home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

– Что случилось?! Война, мор, вторжение инопланетян или эпидемия какая? – воскликнула я, оглядывая общую разруху и хватая Алекса за рукав.

На полу валялись опрокинутые стулья, горы фантиков, куриные косточки, пакеты из-под попкорна, использованные хлопушки, обильно обсыпанные сверху огромной массой разноцветного конфетти! Все это можно было принять за «вчера здесь был праздник», если бы мимо не проносились дико хохочущие хоббиты с безумными глазами. Едва не сбив пораженного Профессора, из-за угла выбежал гном, радостно припрыгивая и волоча по полу собрата, цепко держа его за кустистую бороду. Похоже, что того это вполне устраивало, потому что он не злился и не вырывался, а лишь тихо хихикал. Куда-то проскакал на одной лапе, поджав под себя остальные, грифон Рудик, не обратив на меня (нонсенс!) никакого внимания. Оставалось только удивляться, как это у него так ловко получается держать равновесие, как будто парень прошел хорошую цирковую школу. Шею он обмотал новогодней мишурой, а в зубах зажал штук шесть бенгальских огней, три погасли…

– Ого-го, похоже, мы как раз к праздничку, – озадаченно хмыкнул себе под нос Алекс. – Интересно бы знать, к какому?

– День сурка в дурдоме, – сурово кивнул Мурзик.

Пожав плечами, мы решительно двинулись вперед, действуя согласно штатным указаниям: сдача реквизита и костюмов обратно в костюмерную, душ, переодевание в форму, написание и сдача рапорта. Что случилось на Базе, мы пока так и не поняли, в административном крыле – относительный покой и тишина, там даже не знали, что творится в противоположном.

– Наверное, хоббиты очередную гулянку устроили. У этих малоросликов каждый день у кого-нибудь день рождения, ничего странного, вон сколько их развелось, – вывел свою точку зрения попавшийся нам навстречу Стив, когда я возбужденно поделилась с ним увиденным.

Сдавать с ребятами рапорт я не пошла. Если шеф спросит обо мне, пусть скажут, что во время последней операции я получила множество ранений и сейчас лежу в лазарете, истекая кровью, отданной во имя общего дела. Не хочу начальству глаза мозолить, и так перед отъездом здорово его достала, выклянчивая отпуск, теперь в этом направлении предстояло поработать Алексу и коту.

Я успела сбегать в лабораторию к гоблинам, занесла ворованные у ведьм тигли. Сердечно поблагодарив, они деловито предоставили следующий список необходимого. Потом дожидалась возвращения моих агентов, собирая пазл с изображением Гимли, моего самого любимого героя из «Властелина Колец». Вероятно, моя слабость к нему объяснялась тем, что геройский гном был как две капли воды похож на нашего шефа.

Когда дверь распахнулась и в проеме обнаружились снулые рожи моих товарищей, все стало понятно без слов – у них тоже ничего не вышло. Я грозно сузила глаза:

– Сказала же, хоть пляшите перед ним, но не возвращайтесь без…

– Да я уж и вприсядку, и «яблочко», и «гопак» сплясал… – поспешно затараторил кот, виновато прижав уши. Потом притих, нахмурился и, сложив лапы на груди, строго осведомился: – Это еще что такое? Вы до чего меня довели?! Я, Профессор, полковник, стою навытяжку перед какой-то наглой девчонкой и… оправдываюсь! Ты, деточка, между прочим, куда ниже меня по званию, а следовательно…

– Какой ты нудный, Пусик, – грустно вздохнула я, незаметно снимая тапочку. – И чего это я так тебя люблю? Ну-ка, иди ко мне, маленький и пушистый, ближе, ближе…

– Ладно, давайте не будем ссориться, – примирительно произнес Алекс, добродушно обезоруживая меня до начала боевых действий. Интересно, чего это он такой довольный, по какому такому праву? Настроение у меня было такое, что с радостью разбила бы об чью-то присутствующую здесь голову вазу с засохшими люпинами, которые этот улыбчивый подарил мне еще месяц назад. Интеллигентные мужчины дарят цветы с периодичностью хотя бы раз в неделю.

Ладно, время было обеденное, поэтому мы с Мурзиком, не колеблясь, отложили все разборки на потом. В столовку опаздывать нельзя, это у нас на Базе железное правило. Мимо пронесся хоббит со злополучным колпаком на голове. Лицо у него было полубезумное от счастья. Хм, ну это многое объясняет! «День рождения», ага, как же…

За обедом мне в голову пришла идея. Конечно, шеф может счесть меня истеричкой, но сейчас его мнение меня не волновало. Главная мысль в голове была: «Хочу в отпуск!» Да и моим агентам отпуск не помешает. Это им только кажется, что они не устали. Вон у бедного Пушочка даже усы поседели после этой муторной операции в Ирландии. Интересно, что там поделывает наш Патрик? Наверное, совершает очередной друидический обряд в роще или расставляет новую партию капканов на белочек. Милый старичок, просто душка. Теперь, как ни странно, о нем вспоминалось только с теплотой в сердце. Надеюсь, и с Гиви все в порядке и он благополучно долетел до родных гор.

– О чем задумалась? – нежно поинтересовался Алекс, кивая на мою порцию уже остывших макарон по-флотски. – Ты даже не притронулась к еде.

– А зря, обед сегодня ничего, – сытым голосом изрек кот, тщательно вытирая ротик салфеткой и переходя к компоту. – Непритязательно, но сбалансированно и калорийно.

Я смотрела на Алекса, и в глазах у меня собирались слезы (нет, не думайте, что он так плохо выглядел – это я так настраиваюсь).

– Что случилось? – встревожился командор.

– Ничего. Но если что-то пойдет не так, знай, что я на это решилась прежде всего ради нас, любимый. – С этими словами я вскочила из-за стола и, едва не споткнувшись о пробегавшего мимо хоббита, бросилась из столовой.

Теперь было ясно, что творится с некоторыми представителями нашей такой разношерстной, но в общем-то дружной семьи обитателей Базы. Мой волшебный колпак не затерялся (все волшебные вещи схожи в одном – не в их привычке пропадать надолго) и ведет сейчас очень даже активную подрывную деятельность среди наивной братии гномов и хоббитов.

На выходе из столовой мне вновь попался бесцельно слоняющийся Стив – у этого биоробота, как и у нас сейчас, был трехдневный отдых после очередной завершенной операции. Держа руки в карманах, он насвистывал что-то веселенькое себе под нос и был где-то далеко отсюда, судя по задумчивым глазам и блуждающей улыбке. Но, как оказалось, слонялся он отнюдь не бесцельно, а, наоборот, очень даже целенаправленно поджидая меня.

– Э-э, привет, Лина! Я хотел тебя поздравить. – Он вытащил руку из кармана, протягивая мне очень миленькое сердечко, собранное из крошечных алюминиевых роз. Это его хобби, Стив делает розы из космического лома, что у него крайне неплохо получается. Бутоны так красиво ложились по ободку, что я даже ахнула и на секунду забыла, по какому важному делу спешу.

– Ох, Стивчик… Даже не знаю что сказать, – восхищенно выдохнула я. – Спасибо!

– Ну, я подумал, ведь завтра день святого Валентина… Но зачем ждать? С нашей службой человечеству нельзя что-либо планировать, надо пользоваться случаем. Вот, заранее приготовил для тебя, – обрадовался этот детина и с надеждой добавил: – Может быть, сегодня поужинаем за одним столиком?

– Ой, прости… но ничего не получится. Мне очень жаль, правда… Вернее, если все получится, меня сегодня вечером на Базе уже не будет.

– О?!

– Да, увы. Слушай, ты тут не видел случайно хоббита в шутовском колпаке? У него такой ошалелый вид и глаза, вытаращенные от недосыпа, а колпак красно-черный с бубенчиками.

– Да, разумеется, только что пробегал. За ним целая толпа хоббитов гналась, потому я и обратил внимание. Но почему…

– Потом. В какую сторону?

– Туда, – обреченно махнул рукой Стив и тяжело вздохнул.

«Извини, парень, не судьба… Холостым походишь, – подумала я, срываясь в галоп. – Что делать, у каждого своя планида. Ты еще встретишь шикарную девицу-биоробота в стиле Памелы Андерссон и сразу почувствуешь весеннее дыхание истинной любви».

И чего все мужики на эту телку повелись? У нее же грудь силиконовая… Тьфу, это не по теме, прошу прощения.

Вот я, например, люблю Алекса, этого самодовольного эгоиста, но он даже не вспомнит о дне святого Валентина. Хотя, с другой стороны, он наверняка вообще ничего не знает об этом празднике и его традициях. Да у нас вся страна жила в неведении, и только последние пять-шесть лет шевелиться начали. Это я так его оправдываю… Но когда-нибудь их с котом совесть замучает, потому что я сейчас возьму и сама им обоим что-нибудь да подарю.

Пробегая мимо киоска с сувенирами (на Базе продают мелочовку всех времен и измерений), я резко притормозила и, посомневавшись, купила коту красную бархатную подушечку-сердечко, обшитую белыми кружавчиками. Командору достанется компьютерный диск из серии «Тематические иллюстрации» с индейцем на обложке, знаю, он эту серию собирает, но именно такого у него нет. На валентинки не очень похоже, но они обрадуются (не очень-то часто я балую их подарками), а это главное.

Через минуту я уже была в хоббиточьем квартале – так эту часть Базы у нас все называют. Огромный зал под прозрачным пластиковым куполом с эффектом бегущих облаков, все пространство занимают стилизованные под старину благоустроенные хоббиточьи норы. Крики и безумный хохот не умолкали ни на минуту, можно подумать, что знаменитая «вечеринка Бильбо» тянется до сих пор.

Толпы шумных хоббитов шныряли туда-сюда, не обращая на меня никакого внимания. А ведь я их проверенный друг! Однако того единственного, нужного мне типа на данный момент даже на горизонте не просматривалось. Кто знает, может, сидит у себя в норке и чай попивает? Главное, отобрать у него колпак… Хотя вполне вероятно, колпака здесь уже нет. Его у хоббитов давно могли забрать хоть те же гоблины или гномы. Ищи его теперь в не менее обширном и запутанном гномьем квартале – там вообще в пещерных лабиринтах рыскать пришлось бы.

И тут из ближайшей норы высунулась счастливая до ушей физиономия, на голове которой кособоко сидел мой вожделенный волшебный колпачок.

– Эй, ты не видела тут моего друга Боббера? – радостно поинтересовался у меня зараженный колпаком – по его сияющему лицу было видно, что он уже давненько находится под его тлетворным влиянием.

– Не видела я никакого Боббера, а вот у тебя есть кое-что, что мне нужно. Эй, не спеши удирать, сперва верни мне мою прелесть! – И не успел заподозривший неладное хоббит юркнуть обратно к себе в нору, дабы запереться на шесть замков, как я одной рукой схватила его за воротник, а другой быстро сорвала с головы вожделенную шляпу.

– Не благодари. Натура у меня такая – жить самопожертвованием, на этот раз вот приняла на себя «колпачное проклятие», – бормотала я себе под нос, не слушая вопли ограбленного и улепетывая со всех ног. На бегу, оглянувшись через плечо, я увидела, что обиженный хоббит организовал погоню, которая, впрочем, очень скоро отстала. Отчасти из-за того, что ноги у них были значительно короче, чем у меня, а отчасти оттого, что, потеряв колпак, хоббиты тут же забыли о том, какую огромную ценность он собой представлял. Боже, и существа с такими сорочьими мозгами держали в своих пальчиках судьбу всего Средиземья?!

Когда я влетела в кабинет шефа, на лице у меня читалось такое смешение чувств и эмоций, что тот так и замер, раскрыв рот, у кадки с бегонией с огромной лейкой в руках.

– Э… Оу! Наверное, я рад вас видеть, Алиночка… Но мне говорили, что вы серьезно пострадали во время последней операции и даже не можете ходить.

– Что вы, какие пустяки! Нет, ранения были, конечно, серьезные. Но разве может боевой спецагент валяться в постели, когда Родина в любой момент может его хватиться.

– Хм, может, у нас точно может, – согласно закивал гном.

– И вот что по этому поводу я вам принесла! Вы должны это сейчас же примерить. Даже не возражайте – будет просто отпад! – сюсюкающим и одновременно повелительным тоном выдала я, подскакивая к нему с колпаком.

– Что с вами, агент Сафина? Ваше неадекватное поведение… – неуверенно-строгим голосом начал шеф, отступая к стене.

– Ой, ну наденьте же, это от меня вам небольшой презент, кажется, у вас день рождения через полгода! Так что я вовремя. Специально для вас выбирала. Как увидела, сразу осенило: как же это пойдет нашему шефу! – Я почти приперла его к стенке.

– Хорошо-хорошо, давайте сюда ваш головной убор. Спасибо за заботу. Но мне все-таки кажется, что вам следует вернуться к себе, прилечь и отдохнуть. И прошу вас, не вставайте как можно дольше, – отечески посоветовал гном. Потом неторопливо принял из моих рук колпак и осторожно опустил себе на голову. – О-о-о-о! Чудесный кабинетик! Как это я не замечал раньше? А какой дивный запах у этих цветов на подоконнике! Что за цвет, форма лепестков, разрез листиков… Интересно, как они называются?

Сра-бо-та-ло-о! Я достала из-за пазухи наше заявление об отпуске (то самое, что гном так категорично отверг еще утром) и с милейшей улыбкой протянула начальству вместе с шариковой ручкой.

– Вы абсолютно правы, шеф! Сегодня и мне все кажется таким чудесным, мир – поет! Но на сердце станет еще радостней и приятней, если вы напишете на этой бумажке, вот тут, снизу, своей ручкой: «Возражений не имею» и подпишетесь вот тут, правее.

– А что это, если не секрет? – подмигивая мне и глупо улыбаясь, допытывался гном. – Что это я тут такое подписываю, моя милая шалунья?! Надеюсь, не приказ о собственном увольнении… Ха-ха-ха!

– Ха-ха-ха, – старательно поддержала я. – Вы мой любимый начальник, вам врать не могу. Это разрешение на коротенький отпуск для нашей усталой команды.

– А вам же рано еще… в отпуск… хи-хи, – продолжал умиляться шеф, послушно подписывая все как надо.

– Спасибо, мерси, сенкью, данке шен! Вы просто душка! Жаль, нет времени на оформление приказа о повышении жалованья всем сотрудникам Базы. – В порыве чувств я расцеловала блаженно светящегося гнома в обе щеки и выскочила за дверь.

– Благодарю за подарок! – крикнул он мне вслед. – Сидит просто идеально, и бубенчики так чудесно звенят.

Вот здорово, но это только начало. Времени терять нельзя. Я нашла моих агентов, меланхолично резавшихся в своей комнате в шахматы, и сообщила им потрясающую новость.

– Что, сейчас?!

– Да, и как можно скорее. Может быть, добровольно он колпак не снимет, но какой-нибудь доброхотец всегда найдется.

– Но, может, тогда не стоит…

– Вы что, издеваетесь? Все законно, я никого не обманывала! Вот заявление за подписью шефа, можно отправляться в любую сторону света. Поехали в Америку, к индейцам, а? – заканючила я. – Восемнадцатый век, индейцев еще не загнали в резервации. Поэтому у них еще хорошее настроение и вполне миролюбивый нрав. Ну, мы не будем, конечно, соваться к особо воинствующим, а то какой отдых… Возьмем «переводчики», оденемся, раскрасимся соответственно и явимся к ним как братья по перу… Тьфу ты, по перьям, то есть как их братья-индейцы, я хотела сказать.

– Мр-м, но почему именно индейцы? – нервно поинтересовался кот, он вечно ждет от меня подвоха.

– Первозданная природа, чистый воздух, натуральные продукты, неиспорченные цивилизацией люди, что еще нужно для полноценного отпуска? Разобьем вигвамчик где-нибудь на берегу озера, – с жаром выдохнула я – нарисованные в воображении картины казались на тот момент единственно правильными. – Ты только представь, агент 013, как величественно ты будешь смотреться с раскрашенной красно-синим мордочкой и орлиным пером за ухом. Настоящий вождь делаваров у костра на совете племени!

Кот на минуту задумался, сдвинув бровки, зримо представляя себе эту сцену. Глаза у него загорелись, но, как оказалось, по другой причине:

– Ладно, вы тут пока собирайтесь, голубки. А я пойду в бухгалтерию, оформлю приказ и получу отпускные. – Эта часть процедуры была самой приятной для Мурзика.

В бухгалтерии кота глубоко уважали, он был единственный, кому не могли сказать: «В кассе денег нет, зайдите через недельку». Кто-кто, а Профессор все до копеечки получит здесь и сейчас.

– Хочу, чтобы были водопады, горные озера, лес, скалы и бизонов побольше – все вместе! – возбужденно говорила я Алексу, пока мы бежали в костюмерную.

– Ну, тогда это, вероятно, Великие озера. Между Онтарио и горами Аппалачи самое подходящее местечко, сколько я помню географию.

– А какие там племена обитали, случайно не знаешь?

– Кажется, ирокезы… Нет, конечно, еще какие-то были, черт их знает, но ирокезы точно, – уверенно кивнул Алекс. Я умилилась в душе его начитанности и глубоким знаниям.

Пока нам подбирали одежды индейцев (я еще для Мурзика выпросила ленточку с пером), мы с Алексом как следует загорели в солярии. А когда вернулись к себе в полном облачении детей дикой природы, встретивший нас кот удивленно застыл, а вечное недовольство на его усатой морде сменилось искренним восхищением.

– Алиночка, ты как будто сошла с картины Сароямы. У него там есть такая же девушка-индианка, красивая…

– Да? А я думала, он рисовал одну похабщину. Не знала я, агент 013, что у тебя такие разносторонние интересы. – Я смерила смутившегося кота насмешливым взглядом.

Хотя, по совести говоря, мы с Алексом действительно выглядели как заправские индейцы – в кожаном прикиде с бахромушками, поясками, расшитых мокасинах и украшениях из перьев на голове. У меня было еще и обалденное платье с узорчиками, а у командора волчьи зубы на шнурочке и классический винчестер. В довершение дотошный Пусик настоял, чтобы мы разрисовали лица по схеме: «Хай, я только что убил врага, удачно поохотился на оленя, а теперь не мешало бы, чтобы пошел дождик».

Кот одобрил место, которое мы выбрали, сказав, что климат там для его чувствительного организма очень подходящий, солнце в лесу не жаркое, и в речке много рыбы. Я повязала ему на голову ленточку с пером, несмотря на то что он притворно ворчал, и погладила по спине. Профессор едва не размурлыкался, но Алекс, нажав на «переходник», в мгновение ока перенес нас всех в Америку восемнадцатого века.


* * * | Каникулы оборотней | * * *