home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

ЕСЛИ ВВЯЗАЛСЯ, ТО НУЖНО ИДТИ ДО КОНЦА

Захар научился просыпаться до звонка будильника ровно за пять минут. Подобное чувство у него выработалось еще во время учебки. А все оттого, что не очень-то приятно, когда выдергивают тебя из гражданских грез молодцеватым задорным ором: «Рота, подъем!» Это не матушкино нежное поглаживание. Так же было и в этот раз: до трезвона оставалось всего-навсего три минуты. Можно было бы, конечно, не заводить будильник и вовсе, но в этом случае существовал небольшой риск проспать начало рабочего дня.

Захар небрежно стукнул по кнопке и скинул с себя одеяло. Инна тихонько посапывала, приоткрыв слегка рот. Такое впечатление, что губы не нацеловались вчерашним вечером и просили продолжения.

Сейчас Инна выглядела на редкость невинно, и трудно было поверить, что это та самая девушка, что сумела поразить его своей неутомимостью. С каждой встречей она раскрывалась все больше, и душа захлебывалась от ожидания, когда он думал о том, что с ней станется через год, когда она наконец войдет во вкус.

Захар слегка улыбнулся своим мыслям. С первого взгляда все они выглядят тихонями. Ему не однажды приходилось слышать от мужиков, что натурально женщина выглядит только в утреннем свете, едва ли не сразу после пробуждения. Но как только Захар ни всматривался в чистенькое личико Инны, перемен не находил. Скорее всего она осталась бы такой же ослепительной, даже если бы перемазалась в саже.

Неожиданно Инна открыла глаза и, увидев склонившегося над ней Захара, улыбнулась.

– Я плохо выгляжу? – Ее голос прозвучал чуть напряженно.

– Ты потрясающая. Если бы ты знала, как я горд, что подцепил такую девушку, как ты. Мои друзья лопнут от зависти, когда тебя увидят. Какие у тебя планы на сегодня?

Инна приподнялась. Красиво очерченная грудь, чуть колыхнувшись, выскользнула из-под легкого одеяла. Такую картинку можно было запросто назвать «Проснувшаяся Венера».

– Собственно, никаких, – пожала она плечами, – Кирсан Андреевич сказал, чтобы я немного отдохнула. – Она хитровато скосила взгляд на Захара, словно хотела подсмотреть, как он отнесется к упоминанию о художнике. И, не отыскав на его лице изменений, продолжала с большим воодушевлением: – Работы в агентстве тоже никакой не предвидится. Хотя, конечно, нужно туда сходить. Но, честно говоря, я устала от всех этих пустых разговоров. Кто с кем спит, кто сколько заработал, кто какие контракты заключил. Все это так пошло!

– Тогда у меня к тебе есть предложение. – Захар потянулся за рубашкой.

– Какое? – заинтересовалась Инна.

– Я тебе предлагаю остаться у меня.

– Ты что, делаешь мне предложение? – Брови девушки удивленно вспорхнули.

Захар выглядел слегка смущенным:

– А тебе не нравится такой подход к делу?

– Не то чтобы не нравится, но как-то все неожиданно. Ни объяснений в любви, ни букета алых роз. Каждая из девушек представляет себе все это как-то иначе, романтичнее, что ли, а в жизни получается такая банальщина. А должен быть праздник, – капризно сморщила она носик.

– Тогда считай это генеральной репетицией.

Инна выглядела аппетитно. Лакомый кусочек, который непременно хотелось попробовать на зубок. Одеяло сползло с бедра, обнажив мраморную кожу.

Еще минуту лицезрения прелестей – и можно задержаться надолго. Инна, казалось, уловила настроение Захара, одеяло, скомкавшись, упало с постели. Получилось почти случайно. Захар готов был поверить в это, если бы не лукавая улыбка – девушка звала его к себе.

– Нет! Нет! Нет! Хоть я и сексуальный маньяк… но не до такой же степени! Мне нужно идти на работу… Я могу элементарно опоздать.

– Фи! – Инна деланно обиделась. – Какой же ты все-таки противный!

Захар посмотрел на часы:

– Ох, я уже опаздываю. Кажется, не успею даже выпить чашки кофе. Ну да ладно, взбодрюсь позже.

Инна поднялась, невинно раздвинув колени.

– Неужели ты не хочешь сказать мне на прощание несколько ласковых слов?

Захар торопливо застегивал рукава рубашки.

– Очень хочу, – мерил Захар глазами девушку, – честно говоря, я бы сказал даже не пару слов, а выступил бы с целой речью. Но ты же знаешь, я опаздываю.

За это время Захар успел немного узнать Инну, она становилась особенно приставучей в тот момент, когда он торопился. Причем, чтобы добиться своего, она использовала едва ли не все запрещенные методы. Сейчас, обнаженная, с торчащей грудью и возбужденными сосками, она была неотразима.

А вот это уже запрещенный прием – Инна прижалась к нему всем телом, и ее узкая прохладная рука ужом скользнула ему в штаны, заставив напрячься.

– Что ты делаешь? – задышал Захар, чувствуя, что начинает понемногу сдавать свои позиции и из твердокаменной статуи превращается в обыкновенного похотливого мужика, которому непременно хочется подмять под себя понравившуюся бабу.

– То ли еще будет, – многозначительно пообещала Инна.

Другой рукой, такой же юркой, она нахально вытянула ремень, и брюки, сдавшись победительнице, сползли к его стопам.

– Что же ты со мной делаешь? – только и сумел вымолвить Захар.

Девушка, скользнув ладонями по его бедрам, опустилась перед ним на колени.

– Ну, теперь ты мой, – не то предупредила, не то попыталась напугать Инна.

Захар хотел ответить, но уже следующая ее ласка заставила его запрокинуть голову и зарычать глухо, почти по-звериному…

Маркелов посмотрел на часы – в этот раз он опаздывал безнадежно. Единственный плюс в создавшейся ситуации заключался в том, что он сумел-таки доставить радость любимой женщине. Инна лежала на широкой кровати поверх одеяла, раскинув руки в стороны, и совершенно не стеснялась своей наготы. Похоже, что у нее не осталось сил, чтобы пошевелиться. Захар испытал нечто вроде гордости, на прощание он махнул ей рукой, улыбнувшись. В ответ вымученная улыбка и едва поднятая рука. Такое впечатление, что вместо любви они занимались классической борьбой.

– Мы продолжим после работы.

– О господи! – выдохнула Инна. – У тебя хватает еще сил шутить.

Маркелов закрыл дверь и повернулся к лестнице. На лестничной площадке, перекрыв проход, стоял крепкий мужчина в сильно поношенном костюме.

– Послушай, друг, ты так и будешь здесь стоять? – раздраженно произнес Маркелов, готовый отодвинуть незнакомца в сторону.

Мужчина поднял голову, и Захар увидел Кузьмича. Он поднял палец к губам и негромко заговорил:

– В общем, так, парень, дело осложняется, Карась здесь ни при чем. Конечно, он не без грешка, но к оружию не имеет никакого отношения. Если здесь замешан Федосеев, то ты раскрыт на все сто! Уж слишком сложно развивается партия.

– Что ты предлагаешь?

– Мы тут посоветовались… хотя решать тебе. Все-таки ситуацию ты знаешь намного глубже… Не идти тебе совсем!

Маркелов опешил:

– Как так не идти? Мне кажется, я уже что-то начинаю нащупывать. И если я не появлюсь, то все мои усилия окажутся напрасными.

Свет в подъезде был неярким, желтоватым, отчего лицо Кузьмича выглядело неестественно болезненным. Казалось, что за время их последней встречи он постарел лет на десять.

– Возможно… Но, во всяком случае, это лучше, чем лежать в каком-нибудь заплеванном дворе с дыркой в башке.

Старый опер был до предела откровенен.

– Кузьмич, надо рискнуть, возможно, другого случая просто не представится.

Неожиданно майор улыбнулся, превратившись в обыкновенного дворового мужика, с которым можно не только пошутить, но и распить на затертой лавочке бутылку водки.

– А знаешь, я тебя понимаю. Я ведь сам такой, если ввязался, то нужно идти до конца. Только вот что я тебе хочу сказать, – лицо Кузьмича посуровело, как и прежде, – не думай рисковать понапрасну. Если что-то заметишь, дай знать. Вот тебе мобильник, – сунул телефон в руки Захара Кузьмич, – мой номер ты знаешь, так что звони. Телефон постарайся не засвечивать. Для особо бдительных твоя техническая оснащенность может показаться странной.

– Договорились.

– Ну, давай! – стукнул Кузьмич по плечу Маркелова.

Белую «восьмерку» Захар увидел сразу. Она стояла метрах в двадцати от подъезда с включенным двигателем. Людей, сидевших в салоне, не рассмотреть, но Захар нутром чувствовал, что они контролируют каждое его движение. Именно эту машину с заляпанным грязью номером он заметил несколько дней назад, когда уезжал с работы. Но тогда ему показалось, что это всего лишь случайность.

Стараясь не смотреть в ту сторону, Захар принял беспечный вид и, покручивая на пальце ключи, направился к своей иномарке. Сработала сигнализация, дважды приветливо моргнув. Захар едва справился с желанием позвонить Кузьмичу. Нет, сначала нужно проверить наверняка. Может, только показалось.

Прогрев с минуту двигатель, он плавно выехал со двора, и тотчас за ним увязалась «восьмерка», отставая всего лишь на несколько метров. Захар старался ехать небыстро, но она следовала за ним как привязанная.

Выехав на Волгоградский проспект, Захар решил остановиться. «Хвост» мгновенно прижался к обочине. Из салона никто не выходил, и Захар затылком чувствовал враждебный сверлящий взгляд.

Маркелов достал телефон и быстро набрал нужный номер.

– Кузьмич, тут такое дело, – сразу заговорил Захар, услышав знакомый голос, – меня, кажется, пасут.

– Что значит кажется, тебя пасут или нет? – Голос Кузьмича был слегка раздраженным.

– Я тут минут пятнадцать разъезжаю, и все это время за мной «восьмерка» едет.

– Так, понятно. Прежде что-нибудь подобное ты замечал?

– Я думаю, эта же машина пасла меня недавно…

– Вот что, это все очень серьезно, – голос Кузьмича зазвучал встревоженно, – ничего сам не предпринимай. Я все сделаю, как нужно. Нам надо полчаса, тебя будет подстраховывать группа захвата.

– Постой, Кузьмич, как ты узнаешь, где я нахожусь?

– Не переживай, узнаю. Твоя машина с радиомаячком. Потяни пока время. Попетляй по городу, сходи купи сигарет. И главное, не мандражи, все будет в порядке.

– Я опоздал на работу.

– Ты что, серьезно или разыгрываешь меня? – вскипел не на шутку Кузьмич. – Тебе девять граммов в череп хотят влупить, а ты о работе думаешь?!

– Я все понял.

– Тогда действуй.

Что ж, будем тянуть время. Захар вышел из машины. Открыл капот. Очень долго рассматривал двигатель, трогал проводки, после чего с серьезным видом вновь плюхнулся в кресло.

Проехал он совсем немного, до ближайшего киоска. В нем работала молодая девушка лет девятнадцати. Маркелов останавливался здесь частенько, чтобы прикупить сигарет. Бывало, разговаривали. Судя по ее милой улыбке, она была не прочь продолжить знакомство.

Захар распахнул дверь и, весело улыбаясь, направился к будке. Хозяйка отозвалась, мило растянув губы.

– Привет, моя крошка, – задорно проговорил Маркелов, просунув в окошечко деньги, – как всегда, пачку «Мальборо».

– Что-то давно вас не было видно, – чуть смущаясь, проговорила девушка, забирая купюру.

– Дела, моя хорошая. Что ты делаешь вечером?

Глазки ее зажглись надеждой. Наверняка лимитчица, приехавшая откуда-нибудь из Ярославской области. Девушка считает себя необыкновенно счастливой оттого, что удалось получить местечко в небольшом киоске, где, кроме процентика от проданной продукции, она имеет стойкую чумару в виде чаевых. Захар был уверен, что стоит ему только поманить ее к себе, как она, не задумываясь, оставит не только свой постоянный заработок, но и койку в общежитии, за которую держится сейчас разве что не зубами.

– Вы, наверное, очень крупный бизнесмен? – Девушка заразительно рассмеялась.

Так радоваться может только женщина при встрече с любимым мужчиной, который доставил ей удовольствие в виде нескольких оргазмов подряд. Захар виновато улыбнулся. Черт возьми, вокруг столько красивых женщин – и совершенно нет свободного времени.

Он обернулся. «Восьмерка» стояла на прежнем месте и совсем не думала отъезжать.

– Скажем так… не мелкий! Как говорится, на жизнь хватает. Как ты относишься к тому, чтобы как-нибудь мы с тобой сходили поужинать?.. Может быть, мы понравились бы друг другу, – протянул он неопределенно.

Больше всего в женщинах Захару нравилась игривость, и, судя по всему, его знакомая была именно из таковых.

– Я против случайных связей.

– Ага, понятно… Глубинка… Высокая мораль, патриархальные отношения. Какая мне достанется девушка. А потом, смею тебя уверить, если молодые люди встречаются больше одного раза, то это уже не случайная связь. – Девушка мелко прыснула. – А вот сдачи не надо. До встречи, моя крошка.

Нужно будет заняться этой девочкой поближе.

Не замечая стоявшую позади «восьмерку», Захар пошел к собственному автомобилю. Шел не спеша, раскованной походкой, какую можно наблюдать только у человека, на плечах которого свила гнездо удача. Сел, аккуратно прикрыв за собой дверцу.

Захар проехал метров триста, когда заметил, что следом за «восьмеркой» увязался микроавтобус «Ниссан».

Маркелов старался не спешить, не торопился на перекрестках, стараясь проскочить на желтый свет светофора, предупредительно пропускал прохожих на пешеходных переходах. И если бы накануне был объявлен месячник самого дисциплинированного водителя города, то, несомненно, он попал бы в список претендентов на это почетное место.

Микроавтобус двигался очень осторожно – он не тыкался капотом в багажник «восьмерки», а держался на значительном расстоянии, для конспирации постоянно меняя полосы.

На работу Маркелов приехал безнадежно поздно, опоздав на полтора часа. Преследующая машина, уже не особенно скрываясь, остановилась рядом, у ворот. Выходя из салона, Захар увидел, что микроавтобус остался на значительном удалении, но был вполне близко для того, чтобы собровцы в течение одной минуты могли смертоносным торнадо ворваться в помещение ВОХРа.


Глава 21 НЕ ГРУЗИ ТЫ МЕНЯ, НАЧАЛЬНИК | Слово авторитета | * * *