подошел мрачный Лекор.

– Милорд, еды у нас максимум на три дня. Если экономить, то можно растянуть на пять. У нас слишком много погибло лошадей с поклажей в горах.

– Хорошо. Этого хватит.

– Хватит? Куда хватит? Нам не дойти с таким запасом до Зурелеака.

– А кто сказал, что мы туда пойдем? Лекор, вы могли бы уже понять, что я не сторонник предсказуемых действий.

– Но… но куда же мы пойдем?

– Естественно обратно на ту дорогу, с которой сошли в горы. Только, конечно, не таким путем, как мы шли сюда. Подозреваю, что Алегро уже перебрасывает свою армию по нашему маршруту. Упрямства у него хватит. Так что надо спешить.

– Обратно?

Я нахмурился.

– Я что, непонятно сказал? Мы выйдем к самому мосту через Уру.

– К мосту?

– Да что с вами, Лекор? Вы не заболели?

– Нет, генерал, я здоров.

– Хорошо. Тогда ты понимаешь, что не стоит говорить о том, что я тебе сейчас сказал каждому встречному. Только Святополку и Герхардту.

– Конечно, генерал. – Лекор поспешно уехал.

– Ты уверен, что это хорошая идея? – поинтересовался Герхардт, когда мы уже были в пути. – Мост все-таки охраняют пятнадцать тысяч войск.

– Надеюсь, что уже нет. Зачем держать там столько сил, если известно, что мы туда не идем?

– Но мы идем туда!

– Идем, но враг то откуда это знает? Кстати, надо принять особые меры безопасности. Пусть разведчики ловят каждого встречного и ведут сюда. Отпустим всех сразу, как только это будет безопасно. И надо усилить внимание за пленными.

– Сделаю, – вздохнул Герхардт.

Я удивленно посмотрел на него.

– Что с тобой? Ты даже не споришь?

– А зачем? Все равно сделаешь по-своему. А как я уже успел убедиться, твои идеи хоть и кажутся бредом сумасшедшего, но, как правило, срабатывают. Причем срабатывают с очень большой эффективностью.

– Если ты решил переложить все проблемы на меня, – сухо заметил я, – то советую забыть об этом. Между прочим, большинство моих идей родилось в спорах с тобой, Лекором или Святополком.

– Учту. Обещаю спорить с тобой. Но только тогда, когда буду считать, что в этом есть необходимость. А пока я ее не вижу. Шагаем.

Таким образом, мы шагали уже три дня. Живописные поля сменялись каменистыми предгорьями. Иногда нам даже приходилось снова лезть вверх, но склоны были пологи и делать это можно было без особого труда. Но все же настал тот день, когда нам снова пришлось углубиться в горы, чтобы выйти к истоку Уры. Снова было карабканье по горам. Конечно, можно было бы обогнуть Уру и выйти на дорогу на другой стороне, но тогда пришлось бы продираться по почти непроходимым горам, которые тянулись до самого Рогнара. Возможность была либо пройти по мосту в плодородные области империи и вернуться по ним в Рогнар, либо идти вдоль побережья до Зурелеака. Все-таки тот мост и в самом деле стратегическое место. Пока имперцы его держат, они всегда могут быть уверены, что у них еще остаются шансы поймать нас. Поэтому и у Алегро еще оставались надежды на встречу со мной. Все-таки я прав в своем решении снова вернуться на старую дорогу. Только вот что делать с теми пятнадцатью тысячами солдат, что засели на том мосту? Впрочем, что делать, идеи у меня имелись. Все-таки мы действительно должны свалиться им на голову совершенно для них неожиданно. К тому же с тыла. На это у меня и была основная надежда. Поэтому я и преодолевал сопротивление солдат, снова гоня их в ненавистные им горы.

На четвертый день пути, когда уже запасы еды приблизились к катастрофическим размерам, мы, наконец, начали спуск вдоль русла реки Уры. Вот река сбежала с гор и потекла по равнине, но перейти ее в этом месте не было никакой возможности: быстрый поток, крутые, обрывистые берега и никакого строительного материала под боком. К тому же спуститься с гор в этом месте было довольно трудно. Прыгать в водопад мало кто решался. Так что мы вынуждены были продолжать движение по горам. Только на следующее утро мы смогли спуститься почти у самой позиции, занятой неприятелям. Понимая, насколько мы близко к врагу, мы вели себя крайне осторожно, рассыпав во все стороны отряды разведчиков. Вскоре только гора отделяла нас от неприятеля и по-прежнему никаких следов дозоров. Все-таки отсюда нас совсем не ждали.

– Догадываюсь, что ты сам захочешь провести разведку? – поинтересовался Герхардт.

– Точно.

– Но на этот раз я поеду с тобой. И Святополк поедет.

– Разве я спорю? Объявляйте привал. И чтоб тихо было! Никаких костров и никакого шума. Особо следить за лошадьми.

– Да не волнуйся ты. Наши маги глушат все звуки и нас никто не услышит, если, конечно, специально не будут прислушиваться. Но мы ведь не так уж и близко к неприятелю находимся.

Герхардт оказался прав. Нам пришлось взобраться на самую верхушку горы, чтобы разглядеть лагерь имперцев. Я поудобней устроился на скале и достал бинокль. В лагере царила настоящая идиллия. Лениво бродили солдаты, горели костры. Чуть в стороне шли занятия с новобранцами. Была видна насыпь с частоколом, насыпанная вдоль дороги от горы до реки. По ней ходили часовые. С этой же стороны перед насыпью простиралось большое поле. С востока оно ограничивалось, правда, горами, а с запада деревьями, выросшими вдоль обрыва реки. Правда, я заметил, что между ними и рекой еще было расстояние. Эти деревья росли и на южной стороне поля, где переходили в настоящий лес. Жаль, правда, что у реки деревья не очень частые, а то по лесу можно было бы подобраться почти вплотную. Можно было бы, правда, пройти между деревьями и рекой, но там слишком узко. Мы просто такой шум поднимем, несмотря на всю магию, что только глухой не услышит нашего приближения. Стоп! А если чем-нибудь отвлечь врага? Чем-то, таким, что тот просто не услышит шума в лесу? Что может заглушить передвижение войск? Ответ напрашивался довольно парадоксальный: только передвижение войск.

– У кого-нибудь есть идеи? – спросил я.

– По лесу пехота не пройдет! – категорично заявил Святополк. А между рекой и деревьями мы просто не уместимся. Нас услышат.

– Кавалерия тоже пройти не сможет.

– Думаю, сможет.

– Нас услышат.

– Возможно. – Я глядел на поле, пытаясь сообразить, как можно отвлечь неприятеля.

– Может стоит подождать, когда имперцы устроят тренировку и за этим шумом пройти вдоль берега? – спросил Святополк.

– А если у них через трое суток тренировка? Нас обнаружат к тому времени, – возразил Герхардт.

Я моргнул.

– Повтори!

– Что? – непонимающе уставился на меня Герхардт. – Нас обнаружат…

– Не ты, Святополк. Что ты там сказал насчет маневров?

– Ну, разведчики ведь нам сказали, что у них тут много новобранцев. Надо же им тренироваться? А во время маневров обычно стоит шум не меньше, чем в настоящей битве.

– Та-а-ак. – Я задумчиво уставился на поле. – Герхардт, берешь всю тяжелую кавалерию и выводишь ее вдоль реки. Что касается маневров, то будут маневры. Шум будет такой, что они не только конницу, но и конец света пропустят. Все, уходим.

– Что ты задумал? – поинтересовался Герхардт.

– Атаку. По полю ведь незаметно не подойти к имперцам?

– Да.

– А если мы все же пойдем? Что они будут делать?

– Будут строиться для боя. Удивлены они будут или нет, но строиться будут… – Герхардт замер с открытым ртом. – Черт возьми! Чем не маневры?

– Да, за поднятым шумом они вас не услышат, – признал Святополк.

– А мы постараемся еще больше внести сумятицы. Только ты, Герхардт, не торопись.

– Постараюсь, – усмехнулся он.

Отряды были подняты и скорым маршем двинуты в сторону неприятеля. Вскоре Герхардт отделился от нас со всей баронской конницей и свернул в сторону леса. Остальные отряды: легкая пехота Амстера, тяжелая пехота Китижа и легкая кавалерия двинулись в обход скалы. Старясь как можно дольше остаться незамеченными (чем позднее нас увидят, чем больше будет переполох), мы миновали скалу.

– Всю кавалерию на левый фланг, – распорядился я. – Пусть наш правый фланг упрется в гору.

– Зачем это? – поинтересовался Лекор, когда вестовые передали мой приказ.

– Для массовости. Пусть думают, что здесь вся наша кавалерия. К тому же на правом фланге она все равно не сможет действовать в полную силу.

Лекора с нами в разведке не было, и он вопросительно посмотрел на меня. Пришлось рассказать ему об особенностях местности.

Рядом со мной ехали Рон и Артер. Рон заметно нервничал.

– Энинг, там правда пятнадцать тысяч солдат?

– Правда.

– А нас пять тысяч?

– Чуть меньше. Но не ты ли говорил, что враг бьют не числом, а умением?

– Не я. Артер. Я просто повторил.

– Внимание! – я привстал в стременах. – Выходим из-под прикрытия горы! Вперед!!!

Четко, как на параде, разбитые на полки, на поле стали выходить китижские отряды. Тут же слева к ним подошла кавалерия. Печатая шаг, четко шли взводные колонны, выставив вперед мощные копья. Между ними были небольшие промежутки, в которых находилась легкая пехота. Чуть сзади шли еще отряды тяжелой пехоты, готовые в случае необходимости прийти на помощь колоннам первой линии.

Нас заметили. В бинокль мне было видно, как изумленно уставились на нас солдаты. Как отвисли у них челюсти. Но вот кто-то, самый стойкий, наконец, очнулся и что-то вопя, бросился в лагерь. Вскоре до нас донесся звук била. Имперские солдаты выскакивали из лагеря, удивленно озирались, потом бросались обратно за оружием. Переполох поднялся страшный.

– Звук!!! – приказал я.

Тотчас тысячи мечей одновременно стали бить по щитам. Под этот мерный, сводящий с ума звук, мы продолжили сближение.

Все-таки новички или нет, но имперские солдаты быстро пришли в себя и теперь поспешно строились для боя, занимая самые выгодные позиции лицом к нам. Им пришлось оставить свои, теперь уже бесполезные укрепления и встречать врага в чистом поле. И все же когда мы подошли к ним на два километра, они еще не закончили перестроение. Мне было видно, как нервничает вражеский командир из-за того, что у них в тылу оказалась река. Все же он постарался отойти от нее подальше, чтобы сохранить возможность маневра, оставив за фронтом как можно больше свободного пространства для переброски резервов. Только теперь это играло на руку нам.

– Опять тактические правила оборачиваются против них, – заметил Лекор. – Я уже начинаю думать, что они не просто бесполезны, но и вредны.

– Думаю, что не стоит впадать в другую крайность, – ответил я. – Отвержение всяких правил также ошибочно, как слепое следование им. Лично я считаю, что устав подобен костылю – для хромого он опора и помощник в ходьбе, а для бегуна оковы на ногах… Только бы они не догадались перекрыть узкий проход между берегом и деревьями.

– Неплохо сказано! Надо будет запомнить. Вполне возможно, что ты прав. А что касается того прохода… не перекроют. Оттуда не ждут атаки. Атака оттуда нарушение основ тактики… Да-с, и верно, что костыль… Так, а сейчас, кажется, будет жарко.

Мы сближались под все тот же грохот ударов мечей о щиты. Вот в нас полетели первые стрелы, но никто не ответил. Четко печатая шаг, без единого выстрела в ответ, наша пехота шла навстречу врагу. Было видно, что это сильно нервирует вражеского командира. Он не понимал наших действий и от этого нервничал еще сильнее. Ведь было ясно, что нас гораздо меньше. К тому же своим мерным продвижением мы дали имперцам время на построение. Мы должны были ударить конницей, которая посеет хаос, а там уже подойдет пехота. Вместо этого эти удары мечей и четкое движение вперед. Увлеченный спешкой с построением фронта, имперскому военачальнику просто не хватило времени обдумать ситуацию, за что он и поплатился.

Обстрел нарастал, но пока он был неорганизованный и не причинял особого вреда. В этот момент позади вражеского фронта раздался мерный топот тысяч копыт тяжелой конницы. Желая оставить больше места между рекой и фронтом, имперский военачальник дал возможность всем тевтонским всадникам покинуть узкое место и разогнаться для атаки. Наши действия прекрасно скрыли их движение и теперь они неслись точно в тыл имперской армии. Причем выбор цели был великолепен. По сути, они могли ударить в любое место вражеского фронта. Герхардт вмиг оценил преимущество своего положения и разделил свой отряд. Большая часть всадников ударила по центру, а остальная часть, во главе с ним самим, помчалась к тому месту, где возвышался штандарт командира. Они вмиг раскидали немногочисленную охрану и на полной скорости заскочили на холм, с которого имперский командир планировал управлять битвой. Атака первого отряда тоже принесла успех. Здесь имперцы пали жертвой все тех же тактических правил. Копируя тактические приемы византийской армии, имперцы перенесли к себе и их построение, когда в первых рядах стоят новички, а за ними ветераны, готовые в случае необходимости поддержать их. Это почти всегда оправдывает себя, но не в этот раз. Услышав позади топот сотен коней, шум разгорающейся битвы, новички стали оборачиваться, чтобы посмотреть, что там происходит. Ветераны такой ошибки не сделали бы никогда. Они бы доверили отражать атаку с тыла своим товарищам, а сами сосредоточились на более насущной для них проблеме, а именно наступающей с фронта тяжелой пехоты. Новички обернулись, не все, но обернулись, при этом их щиты ушли в сторону, открыв людей.

Китижские офицеры были слишком опытны, чтобы не воспользоваться этой ошибкой. Команда и все взвода опускаются на колени. Тотчас сотня тяжелых луков бьет почти в упор по открывшемуся врагу. С такого расстояния для стрел с калеными наконечниками доспехи, что бумага. Только тяжелый пехотный щит может защитить человека. После залпа сразу несколько десятков человек валится на землю, пронзенные стрелами. Тем самым они открывают своих товарищей, стоящих у них за спиной. У второго ряда щиты находятся за спиной. Чтобы их перебросить вперед, нужно время. У них только тяжелые копья, которые до этого лежали на плечах погибший. Поэтому второй залп собирает более богатую жатву. А следует еще третий, четвертый. После пятого новички не выдерживают и начинают пятиться. Тотчас звучит новая команда и строй китижской пехоты поднимается. Разом тысячи копий направляются вперед. Команда и строй переходит на бег. Разбег, дружный выдох и тысяча копий разом бьет по вражеским солдатам, уже не защищенным щитами первой линии. Росичи немного отступают и снова короткий разбег, удар. Эти одновременные удары леденят сердца, вызывая страх, а тут еще позади шум разгорающийся битвы и прорываются навстречу росичам всадники, полностью закованные в железо. В этот момент, подрубленный, падает штандарт командующего. Это решает исход битвы. Лишенный единого командования, зажатый с двух сторон, враг не выдерживает и начинает отступать в сторону от укреплений, в поле. Некоторые отряды еще сохраняют строй, но многие уже просто бегут. Спасайся кто может – вот клич многих на этом поле. Герхардт же развернул свою кавалерию с холма и ударил по левому имперскому флангу, оттесняя его от укреплений. Под ударами с фронта и тыла, он быстро рассыпался и солдаты бросились на утек.

Лекор чуть ли не за руку меня хватал.

– Энинг, надо ударить нашей кавалерий по правому имперском флангу и тогда мы захлопнем мышеловку! Они все попадут в кольцо!

Я подобной уверенностью не страдал.

– В кольцо? Лекор, их там пятнадцать тысяч! А нас меньше пяти! Если мы окружим их, то они будут драться хотя бы от отчаяния, но если мы оставим им возможность уйти, то они вскоре побегут!

– Но наш удар им поможет побежать!

– Только попробуй двинуться без команды! – в конце концов, не выдержал я. Лекору пришлось смириться.

Как я и ожидал, увидев перед собой свободное место, враг толпами устремился туда. Причем бежали пехотинцы так быстро, что опрокинули некоторые еще продолжавшие сопротивляться части. Вскоре бегство стало повальным.

– Вот теперь пора.

Лекор гикнул, разгорячил коня и во главе всей легкой конницы помчался в атаку. Это довершило бой. С этого момента никакого организованного сопротивления не было. Тевтонская кавалерия мигом подавляла все попытки организоваться. Потом подходила тяжелая пехота Китижа и довершала то, что начинали делать бароны. Легкая же кавалерия носилась по всему полю, преследую бегущих.

– Вперед! – я сам повел резервы. – Главное не дать врагу вспомнить, что их больше, чем нас!

Через час все было закончено. Кавалерия умчалась преследовать бегущих, легкая пехота рассыпалась по полю, ища раненных и подавляя малейшие попытки сопротивления. Китижане с баронами расправлялись с теми, кто отказывался сдаться. Пленных же сводили толпами. Их уже никто и не считал. Только маги отбирали у них защитные амулеты.

Постепенно все успокоилось. Стали возвращаться конники, посланные в погоню, разбирали убитых. Сюда же привели и тех пленных, что захватили раньше и оставленных на время боя под небольшой охраной в тылу. Они шли по полю, угрюмо взирая на побоище. Как я слышал, они очень надеялись, что мы сегодня потерпим поражение. Ведь за это были все шансы. Также мрачно выглядели и Северий с Меркием. Впрочем, винить их было трудно. Они кисло кивнули мне и присоединились к новым пленным.

– Полная победа! – радостно вопил Герхардт, шатающейся походкой бредя по полю, ведя за собой своего коня. – Нет, ты видел?! Как мы их!

– Да видел я, видел, – постарался успокоить я его.

Тут я заметил, что несколько солдат Герхардта ведут пленного командира, который яростно озирался по сторонам. При этом он выглядел одновременно удивленным, разгневанным, потрясенным и еще непонятно каким.

– Так не делается, так не делается, – все время повторял он. – Тяжелую кавалерию нельзя было пускать в то узкое место! Как она там пройти смогла?! Это нарушения всех тактических законов! Только полный бездарь в военном деле мог пустить туда кавалерию!

Но командующий мог говорить, что сражение шло с нарушением основ тактики с баронами, с другими офицерами. И они с ним согласились бы. В них бы он нашел единомышленников. Именно среди них, но не среди солдат. Солдатам было просто плевать на все правила и всю тактику. Они видели перед собой убегающего и полностью разгромленного неприятеля, который втрое превосходил их по численности. Они видели, что у них почти нет потерь. Вот это они понимали и именно такие правила им нравились. Поэтому все слова пленного командующего о нарушении основ тактики встречались ими громовым хохотом. Правда, тот не обращал на это никакого внимания, занятый своими мыслями. Все еще бормочущего свое «так не делается», его отвели к Северию и Меркию.

Постепенно в войсках восстановился порядок.

– Энинг, с нашей стороны двадцать три человека погибли и девяносто раненных, десять опасно, – доложил Святополк.

– Хорошо. А потери неприятеля?

– Все еще подсчитываются. Но они уже перевалили за три тысячи. И еще четыре тысячи пленных.

– Теперь у нас пленных больше, чем нас.

– Верно. Неплохой результат. И еще, тут обнаружены огромные запасы продовольствия. Нам их хватит надолго.

– Было бы удивительно, если бы еды здесь не было. Солдатам же надо было что-то есть.

Мою колкость Святополк пропустил мимо ушей.

– Кроме того, нам удалось захватить всю казну армии. Им привезли жалованье. И теперь у нас вдоволь повозок. Хватит не только для наших припасов, но и посадить на них всю пехоту. Похоже наше дальнейшее путешествие превратится в легкую прогулку. И еще одна приятная новость: их командир был настолько ошеломлен нашим появлением, что не успел связаться с командованием и доложить об этом. А потом его захватили бароны. Так что никто не знает где мы.

– Это ненадолго. Как только убежавшие с поля боя доберутся до ближайшего города, об этом станет известно всем.

– Но нам это будет уже все равно.

– Возможно. Святополк, распорядитесь по поводу похорон погибших. И наших и имперцев. Пусть они сделают это так, как велит им их обычай. Пленные пусть этим и займутся. Там же у них наверняка есть священник или как там он у них называется.

– Сделаю, генерал.

В течение дня ко мне один за другим приходили остальные полковники. Кто-то за распоряжением, кто-то хотел что-нибудь узнать. Солдаты устраивались в захваченном лагере. Пленные занимались похоронами. К вечеру потери имперцев удалось установить более точно: четыре тысячи пятьсот шестьдесят. Сколько погибнет при бегстве от наших кавалеристов оставалось только гадать. Наши кавалеристы пока еще не вернулись из погони. Только плененный командующий сидел без дела и ругал всех наших солдат, проходящих мимо, обзывая их дилетантами и неумехами. В конце концов, я не выдержал.

– Чего вы на них срываете свою злость? – подъехал я к нему. – Что ругаетесь? Солдаты всего лишь выполняли приказ. Если хотите обозвать кого-нибудь дилетантом, то называйте меня, я действительно плохо знаю вашу тактику.

– Он прав, Релег, – вмешался Северий. – Если эти солдаты дилетанты, то кто же тогда мы, потерпевшие подобные поражения?

Утром стали возвращаться кавалерийские отряды, посланные в погоню. Они доложили, что преследовали бегущих почти всю ночь. Армия имперцев в этом районе перестала существовать. Нет, конечно, всех убить не могли, но разбежались имперцы настолько быстро, что теперь потребуется очень много времени, чтобы их собрать и еще больше, чтобы снова сделать их боеспособной силой.

– В общем, победа полная, – доложил Лекор. – А сейчас извини, пойду спать. Всю ночь в седле.

Лекор вышел от меня и, пошатываясь, пошел к ближайшей палатке.

Весь день был потрачен на отдых и ожидание наших разведчиков, постепенно возвращавшихся к армии. Все отдыхали, радуясь тому, что нам удалось вырваться из ловушки. Теперь уже действительно удалось. Именно в этот момент и пришел вызов от генерала Алегро.

– Поздравляю, – не очень весело сказал он. – Кажется, вам все же удалось вырваться. Энинг, ты знаешь, где мы? Хотя, наверное, догадываешься.

– Полагаю, что вы сейчас ищите нас вдоль побережья.

– Верно. Полагаю, на это ты и рассчитывал, когда двинулся к мосту. Вот уж не думал, что у тебя хватит нахальства вернуться на старую дорогу против пятнадцатитысячного войска. Опять преподнес сюрприз. Знаешь, когда эта война кончится, мне бы хотелось встретиться с тобой.

– Может, еще и встретимся. Прощайте, генерал.

– Прощайте, генерал. – Последняя фраза у Алегро прозвучала очень уважительно.

Связь оборвалась, и я поймал заинтересованный взгляд Рона.

– Алегро поздравил нас, – сообщил я ему без всякой необходимости – не слышать наш разговор он не мог. – Вот так вот. А мы все-таки вырвались. Теперь у вражеской армии нет никаких шансов догнать нас.

– Значит, скоро мы будем дома? – Рон с надеждой посмотрел на меня.

– Нет, не будем, Рон. Вырвемся мы или нет, но война продолжается и неизвестно сколько продлится. Знаешь, надо заканчивать ее как можно скорее. Увидев войну вблизи, я понял, что любая затяжка просто преступление. Впрочем, ты и сам все понимаешь. Ты видел то же, что и я.

Рон кивнул.

В этот же день я выполнил свое обещание и отпустил всех солдат, захваченных в ущелье. Не веря своему счастью, те поспешно собрали выданные им припасы и быстро покинули лагерь, пока мы не передумали. Я велел нескольким кавалеристам проводить их и вернуться. Ушел и Кроул, как только убедился, что я сдержал свое слово. Денег он так и не взял. Правда, мой жест вызвал бурю протеста со стороны Ауредия, который считал этот поступок идиотизмом.

– Я обещал, – устало повторил я.

– Да мало ли что ты обещал!!!

– Уйди, – попросил я Ауредия. Кроме него ведь никто и не спорил. Даже Герхардт.

– Возможно, ты и не прав, но ты обещал, и ты не можешь нарушить свое слово, заметил он мне тогда.

С трудом мне удалось отделаться от Ауредия. А на следующий день мы выступили в поход. Перейдя мост, его подожгли. Сожгли даже сваи, чтобы было трудней навести новый. Все запасы оружия, обнаруженного в лагере и не нужного нам, мы побросали в реку.

Стоя на берегу и глядя на пылающий мост, я только сейчас поверил, что мы действительно выбрались. Впереди у империи войск не было. Почти все боеспособные отряды были отозваны еще тогда, когда мы вторглись сюда во главе с Ауредием. Спеша собрать силы для отпора, имперский командующих опустошил почти все гарнизоны, которым непосредственно не угрожали. Поэтому мы шли не встречая никакого сопротивления. Мы проходили мимо богатых деревень и небольших городков, которые спешили открыть ворота перед нами, не рискую оказать сопротивления. Я строжайше запретил грабежи и мародерство. Пришлось даже повесить двоих рогнарских полковников, которые в одной из деревень слишком раздули свои права победителей. Ауредий сопротивлялся этому решению яростно, но я настоял на жестком приговоре. Известие об этом вмиг распространилось по округе, и теперь никто не думал сопротивляться. Люди знали, что за взятые нужные нам вещи, мы расплачиваемся, дисциплина в войске была жесткая, и не было никаких инцидентов. А если и были, то разбирательство шло беспристрастно и никакие заслуги не могли спасти негодяя, если его вина доказывалась.

– Не кажется ли тебе, что ты действуешь немного жестко? – поинтересовался у меня Герхардт, после казни двух рогнарских полковников. Все-таки они люди знатные.

– Плевать. Они убили дочь крестьянина, сначала поиздевались над ней, а потом убили. И лучше проявить жесткость сейчас, чтобы все поняли, что перед законом все равны, чем пожинать плоды жалости потом.

– Я не говорю, что ты не прав, но ни Ауредий, ни остальные рогнарские полковники тебе этого не простят. Ты ведь мог бы просто вызвать их на поединок.

– Это было бы то же убийство. У них не было шансов даже вдвоем.

– Именно, но зато ты не нажил бы столько врагов. Поединок чести, это понятно для всех и даже почетно, в отличие от петли.

– Именно, Герхардт. Именно. А я вовсе не хотел, чтобы они сохранили честь. Все должны были понять, что преступник умрет как преступник и никакого снисхождения к нему не будет. А что касается вражды Ауредия… переживу.

– Он очень влиятельная фигура при дворе.

– Плевать.

– А зря. Энинг, ты все-таки большой максималист. Ты хочешь либо все, либо ничего. Это не самое мудрое правило. Научись компромиссам.

– Может и научусь, со временем.

– Если доживешь, – шепотом заметил Герхардт, чтобы я не услышал. Но я услышал, но это не вызвало у меня никаких эмоций.

В последнее время, когда стало уже понятно, что мы спаслись, я постоянно ощущал какую-ту непонятную усталость. Утром мне требовалось прилагать огромные усилия, чтобы встать, при этом от усталости я едва не падал. И это притом, что теперь мы двигались неспешно и хорошо отдыхали в пути. Даже дей-ча не помогало. Я едва не падал из седла. Конечно, я старался не показать вида и, похоже, мне это удалось. Каждый день я заставлял себя беседовать с Угландом, который засыпал меня вопросами, касающиеся этого похода. Похоже, он хотел знать даже мои мысли перед каждым боем. Утром я заставлял себя встать и одеться, потом также заставлял заниматься необходимыми делами. Но с каждым разом делать это было все сложнее и сложнее. Сложнее стало и скрывать свое состояние от окружающих. К счастью, поход уже подходил к концу и через десять дней мы вышли к границе Рогнара.

– Ну вот и все. Дошли. – Я, потеряв контроль над собой, всхлипнул и повалился из седла. Что-то тревожно закричал Герхардт. Ко мне бросилось несколько солдат. Вот сквозь них протолкнулся Святополк.

– Энинг, что с тобой? Ты слышишь меня? – сквозь вату пробивался чей-то голос.

– Слышу, – с трудом сказал я. – Слышу. Просто спать хочу. Устал очень. Вот посплю и все будет хорошо.

– Врача!

– Я врач. – Голоса путались, и я не мог различить какой кому принадлежит. Кто-то щупал мой пульс, что-то еще делал.

– Ясно.

– Что-нибудь серьезное? – узнал я встревоженный голос Герхардта.

– Нервное истощение! Я мог бы догадаться и сразу! Я же видел… но он так держался, что ничего нельзя было заподозрить.

– Но от чего это?

– А что вы хотите? Он же еще ребенок, а тут на него навалилась эта ответственность с командованием! Похоже, он всю кампанию провел на одних нервах. Боюсь, что я даже представить не могу, чего она ему стоила! И вы хороши!!! Вы же постоянно были рядом! Неужели вы не могли догадаться, что ребенок не сможет выдержать таких нагрузок?!!

– Но что делать, доктор?

– Ничего. Он сам должен захотеть поправиться. Понимаете, сейчас подорваны его силы и он устал настолько, что может просто расхотеть жить. Главное не дать ему это сделать. Надо заставить его снова полюбить жизнь! Пусть рядом с ним всегда будут люди, которых он любит, может это заставит его бороться с апатией. Если что-то его заинтересует в жизни, то это его вытащит.

Какие пустяки. Мысли ворочались с трудом. Мне был вообще непонятен этот спор. Как будто есть какая-то разница между жизнью и смертью.

– Но почему сейчас это случилось? – услышал я голос Готлиба.

– Неужели не ясно? Я же говорю, что он держался только на нервах. Пока поход был незакончен, он цеплялся за жизнь. Он считал, что его долг довести дело до конца…

– …а сейчас все закончилось.

– Вот именно.

– Энинг! Энинг! – Знакомый голос. – Егор!

Это имя помогло мне набраться сил, и я увидел заплаканное лицо Рона.

– Егор, очнись.

– Рон прекрати реветь. Мне что, уже и отдохнуть нельзя?

Склоненный надо мной доктор издал облегченный вздох.

– Говори с ним, говори, мальчик, – прошептал он.

И Рон говорил. Говорил сбивчиво и быстро, в результате чего половину слов я просто не понял. Он говорил о моих родителях, о Нарнахе, об Ольге.

– Рон, остановись, пожалуйста, – чуть ли не простонал я. – У меня уже голова болит. Дай поспать.

– Дайте ему поспать, – попросил доктор. – Пусть отдохнет.

Дальше я уже ничего не помнил. Проснулся я ничуть не отдохнувшим. Только спать не тянуло, а так я чувствовал себя совершенно разбитым.

– Ты как? – надо мной склонился встревоженный Рон.

– Нормально, – соврал я. – Сколько я спал?

– Почти двое суток.

– Что?! Двое суток?! – я без сил откинулся назад, обнаружив, что лежу на телеге, которая катится следом за другими телегами. Рядом шагали солдаты, которые с тревогой смотрели на меня. – Что со мной, Рон?

– Доктор говорит, что ты просто переутомился и это пройдет.

– Наверное, он прав. Ладно, помоги мне встать. – Я с трудом поднялся и, шатаясь, двинулся по дороге. И сразу сообразил, что если я так буду плестись, то вскоре отстану от армии. – Рон, где мы?

– Идем по Рогнару. Вчера пересекли границу.

– Вчера? Но почему? Мне помнится, что подошли мы к ней позавчера.

– Да, – Рон виновато посмотрел на меня и вздохнул. – Доктор велел не говорить, но я проговорился. Просто он попросил дать тебе покой, чтобы тряска от движения не помешала твоему отдыху.

– Глупости, – рассердился я. – Тряска ничуть не помешала бы мне!

– Это вы так думаете, молодой человек, – неожиданно раздался позади меня чуть хрипловатый голос. Я резко обернулся и обнаружил мага-врача нашей армии, начальника всей госпитальной службы. – Но вы действительно нуждались в отдыхе и даже сейчас нуждаетесь. А лишний день ничего не решал.

– Но солдаты хотели бы попасть домой!

– Да. Мы все рассказали солдатам и попросили их задержаться. Никто не возражал. Если не считать возражениями вопли этого идиота Ауредия. Кстати, кажется, в связи с вашей болезнью генерал снова начал командовать.

– Ну и пусть командует, – отмахнулся я. – Теперь-то он справится.

– Это точно. – Ко мне подходил ухмыляющийся Герхардт. – Сейчас он справляется. В каждом селении, мимо которого мы проходим, он устраивает марш победы, проводя по улицам пленных. Очень ругал тебя, что ты отпустил остальных.

– Пусть ругается. Здравствуй, Герхардт. Рад тебя видеть.

– Я тоже рад. Ну и испугал ты нас, малыш. Не делай так больше.

– Не буду, папочка.

Герхардт ухмыльнулся.

– Раз шутишь, то значит в порядке. Доктор, как он?

– Разве не видите? – Слегка раздраженно заметил тот. – Милорд еще не восстановил свои силы. И сделать это будет не просто. – Врач оценивающе посмотрел на меня. – Милорд, если хотите выжить, то боритесь. Не поддавайтесь апатии, не дайте ей завладеть вами. Хорошо, что встали, вам полезны пешие прогулки.

– Полезны, это хорошо, только, боюсь, я не поспею за армией.

– Об этом не беспокойся. – Герхардт сорвался с места и умчался куда-то вперед.

– Куда это он? – удивленно спросил я.

– Подозреваю, что к Ауредию, – ответил врач.

Подтверждая эти слова, впереди послышалась чья-то ругань. Что там происходило, я не видел, но вскоре солдаты резко сбавили шаг и пошли заметно медленней. Тут ко мне снова подъехал Герхардт, за ним ехал Ауредий.

– Полковник сказал мне, – заговорил он, бросив злой взгляд на Герхардта, – что доктор велел вам идти пешком, но вы не поспеваете, за армией, милорд. Я велел идти помедленней.

Перехватив насмешливый взгляд Герхардта, адресованный Ауредию, я понял, кто на самом деле велел.

Тут подъехал Артер. Доктор посмотрел на Рона, Артера и меня, потом повернулся к остальным:

– Господа, прошу оставить моего подопечного в покое. Пусть он побудет с друзьями. Это для него лучше всех лекарств.

Никто не возразил и вскоре я уже шагал рядом с Артером и Роном. Поскольку Рон почти все время сидел рядом со мной, то он мало что мог рассказать о делах армии. Артер в этом отношении знал больше, тем более что он, как вестовой, постоянно находился рядом с командованием.

– Ауредий сразу заявил о своих правах на командование как только ты заболел, – рассказывал Артер. – Ему никто и не возражал. Герхардт, Святополк и Лекор больше тревожились о твоем здоровье и не лезли вперед, а остальным было все равно. В конце концов, мы же уже пришли, а вернуться можно и под командованием Ауредия. Правда, тот в первой же деревне устроил что-то типа триумфального шествия. Сам же он гордо ехал впереди на белом коне. Неизвестно где откопал его только.

Представив это зрелище, я расхохотался.

– Жаль, что я это не видел.

– Неужели тебе все равно, что он присвоил твою славу?!

– Абсолютно. Артер, если я что и понял, так это то, что слава не самая нужная вещь на свете. Если Ауредию нравится изображать из себя победителя, то пусть себе. Кого, в конце концов, он обманет кроме самого себя? А обманывать самого себя не самое лучшее занятие.

Артер широко открытыми глазами смотрел на меня.

– Слушай, а ведь ты прав! Он же ведь этим парадом выставил себя на посмешище! Ведь каждый знает, кто истинный победитель. – Но Артер тут же скис. – Но ведь он убедил в этом всех жителей той деревни. А вскоре они разнесут эту новость по всей стране.

– Ты считаешь, что правду можно спрятать? – усмехнулся я. – Знаешь, я был бы рад, если бы ему все поверили и забыли обо мне, но боюсь, что это невозможно. А Ауредий может сколько угодно изображать из себя победителя, но правда все равно станет известна. К тому же не забывай об Угланде. Уж он-то описал в своих записках всю правду.

– А ведь верно! – Артер и Рон переглянулись и расхохотались. – Об этом Ауредий не подумал!

– Вот именно. Кстати, кто знает, сколько нам еще идти?

– До столицы два дня. Ауредий уже послал гонца с сообщением о нашем прибытии. Представляю, что там будет твориться! Ведь нас, наверняка уже похоронили! – Артер весело посмотрел на меня. – Вот будет сюрприз!

– Люблю сюрпризы, – буркнул я. – Ладно, ребята. Что-то я устал. Отдохну немного. – Я снова забрался на телегу и сам не заметил, как погрузился в сон. А через день мы подъезжали к Горогону.


Глава 3 | Клинки у трона | Глава 5