home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16. Живые мертвецы

Каддерли медленно спустился по веревке, следя за своими действиями; он вычитал такую технику в одном манускрипте. Он держал веревку и впереди и позади себя, захлестнув веревкой одно бедро и, используя ноги, чтобы контролировать спуск. Он слышал, как ворчат братья дварфы, пока отвязывал веревку, так что понял, что оба живы. Ну что ж, хоть какое-то утешение. Когда он приблизился к кругу света от факела дварфов, то увидел, как Пикел носится кругами, а Иван прямо за ним, прихлопывая последние струйки дыма, идущие от тлеющего зада его брата.

– О-о, о-о, о-о, о-о! – орал Пикел, не забывая самостоятельно хлопать свой огузок.

– Стой спокойно, ты вонючий целователь дубов! – ревел Иван, дико колотя того.

– Тихо! – предостерег их Каддерли, как только сам вошел в туннель.

– О-о, – ответил Пикел, в последний раз почесав обожженное место. Затем дварф заметил каменную кладку стен и позабыл обо всем на свете. Со счастливым видом он отправился изучать работу древних мастеров.

– Кто-то нам здесь совсем не рад, – рассудил Иван. – Его огненные глифы хорошо приложили моего братика, прямо пониже спины!

Каддерли согласился с выводами Ивана, чувствуя, что должен знать, кто поставил глифы, что видел кого-то в той комнате с бутылкой…

Впрочем, вспомнить все никак не удавалось, а времени на раздумья не было. Более того, никто из дварфов сильно не пострадал; а от тряски от шлема Ивана даже отвалилась часть приросшей за года грязи.

– Как далеко до твоего проклятущего пузырька? – спросил Иван. – Думаешь, нам еще попадутся магические барьеры? – тут лицо Ивана просветлело. – Тогда нужно пускать дварфа вперед, знаешь ли. – Он ударил кулаком в грудь. – Дварфу все нипочем. Дварф такую ловушку пережует и выплюнет в лицо тому гаду, который ее поставил. Думаешь, мы с ним встретимся? Ну, с тем любителем огненных потех? Мне есть о чем с ним поговорить. Он обжег моего братика! Нет, я принципиально против того, чтобы всякая мразь калечила моего братика!

По мере произнесения этого монолога, взгляд Ивана становился все более отрешенным, и Каддерли понял, что дварф теряет контроль над собой. В свою очередь Пикела тоже полностью поглотило его занятия. Он стоял на четвереньках, обнюхивая трещины между камнями и то и дело восклицая «О-о!» Около дюжины обезумевших от отчаяния пауков бились в бороде Пикела, тщетно пытаясь освободиться от собственных сетей.

Каддерли покачал своим кристаллическим болас перед лицом Ивана, направив на сверкающее оружие узкий луч света из своей трубки. Возбужденная болтовня дварфа стала стихать по мере того, как его затягивали переливы света в гранях кристалла.

– Помни, зачем мы здесь, – подсказал дварфу Каддерли. – Сосредоточься, Иван Болдешолдер, если мы не снимем проклятие, то вскоре вся библиотека будет потеряна. – Каддерли так никогда и не узнал, что именно – его слова или переливы света на гранях кристалла, напомнили Ивану о необходимости бороться с упрямым проклятием, но глаза Ивана неожиданно широко открылись, как будто он только что очнулся ото сна, и он так энергично потряс головой, что пришлось опереться на топор, чтобы не упасть.

– В какую сторону, парень, – спросил просветлевший дварф.

– Вот это уже ближе к делу, – заметил Каддерли, переводя дыхание. Он взглянул на Пикела, гадая, не понадобится ли ему такая же помощь. Неважно, тут же решил Каддерли. Пикел никогда не был в здравом рассудке, даже без всяких проклятий.

Каддерли посмотрел на пол в поисках следов своего прошлого путешествия, но ничего не нашел. Он посветил в оба конца кирпичного коридора, но они были совершенно одинаковыми и не вызывали никаких воспоминаний.

– В эту сторону, – наконец сказал он, чтобы хоть куда-то пойти. Проходя мимо Ивана, Каддерли бросил через плечо, – И приведи своего брата. – Каддерли услышал звон металла за спиной – как будто ударили топором по горшку – и спустя мгновение сопящие Иван и Пикел его догнали.

После многочисленных тупиков и кружных путей, которые приводили обратно к началу пути, они набрели на древний склад с широкими коридорами, уставленными полусгнившими ящиками. “Я здесь уже был,” – произнес вслух Каддерли, пытаясь подстегнуть свою память.

Иван наклонился к полу, ища подтверждение словам Каддерли. Впрочем, как и во всех коридорах, следов было не разобрать. По полу явно кто-то ходил, но либо некто нарочно стер все следы, либо здесь просто прошло слишком много народу, чтобы дварф хоть что-то разобрал.

Каддерли закрыл глаза и попытался вспомнить свою прошлую прогулку по туннелям. Перед глазами пробежали воспоминания о скелетах и коридорах со зловещими альковами, но они не складывались в какой-то логический рисунок. Не хватало какой-то отправной точки, чтобы можно было рассортировать их.

Тут он услышал сердце подземелья.

Где– то далеко, неторопливо и ритмично, капала вода. Этот звук он слышал и в прошлый раз. Звук шел как бы ниоткуда, и им нельзя было пользоваться в качестве маяка, но он мог прекрасно оживить память. Хоть промежутки между шлепками и были одинаковыми, в некоторых коридорах звук был громче и гораздо настойчивее, в других же тише и более удаленным. В прошлый раз Каддерли, слишком обеспокоенный своими переживаниями, лишь подсознательно замечал этот звук, но он оставил свой отпечаток в памяти. Теперь Каддерли доверился своим инстинктам. Вместо того, чтобы накручивать себя пустым беспокойством, он двинулся вперед, руководствуясь только подсознанием.

Иван и Пикел лишних вопросов не задавали; ничего лучше они предложить не могли. Так было пока они не подошли к тройной арке, и лицо Каддерли заметно просияло, теперь даже сам Каддерли поверил, что знает, куда они направляются.

– Налево, – настаивал Каддерли, и действительно на левой арке было гораздо меньше паутины, чем на всех остальных, как будто там кто-то проходил. Каддерли повернулся к дварфам как только прошел через арку, на его лице было написано смятение и ужас.

– Чего ты там увидел? – спросил Иван, проталкиваясь мимо Каддерли под арку.

– Скелеты… – начал Каддерли. Пикел тут же встал в боевую стойку, а Иван выставил факел вперед, осматривая пыльную комнату.

– Не вижу я никаких скелетов, – заметил Иван после небольшой паузы. Встреча с живыми мертвецами оставалась кошмарным бредом для Каддерли. Он не мог точно вспомнить, где он их встретил, и не знал, почему они вспомнились именно сейчас.

– Они могут быть неподалеку, – добавил он шепотом. – Почему-то мне кажется, что они рядом.

Иван и Пикел расслабились и одновременно наклонились, чтобы перекинуться взглядами за спиной молодого ученого. Иван обиженно пыхтел, следуя за пламенем факела в левый коридор.

– Скелеты, – снова объявил Каддерли, как только они прошли через арку. Он узнал это место – уставленный ящиками коридор, достаточно широкий, чтобы десять человек могли пройти рядом. Чуть дальше в стенах коридора были выбиты альковы.

– Ты опять за свое? – спросил Иван. Каддерли показал лучом света в направлении альковов.

– Там, – объяснил он.

Для Каддерли его собственное предупреждение показалось зловещим, но дварфы повели себя, как будто это было приглашением. Вместо того, чтобы приглушить факелы и незаметно подкрасться, они вызывающе вышли на середину коридора и размашистыми шагами отправились вперед, остановившись только у первого алькова.

– О-о ой, – воскликнул Пикел.

– Ты прав, парень, – согласился Иван. – Это скелет. – Он положил топор на плечо, другую руку упер в бедро и подошел прямо к алькову.

– Ну? – заорал он на кости. – Ты и дальше собираешься сидеть там и гнить, или все-таки выйдешь и попытаешься остановить меня.

Несмотря на браваду дварфов, Каддерли подошел осторожно.

– Как ты и говорил, – сказал ему Иван, – Но он, вроде, никуда не собирается идти.

– Они двигались, – настаивал Каддерли, – Преследовали меня.

Братья опять наклонились в сторону – они, похоже, уже начали привыкать к этому маневру – и переглянулись за спиной у Каддерли.

– Мне это не приснилось, – зарычал на них Каддерли, отходя назад, чтобы заслонить дварфов друг от друга. – Смотрите! – он направился к скелету, но быстро передумал и направил луч света в альков. – Видите порванную паутину? А обрывки паутины на костях? Раньше это все было соединено, а теперь паутина порвана. Либо этот скелет недавно ходил на прогулку, либо кто-то сюда спускался и нарочно его тормошил, чтобы создать такое впечатление.

– Ты один сюда спускался, – вырвалось у Ивана прежде, чем он сообразил, что фраза прозвучала скорее как обвинение.

– Так ты думаешь, это я прорывался через паутину? – закричал Каддерли. – Я бы даже близко к этой гадости не подошел. Зачем мне тратить время и силы на это?

За этим последовал очередной маневр дварфов с наклоном, но когда Иван выпрямился на этот раз, с его лица пропали все сомнения.

– Чего ж они сидят как истуканы? Если они собираются драться, почему…

– Потому, что мы сами не напали на них! – внезапно прервал Каддерли. – Ну конечно, – продолжил он, осознав откровение в своих словах. – Скелеты не поднялись против меня, пока я сам первый не ударил одного из них.

– Что ж ты бросился на кучу костей? – тут же спросил Иван.

– Я не бросался, – запинаясь начал Каддерли. – То есть… Мне показалось, что он двинулся.

– Ага! – крикнул Пикел. Иван разъяснил найденную братом нестыковку.

– Значит, скелет двинулся до того, как ты его ударил и ты заблуждаешься.

– Да не двигался он, – парировал Каддерли. – Мне так показалось, но это только была мышь, или крыса, или нечто подобное.

– Мыши не похожи на кости, – сухо сказал Иван. Каддерли ожидал такое замечание.

Пикел пискнул и сморщил нос, притворяясь грызуном.

– Если мы оставим их в покое, может они нас пропустят, – рассудил Каддерли. – Кто бы их ни поднял, должно быть дал им приказ защищать себя.

Иван обдумал предложение, затем кивнул. Все это звучало достаточно убедительно. Он подал знак Пикелу, который оттолкнул Каддерли с дороги, наклонил свою дубину наподобие тарана, и прежде чем онемевший от ужаса молодой ученый смог остановить его, бросился в сторону алькова. Страшный удар превратил череп в кучку осколков и пыли, а затем врезавшийся в скелет Пикел разбросал оставшиеся кости в разные стороны.

– С этим драться уже не придется, – заметил довольный Иван, стряхивая кусочек ребрышка с плеча только что вернувшегося брата.

Каддерли так и не двинулся с места. Его рот был открыт и сам он не мог поверить в происходящее.

– Нужно было проверить, – настаивал Иван. – Нельзя же оставлять за спиной живых мертвецов.

– У-у ох, – простонал Пикел. Каддерли и Иван повернулись на зов, и луч света высветил то, что напугало Пикела. Как верно отметил Иван, тому скелету было уже не подняться, но десятки других уже поднялись и надвигались на них. Иван хлопнул Каддерли по спине.

– Хорошо соображаешь, парень, – поздравил его дварф. – Ты был прав! Вот оказывается, как их можно было растормошить!

– Чего тут хорошего? – образы его прошлого путешествия по катакомбам нахлынули на него, особенно тот момент, когда он отпрянул от первого ударенного им скелета, только для того, чтобы попасть в открытые объятия второго. Каддерли отпрыгнул в сторону. Скелет из прилегающего коридора почти добрался до него.

Пикел тоже его заметил. Неустрашимый дварф перехватил свою дубину обеими руками и шагнул вперед, одновременно сплеча замахиваясь своим оружием. Удар пришелся скелету сбоку головы, и череп покатился по коридору. Осиротевшие кости еще какое-то мгновение стояли прямо, но этого времени Пикелу хватило на то, чтобы еще раз ударить, полностью уничтожая человеческий остов.

Каддерли пронаблюдал за черепом, пока тот совсем не укатился из виду, а затем закричал:

– Бежим!

– Бежим! – отозвался Иван, бросая факел, и они вместе с Пикелом бросились по коридору прямо на наступающего врага.

Это было не совсем то, что имел в виду Каддерли, но когда он понял, что не в состоянии управлять дикими братьями, то только пожал плечами, выхватил болас и последовал за ними, на полном серьезе взвешивая ценность дружбы, против таких испытаний.

Ближайшие скелеты не сумели вовремя отреагировать на атаку дварфов. Иван разрубил первого аккуратно пополам размашистым ударом своего топора, а затем, поднимая топор для нового удара, всадил другое лезвие в грудную клетку следующей намеченной жертвы. Особо не утруждая себя тонкостями фехтования, дварф поднял оружие, а вместе с ним и запутавшегося скелета, сделал круговой замах и опустил всю конструкцию на череп следующего монстра. Оба скелета были безнадежно сцеплены друг с другом, но то же самое можно было сказать и о топоре Ивана.

– Ты мне нужен, братик, – закричал Иван, когда к нему приблизился еще один скелет, тянувшийся к нему грязными, но острыми костями пальцев.

Пикел начал гораздо лучше, врезавшись в первые ряды как скатившийся с гор камень, сразу же разломав трех скелетов, а остальных заставив отступить на несколько футов. Но такая атака не прошла без последствий, так как Пикел запнулся и не смог остановиться. Бесстрашная нежить набросилась на него со всех сторон. Пикел перехватил свою дубину пониже, выставил ее на длину руки и начал быстро крутиться.

Скелеты были безмозглыми существами, а не думающими войнами. Выставив вперед руки, они тупо и бесстрашно шли вперед, а крутящаяся дубинка Пикела крошила им пальцы ладони и руки. Дварф дико смеялся каждой отбитой кости, полагая, что так может продолжаться вечно.

Потом Пикел услышал зов брата. Он прекратил крутиться, и постарался выбрать правильное направление, а потом стал топтаться на месте, готовясь прыгнуть.

– О-о-о! – зарычал дварф и рванулся вперед, легко разорвав кольцо скелетов. К несчастью, некоторое головокружение подвело его, и как только он вырвался из кольца, то сразу же врезался головой в кирпичную стену.

– О-о, – послышалось еле слышное эхо из-под горшка теперь уже сидящего у стены Пикела.

Только один скелет проскользнул мимо дварфов – с таким противником Каддерли рассчитывал справиться. Он занял позицию поудобнее, опершись на пятки, как однажды ему показывала Даника, и сделал несколько предупреждающих ударов болас.

Скелет не обратил ни малейшего внимания на все эти пляски и шел прямо на Каддерли.

Болас ударил прямо в скуловую кость, повернув череп так, что тот теперь смотрел прямо назад. Скелет все равно приближался и Каддерли ударил вновь, на этот раз пытаясь разбить корпус существа. Как только болас полетел, Каддерли понял свою ошибку.

Болас пробил грудную клетку скелета, но запутался, когда Каддерли попытался его вытащить. И, что хуже, внезапный рывок затянул петлю на его пальце, привязав Каддерли к скелету.

Ничего не видящий скелет замахал руками. Каддерли бросился на пол, поднял свою трость и нанес ею удар по ребрам, надеясь освободить болас. Как только трость вклинилась в позвоночник, изобретательный молодой ученый стал действовать иначе. Увидев в застрявшей трости прекрасный рычаг, Каддерли отпустил ее и тут же со всей силы ударил по набалдашнику.

Сильный удар передался по всему позвоночнику, отчего череп оторвался, взлетел в вверх и отскочил от потолка. Затем инерция разломала останки чудовища.

Каддерли был рад, что свободно обращался с обоими видами оружия, но радость мгновенно улетучилась, как только он посмотрел на то, что происходило дальше по коридору, в мерцающем круге света брошенного Иваном факела. Оба дварфа валялись на земле, Иван был безоружен и пытался увернуться от костлявых рук, а Пикел сидел, прислонившись к стене, с горшком, покоящемся прямо на плечах, причем к нему подбиралось скелетов ничуть не меньше, чем к Ивану.


Глава 15. Кровь на руках | Церковная песня [Гимн Хаоса] | * * *