home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 62

ВОЗЬМИ ЗАКАЗ НА УБИЙСТВО

Филин сидел в неброском «ГАЗ-21». Машина крепкая и чем-то напоминала броневик. Двигатель в ней был от «БМВ». И что интересно, движок подходил к старенькой «Волге» почти идеально. Метрах в ста пятидесяти сзади, припарковавшись к бровке тротуара, стоял темно-зеленый «Субару», в салоне – Сева Вологодский и крупный полнеющий мужчина.

Филин не мог их видеть, зато прекрасно слышал – мощная антенна, установленная на крыше автомобиля, позволяла улавливать малейшие нюансы их диалога.

– Ошибки быть не может? – с некоторой надеждой спросил Сева Вологодский.

– Я работал с ним три года, – бархатным голосом проговорил мужчина. – Я, конечно же, не состою в круге посвященных, но что-то доходит и до меня. Затевается какая-то очень крупная акция по ликвидации криминальных авторитетов.

– Верится с трудом. Он нам представил рекомендации. Они от очень серьезных людей.

Судя по голосу, толстяк улыбался:

– Сева, порой ты меня удивляешь своей наивностью. Трудно поверить, что половину жизни ты отмотал в лагерях… Для офицера ФСБ раздобыть подобные рекомендации очень просто. Кому охота спорить, когда твой висок сверлит «ствол». А потом, некоторые из них просто повязаны, и им не с руки ссориться с конторой. Не надо отбрасывать и собственные интересы. При встречах вы можете друг другу улыбаться, но будете рады, если все-таки кто-нибудь да споткнется. У вас, как и в любом другом мире, существует очень жесткая конкуренция. Я допускаю и такую возможность, что группа Филина всерьез занималась чисткой и рекомендации могли быть самые что ни на есть настоящие. Они запросто могли работать под прикрытием, например, в их группе могли существовать настоящие киллеры, которые выполняли мокрую работу. Их не трогают до поры, а потом, когда они исчерпывают полезный ресурс, уничтожают. Они и сами ничего не знают. Ведь сам понимаешь, подобная информация находится за семью печатями.

– Понятно, – безрадостно протянул Сева. – А что он сам по себе за человек?

Звук куда-то неожиданно поплыл, и Филин прибавил громкость.

– Филин пользуется огромным доверием генерала. А это, поверь мне, очень многого стоит. Для него практически нет ничего невозможного. Он умный, хладнокровный, жесткий. По существу, это машина, а не человек! Он фанатик и ради своих идей готов пойти на костер. Именно такие люди, как он, и делают революции. Бороться с ним трудно, если вообще возможно.

– Значит, договориться с ним нельзя?

– Абсолютно невозможно.

– Что ты мне посоветуешь?

– Честно говоря, даже и не знаю… Может быть, залечь где-нибудь на время. Мы ведь работаем с тобой лет пять?

– Да, около этого.

– Хочу тебе сказать, что мне никогда не было так неуютно. Давай на некоторое время прервем наши контакты. Нужно переждать, пока все утрясется.

– Хорошо… так и сделаем, – после небольшого раздумья произнес Сева Вологодский. В наушниках послышалось шуршание. – Возьми, это твое.

– Здесь больше, чем мы договаривались, – неуверенно и слегка смущенно произнес толстяк.

– Считай это премиальными, – примирительно произнес Сева Вологодский. – Съезди куда-нибудь с семьей, отдохни как следует, развейся. Впечатления получишь, на старости лет будет что вспомнить.

– Про впечатления ты бы мне мог не говорить, – неодобрительно буркнул толстяк. – У меня их на три жизни хватит. А насчет того, чтобы съездить… Действительно, так и сделаю. Возьму семью и отправлюсь куда-нибудь на Гавайи. Ладно… пойду. Будь здоров!

Дверца хлопнула, и Филин увидел высокого массивного человека. Постояв у бровки, тот решительно пересек проезжую часть улицы и углубился в жилой массив.

Посмотрев вслед удаляющейся фигуре, Филин с улыбкой подумал о том, что вряд ли тому удастся съездить на Гавайи, уже сегодня вечером его найдут отравленным газом с предсмертной запиской на полу, в которой он изложит свой вывод, что жизнь – это дерьмо!

В чем-то толстяк будет прав.


* * * | Слово авторитета | * * *