home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ИЗМЕНИЛИСЬ, СЛЕДУЕТ ПОВЫСИТЬ СТАВКИ

В этот раз встреча состоялась в центре Москвы – недалеко от Тверской, в маленьком, но очень уютном кафе. Заведение было оформлено с претензиями, и прежде чем добраться до пивного зала, следовало пройти по извилистому каменному лабиринту, своды которого нависали очень низко. Создавалось впечатление, что стоит только распрямиться – и можно ободрать плечи о каменную кладку.

Пивной зал был невелик, с тяжелыми сводами, какие можно встретить разве что в подвалах средневекового монастыря. Филин сидел напротив, невозмутимый и неулыбчивый, как и прежде. Сева Вологодский не переставал удивляться его способностям: со времени их последней встречи Сева успел трижды поменять номер мобильного телефона, но Филин доставал его с такой поражающей легкостью, как будто был осведомлен о каждом его шаге.

Вологодский внутренне содрогнулся – а что, если так оно и есть в действительности?

Здесь же за столиком дымил Миша Хвост, с интересом разглядывая картину, висящую напротив и состоящую из множества треугольников и кружков.

Зал был пустым, если не считать невзрачного старика, сидящего в самом конце зала и с большим удовольствием потягивающего светлое пиво из высокого стеклянного бокала.

Официант в черном фраке, юркий и длиннотелый, с плавными движениями, очень напоминал разнеженного на солнце ужа. Он поставил на стол кружки с пивом и незаметно уполз в сторону, оставив после себя лишь запах дорогого одеколона.

– Ты чего звонил? – сделал первый глоток Сева Вологодский.

Внутри неприятно заныло от дурного предчувствия. Получилось несколько резковато, ну да чего уж теперь!

Филин отпил пиво и проговорил сочным голосом:

– Обстоятельства нашего договора изменились.

– Ты чего лепишь? Или опять бабок захотел? – грубовато спросил Сева Вологодский. – И так уже достаточно получил.

Филин выглядел абсолютно спокойным. Он знал себе цену и прекрасно представлял, сколько стоит человеческая жизнь. Холодные глаза ничего не выражали, так смотреть может только снайпер, отыскавший через оптический прицел очередную цель.

– Так вот, речь идет действительно о повышении суммы. Оружие еще до сих пор не получено. Если бы мы знали, что это будет такой проблемой, то давно бы воспользовались собственными каналами, это во-первых, – раскладывал он по полочкам. – Во-вторых, хочу вам сказать, почти все наши клиенты уехали за границу. И разыскать их будет очень непросто, что также связано с увеличением расходов. Остается вопрос, каким образом ментам удалось предупредить наших клиентов? Здесь два варианта: или легавым удалось как-то вычислить потенциальные жертвы, или среди вас имеется «крот». Как бы там ни было, но они крепко сидят у нас у всех на хвосте, а это большой риск! А он, как вы сами понимаете, должен быть хорошо оплачен.

– Послушай, как там тебя, – хмуро посмотрел Миша Хвост на Филина. На него всегда очень сильно действовало разливное пиво. – А тебе не кажется, что «крот» может находиться среди вас?

Впервые на лице Филина появилось что-то очень похожее на улыбку.

– Это исключено. На кон поставлены куда большие ставки, чем наши собственные жизни.

– Нам не жалко денег, но мы не привыкли к постоянным наездам, – повысил голос Миша Хвост. – Мы тоже не дети и кое-что успели повидать в этом мире…

– Успокойся, Миша, – ласково остановил вора Сева Вологодский. – Чего нам опускаться до мальчишеских разборок, все-таки мы серьезные люди и должны говорить достойно. – Он повернулся к Филину и ледяным тоном заговорил: – Деньги не наши, они идут из «общака», и поэтому мы должны быть особенно бережливыми… А если мы все-таки откажемся… платить?

Филин оставался невозмутимым, похоже, он был готов к такому повороту.

– Хочу сразу заметить, что я ничего не решаю в одиночестве. У нас синдикат. Так вот, если ставка не будет поднята, мы отказываемся от этого дела. Слишком велик риск. Слово за вами.

– Сколько же вы хотите?

Филин сделал два совсем небольших глотка.

– Сумма должна увеличиться еще на сто тысяч долларов.

– Ничего себе! – вскипел Миша Хвост, шумно отодвигая кружку с пивом. – Ты думаешь, мы эти деньги печатаем, что ли? Они нам тоже не просто так достаются!

Филин неопределенно пожал плечами: дескать, я передал, что требовалось, а вам решать – согласны вы или нет.

– Чего ты возмущаешься, разве не по твоей вине еще нет оружия? – резко оборвал Хвоста Сева Вологодский.

– Так что же мне сказать своим компаньонам? – Филин ни на кого не смотрел, его взгляд, холодный, как скальная поверхность, был устремлен в никуда. – А потом, часть работы уже проведена. Вы не смотрели вчера «Криминальную хронику»? – И, не дождавшись ответа, продолжил: – У одного нашего общего знакомого на Хорошевском шоссе отказали тормоза. У другого – в квартире произошла утечка газа, он больше никогда не проснется. Надеюсь, вы не считаете, что это произошло случайно? – На его лице мелькнула едва заметная улыбка.

Воры переглянулись. Действительно, вчера вечером на крутом повороте Хорошевского шоссе, врезавшись в столб, погиб директор оптико-механического завода, в свое время не пожелавший продать контрольный пакет акций. Удар автомобиля был настолько сильным, что труп из салона вырезали с помощью автогена. Другим погибшим был генеральный менеджер автокомпании «Евро-Моторс», не желавший связываться с автомобилями сомнительного происхождения.

– Как говорится, коней на переправе не меняют… Найти кого – то сейчас очень непросто, а потом, эту работу все равно лучше вас никто не сделает. Достать сто тысяч «зеленых» будет трудно, но мы все-таки попробуем.

– Я опять задаю вам тот же самый вопрос. Когда будет оружие?

– Оружие у нас есть. Даже больше, чем нужно для дела, – неуверенно протянул Сева Вологодский. – Но вывезти его мы сейчас не можем. Вокруг нашего человека топчутся легавые. Любое неосторожное движение – и амба!

Филин задумался.

– Я бы мог решить проблему с оружием, но на это потребуется некоторое время. А события так поворачиваются, что совершенно неизвестно, что может случиться, к примеру, завтра, тем более через неделю.

Сева Вологодский махнул рукой:

– Не стоит! Оружие вы получите через два дня, в крайнем случае через три.

– Если у вас нет вопросов ко мне, тогда я откланяюсь. – Голос Филина сделался учтивым.

Филин, кивнув на прощание, вышел.

– А теперь ответь мне начистоту: что случилось с оружием? – посмотрел Вологодский на Хвоста, когда Филин скрылся за дверью.

– Оружие находилось в ВОХРе… Я тебе рассказывал об этом объекте. У нас все было готово к изъятию. Но за день до того, как мы должны были забрать его, «стволы» кто-то хапнул до нас.

– У тебя есть соображения по этому поводу?

– Абсолютно никаких, – честно признался Миша Хвост. – Крепко нас ковырнули, я даже концов отыскать не могу. Оглоблю я уже наказал… Очень даже…

– А менты что-нибудь нарыли?

Миша отрицательно покачал головой:

– У них тоже полный голяк.

– Может, из охраны кто замешан? – осторожно поинтересовался Сева.

Хвост неуверенно пожал плечами:

– Не похоже. Работали очень жестко. После себя оставили пару трупов. Третьего убивать не стали, но краску ему пустили.

– Кто такой?

– Он здесь не при делах, – махнул рукой Миша Хвост. – Старик. В охране работает давно. А потом, он их и не видел, ребятишки-то в масках были.

– Дела-а, – безрадостно протянул Сева Вологодский. – Что я тебе могу посоветовать, Миша. – В голосе вора послышалось сочувствие. – Носом землю рой, но «стволы» ты должен надыбать. Иначе… Что я тебе втолковываю? Ты и сам не хуже меня знаешь.

– Я понял, – хладнокровно сказал Миша Хвост. – «Стволы» не должны уйти далеко, слишком большая партия. Нужно поспрашивать у своих, может, что и выплывет.

– О сроке ты знаешь, повторяться не буду.

Через несколько минут, чуть ссутулившись, в зал вошел Лось. Посмотрев по сторонам, он отыскал взглядом Мишу Хвоста и Севу Вологодского, сидящих за одним столом, и, приветливо кивнув, направился к ним. Сказав несколько фраз, он внимательно выслушал короткий ответ и поспешил в обратную дорогу, так же поспешно, чуть пригнувшись, как будто продолжал нести на крепких плечах неимоверный груз.

Старичок в конце зала продолжал попивать пиво. На дряблых щеках выступил легкий румянец, похоже, что заведение пришлось ему по душе. На дне бокала оставались жалкие остатки, он не спешил отправлять их в утробу и не без удовольствия рассматривал интерьер, напоминая школьника, впервые перешагнувшего порог Эрмитажа.

– Обожди, я сейчас, – сказал Сева Вологодский, – соседа встретил, занятный дядька, – и, поднявшись, поспешил к старику в угол зала.

– Что скажешь? – спросил Антиквариат, когда Сева, чуть шаркнув стулом, присел напротив.

– Хм… Я бы хотел услышать твое мнение. Ты все слышал?

– А как же, – слегка обиделся старик, вытаскивая из уха наушник, – техникой вы меня обеспечили. Эх, если бы в мое время такие вещи были в ходу, скольких бы мы неприятностей избежали. – Одежда старика никак не вязалась с окружающей обстановкой. Он выглядел здесь совершенно инородным предметом, был таким же чуждым, как сибирские валенки среди европейских туфель. Просто зашел дедок выпить прохладного столичного пива, да вот разомлел среди роскоши и решил остаться. В глубинке-то чуда не узреешь. – Скажу тебе откровенно, не понравился мне этот разговор. В ворах я, почитай, почти половину столетия, но не могу вспомнить, чтобы какие-то мясники на законных наезжали. Гасить их надо! – Гоша Антиквариат улыбался, и немногие, кто видел старика в эту минуту, думали, что он источает радушие, рассказывая о своей столетней бабке, отважившейся на денек отпустить муженька поглазеть на столицу.

– Ты предлагаешь их сейчас? – как о чем-то обыкновенном спросил Сева Вологодский.

Подошел официант, гибко склонившись над столом, с тупым стуком поставил очередные два бокала. И, мягко прошелестев, уполз на кухню.

Старик на секунду задумался, маленьким глотком оценивая холодное пивко, и, от души крякнув, сказал:

– Мясников нужно поставить на место. Они нужны для чего? Чтобы обслуживать таких людей, как мы. Они подметки и должны это чувствовать. А у подметок не бывает мозгов. Мы хитрее и умнее их. Вам удалось узнать, с кем приехал Филин?

– Да, Антиквариат. За ним пошли.

Старик сделал несколько могучих глотков, заел пиво горсточкой сухариков и продолжал:

– Надеюсь, не будет, как в прошлый раз? – укоризненно посмотрел он на Севу. – В аэропорту твои люди тоже им сели на «хвост». А что потом? Упустили! Узнайте, где залег этот второй, и уберите его! Это будет предупреждение так называемому синдикату. Пусть знают, что мы очень не любим, когда нам дерзят. Убрать нужно аккуратно, безо всяких зверств. Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Да. Когда его убрать?

– Ты нетерпелив. Выжди день-другой, – неопределенно проговорил Антиквариат.

– Я понял тебя. А что ты скажешь по поводу «стволов»?

Антиквариат удивился:

– А чего тут рассусоливать? Крысятника нужно найти и наказать по всей строгости. Чтобы другим неповадно было.

– Что будем делать с Мишей Хвостом?

– Ты ему дал три дня. Это очень хорошее время, чтобы проявить свои деловые качества, – улыбнулся старик. – Но Варяга нужно поставить в известность. Иначе нельзя… Хотя дел у него хватает и без нас.

– Хорошо.

– Ну, ступай, ступай. Мне бы хотелось еще пивка глотнуть. Здесь оно особенно хорошее.


* * * | Слово авторитета | * * *