home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

БРИН ШАНДЕР

Брин Шандер резко отличался от остальных поселений в Десяти Городах. Его флаг гордо реял на вершине холма, расположенного в центре тундры примерно на равном расстоянии от всех трех озер, чуть к югу от долины дворфов. У города не было ни кораблей, ни пристаней на озерах, но все равно Брин Шандер по праву являлся не только административным, но и торговым центром долины.

Сюда направлялись торговые караваны из Лускана, сюда приносили свой товар дворфы, здесь жили наиболее искусные ремесленники и резчики по кости. Процветание прочих городов зависело не только от количества добытой рыбы, но и от близости к Брин Шандеру. Именно поэтому Термалэйн и Таргос, расположенные на юго-восточных берегах Мир Дуальдона, а также Кер-Кониг и Кер-Диневал, стоявшие на западных берегах Лек Деннишира, – эти четыре города, находившиеся на расстоянии не более одного дня пути от столицы, играли заметную роль в жизни долины.

Брин Шандер был окружен высокой крепостной стеной. Находившиеся внутри приземистые деревянные домики мало чем отличались от подобных построек в других городах за исключением, пожалуй, того, что стояли гораздо теснее. Здесь под одной крышей зачастую жили по нескольку семей. Хотя Брин Шандер и был в известной степени перенаселен, от остальных городов он отличался гораздо большей цивилизованностью, в нем было куда больше порядка.

Проходя сквозь окованные железом северные ворота столицы, Реджис всякий раз с наслаждением вдыхал встречавшие его ароматы и прислушивался к звукам большого города. Конечно, нельзя было сравнивать Брин Шандер с гигантскими мегаполисами юга, однако шум и суета рынков и изобилие лавок неизменно наталкивали его на воспоминания о Калимпорте. И в точности как и там, люди на улицах Брин Шандера представляли все без исключения народы, обитавшие в долине. Высокие темнокожие жители тундры сновали среди бледнолицых путешественников, и зычные голоса смуглых южан смешивались с грубой отрывистой речью горцев, когда они, сидя за столами многочисленных кабачков, похвалялись друг перед другом захватывающими дух историями любовных приключений и воинской доблести.

Реджис не переставал удивляться тому, как схожи шумы больших городов. Стоило ему лишь на мгновение закрыть глаза, идя по одной из узких улочек Брин Шандера, и воображение тут же переносило его в милый сердцу Калимпорт.

Впрочем, на этот раз у хафлинга было столь важное дело, что шум большого города не вызывал у него обычного возбуждения. Реджис был напуган мрачными новостями темного эльфа и волновался из-за того, что именно ему придется доложить их Совету.

Уклонившись от шумного торгового района, Реджис миновал особняк Кассиуса, выборного представителя от Брин Шандера. Это здание было, пожалуй, самым крупным и, вне всякого сомнения, наиболее роскошным из всех строений Десяти Городов. Его фасад был украшен внушительной колоннадой, а стены покрывала искусная резьба. Первоначально здание предназначалось для заседаний членов Совета, но по мере того как этот орган утрачивал свою ведущую роль в общественной жизни Десяти Городов, Кассиус, будучи тонким дипломатом и действуя методом кнута и пряника, повел дело так, что со временем дом этот стал его личной резиденцией, а заседания Совета стали проводиться в очень кстати освободившемся на окраине складе. Некоторые выборные пытались было протестовать, но если жители остальных городов время от времени и изыскивали средства воздействовать на Брин Шандер, когда речь шла о принципиальных вопросах, то место проведения заседаний Совета их мало интересовало. Кассиус прекрасно понимал важность Брин Шандера для прочих городов и умело пользовался этим для усиления своего влияния. Гвардия Брин Шандера легко могла противостоять объединенным войскам остальных городов, а офицеры Кассиуса пользовались исключительной монополией на установление торговых связей с южанами. Представители других городов, конечно, могли бы спорить и требовать возвращения заседаний Совета на прежнее место, однако, в силу зависимости от столицы, они никогда не решились бы выступить лично против Кассиуса.

Реджис появился в зале заседаний последним. Бросив взгляд на девятерых сидевших за столом выборных представителей, он вдруг в который уже раз смутно почувствовал себя здесь лишним. На самом-то деле его выбрали представителем от Одинокого Леса главным образом потому, что желающих больше не нашлось, в то время как его коллеги из других городов оказались в Совете благодаря множеству заслуг и героических поступков. Это были настоящие лидеры своих общин, люди, делавшие все возможное для процветания и повышения обороноспособности городов. Все они были испытанными бойцами – ведь гоблины и варвары посещали Десять Городов едва ли не чаще, чем на небе появлялось солнце. Для того чтобы выжить в долине, необходимо было уметь драться, и члены Совета действительно были доблестными воинами.

Реджису еще не доводилось выступать на Совете. Его маленький Одинокий Лес, расположенный в небольшом пихтовом лесу, никогда и никого ни о чем не просил. А учитывая его малочисленный рыболовный флот, остальные три города, делившие с ним Мир Дуальдон, никогда не предъявляли к нему претензий. Присутствуя на Совете, Реджис не особенно торопился высказывать свое мнение, ну разве что в ходе голосования, да и то всегда отдавал свой голос в пользу всеобщего согласия. В случае если мнения разделялись, Реджис всегда был на стороне Кассиуса. Выступая в поддержку Брин Шандера, ошибиться было невозможно.

Сегодня Реджис чувствовал себя подавленно. Те страшные вести, которые он собирался изложить, несомненно вызовут град насмешек и язвительных замечаний. Хафлинг глянул в сторону двух наиболее влиятельных выборных. Кассиус – представитель Брин Шандера – и Кемп – выборный от Таргоса – непринужденно болтали, сидя во главе массивного прямоугольного стола. Кемп был невысок ростом, но отличался плотным телосложением. Узловатые мускулистые руки выдавали в нем жителя пограничного городка. Кемп был известен суровым нравом, внушавшим страх как врагам, так и друзьям.

В противоположность ему Кассиуса никак нельзя было принять за доблестного воина. Тщедушная фигура, коротко подстриженные седые волосы, начисто лишенное растительности лицо… Его большие ясные синие глаза прямо-таки лучились. И все-таки любой, кому доводилось повидать его с мечом в руке во главе своих отрядов на поле боя, никогда не усомнился бы в его воинском мастерстве и храбрости. Реджис относился к нему с искренним уважением и тем не менее всегда проявлял осторожность.

– Внимание! – объявил наконец Кассиус, ударив молотком по столу.

По традиции председательствующий всегда открывал Совет, зачитывая длинный список титулов присутствующих. Изначально эта церемония была придумана, чтобы придать Совету значительность, и впечатляла в основном посланцев мелких поселков, которые иногда приезжали, чтобы выступить от лица своих общин. Сейчас же, с уменьшением общественной роли Совета как такового, формальное представление присутствующих лишь затягивало заседание, что крайне раздражало выборных. Поэтому раз за разом вводная часть все более сокращалась.

Закончив чтение, Кассиус перешел к основным вопросам.

– Первый вопрос повестки дня, – объявил он, даже не глянув в лежащие перед ним бумаги, – касается территориального спора между Кер-Конигом и Кер-Диневалом о разделе вод Лек Деннишира. Я вижу, что Дорим Лугар из Кер-Конига привез документы, о которых шла речь в прошлый раз. Поэтому предоставляю слово ему.

Дорим Лугар, смуглый худощавый человек с вечно бегающими глазками, выскочил из своего кресла.

– У меня в руках, – заявил он, сжимая в кулаке свиток старинного пергамента, – исходное соглашение между Кер-Конигом и Кер-Диневалом, подписанное полномочными представителями обоих городов. – С этими словами он ткнул пальцем в сторону представителя от Кер-Диневала: – Тут стоит и ваша подпись, Енсин Брент!

– Соглашение подписано во времена вечной дружбы, – парировал Брент, золотоволосый молодой человек с удивительно простодушным выражением лица, которое нередко позволяло ему легко обводить вокруг пальца людей, считавших его наивным. – Разверни свиток, уважаемый Лугар, и позволь Совету ознакомиться с ним. Пусть уважаемые выборные представители сами убедятся, что в договоре даже не упоминается Истхейвен, а это чрезвычайно важный в данном случае момент. – Сказав это, Брент обернулся к присутствующим. – В то время, когда подписывался договор о разделе озера, Истхейвен и поселком-то назвать было нельзя, – в который уже раз объяснил он. – Тогда у них еще не было ни одной лодки.

– Уважаемые коллеги! – взвыл Дорим Лугар, вырвав выборных из сонного оцепенения, которое уже начало охватывать зал. Спор продолжался в течение уже четырех заседаний, и ни одна из сторон так до сих пор и не добилась перевеса. Вопрос этот был абсолютно безразличен всем, кроме представителей от Конига, Диневала и Истхейвена.

– Вне всякого сомнения, Кер-Кониг не может нести ответственность за возникновение Истхейвена, – сказал Дорим Лугар. – Кто мог предположить, что они построят Восточный Путь? – задал он риторический вопрос, имея в виду дорогу, проложенную от Истхейвена к Брин Шандеру. Как показало время, это было мудрым решением и сильно способствовало развитию городка, расположенного на юго-восточном берегу Лек Деннишира. Соединив преимущество удаленности от основного мира с легкостью перевозки грузов, которую давала дорога, Истхейвен стал одним из наиболее быстро развивающихся поселений Десяти Городов. В настоящее время его флот по численности не уступал флоту Кер-Диневала.

– И в самом деле, этого никто не мог предвидеть, – сказал Енсин Брент. – Совершенно очевидно, что рост Истхейвена поставил Кер-Диневал в условия жесткой конкуренции за наиболее ценные в промысловом отношении участки озера и лишил возможности свободно распоряжаться его северной половиной. И при этом Кер-Кониг нагло отказывается пересматривать условия договора, что совершенно необходимо для восстановления равных прав! Мы не можем развиваться в таких условиях!

Реджис понял, что надо действовать, пока спор между Брентом и Лугаром не вышел из-под контроля. Два предыдущих заседания были перенесены из-за того, что дискуссия становилась неуправляемой. Сейчас Реджис ни в коем случае не мог допустить, чтобы Совет прервался до того, как он сделает сообщение о готовящемся нашествии варваров. Он чуть помедлил, еще раз все взвесил и окончательно понял, что отвертеться от возложенной на него миссии вряд ли удастся. Вдобавок, если он промолчит, весь этот чудесный мир рухнет. Несмотря на все уверения Дзирта, Реджис все-таки сильно сомневался в колдовских чарах своего камня. Хотя следовало признать, что благодаря поддержке Дзирта он почти полностью избавился от извечной неуверенности, присущей всем, кто невелик ростом.

Реджис стиснул лежавший перед ним на столе деревянный молоточек. Его рукоятка непривычно неловко легла в руку, и хафлинг запоздало сообразил, что ему еще ни разу не приходилось пользоваться этим инструментом в зале заседаний. Он легонько постучал по столу, но присутствующие были настолько захвачены словесной дуэлью между Лугаром и Брентом, что на Реджиса никто не обратил внимания. Тогда, вновь напомнив себе о чрезвычайной важности того, что он должен сказать, Реджис размахнулся и что было сил ударил молотком по столу.

Это подействовало. Выборные представители дружно повернулись в его сторону и все как один застыли в изумлении.

Кассиус грохнул об стол своим молотком.

– Слова просит представитель… э-э, представитель от Одинокого Леса, – сказал он. По его не вполне уверенному тону Реджис понял, что председатель сомневается, стоит ли вообще давать ему слово.

– Уважаемые коллеги, – еле слышно пискнул Реджис. – При всем уважении к вопросу спора между Кер-Диневалом и Кер-Конигом я считаю, что у нас есть более серьезная тема для обсуждения.

Енсин Брент и Дорим Лугар оторопели. Они были взбешены тем, что их так бесцеремонно прервали, однако остальные внимательно слушали хафлинга.

«Неплохое начало, – подумал Реджис, – похоже, я полностью завладел их вниманием». Он откашлялся и постарался говорить громче.

– У меня есть сведения, что племена варваров объединили свои полчища и собираются напасть на Десять Городов! – Хотя Реджис пытался передать весь драматизм ситуации, замолчав, он увидел перед собой девять явно скучающих разочарованных лиц. – Если мы не заключим союз, – продолжал хафлинг срывающимся от волнения голосом, – толпы варваров сметут наши города один за другим, безжалостно убивая всех и каждого, кто решится противостоять им!

– Уважаемый коллега, – снисходительно произнес Кассиус. – Мы неоднократно сталкивались с набегами варваров раньше. Не думаю, что стоит…

– Но сейчас, – повысил голос Реджис, – все племена варваров объединились в одну огромную армию! В прошлых набегах отдельные племена нападали на какой-либо город, и мы легко отражали их атаки. А сейчас… как, скажите на милость, Термалэйн, Кер-Кониг или даже Брин Шандер смогут в одиночку противостоять орде варваров, собравшихся со всей Долины Ледяного Ветра?

Некоторые выборные, откинувшись в креслах, задумались над словами хафлинга. Остальные возбужденно заговорили между собой, выражая как явную озабоченность, так и насмешливое недоверие. В конце концов Кассиус, призывая Совет к спокойствию, вновь стукнул молотком об стол.

Со своего места неторопливо поднялся Кемп из Таргоса.

– Позволь мне сказать несколько слов, друг Кассиус! – непривычно учтиво сказал он. – Думаю, что смогу в правильном свете оценить это, без сомнения, мрачное заявление нашего коллеги.

Когда Реджис и Дзирт планировали выступление хафлинга, они заранее обдумывали возможную расстановку сил. Они прекрасно понимали, что, например, основанный на принципах братства Истхейвен будет всецело за совместный отпор нашествию варваров, как, впрочем, и расположенные на отшибе и потому особенно уязвимые Термалэйн и Одинокий Лес.

Однако они также понимали и то, что депутат Агорвал из Термалэйна скорее всего промолчит, если Кемп из Таргоса откажется поддержать план объединения. Таргос был наиболее крупным из девяти рыбацких городов и обладал многочисленным флотом, более чем в два раза превышавшим флот Термалэйна, второго по величине города.

– Уважаемые коллеги, – начал Кемп, облокотившись на стол и явно стараясь выглядеть солиднее. – Давайте не будем волноваться до поры, а сначала как следует проанализируем новости хафлинга. Нам уже не раз приходилось сталкиваться с набегами варваров, и опыт показывает, что защитные сооружения городов вполне надежны.

По мере того как Кемп говорил, Реджис все больше приходил в возбуждение. Когда они с Дзиртом обсуждали возможный ход развития событий, эльф решил, что главное – это склонить на свою сторону Кемпа из Таргоса, но Реджис прекрасно понимал, что сделать это будет не так-то просто. Кемп был живым воплощением своего могучего города. Порой он вел себя столь бесцеремонно, что сбивал с толку даже самого Кассиуса.

«Если Таргос решит заключить союз с Одиноким Лесом, – рассуждал Дзирт, – Термалэйн с радостью присоединится, после чего Бремен ни в коем случае не захочет оставаться в одиночестве. Далее, Брин Шандер, безусловно, не станет противостоять союзу четырех городов крупнейшего и наиболее богатого рыбой озера, а присоединение к ним Истхейвена даст в сумме шесть, а это уже большинство. После этого у остальных уже не будет выбора».

Дзирт не сомневался, что Кер-Диневал и Кер-Кониг, опасаясь, что Истхейвен получит преимущество на дальнейших Советах, обеими руками проголосуют за союз, надеясь заслужить расположение Кассиуса. После этого Гуд Мид и Дуган Хол, расположенные на Красных Водах, в относительной безопасности от нашествия с севера, вряд ли рискнут остаться в стороне от союза.

Но сейчас Реджис по виду взиравшего на него через стол Кемпа понял, что все это были не более чем наивные предположения. Дзирт не ошибался, считая, что наиболее серьезным препятствием в создании союза будет Таргос. В своем высокомерии этот могучий город запросто мог решить, что ему удастся выдержать любой натиск варваров. А если так, военные неудачи прочих городов, пожалуй, даже можно будет обратить себе на пользу.

– Вы говорите, что вам стало известно о возможном нападении, – обратился к Реджису Кемп. – И где же, позвольте спросить, вам удалось добыть столь ценную и, вне всякого сомнения, тщательно скрываемую информацию?

Реджиса прошиб пот. Он прекрасно понял, на что намекает Кемп, но увиливать сейчас было бессмысленно.

– От друга, который часто путешествует по тундре, – честно ответил он.

– Вы имеете в виду эльфа? – спросил Кемп.

Реджис сообразил, что пора переходить в наступление. Однажды, давным-давно, отец советовал ему, общаясь с людьми, всегда быть начеку, поскольку они привыкли взирать на хафлингов с высоты своего роста совсем как на детей.

– Я, конечно, не могу говорить от имени всех присутствующих, – усмехнувшись, произнес Кемп, – но лично у меня полным-полно куда более серьезных дел, чем подготовка города к обороне лишь из-за того, что какому-то темному эльфу что-то там показалось! – С этими словами представитель от Таргоса громко расхохотался. И на этот раз в своем веселье он был не одинок.

Агорвал, выборный от Термалэйна, широко улыбаясь, подыграл Кемпу:

– Пожалуй, мы должны дать представителю от Одинокого Леса возможность продолжить. Если его доводы будут достаточно убедительны…

– Его слова – не более чем отголосок болтовни эльфа, – вскипел Кемп. – Не обращайте на них внимания. Мы и раньше бились с варварами, и на этот раз…

Не успел он закончить, как Реджис, не теряя времени даром, вскочил на стол. Настал последний этап воплощения их с эльфом плана. Собравшись с духом, он заложил руки за спину и, стараясь выглядеть как можно более серьезно, заговорил, мечтая лишь о том, чтобы председательствующий не успел принять немедленных мер в ответ на его столь вызывающее поведение.

Мгновением раньше, когда говорил Агорвал, Реджис выудил из-под жилетки цепочку с рубином. Сейчас драгоценный камень сиял и переливался на его груди, в то время как хафлинг деловито прохаживался по столу, будто по сцене.

– Что вы знаете об эльфе, чтобы так строго судить его? – спросил он, обращаясь ко всем присутствующим и в особенности к Кемпу. – Можете ли вы назвать хотя бы одного человека, которому он причинил зло? Нет! Вы недолюбливаете его за преступления, что некогда совершил его народ. А ведь никому из вас никогда в голову не приходило, что Дзирт До'Урден живет среди нас именно потому, что отрекся от своего мира!

Наступившая тишина убедила хафлинга в том, что либо ему удалось произвести желаемое впечатление, либо дела его совсем уж плохи. В любом случае останавливаться на полпути он не собирался.

Реджис прошел по столу и остановился прямо напротив Кемпа. Слегка наклонившись, он поднял руку, будто бы для того чтобы почесать подбородок, а на самом деле еле заметным движением толкнул висящий на цепочке рубин, и тот начал раскачиваться из стороны в сторону. Наступил момент выдержать многозначительную паузу. Реджис принялся медленно считать про себя, как его учил Дзирт. Прошли десять долгих мгновений. Кемп, не мигая, наблюдал за камнем. Когда они продумывали выступление Реджиса на Совете, эльф считал, что этого будет вполне достаточно. Однако сейчас хафлинг, пораженный той легкостью, с какой ему удается справиться с невыполнимой, казалось бы, задачей, решил еще раз сосчитать до десяти и лишь потом действовать дальше.

– Вне всякого сомнения, вы полностью отдаете себе отчет в том, сколь мудро было бы подготовиться к нашествию варваров заранее, – вкрадчиво промурлыкал Реджис и шепотом, так, что его мог слышать только Кемп, добавил: – Эти люди ждут, что вы возглавите их, отважный Кемп. Военный союз только усилит ваше влияние и личный авторитет.

Результат превзошел все ожидания.

– Пожалуй, в словах хафлинга действительно скрыто нечто большее, чем нам могло показаться сначала, – машинально проговорил Кемп, не отрывая взгляд от рубина.

Не веря собственным ушам, Реджис выпрямился и упрятал камень под жилетку. Кемп, будто желая отделаться от навязчивого видения, встряхнул головой и потер глаза. Похоже, он не вполне понимал, что произошло в последние несколько мгновений, однако, судя по всему, идея хафлинга прочно запала ему в душу. Кемп с изумлением осознал, что его мнение резко изменилось.

– Нам следует внимательно прислушаться к словам Реджиса, – громогласно объявил он. – Ведь, образовав союз, мы в любом случае ничего не потеряем, в то время как бездействие может оказаться непростительной ошибкой!

Мгновенно оценив ситуацию, Енсин Брент как ужаленный выскочил из своего кресла.

– Выборный представитель Кемп говорит мудро! – воскликнул он. – Народ Кер-Диневала всецело поддерживает идею военного союза Десяти Городов и готов влиться в ряды армии, которая опрокинет варваров!

Как и предполагал Дзирт, остальные, не мешкая, поддержали Кемпа, при этом Дорим Лугар выступил даже еще более горячим сторонником объединения, нежели его соперник Брент.

Когда, ближе к вечеру, Реджис наконец покинул Совет, его прямо распирало от гордости за то, что ему удалось совершить. В нем снова окрепла надежда на то, что Десяти Городам удастся устоять перед нашествием, и в то же время хафлингу упорно не давали покоя мысли о столь неожиданно открывшихся свойствах камня. Реджис уже начал раздумывать о том, как использовать удивительный рубин для собственной выгоды и благополучия.

– Как мило, что Паша Пуук подарил мне именно этот камешек! – радовался он, выходя из ворот Брин Шандера и направляясь к условленному месту, где его поджидали Дзирт и Бренор.


Глава 5 КОГДА-НИБУДЬ | Магический кристалл [Хрустальный осколок] | Глава 7 НАДВИГАЮЩАЯСЯ БУРЯ