home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

ЛОЖЬ ПОД МАСКОЙ ЛЖИ

Реджис потер глаза, пытаясь отделаться от все еще маячившей перед его мысленным взором ослепительной вспышки, и увидел, что стоит прямо перед чародеем. Кесселл развалился на хрустальном троне, опираясь спиной на один из подлокотников и забросив ноги на другой. Они находились в большом квадратном зале. Стены, казалось, были сделаны из хрусталя, и Реджис сразу понял, что попал внутрь башни. Помещение было заставлено множеством богато украшенных зеркал самой разнообразной формы. Хафлинг уставился на самое большое из них и увидел, что в нем полыхает пламя. Он испуганно оглянулся, рассчитывая увидеть источник изображения, но тут же понял, что огонь горит где-то внутри самого зеркала.

– Добро пожаловать в мое жилище, – расхохотался чародей. – Можешь считать, что тебе неслыханно повезло своими глазами увидеть все это великолепие!

Но Реджис не слушал его. Хафлинг внезапно почувствовал, что голос чародея звучит вовсе не так, как следовало бы, будь он действительно околдован волшебным рубином.

– Прости мое удивление в тот миг, когда я увидел тебя, – продолжал Кесселл. – Я никак не ожидал, что гордецы из Десяти Городов пошлют вместо себя хафлинга! – Он вновь рассмеялся, и Реджис понял, что нечто неведомое полностью развеяло впечатление, которое ему удалось произвести на чародея за пределами башни.

Постепенно Реджис начал догадываться, что произошло. Он почувствовал, что в комнате словно пульсирует какая-то неведомая сила и Кесселл явно питается ее энергией. Находясь снаружи, чародей был уязвим, однако тут его колдовская сила была во сто крат сильнее влияния рубина.

– Там, на склоне холма, ты сказал, что хочешь мне кое-что сообщить, – усмехнулся Кесселл. – Так говори же… рассказывай! Или умрешь мучительной смертью!

Реджис, пытаясь на ходу сочинить какую-нибудь историю, задрожал от напряжения. Те хитрости, на которые он обычно пускался в разговорах с околдованными его камнем людьми, сейчас были бесполезны. Чародей вряд ли клюнет на них. А без поддержки рубина он того и гляди сам ненароком выдаст истинные намерения Кассиуса.

Кесселл привстал с трона и угрожающе навис над хафлингом.

– Говори! – заорал он.

Реджис почувствовал, как неведомая сила железной хваткой сковала его мысли, неумолимо заставляя подчиниться приказу чародея. Но он уловил, что загадочная сила, как это ни странно, исходит не от Кесселла, а, скорее, от некоего, судя по всему, небольшого предмета, который тот прячет в складках своей мантии.

Хафлинги испокон века обладали способностью противостоять такого рода влиянию, а сейчас Реджису помогала и сила его собственного камня. Так что в считаные мгновения он смог избавиться от пропитавшей все его мысли чужой воли, после чего вдруг, к собственному удивлению, нашел выход из ситуации. Раньше ему частенько приходилось видеть, как люди, на которых он воздействовал, используя колдовскую силу камня, невольно расслаблялись. Поэтому сейчас хафлинг слегка пошатнулся, словно был не в силах управлять своим телом, и принялся, не мигая, рассматривать угол комнаты за спиной Кесселла.

– Что ты желаешь знать? – монотонным голосом спросил он.

Кесселл снова откинулся на троне.

– Называй меня Владыка Кесселл, – приказал он.

– Что ты желаешь знать, Владыка Кесселл?

– Отлично, – усмехнулся чародей. – Признайся, хафлинг, те сказки, что ты должен был мне рассказать, всего лишь жалкая уловка, не так ли?

«А почему бы и нет? – подумал Реджис. – Ложь, приправленная капелькой правды, всегда звучит гораздо убедительнее».

– Да, – ответил он. – Чтобы заставить тебя считать, будто твои самые верные подданные что-то затевают против тебя.

– Но зачем? – спросил Кесселл, безмерно довольный тем, как легко ему удалось развязать хафлингу язык. – Ведь люди Брин Шандера должны понимать, что я запросто могу разделаться с ними и без помощи моих подданных. По-моему, это просто глупо.

– Кассиус и не собирается сражаться с тобой, Владыка Кесселл, – сказал Реджис.

– Тогда зачем ты здесь? И почему Кассиус не сдал город по моему требованию?

– Меня послали, чтобы зародить у тебя сомнения, – сказал Реджис, импровизируя на ходу. – Чтобы дать Кассиусу возможность выиграть время для действия.

Кесселл вновь подался вперед.

– И что это будет за действие?

Реджис молчал, лихорадочно соображая, что ответить.

– Ты неспособен противостоять мне! – заорал чародей. – Моя воля безгранична. Отвечай, или я вырву правду из твоей головы!

– Они собираются удрать, – выпалил Реджис, и перед ним тут же открылось несколько новых вариантов – как врать дальше.

Кесселл вновь расслабился.

– Это невозможно, – небрежно сказал он. – Моя армия слишком велика, а все пути отступления давно и надежно перекрыты.

– Армия сильна, но, возможно, не настолько, как тебе кажется, Владыка Кесселл, – сказал Реджис. Теперь он точно знал, о чем вести речь. Ложь под маской лжи. Звучало неплохо.

– Объясни! – нахмурившись, потребовал Кесселл.

– У Кассиуса есть союзники в рядах твоей армии.

Чародей затрясся от ярости и вскочил с трона. Реджис в душе праздновал победу. Его уловка сделала свое дело. Но хафлинг тут же прикинул, а не могли ли некогда одураченные им люди точно так же поступать и с ним самим… Об этом стоило поразмыслить, но потом.

– Орки уже много месяцев живут в мире с людьми Десяти Городов, – продолжал Реджис. – А одно из племен далее торгует с рыбаками. Они откликнулись на твой призыв, как и все остальные, но по-прежнему, если они вообще на это способны, хранят верность Кассиусу. Когда твое войско еще только начало разбивать лагерь вокруг Брин Шандера, предводитель орков сразу же встретился с гонцами, которых выслали из крепости.

Кесселл отбросил назад свои длинные волосы и в замешательстве потер лоб. Неужели в его непобедимой армии и впрямь есть предатели?

Нет! Никто не посмеет выступить против него!

Но, может, они действительно что-то затевают? И где Эррту? Не могло ли случиться так, что за всем этим стоит демон?

– Какое племя? – тихо спросил Кесселл, и по его тону Реджис понял, что ложь действительно потрясла чародея. Теперь хафлинг мог врать как угодно.

– Те, кого ты послал захватить Бремен: орки Лживый Язык, – сказал он, с удовлетворением наблюдая, как расширились зрачки Кесселла. – От меня требовалось лишь отвлечь тебя от каких-либо действий против Брин Шандера до наступления темноты. Ведь орки должны вернуться на рассвете якобы для того, чтобы присоединиться к осаждающему город войску. Но на самом деле они собираются открыть проход на западном фланге твоей армии, после чего Кассиус беспрепятственно выведет людей Брин Шандера в тундру. Они надеются на то, что в рядах твоих воинов наступит неразбериха и они сумеют уйти достаточно далеко. Тогда тебе придется преследовать их до самого Лускана!

План, конечно, был еще тот. Но он должен казаться вполне подходящим для людей, оказавшихся в безвыходной ситуации…

Кесселл в сердцах ударил по подлокотникам кресла.

– Болваны! Реджис перевел дух.

– Эррту! – внезапно заорал Кесселл, понятия не имевший, что демон уже покинул этот мир.

Ответа не последовало.

– Будь ты проклят, демон! – выругался чародей. – Вечно ты где-то шляешься в то время, когда мне нужен!

После этого Кесселл повернулся к Реджису.

– Жди меня здесь! Позднее у меня еще будут к тебе вопросы! – Чародей прямо кипел злобой. – Но сначала я поговорю со своими полководцами. Я покажу им, как плести интриги против меня!

Самое забавное заключалось в том, что, по наблюдениям Кассиуса, орки Лживый Язык были наиболее преданными и фанатичными сторонниками Кесселла.

Ложь под маской лжи.


* * * | Магический кристалл [Хрустальный осколок] | * * *