home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Наш кораблик бросил якорь в одном из портов Рогнара, самом близком к столице. Избавившись от нас, капитан поспешил отправиться к своему командующему, чтобы доложить о том, что он узнал. Мы же отправились в столицу. Чтобы прибыть как можно быстрее, мы даже не стали задерживаться, чтобы приобрести более подходящие одежды. Задержались только для того, чтобы купить коней. Так и отправились в том, что было на нас еще с того времени, как выбирались из империи. Только почистили ее на корабле. Чтобы не было никаких проблем с движением, мы решили ничего не менять, и по-прежнему изображали слуг Эдрума и Люсии. Сами же Эдрум и Люсия большую часть времени проводили изучая окрестности, поскольку они впервые выбрались так далеко от того места, где провели всю свою жизнь. Естественно им все было вокруг интересно.

Через шесть часов скачки мы подъехали к столице. Здесь нас встретил рогнарский патруль, который довольно бесцеремонно остановил нас и принялся обыскивать на предмет подозрительных вещей. Люсия и Эдрум выглядели довольно растерянными. Фрегор с трудом сдерживал ярость.

– Слушай, – шепнул он мне. – Не знаю, как тебя зовут, но похоже твое имя производит на ваших сильное впечатление. Может, сообщишь его, чтобы нас пропустили? Все-таки сейчас мы уже на вашей территории.

– Не выйдет, – хмыкнул я. – У меня с рогнарцами немного натянутые отношения. Мы с ними не сошлись по вопросу отношения к мирному населению во время боевых действий. Плюс еще кое-какие проблемы. Если бы это были части союзников, тогда да.

– О чем это вы там шепчетесь?! – сурово вопросил офицер. – Вы часом не шпионы?

– Шпионы! – рявкнул Эльвинг, выведенный из себя придирками. – А я лично Сверкающий, прибыл свергнуть короля! Что, не похож?! Разве не видно, черт вас возьми, что я эльф?

– А кто его знает, может у Сверкающего тоже есть эльфы на службе, – спокойно возразил офицер. – В общем, так, вы арестованы как крайне подозрительные личности. Там с вами разберутся. Если вы и в самом деле такие честные путешественники, какими прикидываетесь, то вас отпустят.

В этот момент я кое-кого углядел за спиной рогнарского офицера. Резко дав коню шпоры, я бросил его вперед, опрокинув коня одного из солдат. Проскочив мимо них, я пригнулся к шее коня и помчался вперед. Позади поднялась суматоха. Что-то кричал офицер. Солдаты, обнажив мечи, надвинулись на остальных моих спутников. Трое во главе с офицером бросились за мной. Я же на полной скорости подскочил к отряду китижской пехоты и резко остановил коня перед огромным офицером. Тут ко мне с криками подбежали солдаты Рогнара.

– Задержите шпиона!!! – Кричал офицер.

Я снял шляпу и подмигнул командиру китижан.

– Привет, Илья. Как жизнь?

Илья Муромец несколько секунд смотрел на меня с отвисшей челюстью.

– Энинг?! Ты как здесь оказался? Ведь говорили, что ты серьезно заболел?

– А, ерунда. На самом деле я только что вернулся с жутко секретного дела. А тут эти вот стражники приняли меня и моих спутников за шпионов.

– Вы его знаете? – неуверенно осведомился рогнарец.

– Знаю ли я его? Конечно, знаю, это мой кровный брат. И я готов поручиться за него.

– Тогда почему он отказался нам сообщить об этом?

– Я не отказался, – улыбнулся я. – Просто вы не спрашивали. А меня зовут Энинг. Энинг Сокол.

Теперь уже челюсть отвисла у рогнарского офицера.

– Но Энинг болеет…

– Офицер, – веско заметил Илья. – Энинг мой кровный брат. Вы считаете, что я не узнаю его?

– Э-э… нет. – Рогнарец только сейчас сообразил, что преимущество не на его стороне, а как союзники любят рогнарцев, он прекрасно знал. – Если вы готовы за него поручиться…

– Готов! – Отрезал Илья. – И я был бы благодарен, если бы ваши солдаты отстали от спутников моего брата и вежливо проводили их сюда.

Только сейчас я заметил, что солдаты заставили всех моих друзей спешиться и разоружиться. Офицер нервно кивнул и замахал руками. Вскоре всех подвели.

– О, Эльвинг! Ты как всегда со своим приятелем, – узнал эльфа Илья. – Офицер, вы хоть знаете, кто этот эльф? Вы обвинили в шпионаже командира отдельного эльфийского отряда лучников. Какое впечатление вы на него произвели? Ну, Рон как всегда. Привет, малыш.

– Илья! – Обрадовался Рон, бросаясь богатырю на шею.

– Ну-ну, – растроганно заметил великан. – А вот твой наставник не слишком радуется моим дружеским объятьям.

– Еще бы, – проворчал я. – Мне мои кости еще дороги.

Ольга весело расхохоталась. Ее смех привлек внимание Ильи к ней.

– А этого парнишку я не знаю… – Тут он замолк и широко раскрытыми глазами уставился на нее. Я видел тот момент, когда он понял кто она по широко раскрывшимся глазам. – Ваше высочество?!!! Вы?!! О боже, что вы сделали со своими волосами?!

– О, – Ольга смущенно провела по волосам. – Пришлось. Волосы еще отрастут, а вот голова вряд ли. Так что я выбрала остаться без волос, а не без головы.

– Ваше высочество?! – На Ольгу ошарашено уставились и рогнарцы, и Фрегор, и Люсия с Эдрумом.

Ольга посмотрела на меня. Я лишь пожал плечами.

– Сейчас уже можно сказать. В конце концов, мы уже у своих. Господа, разрешите представить, ее высочество, принцессу Китижа. Дочь Великого Князя Ратобора.

– Я чувствую себя идиотом, – пробормотал рядом со мной Эдрум. Кажется, он вспомнил кое-что из своих разговоров с ней.

– Мне кажется, – преувеличенно спокойным голосом спросил Илья, – что кто-то обвинил нашу принцессу в шпионаже?

– Но я не знал, что она принцесса! – От растерянности рогнарский офицер совсем потерял голову. – Она в этой одежде.

– Мне кажется, вам лучше уйти, – посоветовал я, понимая, что Илья нашел отличную возможность поиздеваться над рогнарцами. При этом все его сопровождающие с удовольствием подержат его в этом. К счастью для себя, рогнарец меня послушал и быстро увел свой отряд.

– Ну! – возмутился Муромец. – Я только начал забавляться.

– Извини, но нам некогда. Сам понимаешь, что князь пожелает видеть нас сразу же. А мне еще переодеться хочется.

– Тогда иди, герой, – усмехнулся он. – Но завтра с утра обязательно жду. Я о тебе столько рассказывал, что с тобой многие хотят познакомиться. Да еще и Святополк наговорил кое-что.

Я поспешно удалился, пока Муромец не пустился в перечисление всех моих подвигов. По какой-то причине он решил, что как мой кровный брат имеет право делать мне рекламу, если я сам делать ее себе не хочу.

В скором времени мы миновали городские укрепление и снова оказались в поле недалеко от места, где стояли отряды союзников. Я заметил, что теперь лагерь претерпел существенные изменения. Сейчас кавалеристы, независимо от того, чьи они были, находились в одном месте, пехота в другом, инженерные части в третьем. Ходили патрули.

Сообщив пароль, узнанный у Муромца, мы миновали первые заслоны. Солдаты, хоть и провожали нас подозрительными взглядами, но пропускали без слов. Вскоре мы оказались недалеко от тевтонского лагеря.

– Что за бардак вы здесь развели!!! Вот милорд увидит!!! – Узнаю голос Готлиба. Кажется, он наводит порядок. Я усмехнулся.

– Что-то Готлиб расшумелся, – заметил Эльвинг.

– Надо спасать несчастного, попавшегося ему под горячую руку, – согласился я.

Мы приблизились к посту часового, который немедленно перегородил нам дорогу.

– Вы к кому?!

– К командиру. Позови Готлиба.

– Майора Готлиба! – поправил меня часовой.

– Майора, – согласился я. – Только побыстрее позови.

– Спешат только куры в курятник, – отрезал солдат и неторопливо направился куда-то в сторону. Минут через пять он появился с дежурным офицером и Готлибом, который нетерпеливо шагал за часовым.

– Ну и где те оборванцы, которые хотят меня видеть?! – Готлиб поднял глаза и увидел меня. На миг он опешил, а потом бросился ко мне.

– Милорд!!! Вы вернулись! – Он рывком выдернул меня с коня и обнял.

– Агх… Отпусти меня!!! – завопил я. – Мне хватает Муромца! Почему каждый при встрече норовит сломать мне пару ребер?!

– Может потому, что все тебя сильно любят, – ухмыльнулась Ольга.

Готлиб смущенно отпустил меня.

– Прошу прощения, милорд. – Теперь это снова был невозмутимый солдат, которого ничего не может вывести из равновесия. – Просто я вас ждал. Какие будут приказания?

– Приказания? Я хочу переодеться, поскольку князь и Аркадер наверняка захотят со мной поговорить. И еще, распорядитесь выделить палатку леди. – Я кивнул на Ольгу, Люсию и Роксану, сидящую перед Фрегором.

– Будет сделано.

Все было действительно сделано за считанные секунды. И Готлиб повел нас в лагерь. Тут мне навстречу выскочил… я, только в кольчуге и с мечом на поясе.

– Милорд, вы вернулись? Как я рад! Наконец-то!

– Свольд, я тоже рад тебя видеть. Как жизнь?

– Скукотища! Постоянно сидеть в палатке, изображая больного. А гулять идти только под охраной.

– Так вот какой твой двойник? – заинтересованно спросила Ольга. – Я ведь так и не видела его. А каков он реально? – Ольга подняла руку и быстро что-то произнесла. Тотчас мой облик сполз со Свольда и он предстал перед нами в своем истинном виде, правда все еще в моей одежде.

Рядом со мной выдохнул Фрегор, который ошарашено наблюдал за моим двойником, переводя взгляд с меня, на него.

– Готлиб, устрой наших гостей. А я пока переоденусь. Не будем больше утомлять нашего друга. Пошли, Свольд, махнемся одеждой.

Через десять минут я уже в своей обычной одежде выходил из своей палатки, а Свольд, довольный тем, что его служба в качестве меня закончена, побежал заниматься своими делами.

На пороге меня уже ждал гонец от князя с приказом незамедлительно прибыть для доклада.

– Да как он узнал?! – возмутился я. – Мы же только прибыли!

– Не знаю. Князь об этом ничего не говорил, – отрезал гонец и умчался.

– Твой отец уже прислал нам настоятельную просьбу прибыть к нему, – огорошил я Ольгу, едва она вышла из палатки.

Она успела переодеться в наряд молодого дворянина, так как платьев здесь не было. В похожем наряде щеголяла и Люсия. Причем обе прицепили совершенно необязательные легкие мечи, за что получили кучу насмешек от Рона, который, впрочем, тоже не забыл прицепить шпагу. С Фрегором дело обстояло проще. Он просто надел стандартную одежду простого солдата, отказавшись от всего более нарядного, что ему предлагали.

– Отец ждать не любит. Нам лучше поспешить, – согласилась она.

Мы быстро вскочили на коней. Я даже не стал ждать, когда ко мне приведут моего Урагана. Все вместе мы и отправились к князю. По дороге мне пришлось неоднократно останавливаться, здороваясь с солдатами, которых я помнил еще по походу Ауредия. Каждый из них норовил спросить о здоровье, спрашивали, стало ли мне лучше.

– Я гляжу, ты знаменитая личность, – Фрегор был явно озадачен. Кажется быть озадаченным становилось для него нормой. Эдрум вообще смотрел на меня как на какое-то чудо и вместе с Люсией он пытался добраться правды у Рона. Зря они это делали, поскольку тот с самым серьезным видом понес какую-ту ахинею про заколдованного принца, драконов и тому подобное.

Ситуация изменилась, когда мы покинули лагерь союзников. Теперь мы ехали мимо рогнарских войск. Тут меня тоже узнавали, но восторженным приемом здесь и не пахло.

– Ого, кого я вижу? Кажется наш великий герой наконец-то соизволил встать с постели? – Ко мне с нагловатой ухмылкой шел какой-то хам в окружении таких же хамов. И намерения у них были не самые добрые. – Слушай ты, выскочка, хочу предупредить тебя, что твое теперешнее положение будет тебя защищать недолго. После того, как война закончится, тебе все-таки придется скрестить с нами мечи!

– Со всеми сразу? – ехидно поинтересовался я. – Что ж, наверное, это будет честно. Хотя я бы советовал набрать еще человек десять. Может я и выскочка, но не хам.

Задира собрался было что-то ответить, но в этот момент огромная тень закрыла небо и перед нами опустился дракон. Когда-то я считал, что молодой дракончик устрашающее зрелище. Это я думал только потому, что не видел взрослого дракона. Он возвышался над нами подобно горе, оглядывая нас сверху. Вот он остановил свой взгляд на мне, и я пожалел, что не муравей и не могу забраться в какую-нибудь щелку. Похожие чувства явно испытывали и остальные. Меня утешало только то, что Ольга в поисках защиты подъехала ко мне поближе, а не к Фрегору или Эльвингу.

– Рад приветствовать тебя, Защитник Драконов, – заговорил дракон. – Мы рады, что ты вернулся, но мне показалось, что эти люди не совсем почтительны к тебе?

Я сглотнул, пытаясь привести в порядок нервную систему.

– О нет, они весьма почтительны. Не правда ли? – обратился к своему дуэлянту.

Тот нервно закивал.

– Мы очень почтительны с ним. Очень-очень. – Это выглядело так забавно, что Ольга и Люсия рассмеялись. Дракон посмотрел на них.

– Странные вы люди. Но если тебе ничего не угрожает, то я полечу. Встретимся на совете, Защитник Драконов. – Дракон расправил крылья и, подняв ветер, взлетел.

– Полагаю, – спросил Фрегор когда дракон улетел, а мы удалились от рогнарцев, – что ты все равно не ответишь на мои вопросы?

– А куда спешить? Вы все равно все ответы услышите от князя.

– Буду с нетерпением ждать.

В доме у князя нас уже ждали. Нас встретил мой брат, который после радостной встречи тут же повел всех к князю.

– Ратобор решил, что мне лучше побыть при нем, – объяснил мне свое нахождение здесь Витька. – Знаешь, он предложил мне службу у себя. Как раз для меня. А пока я тут что-то типа секретаря.

– Поздравляю, – искренне обрадовался я за него. – Ведь брат по настоящему страдал, вынужденный находится в моей тени. А сейчас он действительно что-то делает и считает себя нужным человеком. Надо будет поблагодарить князя. Хотя… ведь наверняка у него еще была задняя мысль таким образом привязать меня к Китижу. Впрочем, возможно я страдаю манией величия.

Князь нас встретил у порога, что считалось большой честью, и что было отмечено Фрегором.

– Явился, наш шпион. – Князь взял меня за плечи и несколько секунд рассматривал. Не укрылась от него и моя забинтованная рука. – Что с тобой?

– Да, ерунда, ваше величество. Обломком меча зацепило.

– Все же зря я отпустил тебя.

После меня князь поздоровался с Эльвингом, потом подошел к остальным. Видно было, что он крайне заинтересовался Фрегором, Эдрумом и Люсией, но вопросов задавать не стал. Наконец, он подошел к Ольге, которая постоянно старалась держаться за спинами других. Князь, заметивший ее маневры, решил не подходить к ней сразу, но все же игнорировать дочь не мог, и та вынуждена была выйти.

Я заметил, как при виде дочери, у князя отвисла челюсть.

– Тебе надо было родиться мальчишкой, – заметил он, наконец.

– А мне и так неплохо, – отрезала Ольга.

– И все же тебе лучше переодеться. – Но этот суровый тон сохранялся недолго. Князь все-таки не выдержал роли монарха, порывисто подошел к дочери и обнял ее. – Если бы ты знала, как я за тебя боялся. Сколько раз ругал себя за то, что отпустил.

Ольга прижалась к отцу. Мы все отвернулись, сделав вид, что заинтересовались чем-то за окном. Однако князь не стал надолго отвлекаться и снова вернулся к делу.

– Энинг, сейчас начинается заседание высшего совета. Так что ты прибыл вовремя… или не вовремя, смотря с какой стороны смотреть. Но я хотел бы, чтобы ты там был.

– Минуту, – резко прервал нас Фрегор. – Прошу прощения, за то, что перебил, ваше величество. Но вы сказали Энинг. Этот человек Энинг Сокол?

– Он вам не представился? – с интересом спросил Ратобор. – На него похоже.

– Я слышал об Энинге, но никак не думал, что им окажется какой-то мальчишка.

– Но-но, – возмутился я. – Что значит какой-то?

– Энинг, потом будешь из себя обиженного строить. Все равно тебе никто не верит, – заспешил князь. – Пошли быстрее. Мы и так уже опаздываем.

– Минутку. Ратобор, я хочу чтобы эти люди присутствовали на совете, – я кивнул на Фрегора, Люсию и Эдрума. – Это важно.

– Догадываюсь, что важно! – отрезал князь. – По пустякам ты бы не стал такие требования предъявлять. Но я не могу. Это же высший совет. Там имеют право присутствовать только правители. Ты ведь и сам получил членством в совете только потому, что драконы избрали тебя своим представителем. Правда, Аркадер получил тоже это право, но он главнокомандующий.

– Это нужно.

– Нет. Но я догадываюсь, что тебе не столько нужно чтобы они присутствовали на совеет, сколько чтобы они слышали что там происходит.

– Да.

Князь достал из кошелька две палочки даль-связи и протянул одну Фрегору.

– Оставайтесь здесь. Вас никто не потревожит. А с помощью этого вы услышите все, что будут говорить на совете. – Князь повернулся ко мне. – Энинг, я сейчас нарушил основное правило секретности. Все заседания высшего совета закрытые. Надеюсь, что ты объяснишь мне причину твоей настойчивости!

– Ваше величество, я не стал бы требовать подобное по пустякам.

– Поэтому я и пошел на это. А теперь вперед. Эльвинг, пошли, тебя тоже ждут. Виттор, позаботься о гостях.

Витька кивнул. Князь вывел нас с Эльвингом и быстро сел в карету, заставив сесть рядом меня и Эльвинга. Карета сразу сорвалась с места.

– Кто эти люди, ради которых мне пришлось пойти на такое нарушение правил?

– Я не знаю, – сразу ответил Эльвинг, отметая от себя все подозрения. – Я их увидел в ситуации, когда было не до знакомств.

– Эти люди могут помочь победить Сверкающего. Все-таки наша разведка оказалась не напрасной.

– Это точно. О вашем трофеи я уже слышал. Кажется, у Рона появилась племянница. Но что ты имеешь в виду под словами, что они помогут победить Сверкающего?

– «Племянница» Рона в настоящее время спит без задних ног в моем шатре. А о них я скажу вам после совета. Я хочу сначала узнать о том, к какому решению пришел совет.

Карета остановилась. Слуга распахнул дверцу, и мы вышли у парадного крыльца королевского дворца. Быстро поднялись наверх. Перед дверью князь остановился и достал даль-связь, сжав ее в руке.

– Я прошу вас молчать, чтобы вас не услышали на совете. Даже если вам не понравится то, о чем будут там говорить, – предупредил он Фрегора. Потом, не отключая связи, положил палочку себе в кошелек.

Едва мы вошли, как все собравшиеся поднялись. Элоир, как хозяин дворца, сидел во главе стола. При виде меня, он нахмурился, потом кисло поздоровался. Рядом с ним сидели еще семеро монархов, представляющих семь других королевств Острова. Этот совет они считали настолько важным, что прибыли лично. Кроме них, лично здесь присутствовали Аркадий, Отто Даерх и Далила, которые сердечно приветствовали меня, чего не скажешь о королях. И, кажется Далила с Аркадием помирились, поскольку сидели взявшись за руки. Ну и хорошо. При виде Далилы, я вопросительно посмотрел на Ратобора.

– Здесь все знают кто она такая, – ответил он на мой невысказанный вопрос. – Поэтому ей позволили присутствовать.

Здесь же были Мервин, король Тевтонии Отто, король бриттов и премьер-министр Византийской империи, но эти люди присутствовали только в виде изображения. Увидев их, я сначала опешил и только потом разглядел, что их фигуры полупрозрачны и очень напоминают голограммы. Оказывается с помощь магии можно посылать не только голос, но и изображение людей. Представляю, какой сложности должно быть заклинание. Здесь же присутствовал еще один персонаж: прямо из пола поднималась голова дракона, холодно смотрящая на всех людей. Кажется, к ней уже привыкли и мало обращали внимания. Для дракона это помещение оказалось маловато и здесь не поместилось даже его изображение, поэтому маги транслировали только его голову и часть шеи. Но впечатление от этого было шокирующее.

Мервин и Отто приветливо кивнули мне, понятно, что после того, как поздоровались с Ратобором. Дракон вежливо склонил голову, приветствуя всех сразу.

Я прошел вдоль стола и сел рядом с Аркадием и Далилой. Рядом сел и Эльвинг. Ратобор прошел поближе к королям.

– Теперь, когда все собрались, разрешите объявить начало совета, – поднялся король Рогнара. Кажется, ему льстило, что именно он председательствует на столь важном собрании. – Позвольте ознакомить вас всех с окончательным планом войны.

– Может стоит сначала выслушать Рыцаря Энинга Сокола, вернувшегося из разведки? – предложил Ратобор.

– Не будем нарушать регламент, – с натянутой улыбкой ответил король. Видя, что я тоже не горю желанием начать, Ратобор сдался и кивнул своему коллеги. Тот довольно связно и толково изложил план кампании. Сразу было понятно, что он и его стратеги к нему никакого отношения не имели. – У кого есть какие-то возражения и дополнения?

Этот план был разработан не за один день и согласован со всеми, так что никто никаких возражений не ожидал. Поэтому все удивленно посмотрели на меня, когда я поднял руку.

– У меня не то, чтобы предложение, но маленькое дополнение: я предлагаю забыть об этом плане.

– Да он издевается над нами, – возмутился было Элоир, но быстро скис под взглядами Ратобора, Мервина, Даерха и короля Отто. Аркадий хоть и был изумлен моим предложением, но и он неодобрительно покосился на короля.

– Энинг, это не похоже на маленькое дополнение, – довольно холодно возразил Ратобор. – Может тебе стоит объяснить свое предложение поподробней?

– Именно это я и собираюсь сделать. Но я прошу не перебивать меня и выслушать. Я был в империи, о чем многие из вас знали. – Судя по тому, как задвигались монархи королевств Острова, для них это было новостью. – Так вот. Ваш план рассчитан на несколько лет войны. Методичное продвижение, создание баз снабжения – это все хорошо, но это не решение. Ведь наша цель не завоевание империи, а Сверкающий. Именно на него направлен удар. Но пока его поддерживает народ, мы его не победим. А народ его поддерживает. Да, поддерживает! Ибо он дал людям работу, дал законы. Я видел, что люди готовятся к войне. И они будут сражаться. Причем сражаться будут без всяких правил. Так вот, если кто не знает, что такое партизанская война, то вам скоро придется с ней познакомиться. Думаю, что не я один сообщал о подготовке в лесах и горах целых баз для партизан. Сверкающий время зря не терял. Поэтому мы не можем себе позволить растягивать войну на несколько лет. Война должна закончиться в одну кампанию! Тогда и люди пострадают меньше.

– Это хорошо, но это невозможно, Энинг, – возразил Ратобор.

– Возможно, если мы будем помнить, что наш враг не империя, а Сверкающий. Мы должны громогласно объявить, что не собираемся разрушать империю. Понимаете, многим не нравится, что Сверкающий маг смерти. И его поддерживают только потому, что не хотят возвращения эпохи королевств. А именно об этом Сверкающий и говорит. Но если мы объявим, что империя останется неприкосновенной, что она сохранится, что сохранятся все институты, созданные Сверкающим. Не будет только Сверкающего… Это лишит его части поддержки.

– Это немыслимо! Невозможно! – возмущенные голоса посыпались разом, но в основном от тех мест, где сидели монархи королевств Острова. – Империя должна быть уничтожена как основная угроза миру!

– Угроза миру не империя, а Сверкающий! – отрезал я. – Просто надо заменить его на законного представителя…

– Энинг, я понимаю к чему ты клонишь, но я уже говорила и говорю еще раз, что я не намерена в этом участвовать! – Далила гневно смотрела на меня через голову Аркадия. – Я отрекаюсь от всех своих прав на трон!

– А других законных претендентов на трон империи не осталось, – подвел черту Мервин. – Сверкающий уничтожил все династии.

– Не все, – возразил я. – Ведь в восьми королевствах существует королевская власть. Возможно, что младший наследник какой-нибудь династии сядет на трон. Но об этом можно поговорить потом. – После моих слов возражения королей резко прекратились. Даже Элоир задумался. – Я же предлагаю следующее: прямой поход на столицу империи. Решить все одним ударом.

– А не слишком ли рискованно ставить все на одно сражение? – поинтересовался Мервин, обращаясь скорее к Ратобору и королю Отто, как к людям с наибольшим военным опытом, а не ко мне.

– На самом деле, это не очень рискованно, если только мы не потерпим полное поражение, – ответил Ратобор. – Тут главное другое. Ведь с потерей столицы война не закончится.

– Не в этом случае, – возразил я. – Когда на трон сядет законный король, то очень многие отвернутся от Сверкающего.

– Энинг, не фантазируй. Права любого человека, которого мы посадим на трон, будут, по меньшей мере, спорны.

Я бросил на Ратобора очень многозначительный взгляд.

– Только если он не будет законным королем.

Ратобор открыл рот для возражения и тут же его захлопнул. В его глазах я впервые уловил проблеск понимания.

– В любом случае план утвержден, – поднялся Элоир. – А эти предложения, согласен ценные, можно с успехом применить и в нашем случае.

– И все же я настаиваю на прямом ударе по столице.

– Я тоже поддерживаю это решение, – неожиданно заговорил дракон. – Я все это время слушал ваши рассуждения о тактике и стратегии, но видел, что большинство из вас преследует свои цели. Нам же нужен только Сверкающий. Мы шли за вами только потому, что считали, что так надо. Предложение Защитника Дракона выражает наше желание, и он человек, а значит, он понимает поведение людей.

– Он ребенок!!! Что он понимает в сражениях. Он не знает даже законов тактики.

– Насколько я знаю, – дракон повернул свой холодный взгляд на Элоира, – это не помешало ему одержать победы! Ведь именно он командовал солдатами во время прорыва из окружения? Мы драконы об этом много слышали. И все участники того похода сходятся во мнение, что Защитник Драконов настоящий гений в том, что вы называете военным искусством. – С моей точки зрения, это был весьма сомнительный аргумент. – Поэтому если его предложения буду отвергнуты, то драконы покинут союз.

– Эльфы тоже поддерживают предложения Энинга. – Эльвинг ободряюще улыбнулся мне, но, правда, тут же заметил: – Я уже мог убедиться, что у него даже безумные идеи оборачиваются успехом.

– Я тоже поддерживаю, – поднялась Далила.

И тут неожиданно поднялся Аркадий.

– Я много общался с теми людьми, что были вместе с Энингом в походе, – заговорил он. – Они выдали о нем такую фразу: «Все идеи его были ошибочны, безумны и нарушали все основы тактики и стратегии, но все они приводили к победе. Даже не просто к победе, а к полному разгрому неприятеля. Если его решения были ошибочны, то и мы хотели бы также ошибаться; если он безумец, то и нам стоило бы заболеть подобным безумием». К чему я это вспомнил? А к тому, что сейчас всем нам кажется его предложение ошибочным и безумным. А может нам стоит так ошибиться? Ведь недаром его поддерживают именно те люди, которые знают его лучше всех. И я даже не буду скрывать, что основательно изучил карты пресловутого похода и учился воевать именно по ним. Я поддерживаю Энинга.

– Вот уж точно, безумие заразно, – процедил Элоир.

Тут я заметил, что Ратобор и Мервин о чем-то совещаются отдельно от остальных. Вот встал Ратобор.

– Мы посовещались с многоуважаемым Мервиным и решили все же поддержать решение Энинга. Но с небольшими оговорками. Однако прежде чем огласить их, я хотел бы выслушать план Энинга более подробно.

Поддержка таких людей сломила ситуацию, тем более что за мой план выступил и принц Отто Даерх. Немного погодя к нему присоединился и его отец.

– Только мне хотелось бы получить нечто более весомое, чем просто мнение людей о том, что все безумные идеи этого авантюриста срабатывали, – ворчливо заметил он.

– Именно этим я и займусь после совета, – пообещал ему Ратобор.

Ратобор вежливо пропустил меня в свои апартаменты и вошел следом. Здесь нас уже ждали Аркадий, Эльвинг, Ольга, мой брат, Фрегор и его воспитанники. Должен был подойти еще Отто Даерх, но его срочно вызвал на какие-то переговоры отец.

– Итак, ты говорил, что объяснишь все здесь, – заметил Ратобор, усаживаясь на кресло и выжидательно смотря на меня. – И я надеюсь, что твои объяснения действительно будут стоящими. Мне что-то не нравится ставить успех всей кампании в зависимость от одного сражения. Почему ты так уверен, что Сверкающий проиграет, если мы войдем в его столицу?

– Я уже объяснил все на совете. Только меня никто почему-то не понял. Что вы знаете о заклятие на троне дворца?

Ратобор усмехнулся и кивнул моему брату.

– Считается, что брату последнего короля Шантарского королевства был сделан подарок. А именно, на трон наложили заклятье. Теперь никто, кроме законного владыки королевства не может сесть на него. Именно поэтому Сверкающий приказал закрыть старый тронный зал и сделать к дворцу пристройку, где и поставил свой трон, – отчеканил Витька.

Я изумленно уставился на него. Мое изумление было настолько очевидно, что брат усмехнулся. Однако ответил Ратобор:

– Не удивляйся. Я же говорил, что твой брат теперь работает у меня. А я понятное дело запросил обо всем, что касается Сверкающего. И именно твой брат все эти донесения читал, а потом сообщал о главном мне. Так что он знает даже больше меня. У меня просто нет времени просматривать все донесения.

– Ну вот! – Я с досадой ударил рукой о подлокотник. – А я то потратил несколько часов в местном университете, узнавая все о Сверкающем, хотя можно было все узнать у вас. Хотя… – Я на миг задумался. – Может это и хорошо, что я не спросил у вас. Тогда я не предпринял бы свою вылазку в столицу империи. Я ведь подумал об этом именно после посещения университета. Слишком уж меня заинтересовало предсказание, сделанное последнему шантарскому королю.

– Я слышал об этом и неоднократно пытался узнать о нем, но безуспешно, – заметил Фрегор. – Я даже не знаю, о чем оно хотя бы приблизительно.

– Я знаю. – Я задумчиво покрутил кинжал. – С самого моего появления здесь Сверкающий пытался уничтожить меня именно в связи с этим предсказанием. И я помню о подарке, который получил у Колодца Судьбы.

– Меч Судьбы! – воскликнул Ратобор. – А ведь верно! Пожалуй, в такой ситуации действительно стоит рискнуть закончить все одним сражением.

Я только поморщился от такой веры в какой-то там меч, пусть и Судьбы.

– Но меня интересует твое предложение трона империи кому-то из наследников королевств. Энинг, надеюсь, ты это несерьезно?

Эта тема сразу заинтересовала Фрегора, Люсию и Эдрума.

– Я тоже хотел задать этот вопрос, – заметил Фрегор. – Мне кажется, на корабле мы говорили о другом.

– Я помню нашу договоренность. И, между прочим, я ничего королям не обещал. Я только сказал, что такая вероятность есть. Зато сколько зайцев я сразу убил этим замечанием. Во-первых, теперь все эти королевства будут меньше стремиться уничтожить империю, ведь возможно, что она достанется им. Во-вторых, теперь им будет труднее договориться между собой. А ведь я уверен, что они тайком саботировали все заседания высшего совета и, по сути, выступали единым фронтом против союзников, преследую свои цели, весьма далекие от целей союзников. – При этих словах Ратобор согласно кивнул. – А сейчас они начнут интриговать друг против друга, чтобы посадить на трон именно своих. В-третьих, они ведь не дураки и понимают, что решение наследования трона империи будет все же за союзниками. Поэтому они будут стремиться внести как можно больший вклад в победу, доказывая тем самым свое право на престол. Когда же на трон империи сядет законный король, то вряд ли от них можно ожидать каких-нибудь пакостей. Будет уже поздно – это раз и потом, каждый из них хоть и будет разочарован в том, что не они избранники, но зато будет рад, что им не стал и соперник. Но есть и еще одна причина, по которой мой план лучший, чем длительная кампания. Ведь сейчас идет война коалиции, а насколько я помню историю, здесь каждая сторона преследует свои интересы и чем на больший срок она затянется, тем больше противоречий будет возникать. В конце мы можем проиграть только потому, что противоречия союзников станут неразрешимыми. – Я заметил, как энергично кивнул Аркадий. Кажется, он тоже над этим думал. – В короткой же войне они просто не успеют проявиться.

– Ты опасный человек, Энинг, ты знаешь об этом? – заметил после небольшого раздумья Ратобор. – Когда я тебя встретил впервые, ты не слишком разбирался в разных политических играх. И с последним пунктом я согласен полностью, хотя должен признаться, что удивлен. Ты быстро учишься.

– Приходится. Но вы не ответили, поддерживаете вы это предложение?

– Только когда увижу законного короля, которого ты планируешь посадить на трон империи. – Ратобор буквально выделил это ты. – Впрочем, я догадываюсь, что это и есть кто-то из твоих гостей.

– Именно. Что вы знаете о безвременье?

– Мне рассказывал об этом мой учитель, – вмешался Аркадий, видя недоумение князя. – Это место за пределами мира. Так, пожалуй, будет наиболее точно. Там нет времени. Мой учитель однажды показал мне это место. Это абсолютный хаос. Если ад есть, то он выглядит именно так. Мы пробыли там секунду, не больше, но я едва не сошел с ума. А когда мы вернулись, то обнаружили, что здесь прошло три дня.

– Фрегор, расскажите вашу историю здесь. Это будет лучше моего пересказа, – попросил я.

Фрегор согласно кивнул и начал рассказ.

– Поразительно! – воскликнул Ратобор, когда тот закончил. – Значит ты, – Ратобор подошел к Эдруму, – сын последнего короля и наследник шантарского трона? А ты, значит, дочь Лиенды, королевы Арбелы? Однако, насколько эта история правдива? Не поймите меня неправильно, но в таком деле нельзя полагаться на слова.

– Он ни разу не соврал, – заметил Эльвинг.

– Именно, – улыбнулся я. – Я тоже понимал, что в таком деле верить на слово нельзя, поэтому и хотел, чтобы Эльвинг тоже выслушал эту историю. Именно поэтому я и предложил рассказать ее Фрегору, а не стал рассказывать сам. Однако я рад приветствовать вас, ваши высочества. Князь, вот перед вами два законных наследника на трон империи. Если Эдрум при всех сядет на трон и тот примет его, то Сверкающий потеряет много сторонников.

– Возможно. – Князь несколько секунд рассматривал двоих подростков, сидящих напротив него. – А вы что скажете? Согласны вы с этим?

Люсия и Эдрум неуверенно переглянулись. Наконец заговорил Эдрум:

– Я всегда уважал Сверкающего, считая его великим правителем, обеспечившим мир в империи, и не понимал враждебного отношения к нему человека, которого считал своим отцом. И я считал Олуэра, – Эдрум запнулся, но все же через силу продолжил, – моего отца сумасбродом и тираном, который по большей части сам виноват в своих бедах. Мне бы не хотелось повторять его ошибок. Возможно, я не готов к такой ответственности, но если я с вашей помощью вернусь на трон, принадлежащий мне по праву, то я буду вам благодарен, но моя благодарность будет все же ограничена. Я не буду жертвовать интересами империи. Пусть даже я не имею опыта по управлению.

– Думаю, что первое время у тебя просто не будет выхода, – вмешался я. – Все-таки союзники будут победители и тебе придется принять ряд невыгодных для империи условий. Но князь понимает, что империя вовсе не та страна, которая слишком долго будет оставаться в таком положение. Она слишком сильна. К тому же после победы у союзников наверняка возникнут свои противоречия, которые можно будет использовать для восстановления сил империи. Думаю, что в скором времени империя займет свое место на международной арене.

– Благодарю, Энинг, – довольно сухо заметил князь. – Однако в следующий раз я все же предпочту сам высказать свои мысли. Мне не нужен суфлер для этого.

– О, извините, – смутился я. – Наверное, я опять был не слишком почтителен.

– Более чем. – Но тут князь смягчился и усмехнулся. – Но я к этому уже начал привыкать. И сильно удивлюсь, если вдруг ты станешь вести себя как придворный.

– Благодарю, ваше величество. Однако Эдрум поднял важный вопрос. Фрегор многому научил Люсию и Эдрума, но он не мог научить их управлению. Тому, что должен знать король. Князь, вы ведь не будете отрицать, что империя может стать выгодным партнером?

– Ты к чему клонишь? – подозрительно спросил Ратобор.

– А к тому, что им нужен учитель. Кто-то, кто может показать управление. Но только здесь не может быть лжи! В таком деле доверие можно заслужить только искренним желанием помочь.

Князь слегка удивленно посмотрел на меня, несколько секунд боролся с сомнениями.

– Идея оригинальная, должен заметить. Заняться учебой своих возможных противников в политике. Или противников своего наследника. Но тут зависит не только от меня. Согласятся ли они? А что касается искренности, то еще мой отец говорил, что дело не сделанное хорошо, нельзя называть сделанным.

– Вы действительно можете научить нас тому, что должен знать правитель? – неуверенно спросил Эдрум.

– Ну, научить, это громко сказано. В этом деле в основном все зависит от человека и его совести. Я могу только дать основы знаний. А как ты применишь их – это только твоя проблема. И если вы согласны, то я все-таки помогу вам на первых порах. Дальше у вас будут другие учителя.

– А насколько можно вам верить? – не очень почтительно заметил Фрегор. – Ведь у вас в империи свои интересы.

– Наверное, вы слишком много общались с Энингом, – усмехнулся Ратобор. – А что касается моих интересов. Мне не нужны здесь колонии. Они просто не по карману Китижу. К тому же сейчас мы открыли путь на восток, и это поглотит наше внимание на многие годы, если не века. Мой интерес здесь совпадает с интересом Энинга. Просто я не хочу, чтобы в империи оставался Сверкающий. Не скрою, возможно я и предпочел бы, чтобы эта империя развалилась, но я реалист и понимаю, что тот путь, который предлагает Энинг гораздо быстрее обеспечит победу. А теперь, господа, извините, но у меня важные дела. Эдрум, Люсия, если вы согласны поступить ко мне, что называется в ученики, то прошу со мной. Сейчас мне будут делать доклад мои министры, которые управляют дома в мое отсутствие. Энинг, а с тобой я хотел бы потом поговорить отдельно.

Мы все встали и поклонились. Ольга поднялась было то же.

– А вы куда, юная леди? Во-первых, не очень культурно покидать гостей. Люсии понадобиться кто-то, кто может помочь ей освоиться здесь. А во-вторых, вам стоит все же переодеться в более подобающую вам одежду. И без возражений!

Ольга вынуждена была смириться. Она махнула мне и скрылась в своей комнате. Витька тоже остался у князя, поскольку заявил, что у него много работы, и он встретится со мной позже. И напомнил, чтобы я поговорил с родителями.

– Знаешь, – заговорил Аркадий, когда мы покинули кабинет Ратобора. – Князь во время разработки плана кампании заявил мне, что это все ерунда. Когда ты вернешься, то обязательно сделаешь весь этот план простой бумажкой, поскольку либо победишь Сверкающего в одиночку, либо сделаешь еще что-то в подобном духе. Я ему тогда не поверил.

– Мы еще не победили, – буркнул я.

– Верно. Но весь наш предыдущий план превратился в простую бумажку. Впрочем, он и раньше ею был.

– Не понял?! – Я изумленно уставился на Аркадия. С таким же изумлением на него смотрел и Эльвинг.

– А что вы хотите? – усмехнулся он. – Этот план создавался специально для всех этих королевств. Мы подозревали, что кто-то из них тайком передает сведения Сверкающему. Только не спрашивайте зачем. Трусость, подлость, деньги. Причин много. Можете выбирать любую. Ладно, мне надо спешить к войскам. Послезавтра мы выступаем.

– Послезавтра?

– А ты что хочешь, Энинг? Кампания и так задержалась непростительно долго. Сначала из-за этого идиота Ауредия, потом еще были причины. Так что к концу года все решится. И даже раньше, если твой план сработает. Ну, а пока можешь гулять. Я понимаю, что тебе нужно еще встретится со многими друзьями, которых ты не видел с того времени, как ушел в свою разведку.

– Минуту, Аркадий. – Я замялся. – Я хотел спросить по поводу Далилы… Что там у вас с ней?

– Энинг, она взрослая женщина и я не мальчик. Полагаю, что мы сможем разобраться в своих отношениях и без твоей помощи. Однако могу сказать свое мнение: она великолепна!

– Значит, у вас серьезно. Но, Аркадий, будь с ней осторожен. Она недавно потеряла очень близкого друга.

– Я знаю, Энинг. Я это знаю. – Аркадий резко кивнул и удалился.

– Знаешь, мне кажется, что они действительно смогут разобраться без тебя, – заметил Эльвинг, когда Аркадий ушел.

– Возможно. Но, а ты то, что думаешь?

– Я? Лично я решил для себя, что это не мое дело. Как заметил Аркадер, они уже взрослые люди и сумеют разобраться сами.

– Может ты и прав. Но в таком случае как ты смотришь на то, чтобы немного прогуляться? Можно еще и Артера позвать. Эх, жаль, князь Ольгу не отпустил. А еще стоит с родителями поговорить. Витька прав, надо это сделать поскорее.

– Идет. Только ненадолго. Не забывай, что я теперь командир эльфийского отряда. Кстати, я своим давно обещал, что затащу тебя в отряд и теперь пора сдержать свое слово. Так что готовься.

– Обязательно, – рассмеялся я.

Последние сутки перед походом оказались загружены до предела. Пришлось разбираться со своим отрядом, проводя инспекцию. Хотя я и был уверен, что там все в порядке, но на проверке настоял Готлиб, который считал, что это полезно для дисциплины. Я спорить не стал. Потом мне пришлось мотаться между Ратобором, Отто Даерхом, Аркадием и остальными командирами союзников, служа что-то типа доверенного курьера. Побывал я и у драконов, хотя не могу сказать, что это доставило мне радость. Общение с драконами слишком большая нагрузка для нервов, чтобы стремиться к ней без крайней необходимости. Переговорил я и с родителями. У них все оказалось хорошо. Как потом ехидно прокомментировал мой брат, отец с головой ушел в изучение всех дел баронства. Терегий же рад до смерти человеку, который буквально ловит каждое его слово. Он теперь постоянно читает лекции по управлению баронством своему благодарному слушателю. Витька заметил, что отец решил превратить баронство в самое богатое и процветающее в Тевтонии. Но из-за слишком необычных идей у него происходят постоянные стычки с управляющим. Мать же, заскучав от безделья, решила заняться любимым делом и уже набрала несколько способных девушек для обучения мастерству визажиста.

– А то страшно посмотреть на руки этих дам! – заявила она мне. – Ты бы видел как они все смотрели на мой маникюр, когда нас с твоим отцом пригласили в замок в соседнее баронства. Жена того барона потом долго выпрашивала у меня имя того мага, что сотворил такое чудо.

Я молча выслушал мамину тираду, согласно кивая, словно она могла меня видеть. Что ж, если каждый из них занялся тем, что ему пришлось по душе, то кто я такой, чтобы мешать им?

А на следующий день начался поход. Вся собранная союзниками армия вдруг свернула свой лагерь и двинулась вперед. Я даже не ожидал, что такая масса народа может тронуться в путь с такой легкостью. Скорее я ждал привычного хаоса и организационных задержек. Все-таки хоть поход и начался с задержкой, уже практически в начале осени, но все же время не было потрачено зря и постоянные тренировки все-же превратили солдат разных стран в единое боеспособное войско. Даже войска королевств Острова выглядели хорошо, хотя я и не ожидал от них ничего хорошего, помня свой опыт общения с рогнарцами. Но союзники, кажется, тоже не забыли этого опыта. Я заметил, что с каждой армией королевств двигаются представители союзников. Или офицеры связи, как их называли.

В первый же день армия прошла гораздо большее расстояние, чем я ожидал. И уже на следующее утро пересекла границу империи, легко сбив заслоны. Молниеносными наскоками были захвачены несколько приграничных крепостей. Туда немедленно стали свозить различные припасы. В самих крепостях оставили гарнизоны. Армия же двинулась дальше, продвигаясь вдоль побережья. Малейшие попытки имперцев оказать сопротивление слегка тормозили движение до того момента, как корабли высаживали в тыл обороняющихся десант, после чего продвижение возобновлялось с прежней скоростью. При подавляющем превосходстве на море имперцы просто не могли противостоять этому движению, и вынуждены были поспешно откатываться назад, оставляя города на побережье. Некоторые из них сопротивлялись, но большинство сдавались еще до штурма. За две недели союзники захватили все южное побережье империи начиная от Рогнара. Были захвачены и порты Рек-Ктарг и Ре-Нарт. Я даже побывал в тех местах, по которым мы проходили, выбираясь из окружения. По просьбе Ратобора, я показал их и ему.

Сам Ратобор, вопреки прежнему намерению, все же решил идти с армией, в чем его поддержали почти все члены высшего совета. В связи с изменившимся планом, в армии требовалось присутствие опытного полководца, поскольку все сознавали, что назначение Аркадера главнокомандующим чисто договорное. Как полководца его никто не знал и никто не собирался рисковать армией. Союзным монархам из королевств не доверяли. Ратобор же всеми был признан самым опытным. Хотя сам он официально числился всего лишь советником. Но это вряд ли кого обманывало. Сам же Аркадий подобному раскладу был только рад, признавая свое невежество в сражениях на мечах. Его опыт прежних боев в нашем мире не годился совершенно.

Еще неделя понадобилась, чтобы окончательно закрепиться в завоеванных областях. При этом пришлось довольно сурово обойтись с некоторыми солдатами, которые решили заняться грабежами. Особо выделялись части из королевств. Однажды я случайно услышал, как Ратобор на совете пообещал создать специальное подразделение по борьбе с мародерами и назначить его командиром меня. С этого момента среди рогнарцев грабежи резко упали. А потом и солдаты остальных королевств попритихли. Меня такая реакция на слова Ратобора даже покоробила. Неужели я такой страшный? Все-таки, наверное, я недооценил того воздействия, которое оказала моя непримиримая борьба с мародерством еще в те времена, когда мы шли отсюда, убегая от преследующих нас имперских частей. Об этом мне сказал и Ратобор, когда в присутствие моих друзей пересказал эту историю.

– Одного известия о том, что ты возглавишь отряды по борьбе с мародерами, оказалось достаточно, чтобы рогнарцы поджали хвосты. Хотя многие из них и грозили поставить этого «зазнавшегося выскочку» на место, но дальше слов дело не сдвинулось. Зато грабежи сократились втрое, – смеялся князь. – А кое-кто рассказывал о случаях, когда крестьяне, чьи дома пытались ограбить наши союзнички, грозили сообщить обо всем Энингу и грабители спешно удирали. Между прочим, этот случай реальный.

– Да ты у нас оказывается гроза бандитов! – присоединился к смеху князя Аркадий.

– Я не вижу тут ничего смешного, – возмутился я. – Тоже мне, пугало нашли!

Но я прекрасно знал, что здесь уже ничего не поделать и смирился с таким положением. Я даже мог убедиться, что оно иногда полезно. Особенно когда требовалось навести порядок в отрядах. Все-таки репутация страшная сила.

Закончив наведение порядка в завоеванной области, армия подошла к дороге, ведущей к столице империи. До нее оставалось четыре перехода, но теперь нам предстояло удалиться от моря и лишиться поддержки флота, которая раньше выручала нас неоднократно.

Прежде, чем двинуться дальше, были приняты меры предосторожности. Вперед отправилась разведка. И только потом, соблюдая осторожность, двинулись главные силы. Все эти меры говорили не столько о трусости командования, сколько об уважении к Сверкающему, как полководцу. Вообще, я заметил, что Ратобор предпочитал потерять день, но обезопаситься от возможной опасности, чем рисковать, двигаясь слишком быстро. И это принесло свои плоды. Но все же настал тот день, когда сражения было не избежать. Вскоре разведка донесла, что в тридцати километрах от столицы выстроились войска империи для боя. В армии повисло обычное перед боем напряжение. Понеслись вестовые с приказами. Рассредоточивалась легкая пехота. Приводились к бою военные машины. Лучники надевали на луки тетиву. Вперед рванулись отряды легкой конницы для разведки вражеской позиции и с целью выявить места возможных засад. Все понимали, что вскоре начнется бой, в котором решится многое, если не все в этой войне.


Глава 8 | Клинки у трона | Глава 10