home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 38

ТИХОНЯ – ЧЕЛОВЕК СЕРЬЕЗНЫЙ

Телефонный звонок прозвенел поздним вечером, что само по себе факт неприятный. В такой час мог позвонить только безумец или человек, у которого очень неотложное дело.

Федосеев решил трубку не брать и терпеливо дожидался, пока телефон умолкнет. Но звонки продолжали раздаваться с завидной настойчивостью; человек, находящийся на том конце провода, знал наверняка, что Федосеев дома, и решил непременно дозвониться до него.

Наконец Федосеев не выдержал, подняв телефонную трубку, он зло буркнул:

– Алло!

– Послушай, мне нужно встретиться с тобой.

Иван Степанович без труда узнал этот голос. Это Закир Каримов. Он никогда не звонил в неурочный час, и если все-таки подобное произошло, следовательно, дела обстоят действительно очень серьезно.

– Где?

– Давай через пару часов на нашем месте.

У Закира была хорошая привычка не называть по телефону имен. Он жил с таким чувством, как будто вездесущий кум подсматривает за ним даже в сортире. Закир никогда не записывал телефонных номеров, при надобности без труда извлекая их из глубин памяти. Его врожденная осторожность граничила с невероятной дерзостью, которую он проявлял при наездах на терпил.

Место было условлено заранее – сквер на Болотной площади. Растянувшийся вдоль набережной, он притягивал под густые кроны гуляющих. Особенно много здесь было старушек, которые, казалось, съезжались со всей Москвы в благодатное место только для того, чтобы скормить вездесущим воробьям полбуханки хлеба.

Обожал это место и Закир. После чалкиной деревни он чуть ли не сдвинулся на эстетике и даже стрелки предпочитал забивать не где-нибудь в пустынных местах на развалинах цивилизации, а в заповедных местах, переполненных птицами и чадолюбивыми мамашами. Судя по обилию зелени, у многих создавалась иллюзия, что придется иметь дело не с уркой, за плечами которого едва ли не двадцать лет отсидки, а с юным натуралистом.

– Ты что, спятил, что ли, ночь на дворе!

– Дело срочное, а потом, это тебя тоже касается.

Федосеев хотел уговорить Закира встретиться завтра в полдень, но для этого следовало веско обосновать свой отказ. А вот этого делать не полагалось. Не далее как две недели назад у него отключился телефон. На вызов явились два мастера, которые мгновенно устранили неисправность. Но у Федосеева имелось немало оснований предположить, что, выявляя неполадки, они запросто могли приклеить «клопик» куда-нибудь в телефонный аппарат.

– Ладно, буду, – поколебавшись, объявил Федосеев. И не без досады положил трубку.

Некоторое время он соображал, как следует поступить, потом быстро оделся и, спустившись, пошел к телефонной будке. Осмотревшись, он набрал телефонный номер:

– Девочка моя… Да, да, это твой песик… Вот именно… Затарился по самые уши, тебя ждут очень хорошие подарки. Но нашу встречу придется отложить… Да, до завтра, в это же самое время… – Нажав на рычаг, он тут же стал набирать очередной номер.

И, скоро дождавшись ответа, по-деловому заговорил:

– Узнаешь, Петр?.. Вот и отлично. Чего я тебе звоню-то в такой полуночный час? Нужда приперла. У меня должно свидание состояться через пару часов… Да, да, с нашим другом, я тебе про него уже рассказывал… Опасно, но что делать, не пойти я тоже не могу… В общем, так, если где-нибудь в сквере найдут мой холодный труп с дыркой в голове, ты должен знать, чьих это рук дело… Очень надеюсь, что и с того света за обидчиком явлюсь.

Ночь была теплая. Даже слегка душноватая. Где-то за пределами Садового кольца тускло полыхнула молния, и еще через минуту докатился отголосок умирающей грозы. Скамейки в скверике были свободны, лишь у фонтана расположились три парня и сладко потягивали пиво прямо из горлышка. Недалеко от памятника Репину проводила время молодая парочка. Причем девушка с распущенными белыми волосами сидела на коленях у парня, обхватив его за шею. Если судить по милым смешкам, совсем некстати резавшим почти заповедную тишину, им было хорошо. В общем, есть чему позавидовать. Для ожидания Федосеев выбрал хорошо освещенную скамейку. Тихо покуривал, посматривая на часы, и проклинал себя за то, что явился на двадцать минут раньше установленного срока. Он с интересом всматривался в редких прохожих, надеясь в свете фонарей увидеть среди них Закира. Но вора не было.

До встречи оставалось четыре минуты – Федосеев невесело хмыкнул, подумав о том, что сейчас он является идеальной мишенью, и если Закир надумал от него избавиться, то лучший момент подобрать будет трудно. Вряд ли он перепугает милующихся на лавочке молодых людей – пистолет будет с глушителем, и выстрел прозвучит, как раздавленный полый орех.

Закир подошел из-за спины. Тихо, словно тень. И, сдержанно поздоровавшись, присел на край скамьи, сунув руки в карманы.

– Так чего ты хотел? – спросил Иван Степанович.

На Закира он не смотрел – нагляделся предостаточно, сейчас его больше интересовала парочка влюбленных. Парень действовал нагловато: его правая рука уже давно упорхнула под коротенькую юбку и проводила нехитрые поглаживания, левой он осторожно придерживал девушку за талию, словно опасаясь, что она может вдруг свалиться с его колен от избытка чувств.

Закир невольно улыбнулся:

– Смотрю, ты не в настроении. От бабы, что ли, выдернул? Отодрать, что ли, не успел?

– А ты что думал, в моем возрасте это единственная радость! Тем более если знаешь, что аппарат через год-другой отказать может.

Он вновь взглянул на влюбленную молодежь, девушку, похоже, уже припекло – она заерзала на коленях кавалера и обвила его крепкую шею обеими руками. Чувствовалось, что она была готова к совокуплению прямо здесь.

– Я по делу… Помнишь, по ящику крутили эпизод про киллеров? Там еще ваш новичок затесался.

– Так, – насторожился Федосеев.

– Он был вместе с кентом заснят. Так вот, того, второго, я знаю. Однажды на пересылке столкнулись, навел о нем справки. Сейчас он сидит в Бутырке.

– Откуда известно? – насторожился Федосеев.

– Натянул провода и кое-что о нем выведал.

– Не тяни, говори.

– Погоняло – Тихоня. Человек он серьезный. Держит масть в хате и со всеми авторитетными за своего. Маза у него тоже приличная. В общем, определили, что пацан он с пониманием. Так что похоже, нашептали тебе про твоего Диму верняк! Они вместе даже учились, вот только пути их разошлись.

– Кто расклад делал?

Парочка уже явно перегрелась. Кавалер, сглатывая слюну, вытащил ладонь из-под юбки и, бережно ухватив девушку за плечи, повел ее в более темную часть сквера.

– Люди уважаемые, в Бутырке парятся. Сейчас он там знаменитость, все-таки по ящику крутанули.

Настроение у старика вконец ухудшилось:

– Так чего ты хочешь?

– Я тут покумекал малость… Не так все просто, как кажется. Прижать Тихоню надо, и пускай он о твоем питомце всю подноготную выдаст.

– К чему ты это?

– А то, что он не один здесь! Наверняка на наши «стволы» и другие рты пораззявили. А как они объявятся, так мы всех сразу и положим. Что же это такое получается, нашими руками да жар загребать? Явились откуда-то из Тмутаракани и еще права качают, пидоры!

– Как же ты его зажать-то хочешь, если он в Бутырке в порядочных людях ходит? – усмехнулся Федосеев. – Если кто косяк заметит, то за него и спросить могут.

– Вот поэтому я к тебе и пришел, Ваня, – трогательно произнес Закир. Федосеев с интересом посмотрел на вора. Прежде за ним подобной сентиментальности не наблюдалось. – Все-таки связи у тебя там кое-какие остались. Ты бы заявился к ним по старой памяти и попросил бы, чтобы одолжение сделали, перевели Тихоню в другую хату. Сначала бы с ним по душам поговорили, а если это не поможет, то и прессануть можно.

– Башли отвалить нужно, просто так надрывать пуп никто не станет. А потом, ведь и себе дороже, путевого пацана в сучий куток переправлять. Тут ведь и заточку в брюхо ненароком получить можно, – очень серьезно заметил Федосеев, потерев большим пальцем подбородок.

– Здесь ты можешь не сомневаться, – твердо пообещал Закир, – отбашляем, сколько потребуется. Главное, чтобы хата лунявая была. И пусть потом нашего человечка к нему проведут, а уж он провода с волей натянет и передаст все как есть.

– Мысль неплохая. Если уж они такие кореша, то наверняка друг о друге многое знают… Если не все. Ладно, – поднялся со скамейки Федосеев, давая понять, что разговор закончен, – как его зовут?

– Ерофеев Матвей. Погоняло Тихоня. Не ошибешься, он там один с такой кликухой.

– Будем надеяться, что завтра его переведут, ну, в крайнем случае послезавтра. Кстати, а за «стволами» ты присматриваешь? Что-то уж больно времена неспокойные.

– Как раз оттуда еду. Поставил трех быков, стоят на стреме. Все путем!

– Они хоть знают, что охраняют?

– Сказал, шмотье, дескать, скупщика ждем, – серьезно произнес Закир. – Кажется, поверили.

– Ты думаешь, они жмуриться будут, когда мы ящики распаковывать начнем?

– Об этом не думал, – неопределенно сказал Закир.

– А вот ты подумай, – очень назидательно протянул Иван Степанович, – одних винтовок только на полмиллиона «зеленых» потянет, а ты приплюсуй сюда и «волыны», которые сейчас в особой цене…

– Короче, что сказать хотел?

– А ты нетерпеливый, – поморщился Федосеев, – вижу, что ничему тебя тюрьма не научила.

– Не тебе учить!

– Что я тебе хотел сказать… Убрать их надо будет после того, как оружие сплавим. Завезти в лес и по-тихому грохнуть.

– А ты, Батяня, не простой, за пятак задавить готов.

– Только это по-другому следует назвать. Я – мудрый! А твои узколобые болваны шепнут по пьяни своим телкам пару словечек, вот, дескать, какие мы удалые, и тогда пропаришься на киче до конца дней своих.

– Ладно, после обсудим, – не сразу ответил Закир. – Раньше они меня не подводили.

– Ты подумай… То было раньше, а сейчас на кону находятся куда большие деньги. А от них даже у самого правильного головушка закружится.

На темной аллее показалась девушка с парнем. Те самые. Обнявшись, они весело хихикали. Можно было с уверенностью утверждать, что в густых зарослях они развили свое небольшое приключение.

– Завтра свяжемся. Буду надеяться, что к тому времени появятся какие-то новости.


* * * | Слово авторитета | * * *