home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



21

Суббота, 25 июля 1998 года

Джеймс Бакстон не отвечает на звонок в дверь.

– Ничего я не перепутала, он точно сказал: двенадцать тридцать, – уверяет Кэролайн.

– Небось выскочил пробежаться по магазинам, – высказывает предположение Руперт. – Давай зайдем в паб и пересидим полчасика.

– Нет, Руперт. Все пабы вниз по реке, аж до Патни, уже набиты битком. Место снаружи не заполучить ни за красивые глазки, ни за деньги, а внутри настоящая парилка. Да это и не в обычае Джеймса – опаздывать. Он скоро появится.

– Попробую-ка я позвонить. – Руперт роется в карманах. – Черт. Забыл мобильник. У тебя нет десяти пенсов, а?

Кэролайн открывает кошелек и перебирает блестящие монетки.

– Нет, только двадцатипенсовики. – Она вручает ему монету. – По-моему, за углом есть таксофон.

Руперт поворачивается, чтобы идти, но останавливается и близоруко присматривается к идущему по улице человеку. В руках у него четыре полных пакета, не иначе как с покупками. Он несет их, отведя руки от тела, чтобы не стучать пакетами по ногам.

– Э, да это же Ник, верно? – говорит Руперт.

Кэролайн прослеживает за его взглядом.

– Да, пожалуй, что так. – Она возвышает голос. – Ник, Ник!

Ник Бакстон приподнимает магазинные пакеты в правой руке до уровня пояса, что может сойти за приветствие, и ускоряет шаг. Тяжело дыша, весь в испарине, он приближается к ним.

– Черт побери, я нынче не в форме, – говорит он, наклонившись, чтобы расцеловать Кэролайн в обе щеки. – Кэролайн, как приятно тебя видеть.

Он поворачивается к Руперту и вместо ладони протягивает для рукопожатия выпростанный из-под ручки пакета средний палец.

– Руперт, старина, как делишки? И какого хрена вы тут стоите, как неродные?

– Да вот, пришли на ленч к твоему брату, а его дома нет, – отвечает Кэролайн.

– Нет дома? Странно, мне он говорил, что будет. Я, между прочим, только что вернулся из деревни. – Ник пытается указать головой в неопределенном направлении. – А по дороге домой решил забежать за покупками. Ну и жарища нынче, а?

Он передает два из четырех пакетов Руперту и открывает дверь. В прихожей темно и прохладно. Руперт с Кэролайн поднимаются за Ником по лестнице на второй этаж. Ник ставит пакеты на кухонный шкафчик, вытирает лоб и окликает брата:

– Джеймс? Пришли Руперт с Кэролайн.

Никакого ответа.

Руперт ставит доставшиеся ему мешки на кухонный столик и морщит нос.

– Запах здесь какой-то... чудной.

Ник, на полпути из кухни, бросает взгляд через плечо.

– Наверное, Джеймс. Вы знаете, каковы эти вояки. Ручаюсь, он месяц не мылся.

Они заходят в гостиную.

Два звука раздаются почти одновременно – пронзительный визг Кэролайн и глухой стук. Руперт падает на пол, лишившись чувств.

А Ник остается на ногах, но понимает, что открывшееся ему зрелище будет преследовать его до конца дней.


предыдущая глава | Мессия | cледующая глава