home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement






* * *

В дверном проеме показалось тень, и в помещение стремительно вошел майор СНБ, Петер Виннеке. Последний раз Роман видел его вчера вечером, а казалось, что прошла целая вечность. А за майором в зал вошел…

– Лагач! – вскрикнул Роман. – А ты как здесь оказался?

– Не сейчас! – жестом заткнул Романа Виннеке. Он посмотрел на Корнелия, повернулся к своим людям и начал отдавать указания: – Запеленать его! Доктор, сюда, быстро!

Один из «серых» скинул с плеча сумку, раскрыл молнию и извлек несколько катушек широкой ленты. Двое молодцов подхватили тело Корнелия, на котором уже болтались внушительные кандалы, а два других принялись споро пеленать его эластичными лентами. Еще один человек, в гражданском, подгадав момент, всадил бесчувственному пришельцу в мягкое место большой шприц с янтарной жидкостью. Скоро Корнелий стал походить на кокон, из которого торчала только голова. Все это было сделано быстро, как в ускоренной съемке. Серые солдаты отошли от тела.

– Готово, – отрапортовал один из них Виннеке.

– Хорошо. – Тот, видимо, почувствовал себя спокойнее. – Доктор, инъекция подействовала?

Человек, который сделал Корнелию укол, пожал плечами.

– Мы практически ничего не знаем об этом существе. Думаю, можно попробовать узнать это по пульсу…

– Ну так узнайте. – Виннеке приглашающе махнул рукой в сторону кокона.

– Но… ведь действие электрического разряда уже могло пройти… – пробормотал доктор.

– Не волнуйтесь, вас подстрахуют, – пообещал Виннеке.

Доктор кхекнул и снова пошел к телу Корнелия. Идти ему туда совсем не хотелось.

Роман вспомнил запись, которую ему месяц назад показал Виннеке, и внутренне согласился с доктором. Он бы не подошел к Корнелию ни за какие коврижки. А вот доктор смог переломить себя и подошел. Он наклонился и с опаской протянул руку к шее Корнелия. Нащупал пульс и стоял так некоторое время.

– У меня нет уверенности, – сказал он наконец. – Я не знаю, какой у него пульс в нормальном состоянии, но сейчас гораздо меньше, чем у обычного человека. Возможно, что инъекция и сработала…

– БУ-У!!! вдруг гаркнул на весь зал связанный Корнелий, так что даже сидевший в стороне Роман вздрогнул. Доктор закричал, попытался отскочить и повалился на пол, на пятую точку. Серые солдаты вскинули оружие, но Корнелий лежал неподвижно, даже глаз не раскрыл.

– Сукин сын… – пробормотал Виннеке.

– Может, в бессознанке кричит? – спросил один из стоявших рядом солдат.

– Как же… – Виннеке раздражено расстегнул плащ. – Ты посмотри, он же улыбается, сволочь.

Виннеке подошел к спеленатому телу Корнелия и пнул его в бок. Не сильно, а так, для привлечения внимания.

– Ну хватит ваньку валять! – сказал он, глядя в безмятежное лицо Корнелия. – Нам с вами, Корнелий, есть что обсудить.

– Вы думаете? – Корнелий приоткрыл один глаз.

– Вы проиграли. Теперь самое время обсудить детали нашего сотрудничества.

– У вас есть достаточные полномочия, чтобы предлагать мне условия?

– Это не в моей компетенции. Моя задача состоит в том, чтобы доставить вас по назначению. Чем меньше вы будете сопротивляться, тем меньше пострадаете. В этом и будет состоять лично наше с вами сотрудничество.

– Надеетесь, что сможете меня удержать? – поинтересовался Корнелий.

– Вам, Корнелий, был введено вещество, которое некоторое время не даст вам ускорять метаболизм, – объяснил Виннеке. – В другое тело мы вам перейти не дадим. А без этого у вас нет никаких шансов.

– Ну допустим, допустим… Господин?.. Корнелий сделал вопросительную паузу.

– Фамилия не обязательна. Можете звать меня господин майор, – сказал Виннеке. И, повернувшись к солдатам, махнул рукой: – Начинайте выносить.

Двое солдат подошли к лежавшим рядком подручным Корнелия, еще не отошедшим от разрядов, схватили ближнего к ним за руки, за ноги и потащили к выходу.

– Если не секрет, как вы меня сегодня нашли? – спросил Корнелий.

– Ну отчего же секрет, – сказал Виннеке, отойдя в сторону и присаживаясь на ящик. – По сигналу трекера.

– Неужели мои так плохо обыскали вашего человека? – Корнелий повернул голову в сторону, где сидел Роман.

– А это не мой человек, – покачал головой Виннеке. – Трекер был у того, кого вы принимали за доктора Готлиба. Элегантный аппарат, совмещенный с микрофоном. Вживляется прямо в голову и снимает сигнал прямо с мембраны и косточек-молоточков человеческого уха… Кстати, работает некоторое время даже после смерти. Так что мы не только знали, где вы, но и слышали все до последнего слова.

– Простите, вы, кажется, сказали, принимал за доктора Готлиба? – переспросил Корнелий.

– Тело настоящего Себастьяна Готлиба было найдено двадцать лет назад, при раскопках уничтоженного комплекса, – усмехнулся Виннеке. – Ваша пуля тогда сделала свое дело, Корнелий. Никакого чудесного спасения у доктора не было.

– Но я же его узнал… – пробормотал озадаченный Корнелий.

– А как же иначе, – снисходительно отозвался Виннеке. – Специалисты работали. В нашем распоряжении были фото и видеозаписи настоящего Готлиба. Мы даже смогли восстановить запись его последних минут жизни с камеры наблюдения разрушенного комплекса. Собственно, это был единственный обрывок записи, из охранных систем базы, который удалось восстановить. Поэтому мы и выбрали эту личность для имитации. Нужно только было подобрать похожего человека. Это все дело техники.

– Он был актером?

– Он был тем, кто действительно считал себя Доктором Готлибом. Заключенный, который отрабатывал свою свободу.

– Это ведь деформация личности. Кажется, она запрещена вашим законом? – уточнил Корнелий.

Майор пожал плечами.

– Я рад, что вы так озабочены правозащитной деятельностью… Все было сугубо добровольно. У этого зэка была такая статья, что он решил рискнуть. Мы обещали потом исправить все… что окажется возможным. Но вы, Корнелий, избавили нас от лишних хлопот.

– Да уж… Ловко вы все это провернули, – признал с пола связанный Корнелий.

– Ну что вы, – скромно пожал плечами Виннеке. – Главное не то, как мы создали для вас доктора. Главное то, как мы вас на него вывели.

Корнелий повернул голову на Романа:

– Значит, он все-таки работал на вас. Он знал?

– Нет, – покачал головой Виннеке. – О том, что это вы подложили ему Марту, он не знал. И именно поэтому исполнил свою роль безупречно.

Роман не сразу осознал, что сказал Виннеке. Но потом все же понял, против воли, потому что очень не хотел понимать. Он привалился к старому компрессору, а внутри что-то обрывалось, обрывалось, обрывалось… Этого не могло быть. Этого не должно было быть, и он тряхнул головой, пытаясь прогнать обрушившееся ощущение нереальности. Он сидел, а мир вокруг терял плотность. И было странно, потому что сейчас нужно было упасть на бетон и рвать его руками, с кровью срывая ногти, нужно было выть и кричать, пока не откажет глотка. Но боли не было. Сработала какая-то странная духовная анестезия, и вместо боли была в груди звенящая пустота. То, что сказал Виннеке, не могло быть правдой…

Он попытался встретиться взглядом с Мартой. Но Марта со своего места смотрела куда-то сквозь провал недостроенной стены, на темнеющее небо. Он видел только ее профиль, прикрытый знакомой челкой, и ничего не мог прочитать у нее на лице.

Тогда он поочередно обвел взглядом всех, кто был в зале. Но до него никому не было дела. Солдаты контролировали территорию, Виннеке с Корнелием вели светскую беседу, связанные подручные, которых еще не успели перетащить вниз, обдумывали свое невеселое будущее. Только один человек все же замечал его. Это был Лагач. Он стоял, привалившись к опорной колонне, и смотрел на Романа с сочувствием. И Роман возненавидел его за это в тысячу раз сильнее.

– …Я долго не мог понять, по каким причинам одна группа подопытных начала убивать других, – донесся до него голос Виннеке. – Пока не узнал, что большая часть из них не была твоими, Корнелий, потенциальными носителями. Вот тогда все встало на свои места. Ты не мог перенести, что кто-то из них не зависит от тебя. Верно? – Виннеке сделал паузу. – Но что меня больше всего изумило, так это то, что даже не все из тех, кто работал на тебя, были твоими носителями. Часть из них не была с тобой связана, так же как и те, на кого они охотились. Ты не мог ни убить их, не переселиться в их тело. Но ты убедил их, что можешь. – Майор усмехнулся. – И действительно, откуда беднягам было знать, кто из них связан с тобой, а кто нет?.. Верно говорят, самые крепкие оковы в умах. Вот они и отрабатывали… Неправно делали все, что ты скажешь. Убивали тех, кто пытался от тебя убежать или отказался тебе подчиняться. В сущности, твои служки убивали тех, кто просто оказался немного удачливее их. Или немного храбрее.

– Мир таков, каким мы его себе представляем, – улыбнулся снизу Корнелий. – Если они думали, что принадлежат мне, – значит, так оно и было. И надо сказать, именно это доставляло мне самое большое удовольствие.

– Сволочь! – Это крикнула Марта со своего места, повернувшись к Корнелию.

Она хотела сказать что-то еще, наверное, очень многое, но стоявший рядом серый солдат, аккуратно приложил ей прикладом по шее, и она захлебнулась своим криком и скрючилась на полу.

– Давно вы догадались, майор? – спросил Корнелий.

– Не очень. Я понял это, когда работал с группой, которую мы взяли в полицейском участке. Старик и два «санитара» действительно умерли, а женщина, несмотря на все свои страхи, осталась жива. Для нее это был такой сюрприз… Вот тогда я и сложил два и два.

Двое солдат подошли к Марте, дернули ее с пола под скованные руки, и повели на выход. Перед тем как уйти, она повернулась к Роману, посмотрела на него и хотела что-то сказать, даже губы шевельнулись. Но не сказала, отвернулась и скрылась в проходе.

К Виннеке подошел серый солдат.

– Погрузка закончена, – сказал он. – Остался только этот. – Солдат кивнул на кокон Корнелия.

– Выносите, – кивнул Виннеке.

Солдаты подсунули под Корнелия транспортные ремни, захлестнули их, подняли тело и понесли к выходу. Корнелий и доктор пошел за ними.

– Господин майор!.. подал голос Лагач, который все это время так и простоял у колонны.

Виннеке обернулся, Лагач кивком головы показал на прикованного к компрессору Романа.

– Ах да… – сказал Виннеке. Мысленно он был уже не здесь, его ждали другие, более важные дела. – Найдите ключ и отпустите, – распорядился майор и вышел.


– Ну, ты как? – спросил Лагач.

Он и Роман сидели на бетонной балке, рядом с трансформатором. Больше в комнате никого не было. Все остальные, и те, кто задерживал, и кого задерживали, были уже внизу.

Роман не ответил, растирая затекшее запястье, с которого Лагач только что снял наручники.

– У тебя, наверно, много вопросов? – спросил Лагач.

– Вопросов много, – кивнул Роман. – Например, кто ты?

– Меня зовут Божан Лукич. Я лейтенант Службы национальной безопасности.

– Божан Лукич… – повторил Роман. – Как ты попал к нам, в участок?

– М-да, похоже, простые вопросы закончились. – Лагач («Нет, Лукич», – поправил себя Роман) пригладил рукой свой ежик. – Ладно, я начну с самого начала, а ты, если что будет непонятно, спрашивай. – Он помолчал, формулируя, а потом начал говорить: – Когда из-за полицейского запроса у нас решили возобновить старое дело, начальство сочло, что сообщать подробности вашему ведомству пока нецелесообразно, но можно использовать полицейские ресурсы, что называется, «втемную». А для этого в участке был нужен свой человек. Мы узнали, что в участок должен прибыть по направлению курсант. Вот я и стал Павлом Лагачем, детективом-тертианером, только что из учебки. – Лукич мимолетно улыбнулся. – Мне это было вовсе не трудно изображать, потому что я действительно только из академии… По своему ведомству.

– Так вот почему СНБ так быстро появилась, когда мы взяли самозванных родственников в участке. – Роман не спрашивал, а скорее озвучивал свои мысли. – Ты им обо всем заранее сообщил. И тогда, с проверкой адреса, которой дал старичок, фальшивый юрист…

– На адресе юриста вышла промашка, – покачал головой Лукич. – Я успел позвонить перед выездом. Но этот телефон был связным, я наговаривал сообщение на автоответчик, а позже кто-то его проверял. Прямой связи с Виннеке у меня не было, почему-то мы не подумали, что понадобится такая возможность. Никто ведь не предполагал, что все будет развиваться так стремительно… Так что информация подвисла. Пока она дошла… А ведь Виннеке, когда в конторе раскололи старичка, собирался взять этот адрес под наблюдение, чтобы попытаться выйти на Корнелия. Фактически, мы сорвали ему весь план. Он взял группу и помчался за нами. Опоздал всего лишь минут на пятнадцать… Еще был шанс, что мы по-тихому проверим квартиру, которую подсунул нам старичок, и уедем, но на беду соседка оказалась слишком бдительной. Началась пальба…

– Да. – Роман кивнул. И задал свой самый главный и самый бесполезный вопрос. Бесполезный, потому что он уже знал ответ. Но не задать этот вопрос он не мог. – А… Марта? То, что сказал Виннеке?..

– Да, – кивнул Лукич.

– Значит, рядом с тем адресом она оказалось не случайно?

– Конечно, не случайно, – сказал Лукич. – Пока ты, я и Миран Рагоза воевали в коридоре, окно девятого этажа распахнулось, и оттуда вниз выпрыгнула девушка. Эту информацию потом сняли с охранной камеры, расположенной во дворе. Девушка не разбилась, как это произошло бы с любым нормальным человеком (хотя распластало ее прилично), а, наоборот, довольно резво доползла до мусорного контейнера и спряталась. Как раз успела перед тем, как подъехавшая группа Виннеке вошла во двор. Она оказалась умнее мужиков, которые ломанулись на прорыв, а может, они изначально так договорились… Возможно, ей действительно удалось бы скрыться, если бы не экспрессивный Миран Рагоза, который от огорчения начал пинать бачки…

Когда Виннеке увидел, как мы втроем извлекли из мусорника девушку, конечно, он ни на грамм не поверил, что она оказалась тут случайно. А тут она еще оказалось твоей соседкой. Бедняга уже не знал, кого и в чем подозревать. Это у нас профессиональное… – Лукич усмехнулся. – Но он попытался сделать хорошую мину при плохой игре. Он «поверил» девушке и отпустил ее, поручив нам доставить ее до дома. Можешь себе представить, как я тогда офигел… Ни задержания до проверки, ничего… Просто взял и отпустил… Но спросить тогда, при вас, я, понятное дело, не мог. Вместе с тем я знал, что Виннеке ничего не делает просто так…

Когда ты подвозил девушку, за вами уже шел хвост. Еще до того момента, как вы добрались до дома, Виннеке просмотрел кассету охранной системы дома и уже точно знал, что Марта наш клиент. Через минимально возможное время вы оба были на полном контроле. Виннеке в принципе поступил правильно. Его устраивали оба варианта. Если бы Марта не поверила в свое чудесное спасение, то было бы интересно узнать, куда она побежит. А если бы осталась на месте, то можно было бы не спеша отслеживать ее связи.

– Продолжай, – бесцветным голосом сказал Роман.

– Через пять минут после того, как она добралась до дома, был зафиксирован звонок, – продолжил Лукич. – Она подробно рассказала собеседнику все, что случилось. Больше всего Виннеке тогда беспокоился, что Корнелий не поверит в чудесное спасение и просто… подстрахуется тем или иным способом. Он потом мне сказал, что сам бы на месте Корнелия никогда бы не поверил… Но… Через некоторое время у Марты дома раздался ответный звонок, ей дали задание поподробнее познакомиться с таким интересным соседом. Полицейским офицером, который участвовал в совместной операции с СНБ. То есть с тобой, Роман. Корнелий решил, что он умнее всех. Решил поиграть в шпиона. Виннеке был на седьмом небе, и разве только не подпрыгивал от радости. Открывался невиданный простор для игры.

Роман попробовал представить радостного прыгающего Виннеке. Но почему-то не смог.

– …Теперь нужно было быстро слепить из тебя образ человека, плотно сотрудничавшего с СНБ, обладавшего ценной для Корнелия информацией.

– Так вот зачем нас пригласили в СНБ… – сказал Роман.

– Да, – кивнул Лукич. – Там тебя чуть «подкормили».

– Но я не понимаю. – Роман чувствовал себя очень усталым. – Марта… Она за все это время ни разу ни о чем меня не спросила.

– Ей в этом и не было необходимости, – сказал Лукич. – Всю информацию она получала и так. Ведь ты хранил пароль от зашифрованной части диска компьютера на том же самом компьютере, чтобы не забыть.

– Какой еще пароль? – спросил Роман.

– Твой ноутбук, – сказал Лукич. – Его поменяли уже на следующий день, пока ты был на работе. Внешне – неотличим. Отличие от старого в том, что он имел удаленный доступ и возможность работать, внешне оставаясь выключенным. Когда с ним работал ты, это был твой обычный ноутбук. Но вот когда ты уходил и Марта оставалась одна, то в компьютере появлялся и особый раздел, а в нем все то, что мы хотели «слить» Корнелию. Содержимое менялось в зависимости от того, кто сидел за машиной. Сначала там проскользнули несколько адресов настоящих подопытных, которым в свое время удалось скрыться от Корнелия. А когда он убедился в надежности источника, мы забросили туда легенду о живучем докторе. Виннеке предполагал, что Корнелий может захотеть встретиться со старым знакомцем. И не ошибся. Это была великолепная контролируемая утечка информации.

– А вы не боялись, что Корнелий не захочет видеть доктора, а просто пошлет своих бойцов пришибить его без выкрутасов? – спросил Роман.

– Рассматривали как возможность, – кивнул Лукич. – Но это все равно было бы нам на руку. Корнелий лишний раз убедился бы в том, что источник надежен. А мы бы в конце концов нашли то, что его бы заинтересовало.

– Понятно, – сказал Роман. – Понятно… Скажи, а меня то вы зачем послали к вашему фальшивому доктору?

– Просто Виннеке посчитал, что это поддержит твое реноме человека, причастного к делам СНБ. Вот и приехал к тебе вечером, вытащил на приватную прогулку… Адрес уже три дня как закачали в твой компьютер. Виннеке предполагал, за доктором уже ведут наблюдение. Было логично, если ты появишься там. Поверь, никто не предполагал, что они будут брать доктора в тот самый момент. Просто… Что?

– Тебе не кажется, что вы должны были мне обо всем сказать? – сказал он Лукичу и сам поразился, до чего безжизненно прозвучал его голос.

– Э… Да, конечно. – Лукич замялся. – Но она так быстро тебя окрутила, а Виннеке сказал, что если тебе теперь сообщить, то ты можешь наломать дров. Поэтому решили, что лучше тебе пока не говорить.

– Вы за меня решили.

– Это была только необходимость, Роман. Поверь, за вами все время следили самым тщательным образом, обе ваши квартиры напихали жучками под завязку, так что если бы она попыталась причинить тебе вред, то…

– Вы и по ночам нас слушали?

– Да, конечно, – уверил его Лукич. Потом сообразил, что сказал что-то не то, и отвел глаза. – То есть…

– Да не смущайся, – остановил его Роман. – Теперь-то уж что… – Он помолчал, потом спросил. – А Марта? Что с ней теперь будет?

– Ты же понимаешь, она потенциальный носитель. – Лукич развел руками. – Выпускать ее нельзя. Скорее всего поместят в специальное учреждение… А почему это тебя волнует?

– Мне нужно с ней поговорить, – сказал Роман.

– Не думаю, что это разумно, – покачал головой Лукич. – Да и Виннеке не разрешит.

– Мне нужно с ней поговорить, – упрямо сказал Роман.

– Зачем тебе это? – поинтересовался Лагач. – Что ты хочешь услышать? Я, может, что-то плохо объяснил? Ее и сюда-то привезли связанной, для того чтобы ты размяк и начал давать информацию. Она же тебя просто использовала.

– Да. Но не больше, чем вы, – сказал Роман. – Лагач, мне нужно поговорить с ней.

Лукич открыл рот, чтобы сказать что-то еще, но заглянул в глаза Роману и только молча выдохнул воздух.

– Ну хорошо, – сдался он. – Я попробую спросить Виннеке. – Он поднял руку с браслетом, набрал код и заговорил в динамик:

– Господин майор, это Лагач… Здесь Вица… Он просит разрешение увидеться с девушкой… Да, с ней… Да… Нет… Никак нет… Конечно.

Лукич нажал отбой, повернулся к выжидательно смотревшему Роману и развел руками:

– Я же тебе говорил… – Он некоторое время посидел молча, потом хлопнул своей большой ладонью Романа по плечу. – Операция закончилась, Роман. Сейчас поедешь домой, выспишься хорошенько и выкинешь все это из головы.

– Это для вас была операция, – сказал Роман. – А для меня – жизнь. – Он помолчал, потом спросил. – Слушай, Лукич… То как все случилось… Ты ради такого шел в СНБ? Ты правда уверен, что все так и должно было быть?

Лукич вздохнул.

– Роман. Я ведь все понимаю. Тоже не истукан. Но не нужно делать из меня крайнего, я не отвечаю за всю несправедливость на свете. Я скажу тебе, для чего я пошел в СНБ. В частности, для того, чтобы по земле не бродили неизученные существа, которым непонятно что от нас надо. И ради этого я готов на многое. И это многое оправдывает. Кому-то нужно делать грязную работу. – Лукич потер пятерней свой затылок. – Слушай, майор сказал, что все уже погрузились. Спецназ уехал, остальные меня ждут…

– Сука ты все-таки, Лукич, – устало сказал Роман. – Меня хоть с собой захватите?

– Вот это правильно, – засмеялся Лукич. – Мораль моралью, а пешком отсюда топать далековато. До города довезем, а дальше ты уж сам.

– Ладно, и то хлеб, – согласился Роман.

– Пошли быстрее, пока нас здесь не оставили. – Лукич еще раз похлопал его по плечу, встал и направился к двери.

Он успел сделать три шага, прежде чем Роман шедший сзади, ударил его куском арматуры по голове.


17 ноября | Корну | * * *