home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сотый боевой вылет

После освобождения Могилева немецко-фашистское командование, боясь окружения, начало поспешно отводить свои войска на запад по автостраде Могилев – Минск. Лесисто-болотистая местность Белоруссии вынуждала противника отходить в основном только по автостраде и отдельным проселочным дорогам. Они были забиты колоннами автомашин, танков, артиллерии и живой силы местами на несколько километров. Под стремительным натиском наших войск отступление гитлеровцев было дезорганизовано. Воздушное противодействие фактически отсутствовало. Одиночные вражеские истребители появлялись в отдельных случаях, но, как правило, с нашими боя не принимали. Зенитная артиллерия действовала беспорядочно.

28 июня летчики нашей дивизии приступили к уничтожению гитлеровских войск на автостраде между местечками Белыничи и Березино. У Березино штурмовики взорвали мост через реку Березина, и захватчикам был отрезан путь отступления. Образовалась огромная пробка. Вражеские войска на автостраде со своей техникой были обречены на полное уничтожение. В эти дни мы делали по три-четыре вылета.

На десятки километров автоколонна в несколько рядов была объята пламенем. Фашисты, пытаясь спастись, разбегались в стороны от автострады, но там они попадали в болота и трясину и под непрерывным огнем штурмовиков находили себе бесславный конец. Автострада превратилась в огненную реку, а штурмовики все шли и шли.

Но и в этих условиях одинаково опасны как ослабление бдительности, так и безоглядное увлечение атакой. В одном из боев летчик Алексей Мещеряков и воздушный стрелок Артем Вершинин, увлекшись атакой, забыли об осмотрительности. Два «мессершмитта» вывалились из облаков. Длинная очередь, и самолет Мещерякова пошел к земле. Мы видели, как один из членов экипажа выбросился с парашютом. Второй, видимо, был убит в кабине. Только через неделю узнали, что выпрыгнул Мещеряков. Немцы хотели живым взять советского летчика. Алексей дрался до последнего патрона. Он успел написать записку: «Русские летчики в плен не сдаются». Она так и осталась в сжатом левом кулаке, а правой рукой он стиснул пистолет. В обойме – ни одного патрона. Комсомолец младший лейтенант Алексей Мещеряков последний патрон оставил себе и без колебаний предпочел фашистскому плену смерть.

Воздушный стрелок Вершинин сгорел в самолете. Сколько раз я летал с ним на Кубани… На земле Артем был на редкость скромен, спокоен, даже скорее флегматичен… Угловатый, широкоплечий, он казался неповоротливым. Но это на земле. А в воздухе Вершинин все видел отлично. Я с глубоким уважением относился к Артему. Всегда был уверен, что в любой обстановке он не потеряет самообладания. Каждый раз Вершинин встречал воздушного противника с завидным хладнокровием. Но в этом вылете, видимо, и Артема застала врасплох атака немцев.


* * * | В пылающем небе | * * *