home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



32

Лимузин Натаниэля пронесся через южные пригороды Лондона — индустриальные районы, застроенные кирпичными зданиями и алхимическими заводами, где над домами вечно висел слабый красноватый смог, зловеще светящийся в лучах тусклого солнца. Для удобства и скорости шоссе, по которому волшебники ездили из аэропорта в центр, было поднято на эстакаду, проходившую поверх лабиринта грязных трущоб. Ездили по нему мало, а вокруг тянулись сплошные крыши, так что временами казалось, будто машина одиноко плывет среди кирпично-красных волн. Натаниэль рассеянно скользил взглядом по этому черепичному морю, погруженный в свои думы.

Шофер был молчалив, как все шоферы важных персон, и, невзирая на все усилия Натаниэля, никаких подробностей о вчерашней катастрофе не поведал.

— Я и сам почти ничего не знаю, сэр, — сказал он. — Но на улице у моего дома сегодня утром было очень людно. Простолюдины в панике, сэр. Очень напуганы, просто очень. Непорядок, сэр.

Натаниэль подался вперед:

— А что за непорядок?

— Сдается мне, тут замешано какое-то чудовище, сэр.

— Чудовище? Нельзя ли поточнее? Не огромный каменный человек, окутанный тьмой?

— Не знаю, сэр. Мы уже подъезжаем к аббатству. Там собрались министры.

В Вестминстерском аббатстве? Натаниэль, чрезвычайно недовольный, откинулся на спинку сиденья и заставил себя успокоиться. Со временем все прояснится. Вполне возможно, что голем нанес новый удар — в этом случае доклад о событиях в Праге окажется как нельзя кстати. Натаниэль перебрал все, что ему было известно, пытаясь понять, что к чему, сопоставляя успехи и неудачные моменты и прикидывая, сочтут ли его миссию удавшейся. В целом выходило, что плюсы если и перевешивают, то ненамного.

К успехам он отнес решительный удар, нанесенный врагу: с помощью Арлекина ему удалось обнаружить источник пергаментов для изготовления големов и уничтожить его. Он узнал о том, что в деле замешан этот ужасный бородатый наемник и что за ним стоит какая-то темная фигура, которая, если верить наемнику, была причастна и к двухлетней давности заговору Лавлейса. Существование такого изменника — это, несомненно, важная новость. Однако минусом является то, что Натаниэль так и не узнал, кто же этот изменник. Разумеется, непонятно, как бы он мог это сделать, ведь даже злосчастный Кавка его имени не знал…

Тут Натаниэль нервно поерзал на сиденье, вспомнив о поспешном обещании, которое он дал старому волшебнику. Чешские шпионы, дети Кавки, по всей видимости, все еще живы и находятся в британской тюрьме. Но если это так, Натаниэлю будет чрезвычайно трудно добиться их освобождения. Однако так ли это важно? Кавка ведь все равно мертв. Для него это уже не имеет значения. Так что про обещание можно спокойно забыть. И тем не менее, невзирая на эту безупречную логику, Натаниэль обнаружил, что ему не удается выбросить это из головы. Он сердито встряхнулся и вернулся к более важным вещам.

Личность изменника остается загадкой, однако же наемник дал Натаниэлю один важный ключ. Тот, кто его нанял, знал, что Натаниэль отправляется в Прагу, и приказал наемнику предпринять соответствующие действия. При этом поездка Натаниэля была совершенно неожиданной для него самого и держалась в тайне. Почти никто об этом не знал.

А кто все-таки знал? Натаниэль сосчитал их всех по пальцам одной руки. Он сам; Уайтвелл, разумеется — ведь именно она его туда и послала; Джулиус Тэллоу — он присутствовал на совещании. И еще замминистра иностранных дел, который давал Натаниэлю инструкции перед отлетом — Уайтвелл просила его подготовить карты и документы. И все. Хотя… Погодите-ка… Натаниэль смутно припоминал, что было что-то еще. Та встреча с Джейн Фаррар в вестибюле, когда она использовала Чары… Не сболтнул ли он чего тогда? Вспомнить было очень трудно: ее заклятие несколько затуманило ему голову… Нет, бесполезно. Вспомнить он не мог.

Но даже в этом случае круг подозреваемых был сравнительно узок. Натаниэль принялся грызть ноготь. Теперь надо быть чрезвычайно осторожным. Наемник сказал кое-что еще: у того, кто его нанял, очень много слуг. Если изменник настолько близко, как теперь догадывался Натаниэль, надо следить за каждым своим шагом. Кто-то из власть имущих втайне использует голема, управляя им через следящее око. Разумеется, он не хочет, чтобы Натаниэль продолжал расследование. Возможны покушения на его жизнь. Надо, чтобы Бартимеус все время находился поблизости…

Однако, невзирая на все эти заботы, к тому времени, как эстакада наконец закончилась и машина въехала в центр Лондона, Натаниэль был изрядно доволен собой. Как бы то ни было, он предотвратил появление в столице второго голема, и за это он, несомненно, получит заслуженную похвалу. Тут же начнется расследование, изменник будет выявлен. Первое, что надо сделать, это доложить обо всем Уайтвелл и Девероксу. Несомненно, они бросят все, чтобы его выслушать.


Однако эта счастливая уверенность была несколько поколеблена еще до того, как машина подъехала к Вестминстеру. Приближаясь к Темзе, Натаниэль начал замечать кое-что необычное: простолюдины группами толпились на улицах, о чем-то судача, а на мостовой там и сям, точно следы кораблекрушения, валялись печные трубы, обломки каменной кладки и осколки стекла.

Сам Вестминстерский мост был перекрыт оцеплением из ночной полиции, и охрана проверила у шофера документы, прежде чем его пропустить. С моста Натаниэль увидел, что над офисным зданием ниже по течению поднимается густой дым. Часы на стене здания были разбиты, стрелки оторваны и воткнуты в стену. На набережной тоже толпились кучки зевак, что было вопиющим нарушением закона о праздношатающихся.

Машина миновала здание парламента и подкатила к серой громаде Вестминстерского аббатства, где разлетелись в клочья последние останки Натаниэлевой самоуверенности. Газон у западного входа в аббатство был сплошь заставлен казенными машинами: скорая помощь, фургончики ночной полиции, множество сверкающих лимузинов. Над капотом одного из них развевался золотой флажок Деверокса. Значит, здесь сам премьер-министр…

Натаниэль выпрыгнул из машины и, сунув под нос охране у дверей свое удостоверение, вошел в собор. Внутри шла кипучая деятельность. Волшебники департамента внутренних дел сновали по нефу в сопровождении своих бесов, мерили, записывали, прочесывали каждый камень в поисках улик. Их сопровождали десятки служащих госбезопасности и ночных полицейских в серой форме. В воздухе висел гул разговоров вполголоса.

Женщина из департамента внутренних дел заметила его.

— Мэндрейк! — Она указала большим пальцем себе за спину. — Они в северном трансепте, у гробницы. Уайтвелл ждет.

Натаниэль взглянул на нее непонимающе:

— У которой гробницы?

В ее глазах сверкнуло презрение.

— Сами увидите, Мэндрейк. Сами увидите.

Натаниэль зашагал вдоль нефа. Его черное пальто уныло волочилось за ним. Его охватил ужас. Пара ночных полицейских стояли на страже рядом со сломанной тросточкой, валяющейся на каменном полу. Они открыто расхохотались ему в лицо.

Он вышел в северный трансепт, где мраморно-алебастровой чащей теснились статуи великих волшебников империи. Натаниэль не раз бывал здесь прежде, созерцая лики мудрых, и теперь он был изрядно шокирован, обнаружив, что половина статуй изуродованы: у одних головы были повернуты задом наперед, у других отбиты конечности, а один колдун в чрезвычайно широкополой шляпе и вовсе стоял вверх ногами. Ужасающий вандализм.

Повсюду толпились волшебники в темных костюмах, проводящие тесты и царапающие заметки. Натаниэль брел среди них, как во сне, пока не вышел на свободное пространство, где в креслах, расставленных кольцом, восседали мистер Деверокс и его старшие министры. Тут были все: и дюжий, угрюмый Дюваль, и тщедушная Малбинди, и невыразительный Мортенсен, и дородный Фрай. Джессика Уайтвелл тоже была здесь: она сидела мрачнее тучи и смотрела в сторону, сложив руки на груди. Чуть поодаль от остальных сидел друг и доверенное лицо мистера Деверокса, драматург Квентин Мейкпис. Его жизнерадостное лицо было суровым и встревоженным. Все молчали и пристально вглядывались в огромную светящуюся сферу, висящую в нескольких футах над каменным полом. Натаниэль сразу понял, что сфера отражает то, что видно следящему шару; в данный момент в ней был виден один из районов Лондона с высоты птичьего полета. Вдалеке, и изрядно не в фокусе, виднелась крошечная фигурка, перескакивающая с крыши на крышу. Всюду, где она приземлялась, вспыхивали зеленые взрывы. Натаниэль нахмурился, подступил поближе, чтобы лучше разглядеть, и…

— А-а, так вы вернулись со своей охоты за тенями?

Желтые пальцы ухватили его за рукав — рядом стоял Джулиус Тэллоу, вытянув желтый нос и придав своему лицу выражение отвращения.

— Вы как раз вовремя. У нас тут все силы ада вырвались на волю.

Натаниэль освободился.

— Что происходит?

— Ну так что, удалось вам обнаружить неведомого злодея, управляющего големом? — голос Тэллоу так и сочился сарказмом.

— Ну, не совсем, но…

— И почему я не удивлен? Вам, возможно, интересно будет узнать, Мэндрейк, что, пока вы шатались по заграницам, Сопротивление нанесло новый удар. И не с помощью какого-то таинственного голема или таинственного изменника, владеющего давно забытым искусством, — нет, это было все то же вполне человеческое Сопротивление, с которым вы так и не сумели разобраться. Им показалось мало того, что они уничтожили половину Британского музея, — теперь они ворвались в гробницу Глэдстоуна и выпустили на волю одного из его афритов. Который, как вы сами можете видеть, теперь свободно разгуливает по городу.

Натаниэль только растерянно моргал, пытаясь переварить всю эту информацию.

— Это действительно сделало Сопротивление? Откуда вы знаете?

— Потому что мы обнаружили трупы. Никакого гигантского глиняного голема там не было, Мэндрейк. Можете сразу отказаться от этой идеи. А мы все скоро останемся без работы. Дюваль…

Он отступил назад. Наставница Натаниэля, Джессика Уайтвелл, встала со своего кресла и надменно и царственно направлялась в их сторону. Натаниэль прокашлялся.

— Мэм, мне нужно срочно поговорить с вами. В Праге…

— Это вы во всем виноваты, Мэндрейк! — набросилась она на него, яростно сверкая глазами. — Это вы сбили меня с толку лживыми измышлениями вашего демона, и теперь мы, по вашей милости, выглядим абсолютно некомпетентными! Меня выставили круглой дурой, я утратила милость премьер-министра. Сегодня утром мое министерство госбезопасности было передано под руководство Дюваля. Он взял на себя также и операцию по борьбе с Сопротивлением.

— Простите, мэм, но, прошу вас, выслушайте…

— Простить? Поздно просить прощения, Мэндрейк! Разгром Британского музея был ужасен, но это — последняя капля! Дюваль получил именно то, чего хотел. Теперь его волки повсюду, и он…

— Мэм! — Натаниэль не мог больше сдерживаться. — Я обнаружил чешского волшебника, который создал пергамент с заклинанием голема. Он уже заканчивал второй — для изменника среди членов нашего правительства!

Тэллоу презрительно скривился, но Натаниэль не обратил на это внимания.

Госпожа Уайтвелл пристально взглянула на Натаниэля:

— И кто же этот изменник?

— Пока не знаю.

— Ну, а доказательства у вас имеются? Например, тот самый пергамент?

— Нет. Все было уничтожено. Но я полагаю…

— Тогда, — сказала госпожа Уайтвелл беспощадно и неумолимо, — все это для меня бесполезно, и вы сами тоже. Весь Лондон перевернут вверх дном, Мэндрейк, и нам нужен козел отпущения. Лично я намерена отстраниться от вас — и, если у мистера Тэллоу есть хоть капля разума, он поступит так же.

Она развернулась на каблуках и направилась к своему креслу. Тэллоу последовал за ней, ухмыльнувшись Натаниэлю через плечо. Немного поколебавшись, Натаниэль пожал плечами и подошел поближе к клубящейся наблюдательной сфере. Полуафрит, передающий изображение, пытался подобраться поближе к фигурке, скачущей по крышам. Изображение увеличилось: Натаниэль успел разглядеть черный костюм, белые волосы, золотое лицо… А потом из фигуры быстрее мысли вырвалась зеленая молния. Изумрудная вспышка — и сфера погасла.

— Это уже третий, — вздохнул мистер Деверокс — Скоро их у нас совсем не останется. Ну что, какие будут комментарии или доклады?

Мистер Мортенсен, министр обороны, встал и откинул назад упавшую на лоб прядь сальных волос.

— Сэр, необходимо немедленно что-то предпринять против этого демона. Если мы не начнем действовать, имя Глэдстоуна окажется втоптано в грязь! Разве он — не величайший наш вождь? Тот, кому мы обязаны нашим процветанием, нашим владычеством над миром, нашей верой в себя? И что же? Неужто этот кровожадный мешок костей, который носится по столице, сея хаос и разрушения, и есть тот самый Глэдстоун? Простолюдины непременно так и решат, сами знаете. И наши враги за рубежом тоже. Я бы сказал…

Тут вмешался Мармадьюк Фрай, министр иностранных дел:

— Мы уже имеем несколько случаев массовой паники, и даже держиморды Дюваля оказались не в силах это предотвратить.

Он искоса взглянул в сторону шефа полиции — тот только сердито крякнул.

— Это существо, очевидно, не в себе, — добавила министр информации, госпожа Малбинди, — и это усугубляет неловкость ситуации. Останки нашего Основателя гарцуют по крышам, забираются на флагштоки, пляшут посреди Уайтхолла и, если верить нашим источникам, периодически катаются на тачке по рыбному рынку в Камберуэлле. Кроме того, эта тварь периодически убивает людей, причем совершенно случайных. Она охотится за молодыми людьми и девушками. Жертвами становятся преимущественно простолюдины, но погибло также несколько людей значительных. Она заявляет, что ищет «двух последних», что бы это ни значило.

— Последних двух грабителей, которым удалось выжить, — сказал мистер Фрай. — Это достаточно очевидно. И один из них унес с собой посох. Однако на данный момент главная наша проблема в том, что простолюдины знают, чей труп они видят.

Сбоку донесся ледяной голос Джессики Уайтвелл.

— Разрешите уточнить, сказала она. — Это действительно кости Глэдстоуна? Это не какая-то иллюзия?

Госпожа Малбинди вскинула изящные бровки:

— Да нет, это вполне себе его кости. Мы побывали в гробнице — саркофаг пуст. Тел там предостаточно, можете мне поверить, однако нашего Основателя среди них нет.

— Странно, не правда ли? — в первый раз подал голос мистер Мейкпис. — Стерегущий гробницу африт вселил свою сущность в кости. Почему? Кто знает?

— Почему — это не важно, — педантичным тоном возразил мистер Деверокс, постукивая кулаком по ладони. — Наша первейшая задача — избавиться от него. Его существование компрометирует достоинство нашего государства. Я требую, чтобы этот африт был ликвидирован, а кости преданы земле. С сегодняшнего дня каждый из старших министров обязан направить демона для этой цели. Это касается всех вас. Младшие министры, увы, до сих пор не преуспели. В конце концов, это же все-таки Глэдстоун. Это существо весьма могущественно. А тем временем надлежит разобраться с посохом.

— Да, — сказал мистер Фрай. — В дальней перспективе этот вопрос даже важнее. Теперь, когда у нас на носу война с Америкой…

— Нельзя допустить, чтобы он попал во вражеские руки. Если он окажется у чехов…

Воцарилось недолгое молчание.

— Прошу прощения! — До сих пор Натаниэль слушал всех говорящих с безмолвным почтением, однако наконец разочарование взяло верх. — Речь идет о посохе Могущества, который принадлежал Глэдстоуну? Том самом, с чьей помощью он разрушил Прагу?

Мистер Деверокс холодно взглянул на него.

— Я рад, что вы, Мэндрейк, наконец снизошли до того, чтобы присоединиться к нам, — сказал он. — Да, это тот самый посох.

— Так что если мы сумеем овладеть его Повелевающим Словом, мы сможем использовать заключенную в нем силу для новых кампаний?

— Мы — или наши враги. На данный момент его местонахождение неизвестно.

— Это действительно так? — уточнила Хелен Малбинди. — Этот… скелет, или африт, или что бы там ни было — быть может, посох у него?

— Нет. У него на спине сумка — мы подозреваем, что там большая часть сокровищ Глэдстоуна. Однако сам посох исчез. Должно быть, он у одного из грабителей.

— Я закрыл все порты и аэродромы, — сказал мистер Мортенсен. — Побережье патрулируется аферами.

— Прошу прощения, — сказал Натаниэль, — но если посох все это время лежал в аббатстве, отчего же мы до сих пор не воспользовались им?

Кое-кто из волшебников заерзал в своих креслах. Мистер Дюваль сверкнул глазами:

— Вообще-то у нас тут совещание старших министров, а не детский сад! Руперт, я бы советовал убрать этого подменыша.

— Минуточку, Генри. — Мистер Деверокс, по всей видимости, был раздражен не меньше своих министров, однако оставался вежливым. — Мальчик по-своему прав. Причина, Мэндрейк, — объяснил он, — в том, что мы опасались катастрофы, подобной той, что произошла ныне. На смертном ложе Глэдстоун поклялся отомстить всякому, кто потревожит его могилу, а мы все знаем, что превзойти его силу не так-то просто. Какое именно заклятие он измыслил и каких демонов использовал, неизвестно, но…

— Я немного занимался этим вопросом, — непринужденно улыбаясь, перебил его Квентин Мейкпис. — Я всегда интересовался Глэдстоуном. Во время погребения внутри гробницы было запечатано Моровое Заклятие — довольно мощное, однако же ничего такого, что нельзя было бы обойти. Однако свой саркофаг Глэдстоун готовил сам. Современные источники гласят, что аура магии, исходящей от его останков, убила нескольких бесов, которые несли свечи. Однако этого предупреждения оказалось недостаточно: вскоре после его смерти несколько волшебников из его правительства пренебрегли запретом и вошли в гробницу, чтобы забрать посох. Они остановили Моровое Заклятие, спустились вниз — и больше их никто не видел. Сообщники, поджидавшие их снаружи, слышали, как кто-то запер дверь гробницы изнутри. И с тех пор никому не хватало глупости испытать на прочность оборону великого старца. До вчерашней ночи.

— И вы полагаете, что все это совершило Сопротивление? — спросил Натаниэль. — Если там остались трупы, возможно, они дадут ключ к разгадке. Мне хотелось бы…

— Прошу прощения, Мэндрейк, — сказал Дюваль, но это уже не ваша работа. Теперь этим занимается полиция. Достаточно сказать, что расследование ведут мои Серые Спины.

Шеф полиции обернулся к премьер-министру:

— Руперт, я считаю, что пришла пора быть жестче. Этому мальчишке, Мэндрейку, было поручено преследовать Сопротивление. И вот теперь Вестминстерское аббатство, место, где покоятся великие, разгромлено, могила Глэдстоуна разорена и осквернена. Похищен посох. А мальчишка ничего не предпринял!

Мистер Деверокс взглянул на Натаниэля:

— Что вы имеете сказать на это?

Натаниэль думал было рассказать обо всем, что произошло в Праге, но тут же понял, что это безнадежно. У него нет доказательств. И более того, вполне вероятно, что изменник сейчас сидит здесь и следит за ним. Надо выждать…

— Ничего, сэр.

— Я разочарован, Мэндрейк, крайне разочарован!

Премьер-министр отвернулся.

— Леди и джентльмены, — сказал он, — нам следует выследить остатки Сопротивления и вернуть посох. Любой, кто преуспеет в этом, будет вознагражден по заслугам. Но сперва нужно уничтожить скелет. Соберите своих лучших волшебников через… — он взглянул на часы, — через два часа. Я хочу, чтобы ситуация была разрешена. Это ясно?

Послышался сдержанный ропот, выражающий согласие.

— Тогда совет временно распущен.


Толпа министров покинула аббатство. Госпожа Уайтвелл и Тэллоу озабоченно заторопились следом за всеми. Натаниэль же за ними не последовал. «Прекрасно, — подумал он, — в таком случае, и я от вас тоже отказываюсь. Буду вести свое собственное расследование».

Молодая волшебница сидела на скамье в нефе, просматривая записи в своем блокноте. Натаниэль расправил плечи и подошел к ней настолько уверенно, насколько мог.

— Привет, Фенхель, — сказал он. — Неприятное дельце…

Девушка вздрогнула.

— А, мистер Мэндрейк! Я не знала, что вы по-прежнему им занимаетесь. Да, дело неприятное.

— О них, — он кивнул назад, в сторону гробницы, — удалось что-нибудь разузнать?

Она пожала плечами:

— Кое-что удалось, но много ли в том проку? У старика были при себе документы — это оказался некий Теренс Пеннифезер. Владелец магазинчика в Саутуорке, торгующего товарами для художников. Остальные гораздо моложе. Возможно, они работали вместе с ним в магазине. Имена их пока не известны. Я как раз собиралась отправиться в Саутуорк, чтобы проверить его бумаги.

Натаниэль взглянул на часы. До назначенного времени вызова еще два часа. Время есть…

— Я еду с вами. И еще, один вопрос…

Он поколебался. Его пульс слегка участился.

— Там, в склепе… Среди трупов не было девочки — худощавой, с прямыми черными волосами?

Фенхель нахмурилась:

— Среди тех, что я видела, — нет.

— Ладно. Хорошо. Ну что, идемте?


Вокруг магазинчика Пеннифезера были расставлены крепкие парни из ночной полиции, а внутри деловито шуровали волшебники из нескольких департаментов. Натаниэль и Фенхель показали свои пропуска и вошли. Не обращая внимания на ведущиеся вокруг поиски похищенных артефактов, они принялись пролистывать стопку потертых амбарных книг, обнаруженных за прилавком. Несколько минут спустя Фенхель нашла список с именами.

— Это запись выплат сотрудникам, — сказала она. — Пару месяцев тому назад. Возможно, все они принадлежали к Сопротивлению.

— Давайте-ка взглянем… — Натаниэль быстро проглядел список.

«Энн Стивене, Кэтлин Джонс, Николас Дру…» Все это ему ничего не говорило. Погодите-ка… «Стенли Хейк, Фредерик Уивер». Ясно как день: это и есть Фред и Стенли. Он явно напал на след. Однако никакой Китти тут не было. Он перевернул страницу и стал просматривать список выплат за следующий месяц. Те же самые. Натаниэль вернул гроссбух Фенхель и задумчиво забарабанил пальцами по стеклянному прилавку.

— Вот еще одна, сэр.

— Не трудитесь. Я уже видел… Постойте!

Натаниэль буквально вырвал бумагу из рук Фенхель, уставился на нее, моргнул, уставился снова. Ну да, вот оно — тот же список, с одним-единственным различием: «Энн Стивене, Китти Джонс, Николас Дру…» Ну да, несомненно: Китти Джонс и Кэтлин Джонс — это одно и то же лицо.

В течение многих месяцев Натаниэль просматривал официальные документы в поисках Китти и так ничего и не нашел. Теперь сделалось очевидно, что он все это время искал не то имя.

— Мистер Мэндрейк, с вами все в порядке? — Фенхель смотрела на него с тревогой.

Все встало на свои места.

— Да-да, со мной все в порядке. Я просто… — Он улыбнулся девушке, поправил манжету. — Похоже, мне в голову пришла хорошая мысль!


Часть 4 | Глаз голема | cледующая глава