home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Мы уже почти сутки ехали по лесу, уходя от погони, посланной за нами после нашего побега. Я опять недооценил желание Сверкающего поймать меня. Когда я привез Рона, Ольга сначала испугалась, но, поняв, что тот всего лишь спит, тут же принялась осматривать его раны. Обругала меня за то, что я их хорошо не помыл.

– Но у меня не было времени! – попытался оправдаться я.

– Зато сейчас есть! – отрезала она. – Будешь воду носить.

Поскольку большой посуды у нас не было, пришлось мне бегать за водой с фляжкой. Хорошо еще вода была недалеко.

Когда Рон очнулся, он сперва даже не понял где находится. Потом разрыдался.

– Егор, я уж и не верил, что ты меня найдешь! Там ведь ловушка была!

– Знаю, – я успокаивающе положил руку ему на плечо. – Я все видел. Надеюсь Ролокону теперь несладко. Но нам нужно уходить. Рон, ты идти сможешь?

Рон поморщился и кивнул.

– Я постараюсь.

Все-таки огромное счастье было в том, что я догадался прихватить лошадей. Все же Рон еще не совсем был здоров, чтобы идти пешком. Я видел, как он морщился всякий раз, когда лошадь делала резкое движение. Часто приходилось останавливаться, чтобы поменять Рону повязки, поскольку старые успевали пропитаться кровью (от езды у Рона стали кровоточить его шрамы). А так как новых повязок у нас было мало, то приходилось стирать предыдущие и использовать их. Всякий раз при этом я морщился и старался положить как можно больше трав на раны, чтобы, не дай бог, Рон не схватил заражение. Однако уже через сутки Рон заметно ослабел.

– Нам надо остановиться.

– Знаю. – Я поддержал Роксану, которая постоянно крутилась передо мной. Кажется, езда верхом доставляла ей массу удовольствия.

– Тогда почему мы до сих пор едем?!

– Потому что у нас за спиной погоня. Нам надо оторваться от нее.

– Мы и так уже петляли до невозможности! А ты еще не пропустил ни одного ручья! Что тебя в воду тянет?

– Чтобы собаки не взяли след.

– О-о. Но нам все равно надо остановиться.

– Не надо, – слабо запротестовал Рон. – Я еще могу ехать.

Я с тревогой посмотрел на мальчишку. Просто удивительно, как он до сих пор держится? А ведь нам не только приходилось держаться в седле, но и уворачиваться от ветвей – уходя от погони, мы забрались чуть ли не в самую чащу. Иногда даже приходилось идти пешком, поскольку всаднику пробраться через гущу кустов было просто невозможно.

В этот момент мы выбрались на небольшую полянку, но не успел я издать облегченный вздох, как нам навстречу вышел довольно крупный мужчина в одежде из шкур и с луком наготове. Впрочем, шкуры были обработаны довольно тщательно, и одежда из них выглядела аккуратной и удобной. Как раз именно то, что нужно для путешествия по лесу. Но самое плохое было в том, что этот человек держал лук наготове и стрела, наложенная на тетиву, смотрела точно на нас. Однако этот человек быстро разобрался, что перед ним всего лишь четверо детей. На его угрюмом лице проступило такое изумление, что я вмиг сообразил, что к погоне он не имеет никакого отношения.

– Что вы здесь делаете? – удивленно спросил он.

– Помогите нам, пожалуйста, – попросила Ольга, выехав вперед. – За нами гонятся и наш товарищ ранен.

Зачем она сказала, что за нами гонятся? А если человек выгонит нас? Или сдаст погоне? Но мне в который раз пришлось убедиться в том, что Ольга умеет отлично разбираться в людях.

– Гонятся? Ранен?

В этот момент Рон просто свалился с коня. Я выругался, соскочил с седла и бросился к Рону. Поспешно отстегнул от пояса фляжку с водой и приложил ее к губам Рона. Тот сделал глоток. Тут я почувствовал, как чья-то сильная рука отодвигает меня в сторону. Наш недавний собеседник некоторое время рассматривал Рона.

– Вы поможете дяде Лональду?

Я резко обернулся. Рядом стояла Роксана и доверчиво смотрела на мужчину, дергая его за рукав. Глаза мужчины блеснули. На миг в них промелькнуло какое-то непонятное выражение.

– Конечно помогу, малышка. Что с ним? – спросил он меня уже совсем другим тоном – жестким и требовательным.

Я сразу понял, что сейчас лучше ничего не скрывать. Поэтому задрал на Роне рубашку и размотал повязки. Некоторое время мужчина молча изучал шрамы.

– Кто его так? – Вопрос прозвучал обыденным голосом, но у меня по спине отчего-то пробежал холодок.

– Работорговцы. – Я коротко рассказал о случившемся.

– Это они за вами гонятся?

– Возможно. – Почему-то врать этому человеку было очень трудно. – Хотя вряд ли. – Я вздохнул и ринулся головой в «омут». – На самом деле за нами гонятся солдаты. – Помощь нам нужна была отчаянно и этот человек единственный, кто мог нам помочь. А помощь можно просить только основываясь на доверии. Если уж он нас захочет предать, то пусть сделает это сейчас. По крайне мере с одним я могу справиться.

Человек с интересом посмотрел на меня.

– И что вы такого сделали, что за вами гонятся солдаты? На опасных преступников вы не похожи.

– О, мы шпионы союзников и разведка Сверкающего об этом узнала. Вот теперь они и горят желанием побеседовать с нами, – совершенно искренне ответил я.

Человек хмыкнул.

– Что ж, не хочешь говорить не надо. – Он молча поднял Рона, потом повернулся. – Иди те за мной.

Ничего не оставалось, как выполнить эту просьбу, больше похожую, на приказ.

– Егор, ты уверен, что ему можно доверять? – Ольга нервно сжимала уздечку своего коня.

– У нас нет выбора. А в случае чего… – я показал ей рукоятку кинжала, спрятанного у меня в одежде.

Человек петлял такими тропками, что я уже давно потерял всякую ориентацию. Если он куда-то и вел нас, то для меня оставалась загадкой, как он находил дорогу и по каким ориентирам определял где необходимо сворачивать налево, а где направо. Я уже начал волноваться, когда деревья неожиданно раздвинулись, и мы оказались на большой поляне посреди леса. На поляне стоял довольно просторный дом, сразу видно, сделанный вручную из того материала, что был под рукой, то есть из дерева. Позади дома виднелся аккуратный огородик, в загоне блеяли козы. Видел я и коровник. Сразу чувствовалось, что здесь живет очень хороший хозяин.

Не останавливаясь, человек прошагал к дому, пинком распахнул дверь и внес Рона внутрь. Уложил на кровать и стал сноровисто раздевать его. Рон попытался слабо сопротивляться.

– Лежи, – буркнул человек.

Раздев Рона по пояс, он уложил его на живот, достал с полки какую-ту баночку и стал осторожно мазать раны Рона. Заметив наши встревоженные лица, он успокаивающе улыбнулся.

– Не переживайте. Ничего с вашим другом не будет. Шрамы, конечно, не очень хорошие, но ничего опасного. Через двое суток заживет. Его только не надо трогать.

– Двое суток! Мы не можем столько ждать! Нас найдут солдаты! – Я встревожено посмотрел на Ольгу.

– Успокойтесь. Здесь вас никто не найдет. Да и не будут вас долго искать. Не знаю уж, что вы там натворили, но не думаю, что что-то уж сильное. Поищут вас для вида и перестанут.

Мы с Ольгой переглянулись. Нам не надо было даже говорить, чтобы понять о чем думает каждый из нас. И она, и я знали, что чтобы добраться до меня Сверкающий не остановится ни перед чем. И надеяться на то, что нас перестанут искать очень наивно.

– Мне кажется, что вы не все мне говорите! – нахмурился человек.

– Фрегор! – неожиданно раздался крик. – Мы вернулись!

Дверь распахнулась и в дом вбежали два подростка примерно моих ровесников. Сначала я подумал, что это два мальчишки, но быстро понял, что мальчишка здесь только один. Вторая была девчонкой. Впрочем, моя ошибка была простительной, поскольку у обоих были одинаковые волосы до плеч, оба были в штанах и в одинаковых рубашках. У обоих за поясами висели охотничьи ножи. Только мальчишка нес в руке еще и лук. А вот девочка держала несколько убитых зверушек. Кажется, они только что вернулись с охоты. Заметив нас, они ошеломлено замерли, разглядывая незваных пришельцев. Мальчишка даже схватился за нож, но тут же разглядел мужчину и расслабился.

– Все в порядке, Эдрум. Я встретил этих путешественников в лесу. Им была нужна помощь. Одни люди не слишком хорошо обошлись с их другом.

– Что с ним? – девочка поспешно подошла к кровати и взглянула на Рона. – О боже, кто с ним такое сделал?

– Они говорят, что работорговцы.

– Какие работорговцы? – Мальчишка, которого мужчина назвал Эдрумом, подозрительно уставился на нас.

– Вот что. – Фрегор, если это действительно было его имя, поднялся. – Эдрум, Люсия, проводите гостей и покажите им тут все. Уверен, что они сами вам все расскажут. А сейчас не мешайте мне. Идите, – повторил он, заметив, что я не слишком горю желанием покидать своего друга.

Тут Ольга схватила меня за руку и потащили из дома.

– Пошли. Ведь видишь же, что он знает что делает. И прекрати вечно во всем винить себя!

– Идите, – попросил Рон. – Егор, не волнуйся.

– Странное имя у твоего друга, – добродушно усмехнулся Фрегор. Это было последнее, что я услышал. Потом дверь в комнату закрылась.

Эдрум и Люсия провели нас за дом, где на небольшой полянке вполне можно было посидеть. Однако сидеть я не мог и вскоре уже метался по этой полянке.

– Не обращайте на него внимания, – посоветовала Ольга. – Он постоянно такой.

Я остановился и уставился на Ольгу, которая не обращая на меня внимания, стала причесывать Роксану.

– Ну спасибо! Значит, по-твоему, я сумасшедший?

– Ну-у… так вот прямо я не сказала бы…

– Я понял. Огромное тебе спасибо! – Тут я поймал слегка ошарашенные взгляды наших новых знакомых, которые с интересом прислушивались к нашему спору. Я поспешно взял себя в руки. – Просто я сильно переживаю за Рона.

– А он кто тебе? – поинтересовалась Люсия.

– Брат.

– Ага, как же. Брат. – Эдрум презрительно сплюнул. – Вы же совсем не похожи!

– Брат, – повторил я, бросив взгляд на Эдрума. – У нас разные родители, но он мой брат.

Эдрум секунду смотрел на меня, потом кивнул.

– Я понял. А что же с вами все-таки произошло?

Я коротко рассказал о произошедшем (естественно все по нашей легенде о беженцах).

– Вот оно что? – Люсия недоверчиво смотрела на меня. – И как Сверкающий допускает подобное. И где? В собственной столице!

– Да что ты знаешь о Сверкающем? – раздраженно бросила Ольга. – Живете здесь…

– Ты напрасно так говоришь. – Эдрум покачал головой. – Мы здесь живем не круглый год. Мы ходим и в деревню, если нам что понадобиться. Сверкающий великий правитель… хотя, – мальчишка на миг задумался, – Фрегор почему-то не любит его. Называет не иначе, как узурпатор.

– Но он действительно узурпатор. Он прогнал законного правителя и сам сел на его место.

– Да что вы понимаете, мисс! – Эдрум разгорячился и вскочил. – Старый король, которого сверг Сверкающий, был очень плохим! Нам об этом Фрегор много рассказывал. А Сверкающий объединил все королевства! Он прекратил бесконечные войны! Если бы я мог, то обязательно пошел бы сражаться с захватчиками, которые сейчас идут на нас.

– Не горячись, Эдрум, – услышали мы спокойный голос Фрегора, который непонятно как оказался позади нас. Правда я услышал, как он подходит, но решил не подавать вида. Крестьянский мальчишка не может услышать походки воина, а то, что этот Фрегор воин, я не сомневался. – Прежде чем решать за кого выступать, сначала узнай правду, а потом только принимай решение. Решения, принятые под воздействием эмоций, как правило, всегда ошибочны. Разве не этому я тебя учил?

– Да, Фрегор. – Эдрум смущенно потупился.

– Что с Роном? – подбежал я тут же.

– С твоим другом все хорошо. Сейчас он спит. – Фрегор протянул руку и ухватил меня за плечо прежде, чем я сорвался с места. – Оставь его, пусть пока отдохнет. Поверь, сон для него сейчас гораздо полезней твоей встревоженной физиономии.

Это имело смысл, и я нехотя опустился на траву.

Первые сутки прошли спокойно. Я все же навестил Рона, но он спал, и я поспешно ретировался чтобы его не потревожить. Эдрум и Люсия устроили нам небольшую экскурсию по лесу, которая, правда, омрачилась тем, что Ольга и Эдрум устроили настоящий спор по поводу Сверкающего. Эдрум считал его величайшим правителем мира, а Ольга называла его величайшим злодеем мира. Ни я, ни Люсия в спор не вмешивались.

– Сверкающий великий правитель! – убежденно повторил Эдрум. – Он готов рисковать ради своих подданных! Ты можешь назвать хоть одного другого правителя, который так много делает для страны?

– Да!!! Например, Великий Князь Китижа! – При этих словах я едва не застонал.

– Ну, – Эдрум почесал затылок. – Ничего не могу сказать. Просто не знаю. Но я считаю, что все, кто воспитывается во дворце, рохли. Из таких не получится настоящих королей! Куча слуг, готовых выполнить любое желание, няньки разные. Я уверен, что дети этого твоего князя даже обувь самостоятельно надеть не смогут.

– Ах обувь надеть не смогут! – В голосе Ольги появились опасные нотки. Я заметил, что она поудобней перехватила посох. – Да я…

– Вы оба не правы, – поспешно вмешался я, догадываясь, что сейчас хочет сказать Ольга. – Сверкающий маг смерти и одно это делает всю вашу дискуссию бессмысленной.

– Дискуссия… Какие словечки для крестьянина, – хмыкнул Эдрум, успокаиваясь. Ольга тоже взяла себя в руки.

– Ты тоже говоришь не так, как обычный отшельник, – отрезала она.

– Ну… нас учил Фрегор. Мне кажется, что он знает абсолютно все.

К счастью на этом спор оборвался.

На следующее утро я был свидетелем занятий Фрегора со своими подопечными. Я так и не определился, кто он для этих детей. Отец, не отец. Может дядя? Тоже не похоже. Скорее всего, просто подобрал каких-нибудь сирот.

Занятия Фрегор начал с пробежки. После нее все трое стали делать различные упражнения, в которых я с удивлением узнал разминочные упражнения воинов. При этом Фрегор не делал скидки ни для Эдрума, ни для Люсии, требуя с каждого одинаково. После подобных упражнений, когда и Эдрум и Люсия уже еле стояли на ногах, Фрегор вынес деревянные мечи. Ага, все-таки я был прав, это был действительно разминочный комплекс солдат.

Фрегор фехтовал великолепно. Эдрум уступал ему не намного. Люсии фехтование давалось трудней, но порой она откалывала такие финты, которые ставили в тупик ее наставника. Из-за этого она добиралась до него чаще, чем ее… кто? Брат? Просто знакомый?

– Вот здорово. – Ольга подошла ко мне и тоже стала наблюдать за учебой. – Кажется этот Фрегор весьма загадочная личность. Посмотри, как он владеет мечом. И заметь, девочку он учит наравне с мальчишкой.

– Мне кажется, что ты смогла бы не хуже.

Ольга критически посмотрела на бой.

– Возможно. Хотелось бы попробовать.

– Эй, не забывай, что мы всего лишь крестьянские дети! Мы не умеем пользоваться мечом.

– Да помню я, помню. Но все же хотела бы узнать, кто такой наш гостеприимный хозяин.

После обеда на улицу вышел Рон, которому Фрегор разрешил выйти и посидеть на улице.

– Только постарайся не делать резких движений, – предупредил он. – А я схожу, посмотрю на вашу погоню. Не стоит упускать это из вида.

Эдрум и Люсия о погоне услышали впервые.

– А кто за вами гонится? – поинтересовалась Люсия. – Те самые работорговцы?

– В том числе, – буркнул я.

– А как вы сумели от них сбежать?

Вот ведь привередливая девчонка. Все то ей знать надо.

– Просто нам повезло подслушать разговор работорговцев. Когда мы сообразили, кто эти люди, то очень быстро убежали.

– Понятно. – Узнав все, что хотела, Люсия потеряла к беседе всякий интерес. Она уселась на поваленное дерево, достала какой-то кругляшек из кармана и стала помахивать им перед собой, любуясь игрой света.

Сначала я не обратил на это никакого внимания, только отметил, что кругляш похож на рыцарский камень, только сделанный в виде пластинки.

– Что это? – спросил Рон, пододвигаясь поближе.

– Это? – Люсия неожиданно смутилась. – Когда я однажды убирала в комнате Фрегора, то нашла это у него под кроватью. Он забился в щель. Я решила, что раз этот предмет потерялся, то он никому не нужен. А мне он понравился. На нем изображен алый кенгуру с драконом. Так красиво.

– Что?!!! – Я подскочил едва ли не на три метра в воздух. – Покажи!!! – Я подскочил к Люсии и вырвал кругляш у нее из рук так, что та испугано отшатнулась. Это было именно то, о чем я и подумал! Я не мог ошибиться! Я ведь видел изображение этого предмета у Мастера, а потом в университете в той книге, которую показывал мне Угланд! Алый кенгуру с драконом! На зеленом фоне рыцарского камня! Как же потерялась эта вещь! Фрегор спрятал ее там! Ему просто в голову не пришло, что кто-то может полезть под кровать и залезть в щель.

– Эй, полегче с Люсией! – Эдрум грозно наступал на меня, но увидев мой вид, удивленно замер. – Что с тобой?

Я сложил цепочку со знаком и спрятал его в карман.

– Эй, это мое! – возмутилась Люсия.

– Твое? – посмотрел я на нее. – Нет. Я отдам это только Фрегору.

– Фрегору? Да что в этой штуке такого?! – возмутился Эдрум.

– Штуке? А ты знаешь, что это такое? Это, к твоему сведению, не штука, а смерть, или богатство, как повезет. Если бы эту штуку увидел у твоей сестры кто-нибудь посторонний, то кончиться все могло очень печально… для всех вас.

– А в чем дело? – Ольга смотрела на меня с таким же удивлением как и остальные. Я молча достал знак и показал его Ольге. Та некоторое время недоуменно его разглядывала. Потом смертельно побледнела. – Он похож на…

– Вот именно.

– Но чей это знак?

– Пока не скажу. Дождемся Фрегора. Но мне о многом с ним придется поговорить.

Фрегор вернулся под вечер. Сразу было видно, что он сильно озадачен.

– Что вы там натворили? – Сходу спросил он. – У меня сложилось впечатление, что вас ищет чуть ли не вся армия Сверкающего. Лес буквально кишит солдатами. Вы знаете, что за вашу поимку объявлена крупная награда?

Это заявление огорошило Люсию и Эдрума настолько, что они даже забыли о знаке.

– Награда за поимку? Но работорговцы…

– Причем здесь работорговцы, – отмахнулся Фрегор. – Наших друзей ищет специальная служба Сверкающего. А эти люди воров не ловят. Впрочем, и убийц они не ловят. Они охотятся только за теми, кто как-то угрожает существованию империи. Вам, ребятки, не кажется, что стоит рассказать правду?

– Возможно, – кивнул я. – Только давайте правду за правду.

– Что ты имеешь в виду? – удивленно спросил Фрегор.

Я достал из кармана знак и показал его. Фрегор смертельно побледнел, вскочил с места, бросился было ко мне, но по дороге замер. Часто задышал. Ему явно не хватала воздуха. Он рванул воротник.

– Фрегор, что с тобой? – Люсия испуганно бросилась к опекуну.

– Ничего, Люсия, все в порядке. Откуда он у тебя? – хрипло спросил Фрегор.

– Им Люсия играла. Я увидел.

Люсия кивком подтвердила мои слова.

– Я убирала у тебя и нашла его под кроватью. Я думала, что он никому не нужен и взяла его себе. Я хотела тебе его показать, но все время забывала. Я не знала, что эта штука так важна.

– Да что это такое? – возмутился Эдрум.

– Это, – ответил я, глядя на Фрегора, – королевский знак. Алый кенгуру с драконом – символ королевства Шантар. Это королевство первое покорил Сверкающий пятьдесят лет назад. Артрерий – бывшая столица Шантара.

Фрегор выдохнул сквозь сжатые зубы и опустился на землю.

– И еще мне известно совершенно точно, что этот знак был у сына Олуэра – тогдашнего короля Шантара – во время бегства сводной сестры королевы Шантары. Если я правильно помню, то сводная сестра королевы как раз в тот момент находилась в Шантаре вместе со своей дочерью, которой в то время был примерно год или чуть меньше. Когда появился Сверкающий, она взяла сына короля Шантара, свою дочь и попробовала бежать с одним солдатом из охраны. С тех пор этот знак нигде не могли найти. Считалось, что его потеряли во время бегства.

Я замолчал, ожидая реакции Фрегора.

– Ты не крестьянин, – заявил он мне, немного погодя. – Крестьянин просто не понял бы что это такое.

– Правду за правду, – отрезал я. – Вы ведь и есть пропавший сын законного короля? По возрасту, вы подходите, вам ведь сейчас лет пятьдесят? Вы законный наследник Шантара? Правда, я не вижу дочери королевы Арбелы… И эти дети…

– Нет! Они не мои дети. И не дети принцессы Арбелы, как ты подумал. А что касается дочери, то…, – Фрегор печально замолчал.

– Извините. Но вы король Шантара?

– Сейчас уже нет.

– Ваше величество. – Я склонился в глубоком поклоне. Моему примеру немедленно последовали Рон и Ольга.

– Я сказал, что не король! А теперь я хочу услышать правду от вас.

– Как скажете, ваше величество. – Я покосился на воспитанников Фрегора, которые с открытым ртом смотрели на своего наставника. – На самом деле я уже сказал вам правду, только вы не поверили. Мы на самом деле шпионы союзников. Мы должны были выяснить ситуацию в столице и не очень удачно нарвались на работорговцев. В результате наша миссия провалилась, и мы вынуждены бежать.

– За простыми шпионами спецотряды Сверкающего не гоняются, – холодно ответил Фрегор. – И с каких это пор союзники для шпионажа стали использовать детей?

– Чрезвычайная ситуация. Поверьте, я сейчас просто не могу всего объяснить, но когда мы придем к союзникам, я обещаю все рассказать.

– Мы?!

– Ваше величество, вольно или невольно, но мы навели на ваше убежище ищеек Сверкающего. Если они поймут, кто вы такой, а они это поймут довольно быстро, то вы в тот же час окажетесь в подвале Сверкающего. Что происходит в подвале мага смерти, вы знаете не хуже меня.

– Возможно, но что мне делать у союзников?

– Ваше величество, – я вздохнул, набираясь смелости и наглости. – Я предлагаю вам трон Сверкающего.

– Что?!! – Кажется, Фрегор был основательно потрясен моей наглостью.

– Судите сами. Люди воюют не столько за Сверкающего, сколько за империю. Никто не хочет возвращения эпохи королевств. Сейчас союзники в их представлении разрушители империи. Мы, конечно, можем заявить, что воюем только со Сверкающим, но это будут только слова. Но если законный король Шантара выступит на стороне союзников с лозунгом возвращении законного трона, то это существенно поколеблет позиции Сверкающего.

– И ты считаешь, что союзники поддержат меня? – насмешливо спросил Фрегор.

– Поддержат? Да они ухватятся за вас всеми силами.

– Ладно, допустим, они поддержат и что потом? Стать марионеткой союзников?

– Вопреки распространенному мнению, союзники вовсе не монолитны в своем единстве. Сейчас единственное, что их объединяет – это страх перед Сверкающим. После победы они наверняка разругаются в пух и прах. Но вы останетесь на троне. И уже не перед единым фронтом. А в той ситуации не составит труда проводить ту политику, которую вы захотите.

– Даже если эта политика будет продолжением политики Сверкающего?

– Ну, вы не маг смерти и у вас нет возможности добиться успеха там, где успех был реален у Сверкающего. Вы просто не проживете столько. И потом, союзники хоть и будут расколоты, но перед угрозой все же объединятся. Они уже доказали, что сумеют это сделать. Главная ошибка Сверкающего заключалась, по моему мнению, в том, что он не верил, что против него может возникнуть реальный фронт. Не верил, что смогут объединиться страны, у которых было столько противоречий.

– И это мне предлагает шпион союзников?! Где же тут интересы союзников?

– Я не знаю в чем заключаются интересы союзников, но мои интересы заключаются в том, чтобы убрать Сверкающего. И с вашей помощью это сделать можно проще и быстрее. И я не дурак и прекрасно понимаю, что такая сила, как империя пешкой быть просто не может. И даже если вы будете глядеть в рот союзникам, то ваш сын уничтожит эту зависимость. Неужели вам не жалко людей? Ведь без вас эта война может длиться очень долго! Подумайте о том, что с каждым годом эта война будет плодить множество сирот. Сколько будет уничтожено деревень? Сколько городов будет разрушено? Я ведь знаю о чем говорю, мы проходили по местам боев и видели их последствия.

– Послушай, как там тебя зовут по правде…

– Егор мое настоящее имя.

– Хорошо. Так вот, Егор, твое предложение лестно. И логично. Но с чего ты решил, что союзники прислушаются к твоему мнению? Извини, конечно, за недоверие, – усмехнулся Фрегор.

– Во-первых, у вас все равно нет выбора. В империи вам больше не спрятаться, рано или поздно, но вас схватят. Бежать с Острова? Но Остров находится в плотной блокаде, и союзники вас просто не выпустят, я ведь все сообщу о вас им. А убивать нас вы не будете. Меня еще могли бы, но Рона и Ольгу нет. А во-вторых, только появившись в стане союзников, вы могли бы убедиться насколько я влиятелен. Так как?

Фрегор кивнул.

– Похоже ты прав. Выбора у меня нет. Как вы собираетесь выбираться?

– В одном месте, в каком, пока не скажу, на побережье нас будет ждать корабль союзников. Он нас и заберет.

– Хорошо. Тогда я пойду соберу вещи, чтобы поутру отправиться. Не стоит терять время. И я всегда предполагал, что однажды наступит день, когда нам придется покинуть этот дом. Заодно поговорю со своими подопечными. Кажется, они нуждаются в кое-каких объяснениях.

Я искоса посмотрел на Люсию и Эдрума.

– Да, поговорить с ними стоит. Они действительно нуждаются в объяснении.

На следующий день мы покинули дом Фрегора довольно рано. Фрегор открыл загон, потом некоторое время смотрел на свое жилье. Понимая, как нелегко ему покидать место, где он прожил всю жизнь, ему никто не мешал. Но Фрегор долго задерживаться не стал. Он вывел из конюшни наших лошадей, своего коня и коней для своих воспитанников. Люсия и Эдрум явно было ошеломлены новостями и пребывали в немного шоковом состояние, но каждый из них выразил твердое желание идти вместе со своим воспитанником. Хотя у меня сложилось впечатление, что он их и не отпустил бы от себя.

Каждый из нас быстро оседлал своих коней. Ольга пристроилась рядом со мной. Поскольку сейчас нам надо было двигаться с максимальной скоростью, то Ольга переоделась в мальчишечий наряд, который дал ей Фрегор. По его настоянию, она укоротила и волосы, так что теперь ее действительно трудно стало принять за девочку. Маскировка и удобство в одежде одновременно.

Фрегор вооружился охотничьим луком и мечом, короткие мечи были и у Люсии с Эдрумом. Я сначала хотел было спросить у Фрегора меч для себя, но решил, что мне пока хватит и нунчак. А в случае необходимости, то с их помощью я без труда добуду меч для себя. Я даже не стал вешать кинжал на пояс, так и оставил его спрятанным. В результате из всей нашей кампании вооруженными оказались только трое: Фрегор, Люсия и Эдрум.

– Почему ты не попросил меч для себя? – тихо спросила меня Ольга. – Ты же ведь фехтовальщик лучший, чем все мы здесь присутствующие вместе взятые.

– Ну, об этом Фрегору пока незачем знать. А оружие… мне хватит вот этого, – я похлопал рукой по нунчакам, лежащим в седельной сумке.

– Ты не доверяешь Фрегору?

– Я никому не доверяю. Этот урок я выучил хорошо. Слишком дорогую цену мне в свое время пришлось платить за него.

За день, порядочно проплутав по лесу, мы вышли на какую-ту дорогу. Фрегор вел нас такими путями, что я быстро потерял всякую ориентацию. Так что я даже не знал, где мы сейчас находимся. Оставалось только полагаться на знание местности Фрегора.

Сам Фрегор в ближайшей деревне купил для себя и своих воспитанников одежду побогаче той, которая была на них. Кажется, у него скопилась изрядная сумма денег. Я быстро понял его план и целиком его одобрил. В подтверждении моих догадок, в следующем населенном пункте Фрегор снова приобрел новую одежду. Вскоре по дороге ехала кавалькада знатного отца семейства с детьми и тремя их слугами. Роксана, также в богатом наряде, сидела впереди Фрегора. Теперь уже вряд ли у кого могли возникнуть подозрения при виде молодых господ с оружием. Правда, им пришлось избавиться от луков.

– Почему сразу нельзя было купить эту одежду? – проворчал Рон, наблюдая за Фрегором и его воспитанниками. Отдых явно пошел ему на пользу и теперь Рон стремительно поправлялся.

– А потому, что будет выглядит очень подозрительно, если простой охотник, одетый в шкуры, вдруг купит себе одежду господина. А так никто ничего не заподозрил, – объяснила Ольга.

– Вас не расстроило, что вы остались слугами? – вежливо поинтересовался Фрегор, подъезжая ко мне. Однако я успел заметить в его глазах насмешку.

– Ничуть, – отпарировал я. – Ведь главное в человеке не внешность или наряд, а суть. Глупость под одежду не спрячешь.

Фрегор хмыкнул, покосившись на меня.

– Ты всегда так с королями разговариваешь?

– А вы знаете, как надо разговаривать с королями?

Фрегор только головой покачал и отъехал, изредка бросая в мою сторону озадаченные взгляды. Странно. Мне и Ратобор говорил, что я не умею общаться с королями, но откуда Фрегору, который всю жизнь провел в лесу, знать, как правильно разговаривать с королем? Наверное, это у них в крови. Почтение подданных и все такое.

Через три дня мы стали приближаться к побережью. Кажется, нам все же удалось оторваться от погони. Фрегор просто великолепно знал все эти места и сумел провести нас такими тропами, о которых и не каждый местный житель знал. Я начинал надеяться, что наша авантюра закончится успешно. Я сообщил Фрегору место встречи с кораблем, о которой договорился с Ратобором по даль-связи. Теперь Фрегор и вел нас туда, минуя деревни и города, останавливаясь в них только затем, чтобы переночевать или закусить. Скачка была бешенной. Иногда Фрегор наблюдал за нами, смотря как мы выдерживаем заданный темп. Одобрительно кивал и скакал дальше.

– Готов поспорить, что ни ты, ни твои спутники никогда не были крестьянами. Крестьяне так ехать не смогли бы.

– Я вам об этом и говорил. Мы шпионы союзников.

Фрегор только покачал головой.

– Все-таки непонятно, почему союзники решили использовать детей. Это конечно незаметно, но… Неужели никто не подумал о ваших родителях? Что они думают? Эх, отправить бы в такую разведку детей того же князя Ратобора, с которым вы поддерживаете связь. Посмотрел бы я, что он сказал бы на это.

Ольга, слушавшая наш диалог, хмыкнула.

– Скорее всего, он сказал бы следующее: «Ты с ума сошла? Еще не хватало мне забот только как о тебе переживать! Выкинь из головы эту дурь! Никуда я тебя не пущу!» – довольно похоже передразнила она. Я же, вспомнив, что именно эти слова и произнес в свое время князь, когда любимая доченька огорошила его своим решением, расхохотался.

Фрегор причину моего смеха не понял и удивленно посмотрел на нас. Не дождавшись объяснений, он только махнул рукой.

– Ладно, конец привала! В путь!

Через два дня мы вышли к побережью. Фрегор вывел наш отряд почти к тому месту, где нас должен был подобрать корабль. Я сообщил по даль-связи о том, что мы почти на месте и что ночью нас можно будет забрать.

Отложив посох в сторону, я расслабился. Погони за нами не было, теперь можно и отдохнуть.

– Рано радуешься, – заметил Фрегор. – До тех пор, пока корабль не привезет нас к вашим на безопасность не надейся.

– Тогда в путь.

– Не спеши. Если бы я захотел, то вывел бы сразу к нужному месту. Но согласись, будет смотреться весьма подозрительно, если такая компания как наша устроиться на берегу. Это привлечет лишнее внимание. Поэтому лучше всего подойти именно в тот момент, когда нам нужно.

Я признал правоту Фрегора и решил довериться ему. Теперь мы двигались вдоль побережья не спеша. У нас появилось даже время для разговора. Впрочем, разговаривали мы мало. Фрегор был постоянно чем-то озабочен и изредка бросал тревожные взгляды то на меня, то на своих воспитанников. Хотелось бы мне знать, о чем он думает. Люсия же и Эдрум были на редкость задумчивы. Кажется те изменения, что произошли в их жизни, не сильно им понравились. Только один раз Эдрум заговорил со мной, спросив, что я обо всем думаю.

– А что я могу думать? – пожал я плечами. – Я понимаю ваши с Люсией чувства. Мне самому не понравилось бы, если бы моя жизнь изменилась настолько круто. На этот счет у меня есть собственный опыт. Однако и оставаться в империи Фрегору было нельзя.

– А что ты говорил про подвал Сверкающего? Ты сказал, что Фрегор знает об этом?

Я покосился на Эдрума.

– Ты знаешь кто такой маг смерти?

– Ну… Фрегор рассказывал, что это человек, который берет жизненные силы других людей… Но Сверкающий делает это только с преступниками, приговоренными к смерти!

– Не буду спорить. Но дело в том, что маг смерти не просто вытягивает жизненные силы других людей. Чем больше мучений испытывает жертва перед смертью, тем больше сил получает маг смерти. Теперь понимаешь? А что касается преступников… как ты думаешь, куда делись все прежние династии королей, которые правили своими королевствами до империи? А ведь это были не только короли, но и их семьи, родственники. Все, кто так или иначе мог претендовать на престол в своем королевстве. Как ты думаешь, почему Фрегор прятался? Сверкающий просто уничтожил все законные династии.

– Это ложь!!!

– Да? А ты поговори с Фрегором. Зря он говорил вам не всю правду.

Эдрум дал коню шпоры и поравнялся с наставником. Фрегор выслушал Эдрума, а потом сердито повернулся ко мне. Я проигнорировал его взгляд. Все-таки Фрегор похоже рассказал Эдруму правду, поскольку тот до вечера был задумчив и неразговорчив. Даже с Люсией отказывался разговаривать. Только когда мы прибыли к нужному месту он вышел из своего задумчивого состояния.

Я осмотрел бухту. Место было идеальным. Со всех сторон ее закрывала растительность, но оставалось и множество свободного пространства.

– Что дальше? – поинтересовался Фрегор.

– Дальше надо развести костер.

Мы быстро насобирали по берегу ветки и подожгли их. В полночь я забрал у Фрегора плащ и несколько раз закрыл им и открыл огонь. Теперь оставалось только ждать. Через десять минут я повторил сигналы. Каждый из нас до боли в глазах всматривался в темный океан. Наконец наше ожидание было вознаграждено – на пределе видимости показалась темная точка, которая стала стремительно приближаться. Кажется, лодка двигалась на магическом движителе, поскольку на веслах так быстро передвигаться она не могла бы.

Неожиданно позади раздался тревожный крик. Я резко обернулся и увидел бледную Ольгу, которая смотрела куда-то назад. Я проследил ее взгляд и почувствовал, как по коже побежал холодок. В бухту въехало шестеро всадников в доспехах и с оружием наготове. Вот мы и ушли от погони.

– Проследить за нами они не могли, – заметил Фрегор, словно отвечая на мои мысли. – Скорее всего, они просто присматривали за побережьем. А когда собрали силы, тогда и рискнули напасть.

– Хорошо! – Я принял решение. – Лодка не очень большая и всех не возьмет. Фрегор, идете в лодке вы, Ольга и Люсия с Роксаной, а мы попытаемся их задержать.

– Нет! – отрезал Фрегор.

– Фрегор, я понимаю, что вам не хочется расставаться с Эдрумом, но лодка столько людей не выдержит, вы же видите, что она не слишком большая! А вы нужны всем! Вы не можете рисковать собой, Ваше Величество.

– Ты дурак!!! Я не король! – Фрегор выглядел довольно рассерженным. – Люсия дочь королевы Арбела. А Эдрум законный король Шантара! Эдрум, а не я.

– Но… но… – ошеломленный этими словами, я замер, не в силах сдвинуться с места несмотря на ситуацию. – Ведь пятьдесят лет, а они… но…

– Об этом потом можно будет поговорить! – рявкнул Фрегор, приводя меня в чувство.

– Он прав, Егор. – Я заметил стоявшую рядом Ольгу. Она была поражена словами Фрегора не меньше моего, но оправилась быстрее. – Это можно выяснить и потом.

– Хорошо. Тогда бери их и в лодку. Прихвати и Роксану!

– Нет! Я останусь с тобой!

– Оль, я не собираюсь спорить! Если мы не сможем сесть на корабль, то кто-то должен рассказать все твоему отцу! Живо, я сказал! Или я тебя посажу в лодку силой! Ты меня знаешь!

– А Рон?

– Я не помещусь в лодку, – спокойно заметил Рон. – Иди, Оль. Пожалуйста.

Этот спокойный тон подействовал на нее. Проблемы возникли с Люсией и Эдрумом, которые наотрез отказались садиться в лодку без наставника. В конце концов, их уломали. Я же быстро выхватил меч из ножен Эдрума.

– Тебе он будет не нужен, а мне пригодится, – объяснил я.

Эдрум хотел было возмутиться, но, заметив приближающихся всадников, только мрачно кивнул.

– Ты не старше меня, – хмуро заметил он. – Почему ты должен оставаться, а я бежать?

Хороший вопрос.

– Фрегор все объяснит при встрече. Обещаю. Но поверь, что это действительно важно.

– А если… – Эдрум нахмурился, но закончил: – А если я никогда не встречусь с Фрегором?

– Тогда тебе объяснит все Ольга. Рон! Проследи здесь за всем.

Я примерил меч Эдрума. По размеру он был похож на шеркон, но все же это был не шеркон. Как бы не забыть об этом в бою. Мы с Фрегором переглянулись и, не сговариваясь, двинулись навстречу всадникам. Сухой песок сильно затруднял всадникам движение, лошади постоянно спотыкались. Но вот один всадник не выдержал такого медленного движения и дал своему коню шпоры.

– Этот мой! – остановил я рванувшегося было вперед Фрегора.

Тот недоуменно вскинул брови, но я объяснять ничего не стал и выбежал вперед. Из-за шлема я не видел лица всадника, но готов был поклясться, что тот презрительно улыбается. Ну что ж, поулыбайся.

Всадник поравнялся со мной и резко выбросил вперед копье. Если бы у меня был шеркон, то я перерубил бы копье, но с этим мечом рисковать не стал. Вместо этого я слегка отклонился, нырнул под копье и оказался около ноги всадника. Тот, застигнутый врасплох моим маневром, стал освобождать ногу от стремени, чтобы пнуть меня, но я этого времени ему не дал и вонзил меч снизу вверх под доспехи, туда, где они только начинались. Всадник умер сразу и с шумом выпал из седла.

Фрегор встретил меня одобрительным хлопком.

– Ты неплохо сражаешься.

– Неплохо? Я лучший в мире! – прорычал я, разгоряченный схваткой. – Если бы только у меня был мой меч!

Фрегор только хмыкнул, комментируя мои слова. Времени для разговоров не оставалось. Поняв, что кони на песке чувствуют себя не очень удобно, остальные всадники спешились и стали медленно наступать на нас. Я бросил взгляд назад: лодка уже причалила и Ольга с Роном чуть ли не силой впихнули в нее Эдрума и Люсию. Ольга чуть отступила, и попыталась рвануться назад, но Рон ухватил ее за руку и толкнул в лодку, где ее подхватили Эдрум и один из матросов. Молодец Рон! Но следить за лодкой времени больше не было. Спешившиеся всадники полукругом обошли нас, готовясь к атаке. Вот они рванулись вперед. Я привычно взвинтил темп и плавно обошел все направленные в меня удары, скользнул к одному солдату и ударил того по ноге. Солдат, хромая отступил. Я тут же развернулся и атаковал второго. Фрегор в это время отбивался от четверых. Кажется, его сочли более опасным противником.

Я выбросил меч вперед, целясь в смотровую щель шлема. Солдат инстинктивно дернулся назад. Я сразу развернулся и бросился к тем, кто сражался с Фрегором. Пока мой противник восстанавливал равновесие, я уже оказался позади тех, кто атаковал Фрегора. Усмотрев щель в стыке доспехов, я воткнул свой меч туда. Солдат вскрикнул и выронил оружие, потом мягко опустился на землю, пытаясь остановить кровь из правой руки. Ну почему у меня не шеркон? Как можно обычным мечом сражаться с закованными с головы до ног в доспехи людьми? Конечно, этим мечом тоже можно нанести один раз удар Ордена, но только один раз, ибо второго раза этот меч просто не выдержит.

Конечно, сами эти солдаты из-за доспехов были не слишком подвижны и именно это нас пока спасало. Мы с Фрегором ужами вертелись между ними, нанося удары при каждом удобном случае, но лишь высекали искры из их доспехов. Пока все, чего нам удалось добиться, это двое раненных. Один не очень серьезно в ногу, а второй не мог действовать правой рукой. Ну и еще один, который погиб в самом начале по собственной глупости.

Вот ко мне бросился еще один солдат. И тут что-то ударило в его шлем. Шлем издал громкое бум и солдат споткнулся, резко развернувшись, пытаясь понять, что его ударило. Воспользовавшись этой заминкой, я тут же вонзил меч между шлемом и доспехами. Солдат всхлипнул и упал, пытаясь рукой остановить кровь из пробитого горла. Вскоре он затих.

Я вытер пот и махнул Рону, который, набрав камней, занимался теперь их метанием в солдат. Очевидно, из-за большого опыта делал он это весьма успешно. В результате этого неожиданного вмешательства солдаты допустили ряд ошибок и вскоре еще один оказался ранен, а одного убил Фрегор, мощным ударом пробив доспехи своего врага. Правда, меч он сломал, но тут же вооружился мечом убитого. Теперь против троих, да еще раненных сражаться стало гораздо удобней. Правда, я тут же заметил, что Фрегор тоже ранен, но к счастью, похоже, не опасно. Только слегка задело ему левую руку. Все-таки в таких железных гробах не слишком удобно сражаться на песке. Солдаты постоянно вязли в нем. Наверное, они уже не раз пожалели, что спешились.

– Сдавайтесь, – вдруг крикнул один из этих солдат. – Вам все равно не уйти. Скоро здесь будут еще наши люди!

Я обернулся. Лодка уже уплыла и ее видно не было. Замечательно. Ладно, пора рисковать. Я достал кинжал, подождал, когда один из солдат приблизиться ко мне, резко метнул. Бросок был точен и кинжал вонзился в смотровую щель шлема. Солдат опрокинулся на спину и больше не шевелился. Я же стал собирать силу, сосредотачивая ее в кончике меча.

– Отходи Фрегор!

Мы с ним слегка попятились. Двое оставшихся на ногах солдат, разъяренные потерями, двинулись следом. В тот же миг я рванулся вперед и нанес удар. Меч чиркнул по доспехам, разрезая их и вдруг… нагрузка на кончик моего меча была такова, что тот просто не выдержал. Раздался треск, и меч у меня в руках разлетелся на множество осколков. Один из таких осколков вонзился мне в руку, и я согнулся от боли, с трудом выдернув горячий кусок металла. Однако моему противнику было гораздо хуже. Меч, сломавшийся в доспехах, застрял в щели и ушел внутрь, пронзив человека. Другой осколок взлетел вверх и влетел под шлем, пробив подбородок.

Другой солдат бросился ко мне. Оставшийся без оружия, я даже не мог защититься. Но тут подбежал Фрегор и точным ударом повалил последнего.

– Что это было? – поинтересовался он, разглядывая то, что раньше было мечом. Кончик был отломан начисто, а то, что осталось, раскололось вдоль клинка.

– Сломался, – заметил я очевидный факт.

– Вижу. Но я ни разу не видел, что бы мечи ломались таким образом.

Да, это не шеркон. Теперь я понял, о каких секретах шеркона говорил Деррон. Вряд ли я когда еще рискну повторить подобный удар обычным мечом. Еще повезло, что осколок вонзился мне в руку, а не в голову. И повезло, что он был только один.

– Ты действительно сильный боец. Я ни разу такого не видел. Иногда я даже не мог разглядеть твоих перемещений. Ты ведь лучше, чем я боец?

– Намного, – заметил подошедший Рон. – Он лучший из всех, кого я знаю.

Фрегор несколько секунд разглядывал меня. Потом отвернулся.

– Ладно, теперь нам остается только надеяться, что лодка за нами приплывет раньше, чем подойдет подкрепление к этим, – Фрегор кивнул на шесть тел.

Но его прогноз не сбылся. Вскоре на берег высыпало около десяти человек, на этот раз не всадников. Понятно, почему они отстали. Заметив тела своих товарищей, они на секунду замерли, потом бросились вперед. Вдруг мимо моего уха свистнула стрела и один из бегущих на нас пехотинцев вдруг споткнулся и упал. Тут же свистнула еще одна стрела, и еще один человек упал на песок. За ним еще один. Не веря своим глазам, я обернулся – к берегу плыла лодка, ярко освещенная Луной. На носу лодки стояла небольшая фигура человека с луком.

– Вот это стрелок, – восхищенно пробормотал Фрегор.

– Ага, – согласился я. – Я знаю только одного, кто может посылать стрелы с такой скоростью и с такой меткостью стоя на качающейся лодке.

Но тут на нас налетели те, кому повезло не получить гостинца с лодки. Однако если они думали, что стрелок прекратит обстрел из боязни попасть в своих, то они ошиблись. Стрелок продолжал стрелять с убийственной точностью. Мы же с Фрегором хоть и были ранены, но тоже не дремали. В отличие от прошлых наших противников, они не были так хорошо защищены и теперь можно было сражаться на равных. Однако сами наши противники вовсе не считали бой равным и вскоре оставшиеся на ногах трое солдат бросились наутек. А из тех, кто лежал на земле, только двое были наших с Фрегором. Остальные были убиты стрелами.

Лодка ткнулась в берег и из нее выпрыгнул стрелок, который сразу бросился ко мне.

– Эльвинг! – крикнул я, поднимая левую руку, поскольку правая начинала болеть все сильнее и сильнее.

Эльф подбежал ко мне.

– Ты живой! Ранен? – Он ощупал меня со всех сторон.

– Да ерунда, – рассмеялся я. – Ты то как здесь оказался?

– Просто я посчитал, что моя помощь может пригодиться, а, зная тебя, князь со мной согласился. Как видишь, он был прав.

– Это точно, – усмехнулся я. – Ты не представляешь, как я рад тебя видеть!

– Почему же? Прекрасно представляю.

– Мне кажется, что нам стоит убраться отсюда побыстрее, – заметил слушавший нас Фрегор.

Все то время, что мы шли к лодке, он бросал на Эльвинга какие-то странные взгляды. Потом все же рискнул спросить:

– Простите, меня, но вы ведь не человек? Вы эльф?

– Да. Вы что-то имеете против эльфов? – Эльвинг воинственно поднял голову.

– Нет, – покачал головой Фрегор. – Но я слышал, что они не дружат с людьми, а мне показалось, что вы действительно переживали за Егора. А он ведь человек!

– Странные времена настали, не правда ли? – усмехнулся Эльвинг. Потом повернулся и забрался в лодку.

Маленькую фигуру Ольги, стоявшую на палубе курьерского корабля я заметил издалека. Как только мы поднялись наверх, она сразу бросилась ко мне. Люсия и Эдрум подбежали к Фрегору. Капитан сердито покосился на посторонних на палубе и отдал приказ к отплытию. Кажется, он был не слишком рад такому нашествию.

После того, как нам с Фрегором оказали помощь, мы все собрались в каюте капитана, попросив того никого туда не пускать. А корабельный маг установил в каюте защиту. Капитану все это явно не понравилось, но кажется, он получил строгие приказы и нам не мешал.

– Итак, – начал я, смотря на Фрегора. – Вам не кажется, что надо все нам объяснить?

Фрегор покосился на Эльвинга и Рона. Здесь же сидели и Люсия с Эдрумом.

– У меня нет от них секретов, и даже если они сейчас уйдут, то все равно все узнают, поскольку я ничего скрывать от них не буду. А что касается ваших воспитанников, то они имеют больше всех прав знать правду.

– Может ты и прав, – согласился Фрегор. – Я собрался рассказать им все когда они вырастут. Когда смогут принять решение самостоятельно. Что ж, события выходят из-под контроля. Я буду рассказывать по порядку. И прошу вас, не перебивать меня. Я все расскажу. Мне… мне не слишком приятно вспоминать те события.

Фрегор замолчал собираясь с мыслями. Мы молча ждали. Люсия и Эдрум, словно что-то предчувствуя, с нетерпением смотрели на него, держась за руки.

– Я был простым солдатом в охране дворца у короля Олуэра. Должен сказать, что Олуэр был плохим королем, – он бросил быстрый взгляд на Эдрума. Он казнил многих людей. Погибли и мои родители, когда его отряд подавил бунт одного из его вассалов.

– И вы служили ему? – изумился я.

– Я солдат, – тускло заметил Фрегор. – Служба, это моя жизнь.

– Ну, наверное, я могу вас понять, – неуверенно заметил я. Однако на самом деле я был уверен, что не стал бы служить человеку, по чьей вине погибли мои родные.

– Но это не важно. – Фрегор опять замолчал. – Я как сейчас помню тот день, когда во дворце появился Сверкающий… Поднялась паника, суматоха. Кругом предательство. Вельможи бегут. И я помню Лиенду – королеву Арбела. Она стояла с растрепанными волосами в коридоре. Уже было известно, что Сверкающий с отрядом вскоре будет во дворце, а солдаты охраны подняли бунт. Король Олуэр в панике метался по дворцу, требуя собрать его драгоценности. Рядом с ним стояла его жена с ребенком на руках. Я видел, как она подбежала к своей названной сестре и протянула ей своего ребенка. Я не слышал, о чем сестры говорили, но вскоре Лиенда с двумя детьми на руках стала спускаться из дворца. Увидев меня, она приказала мне идти за ней. Я пошел. Я был хорошим солдатом. Мы выскочили во двор, где сели в карету и понеслись из дворца. В последствие я узнал, что мы были последние, кому удалось покинуть дворец. Вскоре все входы уже перекрыли люди Сверкающего. За нами была направлена погоня. Тогда королева приказала высадить нас из кареты, а кучеру велела ехать дальше, чтобы отвлечь внимание. Мы скрылись в лесу. Лиенда остановилась на ближайшей поляне и стала объяснять мне, что для того, чтобы скрыться, нам необходимо уйти в безвременье, что это сейчас единственный шанс.

Безвременье! Я вспомнил, что об этом говорил Мастер, но тогда я пропустил его слова мимо ушей. Мастер говорил, что область безвременья образовалась после Раскола. Там нет никакого времени, сплошной хаос, поскольку разные потоки времени обоих миров нейтрализуют действия друг друга. Ни один человек не сможет выжить там больше, чем десять минут, хотя это зависит от самого человека. Хорошие маги могут попасть в безвременье, но мало кто делает это, поскольку ничего интересного там нет, а опасность громадна. Только от полного отчаяния можно было решиться на этот шаг.

– Лиенда объяснила мне, что в безвременье нет времени, и что, побыв там минуту, мы можем вернуться через год или два в будущем, когда нас никто искать не будет. И еще она говорила, что будет защищать меня и детей. Чтобы я не боялся. – Фрегор закрыл глаза и продолжил рассказ с закрытыми глазами. – Безвременье оказалось жуткой вещью. Казалось, мой мозг разрывался на части. Хаос, абсолютный хаос! Там нет ничего, не за что уцепиться. Хотя младенцы, вроде не чувствовали ничего.

Это было логично. Чем младше дети, тем гибче их мозг. Младенцы же просто не представляли, что такое хаос и не чувствовали там никаких отрицательных эмоций.

– Однако Лиенда не рассчитала. Она сказала, что не может вывести всех нас. Сказала, что у нее не хватит сил. Она выбросила из этого хаоса только меня и детей. Последнее, что я помню, это ее просьбу позаботится о ее ребенке и ребенке ее сестры. Потом оказалось, что мы пробыли в том месте не год два, как говорила королева, а почти сорок лет. Я остался один в целом мире с двумя детьми на руках. Я простой воин и должен был заботиться о двух детях королевской крови. Что я мог им дать? Чему мог научить? Я поселился в лесу из страха, что Сверкающий узнает о них и доберется до них. Вся моя жизнь стала для них. Они должны были узнать то, что необходимо знать королям. Я не умел читать. Тогда я стал красть книги и учиться читать, чтобы научить этому крошек, когда те вырастут. Я стал изучать математику. Я голодал, но тратил деньги на книги, чтобы потом дать знания крошкам. Я собирал библиотеку по разным наукам, и когда они подросли, я стал учить их тому, что выучил сам, учась по мере сил дальше. Конечно, я понимал, что никогда не смогу дать такие знания, которые дают учителя, специалисты в своих областях. Поэтому я делал так, чтобы они сами учились, учились тому, что не мог дать я…

По выражению лиц Люсии и Эдрума я понял, что все, о чем говорит Фрегор, было правдой, но для них именно этот день был периодом осознания. Только сейчас они по настоящему поняли, как много этот человек сделал для них. Являясь простым солдатом, охранником, он самостоятельно научился читать, освоил другие предметы и это только для того, что бы те, о ком он обещал заботиться, не выросли неучами. Честно сказать, я тоже был основательно потрясен этим. Даже не знаю, смог бы я сделать что-нибудь подобное. Помнится Деррон чуть ли не силой заставлял меня учиться, а этот человек учился самостоятельно! И овладеть грамотой для него было не легче, чем мне научиться сражаться. Но ведь и научиться читать это еще полдела. Дальше надо было не только читать умные книги, надо еще понимать, о чем там говорится.

Люсия встала, подошла к Фрегору и села рядом с ним.

– Ты всегда останешься нашим отцом.

– Нет, малышка. Ваши родители были королями. В свое время я дал слово твоей матери, что позабочусь о вас, что достойно воспитаю вас. Смею надеяться, что я выполнил свое обещание. Я всегда знал, что однажды настанет тот момент, когда я должен буду открыть вам ваше происхождение чтобы вы смогли самостоятельно принять решение. Я не знал, что это время наступит так быстро. Но я не мог допустить, чтобы Сверкающий до вас добрался.

– Но мой отец король Олуэр? – в голосе Эдрума неожиданно прозвучала боль. – Тот самый сумасброд и тиран, о котором ты нам рассказывал?

– Я рассказывал только правду. Я служил в охране твоего отца и близко его знал, хотя, сомневаясь, что он знал обо мне.

– Ты говорил, что мой отец убил твою семью… Почему тогда ты заботился обо мне? Ты мог отдать меня Сверкающему!

– Я обещал позаботиться о вас обоих. А ты не только сын Олуэра, но и сын Гейроны, королевы Шантары. И в любом случае ты не виноват в том, что делал твой отец. Если бы только он продолжал слушать советы своего брата…

Неожиданно в каюту кто-то настойчиво постучал. После приглашения вошел капитан. Он неуверенно потоптался на пороге, переводя взгляд с одного на другого. Кажется, он так и не решил как с нами ему себя вести. С одной стороны он получил приказ заботиться о пассажирах, а с другой он просто не понимал кто мы такие. В конце концов, он естественно выбрал Фрегора как взрослого и одетого более нарядно по сравнению с остальными.

– Я только что получил приказ пересадить вас на флагман амстерской эскадры, курсирующей в этих водах. Я же должен выполнить какое-то другое дело.

– Вы получили этот приказ по даль-связи? – нахмурился я.

– Нет. Только что мне просигналили с флагмана. Эскадра идет с нами на сближение.

– Что?! – Я выскочил из-за стола и бросился к выходу так быстро, что едва не сшиб капитана, который поспешно отскочил с моей дороги. За мной бросилась Ольга.

Эскадра и впрямь оказалась Амстерской. Я узнал характерные силуэты кораблей. Флаги.

– Как они вам передали послание? – спросил я подошедшего капитана.

– Естественно флагами. Они использовали наш код.

– Странно. Я не знаю ни о какой эскадре. Мне было сказано, что вы доставите нас сами, без всяких пересадок.

Капитан только пожал плечами.

– Что тебя тревожит? – поинтересовалась Ольга.

– Меня тревожит то, что ни ты, ни я ничего не знаем об этой эскадре. Твой отец обязательно о ней сказал бы нам, если бы это планировалось.

– Верно, – нахмурилась Ольга.

– Простите, вы так уверены, что с вами стали бы советоваться? – поинтересовался Фрегор. Вид капитана говорил о том, что он полностью согласен с ним. А еще он говорил о том, что с удовольствием избавиться от нашего присутствия на своем корабле.

Я не ответил и повернулся к капитану.

– Вот что, игнорируйте этот приказ и уходите отсюда. Мне никогда не нравилось чего-то не понимать, а сейчас я не понимаю этой пересадки.

– Нет! – отрезал капитан. – Это приказ адмирала! Я не могу его игнорировать. Да меня разжалуют и выгонят из флота.

– Капитан, это ловушка!

– Это не известно.

– Черт возьми! Можете смело ссылаться на меня! Скажите, что это я вам приказал игнорировать приказ!

– И кто же вы такой, позвольте спросить? – довольно недружелюбно поинтересовался он.

Я набрал в рот побольше воздуха и тут встретился с заинтересованным взглядом Фрегора и его воспитанников. Я выпустил воздух, ухватил капитана за ворот, нагнул его и на ухо сказал свое имя. Капитан побледнел и отшатнулся. В свете разгорающейся зари отчетливо было видно насколько он ошарашен. Я же еще сообщил ему и кто такая Ольга, после чего капитан стал совершенно серым.

– А теперь подумайте, что скажет ваш адмирал и не только он, если это окажется ловушкой, и вы нас прямиком туда и отправите? С другой стороны, даже если это действительно приказ адмирала, то все шишки посыплются на меня. Поверьте, вас никто и не тронет.

Капитан несколько секунд боролся с собой. Потом резко развернулся и прокричал несколько команд. Матросы рассыпались по местам. Корабль, уже начавший снижать скорость, резко рванул вперед.

– Ми… – капитан наткнулся на мой осуждающий взгляд.

– Меня зовут Егор, – сообщил я. – Сейчас пойдет и такое обращение.

– Э-э… Егор, – капитан явно чувствовал себя неловко, обращаясь ко мне таким образом. – С флагмана посылают запрос о причинах нашего ухода, и они повторяют свой приказ. Предупреждают, что не исполнение приказа повлечет за собой трибунал.

– Да? – Я из-под руки стал рассматривать флаги на мачтах. Как по ним можно все это прочитать. – Передайте им… передайте: «Спешим домой, передавайте привет Сверкающему». Вот мы и проверим, ловушка это или нет, – пояснил я.

Капитан нахмурился, но велел сообщение передать. На нашу мачту побежали флажки. Несколько секунд потребовалось на кораблях эскадры, чтобы понять сигнал. Потом с ближайшего корабля ударила катапульта. Снаряд, описав дугу, плюхнулся за кормой.

– Теперь вы не сомневаетесь, что это ловушка? – Капитан только ошеломленно кивнул головой. – Кстати, можете сообщить своим командирам, что ваш секретный код больше не секрет для противника. И предупредите, что противник маскируется под эскадру Амстера.

Стрелять корабли по нам начали скорее от отчаяния, чем действительно в надежде попасть. Курьерские корабли не даром считались самыми быстрыми в океане и от обстрела мы ушли довольно быстро. Вскоре исчезли из вида и корабли.

– Фрегор, – обратился я к нему когда опасность миновала. – Я понимаю, что вам пришлось пережить и мне кажется, что сейчас вам стоит поговорить с вашими воспитанниками более откровенно. Расскажите им все. И расскажите, что я предложил вам, когда считал, что вы законный наследник. Мое предложение ведь остается в силах. Я думаю, что вам стоит побыть в каюте капитана втроем. А мы останемся здесь. Люблю смотреть на восходы над морем.

Фрегор изучающе посмотрел на меня.

– А если они откажутся участвовать в этом?

– И вы и они ведь понимаете, что пока жив Сверкающий вы никогда не будете в безопасности. А властители империи – это не самая худшая должность. В любом случае, пусть они сами решают. И… и я поддержу любое ваше решение, даже если вы откажетесь от моего предложения.

– Хотел бы я знать, кто ты такой на самом деле, – заметил Фрегор. – Ты не простой шпион, как хотел меня уверить… И спасибо тебе в любом случае.

Фрегор быстро вернулся в каюту, куда еще раньше зашли Люсия и Эдрум.

– Им действительно надо о многом поговорить, – объяснил я Ольге и Эльвингу.

– Да разве я спорю?! Кстати, твоя идея о восходе на море не такая уж и плохая. Кажется, на корме мы никому мешать не будем… относительно.

Эльвинг тактично отошел в сторону. Вообще, я заметил, что он предпочитает больше молчать и меньше говорить.

– А мне с вами можно? – выскочил Рон.

– Рон, э-э… посмотри за Роксаной. Вдруг она за борт свалится.

– Так и скажите, что хотите побыть вдвоем, – обиделся Рон. – А то за Роксаной присмотри. Спит твоя Роксана. Внизу. Тоже мне, тили-тили тесто…

Все-таки в моем мире Рон нахватался слишком много разных словечек и выражений. Я потянулся к Рону, чтобы дать ему по шее, но тот проворно отскочил и забрался на мачту. Преследовать я его не стал.


Глава 7 | Клинки у трона | Глава 9