home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

ВЕРСИЯ ПРОСТАЯ – ОГРАБЛЕНИЕ С ЦЕЛЬЮ НАЖИВЫ

Ровно в девять полковник Крылов начал совещание. Кроме него, в кабинете сидели еще трое: майор Усольцев, который считался специалистом по раскрытию убийств, старший опер Малышев и капитан Шибанов, недавно переведенный из районного отделения. Группа собралась сильная, и Геннадий Васильевич вправе был рассчитывать на успех.

Полковник Крылов сидел в жестком кожаном кресле, опершись локтями о стол. К сегодняшнему утру каждый из присутствующих должен был подготовить свою версию случившегося.

– Давайте начнем с вас, майор, – посмотрел полковник в сторону Виктора Малышева.

Старший оперуполномоченный охотно кивнул. Он открыл папку, лежавшую перед ним, и, перевернув бумагу, заговорил:

– Версия у меня простая: ограбление произошло с целью наживы. Все-таки сотня снайперских винтовок. По нынешним ценам, это очень немаленькие деньги. Меня даже немного удивляет, почему это место не ограбили раньше. Во-первых, оно находится в отдалении от основных магистралей, во-вторых, не так уж надежно защищено. Здесь требовалось всего лишь несколько дерзких хлопчиков. А они, как это часто случается, отыскались. У меня даже есть предположение, кто это мог сделать, – смело посмотрел он на полковника.

– Так, любопытно, – ненавязчиво подбодрил полковник, – продолжайте.

– В этом районе работает группировка некоего Карася. – Геннадий Васильевич понимающе качнул головой. – Полгода назад он вышел из мест заключения, и сейчас его группировка стремительно набирает вес.

– За что он сидел?

– За незаконное ношение оружия, – мгновенно доложил Малышев. – Появился на стрелке с «вальтером», вот мы его и сцапали. Просидел три года. Но за то время, пока он находился на зоне, его бригада почти распалась: часть людей перешла под солнцевских, другая – ушла под казанских, а те немногие, что остались, уже не могли удержать прежние точки. Например, у них отняли три крупных автостоянки, десятка два коммерческих киосков. Под его «крышей» было два ресторана и один автосервис. И вот сейчас они пытаются вернуть себе старое. Надо отдать ему должное, его группа значительно увеличилась, часть рекрутов он набрал из Ярославля, откуда сам родом, а другие доморощенные. Рестораны и автосервис ему удалось отвоевать. Остались киоски… С финансовой точки зрения, это не так уж и много, но здесь дело принципа: если они этого не сделают, то их просто перестанут уважать.

– А под чьей «крышей» находятся эти киоски? – заинтересовался полковник. Версия была неплохая и вполне имела право на жизнь.

– Киоски отжала орехово-зуевская бригада. Совсем не исключено, что Карась надумал с ними разобраться.

Полковник грузно откинулся на спинку кресла.

– Сто винтовок, не считая пистолетов… А не слишком ли это много, даже для самых активных действий? Ладно, майор, у вас есть еще что-нибудь добавить?

Малышев слегка пожал плечами:

– В общих чертах как будто бы все, – и аккуратно закрыл папочку.

С минуту полковник Крылов молчал, думая о чем-то своем. Его паузу с трудом переносили не только подследственные, но и те, кто постоянно находился рядом. Однако ничего не сделаешь, приходилось терпеть.

– Теперь давайте вы, Усольцев. Какие-нибудь свежие соображения имеются?

– У меня версия другого плана… Я не думаю, что на подобное мог рискнуть кто-то из своих. Есть такая пословица, что волк не режет овец вблизи своей норы… Скорее всего здесь тот же самый случай. Я тут поговорил со своим источником, так он высказался, что ограбление произошло, чтобы навести нас на банду Карася, чтобы мы, так сказать, завершили его разгром.

– Идея понятна. И кто, по-вашему, способен на такую дерзость?

– Под это дело больше подходят таганские ребята, – оживился Усольцев. – По моим оперативным данным, у Карася с ними наблюдаются кое-какие трения. Я знаю, что обе эти группировки контролируют рестораны «Волга» и «Юность».

– Под их «крышей» находится еще и ювелирный магазин «Сапфир», – между прочим заметил полковник.

Присутствующие уже давно не удивлялись осведомленности Крылова. Его память напоминала копилку, куда складывались все уголовные дела, что прошли через его руки. Причем эта копилка в любую минуту могла выдать сочный пример из, казалось бы, уже запылившегося прошлого.

– Верно, – невольно согласился Усольцев. – Так вот, когда мы заинтересуемся Карасем, таганские сумеют подмять под себя его группировку и станут единолично контролировать прибыльные места. – На столе перед майором лежало несколько листочков, он вытащил один из них и, подняв голову, продолжал так же сдержанно: – Я тут примерно прикинул, сколько они будут иметь только с трех точек… Цифра оказалась внушительной, около одного миллиона.

– Да, не мало, – согласился полковник, нервно забарабанив карандашом по столу. – Ну, а вы что можете предложить? – остановил Крылов взгляд на капитане Шибанове.

В отличие от присутствующих капитан ощущал неловкость. Сидел на самом краешке стула, как девушка на смотринах, и очень завидовал старшему оперу Малышеву, который, как видно, успел пообтереться в начальственных стенах и даже покачивал ногой в такт какой-то мелодии.

– Мне думается, что это ограбление не обошлось без участия вохровцев. Я тут поговорил с этим стариком, мне показалось, что он чего-то недоговаривает. Не исключено, что в ограблении были замешаны убитые охранники… Возможно, с ними не захотели делиться и поэтому решили убрать, – доложил капитан.

– Так, ясно. Все высказанные версии вполне могут быть реальными. Что я думаю по этому поводу… Ситуация очень непростая и довольно запутанная, – произнес полковник Крылов. – Сразу в ней не разобраться. Но чем больше я думаю об этом деле, тем более странным нахожу его. Во-первых, как им удалось проникнуть в охраняемое помещение? Лично я напрочь отвергаю возможность, что преступники стояли под дверьми и терпеливо подбирали отмычки. Хотя бы потому, что каждая дверь имеет по три крепких замка. Какой бы квалификации ни был домушник, ему потребуется на это немало времени. Не говоря уже о том, что их просто могли засечь видеокамеры… Во-вторых, кроме обыкновенных замков, имелись запоры, которыми дверь была заперта изнутри… Следовательно, логичнее предположить, что двери были открыты очень быстро. Настолько быстро, что охрана не успела переполошиться и хоть как-то отреагировать на вторжение… Не правда ли, странно? – добавил Геннадий Васильевич после некоторой паузы. Нужно было отдать ему должное, все эти его интервалы в диалоге только усиливали сказанное. Собравшимся ничего не оставалось, как сдержанно согласиться. – Если вникнуть во все это поглубже, то покажется странной такая вещь: ограбление произошло между двумя и тремя часами ночи. Как раз после того, как охрана связалась с милицией и сообщила, что у них все в порядке. В запасе у них оставался ровно час, чтобы погрузить пирамиды, и они использовали его сполна. Милиция, как мы знаем, забеспокоилась только после того, как вохровцы не вышли на связь в установленное время. Впрочем, их тоже можно понять, они думали, что была нарушена связь, в наше время это дело обыкновенное. Поломку на линии можно было бы списать на случайность, но, как мы знаем из собственного опыта, такое происходит крайне редко. Все это наводит на мысль, что среди охраны у преступников был сообщник. Не исключаю, что их было даже двое. – Геннадий Васильевич посмотрел на капитана, который продолжал сидеть на самом краешке стула. – Мне легко предположить, что сообщниками были даже оба убитых охранника… подобные случаи встречались в нашей практике… Грабители просто не пожелали делиться возможным наваром. А третьего им было убивать просто ни к чему. Он не видел их лиц, не мог опознать их, не влезал к ним в долю и вел себя, по их мнению, очень благоразумно – не сопротивлялся, отдал ключи. Так что все это очень походит на правду. Я тут начертил кое-какие схемы. – Полковник вытащил несколько листочков. – Судя по следам в коридоре, которые удалось обнаружить криминалистам, – указал он заточенным карандашом на стрелочки, – преступники шли точно к комнате с оружием, не тратя время на поиски. Следовательно, их кто-то вел… Снаружи, очевидно, их ожидала машина, они погрузили в нее оружие и скрылись. Опять-таки никем не замеченные.

– Но здесь может быть и другой вариант, товарищ полковник: не исключено, что информацию об оружии преступники получили от какого-нибудь родственника из охраны. Соответственно, тот мог передать им и план здания. Его также могли впустить в помещение как своего, а он, в свою очередь, мог принимать участие в ограблении, – сдержанно высказался Шибанов.

– Как бы там ни было, но круг подозреваемых очень широк. И ясно одно: что ограбление не было случайным и произошло оно не без ведома людей, которые работали в охране. Какой там штат? – посмотрел Геннадий Васильевич на капитана.

– Восемнадцать человек.

– Немало! – согласился полковник, и карандаш вновь забарабанил по столу. – К этой цифре нужно прибавить еще и тех, кто работал там не так давно, и еще присовокупить их родственников. Кстати, вы считали, сколько человек уволилось за последние полгода?

– Шестеро, – уверенно отвечал Малышев. – Двое из них остались в Москве, а остальные перебрались в пригороды. Можно будет допросить.

– Сделайте это, – настоял полковник, – но так, чтобы все было проделано очень мягко. Безо всяких там кавалерийских наскоков, – строго посмотрел Крылов на Усольцева. – А то надоело мне жалобы читать.

– Все будет в порядке, Геннадий Васильевич, – пряча улыбку, пообещал майор. Он прекрасно знал, о чем идет речь. Неделю назад под видом братка он с двумя оперативниками выезжал на стрелку. А когда им воткнули в бок «стволы», пришлось тряхнуть служебным удостоверением и последующие полчаса в глухом дворике учить наглецов светским манерам.

После профилактических бесед братва обычно не строчит заявление в суд, предпочитая не связываться с милицией, что означает «жить по понятиям». Но в этот раз действие пошло вопреки привычному сценарию. Усольцев со своей стороны тоже предпринял контраргумент, сбросив информацию о том, что быки решили уладить дело законопослушным путем, что вряд ли послужит укреплению их авторитета.

– Сделаю, – энергично кивнул Усольцев.

– Следует отработать еще один вопрос. Каким это образом настоящее боевое оружие оказалось не в воинской части, а в самом обыкновенном отделении ВОХРа? Причем в таком, где его не сложно грабануть. Вы установили, кто доставил оружие?

– Так точно, товарищ полковник, – отозвался Шибанов. И мысленно поблагодарил себя за интуицию. Вчера вечером он связался со штабом Уральского военного округа и узнал, что предписание отвезти оружие в Балашиху было у старшего лейтенанта Блюме. По телефону Блюме доложил в округ, что целую неделю ждал на запасных путях, потом появился какой-то майор, показал соответствующие документы и сказал, что теперь он отвечает за оружие и что его нужно переправить в какое-то отделение ВОХРа. С тех пор известий о старшем лейтенанте Блюме в штабе округа не было.

– Ну и что, ни лейтенанта, ни майора не нашли?

– Ищем, товарищ полковник, моя группа как раз занимается этим. Но думается, что отыскать их будет не так-то просто… Я тут посмотрел документы и обнаружил, что все они являются искусной фальшивкой. А подписи подделаны тоже очень грамотно. Очевидно, человек, составлявший бумаги, был хорошо знаком с такого рода документами и имел доступ к бланкам.

– Что-то уж очень закручено, – сдержанно высказался полковник.

– Так ты говоришь, что этот неизвестный майор из Московского военного округа? – обратился Малышев к капитану Шибанову.

– Именно так.

– Тут такое дело получилось, – продолжил майор дальше, обращаясь к Крылову. – Позавчера поступило заявление от некой гражданки Латышевой. Она утверждает, что ее муж три дня назад ушел на службу и до сих пор домой не явился. Мы не стали поднимать тревогу, пытались ее убедить, что, может быть, загулял где-нибудь, намекали, что, может, у подруги. Но она стоит на своем и уверена, что если бы он где-то задержался или неожиданно уехал бы в командировку, то обязательно поставил бы ее в известность, потому что так поступал всегда. А тут ушел и как в воду канул!

– Может быть, так оно в действительности и есть, – задумчиво протянул полковник. – А как фамилия того майора, что оприходовал оружие?

Григорий открыл папку.

– Я тут на всякий случай снял копии, там должна быть его фамилия, – пролистал две бумаги и произнес: – Ага, нашел… Майор Латышев. Все сходится, товарищ полковник!

– Думаю, что больше этого майора, да и лейтенанта тоже, мы никогда не увидим. Во всяком случае, живыми, – поправился полковник. – Нужно обладать немалым влиянием, чтобы отправить оружие туда, где оно не должно быть. Следовательно, нам противостоят очень серьезные люди, прошу не забывать этого, – мягко предупредил Крылов. – Итак, к чему мы пришли? Версий много, а результатов пока никаких. И думается мне, что майор не последний покойник в этом деле.

– Товарищ полковник, а что, если нам в ВОХР устроить своего человека? – осмелел капитан. – Мы разрабатывали бы свои версии, как бы извне, а он бы присматривался ко всем, кто там работает.

Полковник Крылов задумался. Со временем из Шибанова вырастет очень серьезный профессионал. Любую идею парень буквально схватывает на лету. Крылову нравилось и то, как держался капитан в его присутствии – слегка раскрепощенно и одновременно с подчеркнутым уважением. С каждой минутой, проведенной в кабинете начальника, он все больше осваивался и теперь сидел в кресле так, как будто провел в нем половину жизни. Так, глядишь, лет через десять и на его место переберется.

У них никогда не заходил разговор по поводу прежнего места службы Шибанова, но он видел, что парень не жалел о переводе, потому что буквально жил работой. А потом, на Петровке все-таки перспективы, льстящие мужскому честолюбию. К примеру, кем бы Шибанов стал в своем районе? Самое большее, на что он мог рассчитывать, так это перед самой пенсией получить должность начальника отдела.

– Идея красивая. Не скрою. Она мне по душе. Не мешало бы прощупать это гнездышко. Не такая уж там тишь да благодать, как кажется на первый взгляд. Но кого можно туда внедрить? Человек для такого дела должен иметь авантюрный характер. А у нас… К сожалению, люди в основном серьезные, даже очень. А у вас, капитан, случайно не отыщется такой человек… с куражом?

Григорий невольно улыбнулся:

– Отыщется, товарищ полковник. Лучшей кандидатуры, чем он, и не сыскать.

– Где он работает в нашей системе? – взял полковник карандаш. – Давайте его координаты.

– Он работает в МУРе, был переведен из Воркуты около года назад.

– Вот как. – Крылов отодвинул лист чистой бумаги. – Как его фамилия?

– Старший лейтенант Маркелов.

– Хм… Наслышан о нем. Ведь у него грешок есть. И не один, кажется. – Геннадий Васильевич выглядел озабоченным.

Задумчивость Крылова капитан расценил по-своему.

– Я знаю его очень давно… Можно сказать, с детства. Ведь я сам из Воркуты. Защищал его от всякой шпаны, он меня немного младше… В общем, я могу за него поручиться. – Капитан смело посмотрел в глаза полковнику.

– Да не в этом дело, Гриша, – отмахнулся Крылов. – Просто сейчас его нет в Москве. Неделю назад я ему подписал заявление на отпуск. Может быть, есть какие-то другие кандидаты?

– Товарищ полковник, он лучший! – неожиданно запротестовал капитан. – Он как никто подходит для этого дела. Я бы даже сказал, что он артист!

– А артист-то откуда? – хмыкнул полковник.

Продолжение разговора он воспринял как веселую передышку, когда можно расслабиться.

– Дело в том, что он поступал в Щукинское училище и с блеском прошел оба тура. Остался последний, но он с друзьями на радостях отметил свою победу и заключительный экзамен просто проспал.

Полковник расхохотался:

– Чего только не узнаешь о своих подчиненных. Ладно, придется вызывать его из отпуска. Но вы-то хоть примерно знаете, где он может быть?

Капитан на минуту задумался.

– Примерно знаю. Я его попытаюсь разыскать через…

– У нас совершенно нет времени. Завтра, в крайнем случае послезавтра он должен быть в моем кабинете и сидеть вот на этом стуле. – Геннадий Васильевич старался говорить спокойно, но голос неожиданно погрубел, и к нему добавились властные нотки. – Хочу сказать, что это дело находится под контролем самого министра. Знаете, какой вопрос он мне задал, когда я доложил ему о похищении оружия? – Присутствующие молчали. Никто не смотрел полковнику в глаза. – Так вот. На кого могут быть направлены эти снайперские винтовки? На тех людей, которых вблизи не достанешь. Вы понимаете мой намек? И чем раньше мы отыщем эти винтовки, тем меньше будет неприятностей у нас с вами. Все свободны, господа офицеры.

Сыщики поднялись и один за другим вышли из кабинета.

Оставшись в одиночестве, полковник еще раз просмотрел чертежи здания ВОХРа. На плане стрелками было отмечено движение группы. Он мысленно проследил их путь, воскрешая в памяти коридоры. У лестницы преступники ненадолго остановились, здесь эксперты обнаружили значительное количество песка, во всяком случае, его было больше, чем в других помещениях. Возможно, они даже о чем-то спорили и на ходу вырабатывали дальнейший план действий. Крылов даже вспомнил шероховатость стен, окрашенных в светло-зеленый цвет. Взошли на второй этаж и вошли в комнату.

Крылов воспроизвел в памяти простреленный висок второго охранника. Странно все это – преступники находятся в здании уже не менее пяти минут, а охрана продолжает пребывать в полном неведении и смотрит по телевизору какую-то мелодраму.

Полковник уложил в папку чертежи и нажал на кнопку селектора.

– Майор Гаврилов?

– Да, товарищ полковник, – раздался в ответ глуховатый голос.

– Принесите мне дело старшего лейтенанта Маркелова.

– Слушаюсь, товарищ полковник.


Глава 6 ДОМАШНЕЕ ПОРНО – ЭТО НЕЧТО! | Слово авторитета | Глава 8 ЖЕНЩИНЫ ЛЮБЯТ ГУСАРОВ