home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement










* * *

Сознание вернулось рывком, словно шторку сдернули. Конечно, это не было божественное исцеление, в ушах гудело, а глаза разъедало собственными слезами. Он ничего не видел и полностью потерял ориентировку в пространстве, но инстинкт говорил, что сейчас нельзя оставаться на месте, что нужно двигаться хоть куда-нибудь. Роман поднялся на четвереньки и пополз куда-то, но почти сразу что-то с огромной силой стукнуло его в лоб, он кубарем отлетел назад, ударился затылком о стену и замер, ощущая только собственное дыхание. Сейчас он был абсолютно беспомощен, и это ощущение было ужасно.

Первым вернулся слух.

– Ребята! Я одного поймал, навались! – надрывался кто-то совсем рядом, и хоть слышалось это как через несколько слоев ваты, Роман узнал голос Лагача.

– Идиот!.. Ты меня держишь… – это уже хрипел Рагоза. – Да пусти же ты, медведь!

Вернулось и зрение.

Роман, смаргивая слезу, огляделся. Ему почему-то казалось, что прошло много времени и преступники должны были давно скрыться, но теперь он увидел, что они еще на этаже и двигаются к выходу. Было их трое, и, видимо, им тоже здорово досталось. Двое, шатаясь, шли впереди, и было непонятно, кто из них кого поддерживает. Третий чуть позади, спотыкаясь, но довольно бодро двигался на ощупь, перебирая рукам по стене. Роман взглядом отыскал на полу свой пистолет, подполз к нему, прицелился и, стараясь не обращать внимания на кругаля, которые выписывали мушка и целик, выстрелил.

Промах. Двое впереди вздрогнули, прибавили ходу и скрылись на лестничной площадке, а последний обернулся и огрызнулся очередью. Видимо, от взрыва в голове Романа что-то повернулось, потому что сейчас его совсем не испугало близкое шуршание пуль и разлетевшийся на куски плафон над головой. Из-за спины бухнул револьвер Лагача, «маска» покачнулся, но снова попытался вскинуть автомат. Роман прислонился к стене, тщательно прицелился и дважды нажал на спуск. В груди у человека в темном появилось еще два отверстия, однако он все равно пытался направить на них оружие. Правда, движения его уже были медленными, руки он поднимал толчками, будто испорченный механизм.

– Да что же это… – пробормотал Роман. – Он снова прицелился и начал выпускать в «маску» пуля за пулей. Сзади ему вторил револьвер Лагача. У него оставалось еще шесть пуль, у Лагача четыре. Мимо не прошла ни одна. Человек в конце коридора превратился в решето. И только после этого он выронил свой автомат, сполз спиной по стене и замер.

Роман поднялся на ноги, перезарядил пистолет и, пошатываясь, пошел к «маске».

Гранатное обалдение уходило, и это было похоже на то, как если бы отошел наркоз. Болело все. Чувство было такое, будто его прокрутили через мясорубку. В ушах звонко гудело, и если бы он постарался, то, наверно смог бы сосчитать свой пульс, потому что сейчас тот вполне отчетливо отдавался в голове тягучими толчками. Глаза слезились, окружающий мир периодически терял четкость. Он подошел к «маске» и отшвырнул от него автомат.

Сзади подошел Лагач и зашевелил губами. По выражению лица Роман понял, что он что-то спросил.

– Говори громче… Я не слышу…

– Ты в порядке?!

– Нет… – честно ответил Роман.

Лагач понимающе кивнул.

– А этот?!

– Готов… Слушай, Лагач. Надо за остальными бежать.

– Оставь. – Лагач махнул рукой. – Упустили.

– Черт, нескладно все как… А где Рагоза?

– Да здесь я.

Рагоза, прихрамывая, с кислым лицом тащился к ним по коридору.

– Зацепило? – спросил Роман.

– Ага, – кивнул Рагоза. – Лагач меня зацепил. Вцепился в ногу, бугай чертов, как клещ… А у тебя на лбу что?

– А что? – Роман потрогал лоб. Там и вправду саднило.

– На, погляди. – Рагоза развернул его к пыльному зеркалу, которое висело на стене коридора.

Роман посмотрел и увидел, что на лбу у него пропечатался отчетливый след ребристого каблука с загадочной надписью «54 туршраМ». Вот что, оказывается, его стукнуло, когда он вслепую метался по коридору на четвереньках!

– Признавайтесь, черти, кто носит «Маршрут» сорок пятого размера? – Роман оглядел помятых сослуживцев.

Лагач смущенно кашлянул.

– Понятно, – пробормотал Роман.

Рагоза ткнул Лагача кулаком в бок.

– Если бы ты, увалень, столько же старания не к своим коллегам, а к врагам приложил… ни один бы не ушел.

– Ну я ж не нарочно, – смущенно засопел Лагач.

– Ладно… – Рагоза махнул рукой. – А ты, Роман, разузнай, где находится эта самая фирма «Маршрут».

– Зачем? – удивился Роман.

– Они тебе теперь денег должны. Сколько сейчас за размещение рекламы полагается?

Роман еще взглянул на свое отражение в зеркале и вдруг неожиданно для себя засмеялся. Рагоза и Лагач удивленно посмотрели на него, но потом пробрало и их, прыснули. Некоторое время они стояли и смеялись. И хотя Роман чувствовал, что смех этот ненормальный, – какой-то мелкий и дребезжащий, да еще запах пороха не рассеялся, но остановиться некоторое время не мог. Но, странное дело, когда эта неуместная вспышка веселости закончилась, он почувствовал облегчение.

Последним закончил гоготать Лагач. Он еще несколько раз хрюкнул напоследок и умолк. Потом посмотрел на Рагозу и Романа с укоризной.

– Милан, сообщи в участок, – сказал он Рагозе. – Пошли, надо квартиру осмотреть.


В квартиру входили осторожно. Запал веселья уже прошел, потому сообразили, что внутри мог кто-нибудь и затаиться. Но никакого сопротивления они не встретили. В коридоре, у входа, раскинув руки, лежал еще один «маска», тот самый, что напоролся на ружье Рагозы. А в комнате…

– Ребята, сюда! – Лагач, который шел первым, рванулся внутрь. Рагоза и Роман заскочили следом.

Комната была большая и в общем неплохо обставленная, но какая-то неуютная и нежилая. Стояли там диван, шкаф, стол, но не было ни одной личной вещи, свидетельствующей о склонностях жильцов. Открытое окно похлопывало рамой, и сквозняк шевелил наполовину сорванную занавеску. А в центре комнаты, на стуле, скрючившись сидел человек с заведенными назад руками. Голова его свешивалась вниз, упавшие пряди волос падали на плечо, а белая рубашка уже совсем набухла от крови. Кто-то перечеркнул человека очередью из автомата. Роман обошел вокруг человека и увидел, что руки у того прикованы сзади к стулу двумя парами наручников.

На столе лежали россыпью несколько одноразовых шприцев и ампулы. Лагач аккуратно подцепил одну за верхушку и донце.

– Немаркированная, – сообщил он, осмотрев ампулу на фоне окна. – Милан, здесь несколько пустых, посмотри, у трупа есть следы уколов на руках?

– Как всегда, самое приятное – Милану, – проворчал Рагоза и, стараясь не запачкаться в луже крови, которая натекла под стулом, взял человека за руку.

Тот зашевелился, слабо застонал.

– Еще живой! – присвистнул Рагоза.

– Черт, надо скорую. – Лагач начал набирать код вызова на браслете.

Человек поднял голову и попытался сфокусировать взгляд на присевшем перед ним Рагозе. Старался что-то сказать, но вместо слов у него выходили только кровавые пузыри. Потом голова его снова свесилась на плечо. Рагоза положил пальцы на шею прикованному и некоторое время пытался прощупать пульс, потом повернулся к Лагачу:

– Отбой на скорую.

– Да я и не успел. – Лагач оставил в покое браслет. – Что он там тебе сказать пытался?

– Я ничего не разобрал. – Рагоза поднялся с корточек. – Что-то пытался… Ну просто замечательно. С трупа начали, к трупу и пришли. И опять ни шиша не знаем.

– Круговорот, – согласился Лагач. – Ты, Миран, философски к этому относись.

– Да иди ты знаешь куда со своей философией, – буркнул Рагоза.

В этот момент от двери послышался голос:

– Добрый день, господа.

Детективы обернулись и увидели, что в дверях стоит давешний знакомый, тот самый тип из СНБ, что забрал у них арестованных из участка. Из-за его спины выскочило несколько фигур в серых комбинезонах, в разгрузочных жилетах, с автоматами и растеклись по комнате. Один из пришельцев подошел к трупу, привязанному к стулу, и положил ему руку на шею, как это недавно делал Рагоза.

– Готов, но еще совсем теплый, – сообщил он предводителю.

Детективы некоторое время молча пялились, переваривая это нежданное появление. Наконец заговорил Рагоза.

– А – вы – что – здесь – делаете? – он так и задал этот вопрос с отчетливыми паузами между каждым словом, и Роман понял, что тот, должно быть, здорово разозлился. – Наверно, мимо проходили, заскочили на огонек?

– Я бы солгал, если бы так ответил коллега, – мимолетно улыбнулся эсэнбэшник. – Нас вывел сюда тот самый старик, которого мы забрали у вас в участке.

Он… несколько оптимистично оценивал свои возможности по сопротивлению современным препаратам. Проблема ведь, знаете ли, не в том, чтобы заставить человека говорить, а в том, чтобы задать правильные вопросы. Это единственное, чего не учел наш старичок, но идея у него, надо признать, была красивая.

– Вы о чем? – прищурился Рагоза. – Какая идея?

– А вы еще не поняли? – удивился человек в плаще.

– Чего не поняли? – спросил снова Рагоза, но Роман мог подписаться под этим вопросом.

Человек посмотрел на стоящих перед ним детективов, видимо обдумывая, как им ответить.

– Старик вас элементарно использовал. Когда он увидел, кто приехал за ним в участок, он понял, что мы вытянем из него все. В том числе, – человек в плаще обвел комнату рукой, – и адреса, где могут находиться его друзья. И тогда ему в голову пришла замечательная идея – почему бы не использовать вечный антагонизм между полицией и СНБ? Почему бы не заставить полицию поработать на себя, чтобы предупредить своих? Он выдает полиции адресок, практически правдивый, улица, дом, этаж – все совпадает, за одним исключением – квартиру он дает не ту, где засели его дружки, а напротив. И героические детективы, радуясь возможности утереть нос бесцеремонным эсэнбэшникам, которые забирают у них подозреваемых, мчатся туда, блестя значками и оружием. По указанному им адресу они, естественно, устраивают шумную возню с проверкой, и если бы в квартире случайно не оказалось не в меру бдительной соседки…

Рагоза запустил пятерню в волосы и застонал:

– Поимели нас… Ой как поимели…

– Это несколько физиологическое определение, – пожал плечами эсэнбэшник, – но в принципе можно и так сказать. Впрочем, если это вас утешит, стреляете вы явно лучше, чем соображаете. Это еще один факт, который недооценил старик.

– Двое все равно убежали, – нехотя признался Рагоза.

– Мы их встретили внизу, – ответил человек в плаще. – Одного застрелили, второй убежал. Наши люди не успели разгрузиться. Вот если бы вы их не вспугнули…

– Вот если бы вы поделились информацией… – парировал Рагоза. Похоже, он уже пришел в себя.

– Подождите… – Роман поглядел на эсэнбэшника. – В конце концов, кто они? Старик и эти.

– Об этом мы сможем поговорить позже, а сейчас по существу. – Человек в плаще внимательно посмотрел на Рагозу. – Мы перехватили ваш вызов скорой, значит, когда вы вошли в квартиру, пленный был еще жив.

– Был, – ответил Рагоза.

– Он успел что-нибудь вам сказать перед смертью?

– Нет.

– Это точно?

– Ни слова, это точно. Он почти сразу умер, – вмешался Лагач.

Человек в плаще посмотрел на него и кивнул.

– Ну ладно. К этому мы еще вернемся позднее. Если будет необходимость… – Человек в плаще подошел к перевернутому стулу.

– Ладно, господа. Попрошу выйти со мной, а здесь пока наши эксперты поработают.


11 сентября | Корну | * * *