home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

— Спасибо вам, прямо не знаю, как вас благодарить, господин кхаш-ти, — уже в который раз произнес староста Пров, коренастый лысеющий мужичок лет пятидесяти.

Женька невольно усмехнулся. «Господин кхаш-ти»! Впрочем, староста всего лишь пытался быть вежливым, искренне полагая, что «кхаш-ти» — название народности, к которой принадлежит высокородный гость. Откуда ему знать, что в переводе с древнеэльфийского это означает «Тот, кто пришел незванным»? По сюжету игры деревенскому старосте, едва ли за свои полвека выбиравшемуся дальше ближайшего городка, не полагается задумываться о таких вещах. А Игроки… Много ли найдется маньяков, готовых тратить драгоценное игровое время, просиживая штаны в библиотеке и изучая язык, на котором уже несколько тысячелетий никто не говорит? Не всем же повезло иметь такого эрудированного приятеля, как Вереск. Так что шутка сценаристов — если это, конечно, была шутка — так и осталась неоцененной по достоинству.

— Не знаю, как вас отблагодарить, господин кхаш-ти, — сокрушенно повторил Пров. — Вы не сомневайтесь, я прекрасно представляю, сколько стоит посещение лекаря… Да только нет у нас таких денег, вы же понимаете, у нас тут в деревне деньги вообще не в ходу…

«Ничего ты не представляешь, — беззлобно подумал Женька. — Максимум, о чем ты имеешь представление, это о гонорарах эскулапов из местного райцентра. Откуда ж тебе знать, что доктор Литовцев, который только что осматривал твоего сына, входит в двадцатку самых высокооплачиваемых лекарей столицы.» Просто так уж удачно получилось, что этот замечательный доктор оказался еще и Женькиным другом, так что визит врача оплачивать не придется. Зато если прикинуть, во сколько обошлась доставка специалиста в эту дыру, забытую не только богами, но и земными владыками… тут любые гонорары меркнут. Но вслух Женя, разумеется, ничего не сказал. Если уж тебя угораздило сделать доброе дело, негоже задним числом счет выставлять.

— Скажите мне лучше, господин староста, как так получилось, что в вашей деревне своего лекаря нет? Допустим, в этот раз вам повезло, что я мимо проезжал, но ведь не каждый раз так везти будет.

— Да откуда ж ему взяться-то, лекарю… — Пров тяжко вздохнул. — Бабка Аглая, травница наша, померла давеча. Была у нее ученица, Ташка-Дурочка. Она с рождения… того малость была… ну вы понимаете. Но в травах отменно разбиралась. А прошлой весной пошла первоцвет собирать, так ее под лед и затянуло. Не уследили мы… Есть Марита, повитуха, но она может разве что похмелье облегчить, а так все больше с младенцами возится.

— Так в чем проблема? — удивился Женька. — Отберите девчонку потолковее — хотя бы ту, с хвостиками, что возле доктора крутилась, — да отправьте в Вельмар, в Медицинскую Академию учиться.

— Да вы что, господин кхаш-ти, — староста испуганно всплеснул руками. — Откуда ж у нас такие деньжищи! Если со всей деревни собирать — едва-едва на дорогу хватит, а вы говорите — «учиться»!

«Всего-то шестьсот километров от столицы — и как будто в средние века попал, — мрачно подумал Женька. — Натуральная экономика, полное отсутствие медицинского обслуживания и никакого представления о том, что делается в стране.»

— Для вас, господин Пров, это не будет стоить ни медяшки, — терпеливо пояснил он. — Если ваша девочка не завалит вступительный экзамен, ее обучение будет оплачиваться из государственной казны. А уж на дорогу, сами сказали, как-нибудь наскребете.

Староста ничего не ответил, но по округлившимся глазам было видно: не верит ни единому слову. Думает, заезжий господин шутки шутит.

— Я не собираюсь вас убеждать, — Женька пожал плечами, но после некоторого раздумья все-таки вытащил из кармана лист бумаги, ручку-самописку и набросал несколько строк торопливым размашистым почерком. — Я вам оставляю два адреса. Первый — адрес Вельмарской Медицинской Академии, там в приемной комиссии расскажут все гораздо подробнее, чем я. Второй — адрес доктора Литовцева. Когда я задерживаюсь в столице больше чем на сутки, то останавливаюсь, как правило, у него. В общем, если понадобится помощь — обращайтесь.

— Благодарю, господин, — в этом вежливом бормотании не прозвучало и половины той искренности, с которой Пров благодарил Женьку за спасение сына. Но бумажку староста все-таки спрятал за пазуху — и то хлеб. Вроде мужик башковитый, может, на досуге поразмыслит и придет к правильным выводам.

Жена Прова вошла в горницу, застенчиво поздоровалась и принялась сноровисто накрывать на стол. Разговор сам собой прервался. Как говорится, война войной, благотворительность благотворительностью, а обед по расписанию. И виртуальное тело, как ни прискорбно, тоже приходится регулярно кормить. Впрочем, на этот конкретный обед жаловаться было грех: для дорогого гостя расстарались на славу.

Староста, сославшись на неотложные дела, убежал, оставив «господина кхаш-ти» трапезничать в одиночестве, что, впрочем, Женьку не сильно расстроило. Мысли потекли по накатанной колее.

«Я псих, — почти весело думал Женька, со вкусом уминая жаркое из утки. — Ненормальный. На полном серьезе досадую, что из-за старостиного недоверия деревня останется без врача. А ведь если задуматься, вся эта деревня, включая и старосту, и его сына, лишь набор качественно прорисованных персонажей. И за свою благотворительность я не получу ни экспы, ни морали, как это было бы в обычной RPGшке. Чистый отыгрыш…»

За несколько лет Женька привык разделять жизнь на две части: здесь, в виртуальности, и там — в реальном мире. Эти две жизни шли параллельными потоками и никак не мешали друг другу — по крайней мере, с тех пор, как он научился грамотно распределять время между ними. В первый год у него случались перекосы в сторону виртуальности, но когда эйфория неофита схлынула, оказалось, что в реальной жизни его держит слишком многое, чтобы вот так запросто от всего отказываться: и Василиса (которая хоть и хулиганка, но все равно обожаемая сестренка, куда же от нее, паршивки, денешься), и закадычный приятель Клайд (который так и не подсел на виртуальность — остался верен старому доброму Интернету), и любимая работа (которая хоть и перестала быть главным источником заработка, но по-прежнему увлекает и заставляет расти)… Да много всего.

Единственное, что Женьку иногда смущало — это то, что он относился к виртуальному миру и населяющим его персонажам слишком эмоционально. Как к живым. Достаточно сказать, что один из его лучших друзей полуэльф — и готов диагноз.

Громко хлопнула дверь в сенях. В горницу ворвалась девчонка лет двенадцати — миниатюрная копия Прова, такая же белобрысая и коренастая. Глаза у нее были круглые-круглые, не то от удивления, не то от испуга.

— Там какой-то господин вас спрашивает!

— Откуда ты знаешь, что меня? Он по имени назвал?

— Нет, описал. И он с таким же камнем на лбу, как у вас.

Тоже Игрок, значит. Любопытно. Видать, сильно ему Женька понадобился, раз не поленился в такую глушь забраться.

— Скажи ему, что пока я не поем — никуда не выйду.

— Я так и сказала, господин. Он спрашивает, можно ли ему к вам присоединиться или подождать снаружи.

В первое мгновение у Женьки возникло искушение помариновать неизвестного на улице — в конце концов, может он в кои-то веки спокойно поесть? Но обед все равно уже был безнадежно испорчен: тревога пополам с любопытством — не лучшая приправа к еде.

— Зови.

Едва девчонка выскочила за порог, Женька достал из-за голенища нож и положил его на колени. У наемного убийцы — даже если он уже почти пять месяцев как бросил это занятие — всегда найдутся причины опасаться за свою жизнь. Правда, персональных, кровно заработанных врагов, у Женьки было на удивление мало — по крайней мере, для человека, промышлявшего таким презренным ремеслом. Но оставались еще государственные спецслужбы, не в меру предусмотрительные заказчики, да просто недобросовестные конкуренты, в конце концов. Если поразмыслить логически, нет никакого смысла совершать покушение прямо здесь, при скоплении свидетелей, когда можно подождать пару часов и подкараулить жертву на пустынной лесной дороге. Но подстраховаться не помешает.

— Женевьер белль Канто?

Женька бесцеремонно окинул взглядом нежданного гостя. Внешность у того была самая заурядная: невыразительное лицо с тусклыми серыми глазами, черный камзол, выдающий в своем владельце горожанина среднего достатка, возраст — от тридцати до сорока, точнее не определить. Что и говорить, подходящая внешность для агента спецслужб. Правда, овальный голубой камень, расположенный прямо посередине лба, выдавал в нем Игрока, но с некоторых пор королевская Канцелярия тайного сыска не гнушается услугами кхаш-ти.

— Вы — Женевьер белль Канто? — еще раз уточнил «агент».

Вопрос был задан явно из вежливости, и Женька не поддержал игру.

— Я путешествую инкогнито. Как вы меня нашли?

— Вы — известная личность, господин белль Канто, — «человек в штатском» позволил себе улыбнуться уголками губ.

— Польщен. И что вам от меня надо? Автограф?

Собеседник хладнокровно проглотил Женькину издевку, словно просить автографы у наемных убийц было для него обычным делом.

— Мы предлагаем вам работу.

— Если вы так хорошо осведомлены о моей личности, — не удержался от шпильки Женя, — то вам наверняка известно, что я отошел от дел. Надоело, знаете ли, быть убийцей. Собираюсь провести остаток жизни в покаянных молитвах и умервщлении плоти.

— Я заметил, — согласился гость, покосившись на остатки обильного обеда и наполовину опорожненный кувшин вина. — Не возражаете, если я присяду?

Женя небрежно махнул рукой в сторону свободной скамьи, но вина не предложил. Пусть сначала изложит суть дела.

— До нас доходили слухи, что вы уже не беретесь за заказы, предполагающие физическое устранение объектов, — невозмутимо продолжил собеседник, устроившись по левую руку от Жени. — Но работа, которую мы хотим предложить, другого рода. Нужно найти и передать заказчику некий могущественный артефакт.

— Почему бы вам тогда не пригласить специалиста по профилю? Воров и искателей приключений в Эртане достаточно — и среди местных, и среди Игроков.

— Нам порекомендовали обратиться к вам. Сказали, что ваш стиль работы оптимально подходит для выполнения этого задания. Кроме того, у вас очень широкая агентурная сеть в этом мире, — собеседник сделал паузу, явно раздумывая, как бы не сболтнуть лишнего, и все-таки продолжил. — У нас практически нет информации об этом артефакте, поэтому ваши собственные связи будут весьма полезны.

— Господин…

— Норманд.

— Господин Норманд. Вы же не предполагаете, что я могу всерьез купиться на этот бред насчет «стиля работы»? Скажите честно — вы уже поручали это задание другим наемникам и потерпели фиаско.

— Один погиб, — со вздохом признался господин Норманд. — Двое испугались настолько, что согласились выплатить неустойку и отказаться от дела. Один из них, кстати, и посоветовал обратиться к вам. Похоже, что дело серьезное, и нам нужен профессионал очень высокого класса. Платит заказчик более, чем щедро. — Норманд назвал сумму, и только выдержка, закаленная годами тренировок, помогла Женьке сдержать изумленный возглас. — В любой валюте этого мира.

Интересно, подумал Женька, я действительно выгляжу полным придурком?

— Я что, похож на идиота, который возьмется за смертельно опасное дело за виртуальные деньги?

— Хорошо, — легко согласился собеседник. — Эквивалент суммы в американских долларах на вашем счету в Корпорации.

Так вот оно что! Заказчиком выступает сама Корпорация. Интересно, интересно.

— Господин Норманд, давайте поговорим начистоту. Корпорация, интересы которой вы представляете…

— Я этого не говорил, — отозвался «агент» с излишней поспешностью. Провокация удалась.

— …платит очень большие деньги, — Женя как будто не расслышал реплики собеседника. — Вряд ли от меня хотят избавиться. Я, конечно, не образец благочестия и законопослушности, но Корпорации это скорее на руку — такие ходячие достопримечательности только украшают сюжет. Я склонен поверить, что задание действительно очень серьезное. Вот только какова мера опасности? Ограничится ли все смертью в Эртане или есть реальный риск напороться на «проклятие ассасина»?

По изменившемуся выражению лица собеседника Женька понял, что он близок к истине. Прямо-таки смертельно близок.

— Риск есть, — неохотно признал представитель Корпорации. — Игрок, которого мы наняли первым, был найден мертвым у своего терминала. Причина смерти… ну, если кратко, то разрыв сердца. К сожалению, он не успел сообщить нам никакой информации, однако мы предполагаем, что если артефакт был защищен «проклятием ассасина», то оно уже отработало и вряд ли представляет опасность.

— Господин Норманд, вы и впрямь настолько наивны или пытаетесь приукрасить действительность, чтобы было легче убедить меня взяться за дело? Никто даже приблизительно не представляет, что такое «проклятье ассасина». С чего вы взяли, что в нем только один «заряд»?

Или Корпорация знает о «проклятии» гораздо больше, чем хочет показать? Да нет, вряд ли. Если б знали — уже давно заделали бы «дыру». Удерживание этой информации в узком кругу посвященных обходится Корпорации в огромные деньги, а стоит слуху о возможности реальной смерти распространиться среди Игроков, как Корпорация моментально лишится существенной части дохода.

Норманд как будто услышал его мысли.

— Нам практически ничего не известно о «проклятии ассасина». И, как вы понимаете, мы не сможем гарантировать вам полную безопасность. Поверьте, господин белль Канто, если бы мы могли предложить защиту, мы бы это сделали. Этот артефакт действительно очень важен для Корпорации, — похоже, Норманд быстро смирился с тем, что наемник раскусил таинственного заказчика. — Проект курирует сам господин Милославский.

Женя мысленно присвистнул. Что же это за артефакт такой, ради которого Президент Корпорации спускается со своих заоблачных высот, чтобы самолично проконтролировать развитие игрового сюжета?

Строго говоря, сам факт обращения с подобным заказом был вполне тривиален: Корпорация и раньше нанимала талантливых Игроков для выполнения различных квестов, предпочитая корректировать сюжет изнутри, а не спускать директивы сверху. Однако в этой истории ставки, похоже, чересчур высоки — ради такого могли бы уж и поступиться принципами, устроив какое-нибудь божественное вмешательство. Так что задание само по себе выглядело довольно подозрительно, а учитывая реальный шанс нарваться на «проклятие ассасина»…

А ведь одной из причин (хоть и не главной), по которой Женя решил отказаться от судьбы наемного убийцы, было именно нежелание дразнить эту самую судьбу. За пять лет весьма бурной виртуальной жизни он ни разу даже не приблизился к «проклятию». Но, как известно, кто много прыгает, рано или поздно обязательно допрыгается.

С другой стороны, размер гонорара вполне достоин риска. Если, конечно, Корпорация не попытается его нагреть. Но, во-первых, Корпорация заработала репутацию честного партнера. Во-вторых, ей в таком деле врать не выгодно: если Женька останется жив (а в противном случае задание не будет выполнено), он уж постарается, чтобы о подставе узнали все ключевые Игроки. А если его больше не допустят в виртуальную реальность, старый добрый Интернет послужит для распространения информации ничуть не хуже.

Но даже невероятных размеров гонорар не был решающим фактором. Деньги — дело наживное, тем более, что Женька и так не бедствовал. Самое главное и самое страшное, как с прискорбием осознавал бывший наемник, было то, что он так и не избавился от адреналиновой зависимости. Четыре с половиной месяца прошло с того дня, как Женя пообещал себе навсегда покончить с карьерой наемного убийцы. Четыре с половиной месяца — 134 дня, если быть точным, — Женя убеждал себя, что скоро будет легче, надо только потерпеть, ведь и с серьезных наркотиков люди соскакивают, а тут всего лишь гормон, выделяемый собственными надпочечниками, неужели же он со своим организмом не договорится? Но адреналиновые ломки продолжали мучить его с пугающей регулярностью, а образовавшуюся пустоту в жизни не могла заполнить ни любимая работа, ни встречи с друзьями. А ведь кому рассказать — не поверят. Это легендарному (в узких кругах, конечно) хакеру Даго не хватает в жизни адреналина?!.

Законопослушный ЧП «Старцев», программист-фрилансер, зарабатывал себе на жизнь вполне праведным трудом, воплощая в программном коде пожелания заказчиков, а за взлом серверов (как, впрочем, и за защиту оных) брался исключительно для тренировки мозгов. Для Женьки это было сродни игре в шахматы. Конечно, если «зевнешь», всегда есть риск в качестве мата получить пулю в затылок (или путевку в государственный санаторий для особо опасных пациентов), но язык не повернется назвать шахматы экстремальным видом спорта. И совсем другое дело — два месяца выслеживать этого ублюдка Йорсона, владельца сети подпольных борделей, специализирующихся на детской проституции, пробраться в его загородную резиденцию, уложив полтора десятка охранников, посмотреть в выпученные от ужаса глаза барона и с наслаждением всадить сюрикен ему в лоб. Правда, потом пришлось спешно скрываться от не в меру ретивых родственничков Йорсона… Ох. Женька непроизвольно поерзал той частью тела, которая наиболее пострадала от безумной скачки через полконтинента. Зад хоть и виртуальный, а все равно приятного мало…


— Хорошо, — сказал Женя так резко, что господин Норманд вздрогнул от неожиданности. — Я согласен достать вам артефакт. Но у меня есть несколько условий.

Представитель Корпорации едва заметно кивнул, поощряя собеседника продолжать.

— Первое. Задаток — пятьдесят процентов от суммы гонорара. В случае моей реальной смерти деньги не возвращаются. — Женька не стал уточнять, что в случае его реальной смерти четырнадцатилетняя Василиса останется без средств к существованию. Васька, конечно, себя в обиду не даст — сама кого хочешь обидит, но девочке еще школу закончить надо. — В случае моей смерти в виртуальности до успешного завершения задания я верну вам половину задатка.

— А почему только половину? — полюбопытствовал Норманд.

— Вторую половину я честно отработаю, предоставив Корпорации полную информацию об интересующем ее артефакте. Дальше. Никаких наблюдателей.

— Наблюдателей? — недоумение на лице собеседника выглядело таким искренним, что Женька мысленно зааплодировал. Ей-богу, еще чуть-чуть — и сам бы поверил.

— Говорят, Корпорация любит вешать на хвост исполнителям своих шпионов, — любезно пояснил молодой наемник.

— Вероятнее всего, эти слухи распускаются специально. Вы же понимаете, у такого человека, как Герман Милославский, должно быть много недругов.

— Очень может быть, — охотно согласился Женя. — Но если я кого-нибудь замечу, не стану разбираться, слух он или нет. А стреляю я, как вы, наверное, знаете, быстро, метко и без предупреждения.

— Я передам ваше пожелание заказчику. Но, смею вас уверить, господин Старцев, то есть, простите, белль Канто, вы ошибаетесь. Что-нибудь еще?

— Пожалуй, все. Хотя нет, есть еще вопрос. Любопытство замучило, — Женька обезоруживающе улыбнулся. — Насколько мне известно, слово «кхаш-ти», которым повсеместно называют Игроков, в переводе с древнеэльфийского означает «Тот, кто пришел незванным». Вы случайно не в курсе, что хотели сказать разработчики, когда закладывали этот факт в сценарий?

— Простите, — представитель Корпорации развел руками, — лингвистические вопросы вне моей компетенции.


Пролог | Эртан | Глава 2