home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

В НАШЕ ВРЕМЯ ВСЕ ОПРЕДЕЛЯЮТ ДЕНЬГИ

– Жена солила, – победно объявил Иван Степанович, выставив на стол литровую банку с селедкой. – Здесь и лучок и гвоздика, все по высшему разряду, как нюхнешь, так и закачаешься… – многозначительно пообещал он.

Здесь же, на столе, стояло три бутылки пива, на пятерых крепких мужиков немного, но и вдоволь нельзя – как-никак рабочий перерыв.

Маркелов достал полукопченую колбаску, четвертинку черного хлеба, несколько вареных картофелин и, порывшись чуток в сумке, извлек бутылку водки.

– Это ты ни к чему, убери, – неуверенно запротестовал батя, – а то перепьемся и сдуру палить начнем в друг дружку.

– Я к тому, что можно в конце смены посидеть, – неуверенно произнес Захар.

– А что, повод для этого есть? – насторожился Иван Степанович.

Ворона ловко перехватил банку и вытряхнул из нее селедку в глубокую тарелку. Испачкался. Брезгливо посмотрел на руки и отер их о край газеты.

– Имеется, батя, ухожу я от вас, – рубанул Маркелов.

– Это как так уходишь? – не понял Федосеев.

– А вот так, батя, ухожу, – как можно спокойнее продолжал Захар. – Платят здесь у вас немного, как говорится, особенно не разживешься, а я ведь жениться собрался. Мне деньги нужны.

Похоже, Иван Степанович даже потерял аппетит; отодвинув от себя тарелку с картошкой, он укоризненно произнес:

– Ну, это ты, Дима, напрасно! У тебя три выходных, за это время ты можешь еще столько же заработать, если не больше.

– Все это не то, батя, – уверенно присел к столу Маркелов, – хотелось бы меньше работать да больше получать…

– Так не делается, парень, к работе нужно серьезно относиться! – Иван Степанович был расстроен не на шутку. – Знаешь, как называют таких, как ты?

– И как же? – хмыкнул Маркелов.

– Перекати-поле! Там поработал, здесь поработал, еще куда-то пристроился. А ты попробуй в одном месте потрудиться, связями обрасти, вот тогда, может быть, и деньги у тебя появятся!

– Что-то ты, батя, на него насел, – удивился Кузя. – Парень он свободный, где хочет, там и работает.

– А я вас, молодежь, воспитываю… Если бы мы в свое время так бегали, так вообще ничего не имели бы, кроме драных штанов. То за бабами бегаете, пустив слюну, то какие-то шальные деньги ищете. А вы себе под ноги посмотрите, может быть, тогда увидите все, что вам надо, – и девок крутозадых, и денег немереных.

– Что-то ты, батя, совсем разгорячился, – примирительно произнес Захар, – я ведь себе и место неплохое нашел, где мне будут платить по высшему разряду.

– Нашел, говоришь?.. А ни хрена это место не стоит. Я удивляюсь вам, молодым, как можно уходить с того места, где ты по душе пришелся. Еще неизвестно, как там дальше у тебя сложится. А ты людям здесь в душу нагадил.

– Да ладно тебе, батя, в наше время все определяют деньги. Где больше платят, туда и идешь. Разве не так? Вот скажи мне откровенно, сам бы не хотел иметь лишнюю копейку на старости лет? Вот так-то! А потом, чего ты так переживаешь? Я же не ухожу от вас навсегда.

– Ты мне зубы не заговаривай, пацан. Обидел ты меня очень. Я к тебе привязался, а ты мне вон как! Оплеуху такую выдал. Весь аппетит испортил. Даже кусок хлеба в горло не лезет.

– Ну ладно тебе, батя, – примирительно обнял Ивана Степановича за плечи Захар, – что-то ты очень раскипятился. Всегда такой ровный, а тут прямо-таки завелся. Честно говоря, я себя даже как-то неловко чувствую.

– Расстроил ты меня, парень, ох как расстроил. Давно я не пил, но вот приду домой, обязательно набухаюсь. Ты все-таки подумай, Захар, не спеши уходить, повремени.

– Все упирается в финансовый вопрос, батя.

– Ну, вот сколько бы ты хотел заработать?

– Ну, скажем, для начала тысяч тридцать баксов, чтобы тачку приличную купить. И вообще, чтобы себя как-то человеком почувствовать. С бабами в кабаках покутить.

– Ты же жениться собрался!

– Одно другому не мешает, – улыбнулся Маркелов.

– Ну ты и замахнулся! Деньги-то немалые. А может быть, тебе миллион нужен?

– Я бы и миллион, батя, взял, да вот только никто не дает, – грустно выдохнул Маркелов.

Старик взял нож, отрезал кусок сливочного масла и положил его на блюдо. Масло мгновенно потекло, заливая густым ручейком рассыпчатую картошку.

– Вот что я тебе скажу, сынок. Со своим уходом ты явно торопишься. Повремени! Москва город большой. И поверь мне, старому дураку, что деньги здесь крутятся огромные. Тридцать тысяч долларов, может быть, я тебе не смогу предложить, но на хорошую машину ты бы мог заработать, – серьезно объявил Федосеев. – Ну, так что, по рукам?

– Ничего не обещаю, Степаныч, но думать буду. Так я водочку не убираю? Пускай постоит. А после рабочего дня мы уж начнем. Если уж не за здравие, то хотя бы за упокой.

Вторую половину смены Федосеев был малоразговорчив, что на него не было похоже, а когда дежурство закончилось, попрощался сухо, как если бы они виделись второй раз в жизни.

Уже отъезжая, Захар заметил, как вслед ему тронулась белая «восьмерка». Не «хвост» ли? Показалось. «Восьмерка» отстала от него уже после второго квартала, а затем свернула в сторону.


Глава 19 ИЩИТЕ, ВАМ ЗА ЭТО ДЕНЬГИ ПЛАТЯТ | Слово авторитета | Глава 21 НЕ ГРУЗИ ТЫ МЕНЯ, НАЧАЛЬНИК