home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement









21

— Идут!

Стенли караулил у решетчатого окошка в двери, следя за торговым залом магазина. Он стоял там уже довольно долго, напряженный и неподвижный. Теперь он оживился, отодвинул засов, распахнул дверь. И отступил в сторону, сдернув с головы кепку.

Китти услышала знакомое приближающееся постукиванье трости. Она встала со стула и потянулась, разминая застывшую, ноющую спину. Остальные тоже встали. Фред потер шею и выругался себе под нос. В последнее время мистер Пеннифезер стал больше обычного настаивать на соблюдении мелких условностей.

Единственным источником освещения в подсобке был фонарь, стоящий на столе, — время было позднее, и они опасались привлечь внимание пролетающих мимо шаров. Мистер Хопкинс, вошедший первым, остановился на пороге, чтобы дать глазам время привыкнуть к полумраку, потом отодвинулся в сторону, пропуская мистера Пеннифезера. В слабом свете фонаря иссохшая фигурка их предводителя казалась еще меньше обычного.

Он вошел, шаркая ногами, точно оживший скелет. Замыкала шествие могучая, надежная фигура Ника. Когда все трое очутились в комнате, Ник мягко прикрыл за ними дверь.

— Добрый вечер, мистер Пеннифезер, сэр.

Голос Стенли звучал не так бодро, как обычно.

Китти послышалось в нем тошнотворное фальшивое смирение. Ответа не последовало. Мистер Пеннифезер медленно приближался к плетеному креслу, в котором прежде сидел Фред. По всей видимости, каждый шаг давался ему с большим трудом. Наконец он сел. Энн подошла и переставила фонарь в нишу рядом с ним. Его лицо оказалось в тени.

Мистер Пеннифезер приставил свою трость к креслу. Медленно, палец за пальцем, стянул с рук перчатки. Мистер Хопкинс встал рядом с ним, аккуратный, тихий, совершенно незаметный. Ник, Китти, Стенли и Фред тоже оставались на ногах. Это был обычный ритуал.

— Ну-ну, садитесь, садитесь.

Мистер Пеннифезер положил перчатки к себе на колени.

— Друзья мои, — начал он, — мы многое совершили и пережили вместе. Мне нет нужды останавливаться на том, чем мы пожертвовали, или… — тут он осекся и закашлялся, — или ради какой цели. В последнее время я полагал — и мой добрый Хопкинс поддерживал это мнение, — что нам недостает ресурсов для того, чтобы продолжать борьбу с нашим врагом. У нас недостаточно денег, недостаточно оружия, недостаточно знаний. Мне представляется, что теперь мы имеем возможность это исправить.

Он умолк, сделал нетерпеливый жест. Подбежала Энн, подала ему стакан воды.

Мистер Пеннифезер шумно отхлебнул.

— Да, уже лучше… Так вот. Мы с Хопкинсом отсутствовали, изучая некие документы, похищенные из Британской библиотеки. Документы старые, девятнадцатого века. Благодаря им нам стало известно о существовании обширного хранилища артефактов, многие из которых обладают значительной магической силой. Если мы сумеем овладеть хотя бы их частью, это позволит коренным образом улучшить наше положение.

— А у какого волшебника они хранятся? — спросила Энн.

— На данный момент они не доступны никому из волшебников.

Стенли выступил вперед.

— Мы отправимся куда хотите, сэр! — горячо воскликнул он. — Во Францию, в Прагу… Да хоть на край света!

Китти подняла глаза к небу. Старик хихикнул.

— Так далеко ехать не придется. Точнее, достаточно будет пересечь Темзу.

Он подождал, пока уляжется ошеломленный гомон.

— Эти сокровища хранятся не в каком-нибудь далеком храме. Они совсем близко, в месте, мимо которого мы с вами проходили тысячу раз. Я сейчас все скажу, — он поднял руки, чтобы унять нарастающий шум, — тише, прошу вас, я все сейчас скажу. Это место находится в центре города, в центре империи волшебников. Я говорю о Вестминстерском аббатстве.

Китти услышала, как все ахнули, ощутила, как по спине пробежал возбужденный холодок. Аббатство? Но кто же решится…

— Вы имеете в виду гробницу, сэр? — спросил Ник.

— Именно, именно. Мистер Хопкинс, не будете ли вы так добры объяснить далее?

Клерк кашлянул.

— Благодарю вас. В аббатстве погребены многие из величайших волшебников прошлого: Глэдстоун, Прайс, Черчилль, Китченер и многие другие. Они покоятся в тайных склепах глубоко под землей, а вместе с ними лежат их сокровища, артефакты такой мощи, о какой нынешние слабосильные глупцы могут лишь мечтать.

Как всегда, когда говорил мистер Хопкинс, Китти почти не думала о нем самом — она была всецело поглощена его словами и тем, что из них вытекает.

— Но ведь они наложили проклятие на свои гробницы, — начала Энн. — И любого, кто проникнет туда, ждет ужасная кара.

Мистер Пеннифезер одышливо расхохотался из глубины своего кресла.

— Нынешние власть имущие — все как один лишь жалкие подобия магов былых времен — действительно сторонятся этих гробниц, как чумы. Они трусы, все до единого. У них трясутся поджилки при одной мысли о том, как страшно могут отомстить их предки, если их прах будет потревожен!

— Ловушек вполне можно избежать, если все тщательно спланировать, — сказал мистер Хопкинс. — Мы не разделяем почти суеверного страха волшебников. Я поискал в архивах и обнаружил склеп, в котором хранятся такие сокровища, что и во сне не приснятся. Вот послушайте.

Клерк извлек из кармана пиджака сложенный листок бумаги. Он развернул его в гробовой тишине, достал из того же кармана небольшие круглые очки и водрузил их на нос. И стал читать:

— «Шесть золотых слитков, четыре статуэтки, украшенные самоцветами, два кинжала со вделанными в рукоять изумрудами, ониксовые четки, оловянный кубок…» А, вот кое-что интересное: «Заколдованный кошелек из черного атласа, с пятьюдесятью золотыми соверенами».

Мистер Хопкинс поднял голову и взглянул на них поверх очков:

— На первый взгляд, этот кошелек не представляет собой ничего особенного, но знайте, что свойство его таково: сколько бы золота оттуда ни вынимали, он никогда не пустеет. Полагаю, он может стать неисчерпаемым источником средств для вашей организации.

— Мы сможем купить оружие! — пробормотал Стенли. — Чехи охотно продадут нам что угодно, были бы деньги…

— Были бы деньги, а купить можно все! — хохотнул мистер Пеннифезер. — Продолжайте, Клем, продолжайте. Это далеко еще не все!

— Так, посмотрим… — мистер Хопкинс снова заглянул в свою бумагу. — Кошелек… Ах да, и хрустальный шар, в котором — цитирую: «можно увидеть будущее и тайны всех погребенных и схороненных вещей».

— Только представьте себе! — воскликнул мистер Пеннифезер. — Вообразите, какую силу это нам даст! Мы сможем заранее предвидеть каждый шаг волшебников! Мы сможет отыскать утраченные чудеса прошлого, забытые всеми драгоценности…

— Нас никто не остановит! — прошептала Энн.

— Мы будем богаты! — сказал Фред.

— Если только это правда, — вполголоса заметила Китти.

— Там имеется также сумочка, — продолжал мистер Хопкинс, — в которую можно ловить демонов — это может оказаться полезным, если мы только сумеем найти соответствующее заклинание. И кроме того, масса других, менее ценных предметов, в числе которых… так-так… плащ, деревянный посох и некоторые другие личные вещи. Однако кошелек, хрустальный шар и сумочка являются наиболее ценными сокровищами.

Мистер Пеннифезер подался вперед, ухмыляясь, точно гоблин.

— Ну что ж, друзья мои, — спросил он, — как вы думаете: стоит ли игра свеч?

Китти сочла, что сейчас самое время предостеречь товарищей.

— Все это замечательно, сэр, — сказала она, — однако как же это получилось, что все эти сокровища до сих пор лежат нетронутыми? В чем тут подвох?

Ее замечание, похоже, слегка поостудило горячие головы. Стенли нахмурился.

— В чем дело, Китти? — осведомился он. — Что, по-твоему, это дело недостаточно крупное? Не ты ли все время ноешь, что нам требуется предпринять что-то принципиально новое?

Китти ощутила на себе взгляд мистера Пеннифезера. Она поежилась и передернула плечами.

— Вопрос Китти логичен, — сказал мистер Хопкинс. — Подвох действительно имеется. Склеп надежно защищен. Согласно сведениям, содержащимся в архивах, к замковому камню свода присоединено Моровое Заклятие. Заклятие активируется открыванием двери. Если в гробницу кто-нибудь войдет, Моровое Заклятие сорвется с потолка и поразит всех, кто окажется поблизости, — он снова заглянул в свою бумажку, — «так, что их плоть отвалится от костей».

— Очень мило! — сказала Китти. Ее пальцы теребили каплевидную подвеску в кармане.

— Э-э… И как вы предлагаете нам избежать этой ловушки? — вежливо спросила Энн у мистера Пеннифезера.

— Способы есть, — ответил старик. — Но на данный момент они нам недоступны. Мы не обладаем необходимыми познаниями в магии. Тем не менее, мистер Хопкинс знает одного человека, который может нам помочь.

Все перевели взгляд на клерка. Лицо у него сделалось виноватым.

— Он волшебник — или когда-то был волшебником. Пожалуйста, пожалуйста!.. — Его голос потонул в возмущенных воплях. — Выслушайте меня! Он разочаровался в нашем государстве — у него на то есть свои причины, — и стремится свергнуть Деверокса и прочих. Он обладает умениями — и артефактами, — которые помогут нам избежать Морового Заклятия. Кроме того, у него, — мистер Хопкинс выждал, пока в комнате воцарится тишина, — есть ключ от нужной нам гробницы.

— А кто он такой? — спросил Ник.

— Я могу вам сказать только то, что он — один из наиболее видных столпов общества, ученый и знаток искусств. Он водит знакомство со многими из сильных мира сего.

— А как его звать-то? — спросила Китти. — А то все это одни слова.

— Увы, он весьма тщательно скрывает свое имя. Собственно, нам всем не мешало бы поступать так же. Я ему про вас тоже ничего не говорил. Однако если вы согласитесь принять его помощь, он хотел бы встретиться с кем-то из вас, в ближайшее время. Он передаст сведения, которые нам нужны.

— А доверять ему можно? — осведомился Ник. — Может, он нас выдать собирается!

Мистер Хопкинс кашлянул.

— Не думаю. Он уже помогал вам, и неоднократно. Многие из тех советов и намеков, что я вам давал, переданы этим человеком. Он давно уже стремится содействовать нашим целям.

— Я просмотрел хранящиеся в библиотеке документы о захоронениях, — добавил мистер Пеннифезер. — Они выглядят подлинными. Изготовить такую подделку было бы слишком затруднительно. Кроме того, он уже несколько лет знает о нас, через Клема. Если бы он хотел навредить Сопротивлению, возможность выдать нас была у него уже давно. Нет, я верю тому, что он говорит.

Старик, пошатываясь, поднялся на ноги, голос его сделался хриплым, сдавленным.

— И, в конце концов, это моя организация! И будьте любезны делать то, что я говорю. Какие будут вопросы?

— Вопрос один, — бросил Фред, щелкая финкой, — когда мы приступим к делу?

— Если все пойдет хорошо, налет на аббатство мы совершим завтра ночью. Остается только…

Тут старик осекся и согнулся в три погибели, захлебываясь кашлем. Его сгорбленная спина отбрасывала странные тени на стену. Энн подошла и помогла ему снова сесть. Прошло немало времени, чем он смог говорить.

— Прошу прощения, — сказал он наконец. — Но вы сами видите, в каком я состоянии. Силы мои убывают с каждым днем. По правде говоря, друзья мои, Вестминстерское аббатство — лучший шанс, который мне когда-либо представлялся. Шанс вывести вас всех… к чему-то большему. Это будет новое начало!

«И достойный конец для вас, — подумала Китти. — Ваш последний шанс добиться чего-то ощутимого, прежде чем вы умрете. Я просто надеюсь, что ваша интуиция и в этот раз вас не подведет. Только и всего».

И тут голова мистера Пеннифезера внезапно дернулась в ее сторону, как будто он прочитал ее мысли.

— Остается только встретиться с нашим таинственным благодетелем и договориться об условиях, — сказал он. — Раз уж вы сегодня так энергичны, Китти, именно вы и пойдете завтра с ним встречаться.

Китти мужественно встретила взгляд старика и сказала:

— Хорошо.

— Так вот. — Старик обвел взглядом их всех, одного за другим. — Должен сказать, что я слегка разочарован. Никто из вас даже не поинтересовался, чью же гробницу мы собираемся посетить. Неужели не интересно?

Он одышливо рассмеялся.

— Э-э… И чью же, сэр? — спросил Стенли.

— Гробницу человека, с которым все вы знакомы со школьной скамьи. Полагаю, ему до сих пор уделяется весьма значительное место в программе. Это не кто иной, как Основатель нашего государства, величайший и ужаснейший из всех наших вождей, герой Праги собственной персоной, короче, — глаза мистера Пеннифезер сверкнули в полумраке, — наш ненаглядный Уильям Глэдстоун!


предыдущая глава | Глаз голема | НАТАНИЭЛЬ