home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Массивный полированный стол в просторном кабинете еще хранил следы прежнего владельца: хромированную подставку для канцелярских принадлежностей, россыпь иностранных военно-технических журналов, ворох служебных писем и записок, пронумерованные толстые папки-скоросшиватели с аккуратными надписями на корешках и даже серебряную табличку с выгравированной надписью «Владислав Геннадьевич Игнатов» в деревянной рамке.

Просидев в этом кабинете уже почти месяц, Леонид Аркадьевич Суриков тем не менее не чувствовал себя тут вполне хозяином. В середине ноября его, ветерана службы внешней разведки, внезапно вызвал на беседу в Кремль некий Александр Иванович Сапрыкин, с которым генерал-майор Суриков до того ни разу в жизни не встречался. Сапрыкин предложил ему «интересное дело» – стать заместителем директора крупного оружейного концерна «Госснабвооружение».

– Да я не справлюсь, – робея, возразил Суриков. – Я всю жизнь на оперативной работе…

– Вот и хорошо! – радостно перебил его Александр Иванович. – Значит, знакомы с материалом. Вы же, насколько я понимаю, в последние пятнадцать лет имели Дело с «железом». Участвовали в пяти последних оружейных ярмарках в Абу-Даби. Были членом российских делегаций… Вам и карты в руки!

И Суриков понял, что Сапрыкин хорошо подготовился к разговору.

Генерал– майор и впрямь в последнее время подвизался на военно-коммерческом поприще хотя его специализацией была вовсе не торговля оружием, а промышленный шпионаж: завязывая знакомства на международных оружейных форумах, он затем использовал новых приятелей для добывания секретной информации о ведущихся разработках новейших видов вооружения и оружейных технологий. Сугубо же коммерческая сторона этого дела ни его самого, ни его начальство никогда не интересовала. И вот теперь ему предложили стать «купцом».

– Нет, Александр Иванович, – твердо заявил тогда Суриков, – не потяну. Я в этой бухгалтерии ни в зуб ногой, да и не по возрасту мне в эти дебри влезать… Не потяну! Я же двадцать лет во внешней разведке отработал.

Но Сапрыкин не сдавался.

– Да в действительности, Леонид Аркадьевич, вам предстоит скорее работа по вашему профилю – там же не столько бухгалтерия, сколько внешняя разведка.

Вам надо будет разыскать несколько банковских счетов в оффшорных зонах…

– Где-где? – изумился Суриков, который об оффшорных зонах знал только по газетным публикациям о бегстве капиталов из России.

– А вот это вы и узнаете – где! – улыбнулся Сапрыкин. – Мы и сами толком не знаем где. Где-то в Европе. Андорра, Лихтенштейн, Гибралтар… Черт его знает!

– И что там, на этих оффшорах? – рассеянно поинтересовался Суриков.

Тут Сапрыкин посерьезнел.

– Там, Леонид Аркадьевич, лежат деньги, вырученные «Госснабвооружением» от торговли российским оружием. Немалые, должен вам сказать, деньги. Миллиарды долларов. Их надо вернуть в Россию.

Теперь Суриков начал что-то понимать. Задание было похоже на то, чем он занимался лет десять назад, когда отколовшиеся от союзного КГБ российские спецслужбы занялись поисками пресловутого «золота партии». Где только не искали – на Кубе и в Швейцарии, в Италии и Греции… А потом выяснилось, что «золото партии» просто закачали через подставные коммерческие фирмы в нефтегазовые и алюминиевые концерны, в золото-и алмазодобывающие компании, приносившие кое-кому баснословные барыши. Что ж, история повторяется, смекнул Суриков и стал отказываться от предложенного места работы без прежней решимости.

Напротив, уяснив, что от него требуется, Леонид Аркадьевич даже возликовал. Он помнил, сколько золотой пыли прилипло к рукам чиновников, занимавшихся розысками «партийной кассы». И ему тогда тоже перепало. А тут, если он правильно понял Александра Ивановича, можно поживиться…

– То есть вы хотите сказать, что мне не придется вникать в юридические тонкости контрактов о продаже ручных пулеметов в республику Негритяндию… – осторожно заметил Суриков.

– Ни в коем случае! Для этой цели в концерне есть знающие, толковые люди… Тоже из вашей системы, – многозначительно поднял палец Сапрыкин. – Ваша задача – найти укрытые от налогообложения капиталы концерна.

– А как же это им удалось так лихо спрятать миллиард долларов? – Суриков пристально посмотрел на Александра Ивановича.

– Не миллиард, а миллиарды, – строго поправил его тот. – Ну, есть там один деятель, большой, надо сказать, Дока. Заместитель генерального директора.

Мы посадим вас в его кресло… когда оно освободится.

– А, так этого жулика собираются выгонять? – предположил Суриков.

Сапрыкин не ответил, а только неопределенно взмахнул рукой.

– Ну что-то вроде этого. – И вдруг он озабоченно добавил:

– Кстати, вам ничего не говорит фамилия Игнатов? Владислав Геннадьевич Игнатов?

Суриков отрицательно покачал головой.

– Ну и ладненько! – повеселел Сапрыкин. – Как только кресло освободится – я вас извещу.

В конце ноября Леонида Аркадьевича известили о том, что он может приступать…

Суриков входил в курс дела недолго. Он не стал «въезжать» в бизнес, предоставив это удовольствие двум своим заместителям – хмурым, неразговорчивым полковникам «оттуда», которые занялись контрактными поставками. За месяц совместной работы Суриков понял, что эти новоявленные «бизнесмены в штатском», которых ему сосватал Сапрыкин, ни хрена не петрят в торговле оружием. Но его это не волновало. Они отчитывались перед вышестоящим начальством, а Леонид Аркадьевич открыл свой сезон охоты…

Первым делом Суриков активизировал старые, давно законсервированные связи в Германии – людей, которых он терпеливо прикармливал еще в конце восьмидесятых, когда служил в Бонне «корреспондентом» советского агентства печати «Новости». Он не имел с этими людьми контактов уже много лет, и за это время кое-кто из них отправился в мир иной, а кое-кто успел сделать головокружительную карьеру в бизнесе и политике. На них-то Суриков и сделал основную ставку в своей игре.

Параллельно он решил отследить связи бывшего руководства «Госснабвооружения» и для этого обратился за помощью к старым друзьям с Лубянки, которые занимались «телефонными делами». Один из них, отставной генерал КГБ Михеев, возглавлявший теперь аналитический отдел крупного нефтяного концерна, когда-то работал вместе с Суриковым в Бонне. Михеев пообещал помочь, и ровно через неделю Суриков получил от него увесистый пакет с десятком аудиокассет, на которых были записаны телефонные разговоры бывшего замгенерального директора «Госснабвооружения» Владислава Игнатова с зарубежными партнерами, а также распечатки компьютерных данных о движении финансовых средств концерна. Внимательно изучив записи телефонных переговоров, Суриков сразу же обратил внимание на одно странное обстоятельство: за полтора года работы в «Госснабвооружении» Игнатов сорок шесть раз разговаривал с Испанией, причем только с тремя абонентами, и семь раз выезжал в Барселону хотя никаких контрактных отношений у него с испанцами не было. Просмотрев компьютерные распечатки, Суриков быстро сообразил, что «игнатовские» миллиарды следует искать в банках Андорры – крохотного государства на испанско-французской границе.

Неделя ушла у него на то, чтобы через своих людей в Германии найти зацепку в Андорре. Еще через две недели – уже перед самым Новым годом – он получил шифрованную депешу из Германии, которая гласила: «Пропавший груз нашелся там, где мы и предполагали. Доставка за ваш счет».

Получив эту в высшей степени интересную информацию, Суриков снова задумался о таинственном исчезновении бывшего заместителя генерального директора Владислава Игнатова. Самое удивительное заключалось в том, что, как он хорошо помнил, Сапрыкин заранее предупредил его о готовящемся увольнении – а выходит, исчезновении – Игнатова. Другими словами, Сапрыкин знал, что Игнатов должен исчезнуть. Значит, сделал вывод проницательный Суриков, сам Сапрыкин скорее всего, и причастен к исчезновению Игнатова. А раз так, то тогда ясно, что повышенный интерес Александра Ивановича к тайному андоррскому счету «Главснабвооружения» связан с какими-то не менее тайными интригами, а вовсе не с желанием вернуть «убежавший» капитал в бюджет страны. Но с чем именно?

Ответа на этот вопрос у Леонида Аркадьевича Сурикова пока не было.

На первой полосе популярной столичной газеты «Московский экспресс» был помещен крупноформатный фотомонтаж из трех фотографий. На всех трех был изображен явно один и тот же мужчина. В центре красовалось холеное лицо с пронзительными веселыми глазами, сквозь которое проступало то же лицо, но изможденное, небритое, в зековском зимнем треухе. А снизу был подверстан совсем маленький портретик в профиль с английскими надписями. Статья, помещенная тут же, рассказывала, что известный российский криминальный авторитет Владислав Игнатов по кличке Варяг несколько лет назад был арестован в США по подозрению в убийстве (чему доказательством является крохотное фото из тюремного досье), затем странным образом выпущен на свободу, вернулся в Россию, где получил срок… После этого в судьбе Игнатова – Варяга опять произошел чудесный поворот, и он был назначен заместителем генерального директора крупного государственного оборонного предприятия. И вот теперь следствие по делу «Госснабвооружения» разоблачило грандиозную аферу, в результате которой Игнатов-Варяг украл у государства пять миллиардов долларов, бесследно пропавших в «черной дыре» безвестного оффшорного банка где-то в Белизе… Осталось только найти подельников Варяга – не его «законных» корешей, а тех коррумпированных чиновников, которые за взятки помогли криминальному пахану вывезти из страны грязные миллиарды… Далее полполосы занимала стенограмма трех телефонных переговоров Игнатова с анонимным собеседником – речь шла о переводе на зарубежные банковские счета миллионных сумм от торговых контрактов.

Сапрыкин отложил газету в сторону и усмехнулся. Лихо работают ребята.

Молодцы. Самое занимательное в этой истории было то, что «Московский экспресс» до последнего времени финансировался господином Игнатовым. Однако как только господин Игнатов таинственным образом «исчез», в редакцию газеты нагрянула налоговая проверка и выявила огромную недоплату в бюджет. Впрочем, в последующие два дня вся эта недоплата была покрыта каким-то доброхотом, газета срочно перерегистрировалась новым советом учредителей и после трехдневного перерыва продолжала выходить как обычно. Читатели даже и не заметили подмены: на последней странице в списке редколлегии фигурировали новые фамилии.

– Ну что, как вам материален, Михаил Фаддеич? – осведомился Сапрыкин у своего гостя. Они сидели в кремлевском кабинете Александра Ивановича за низким столиком «для бесед» напротив друг друга. – Леша Борзенко далеко пойдет, помяните мое слово. Это вам не Хинштейн и не Минкин. У него кураж есть настоящий. Он не просто отрабатывает номер, а творит по-настоящему. С вдохновением! Знаете, в кабаках бывают музыканты, которые, хоть ты их озолоти, будут лабать с кислой рожей. А есть такие, что просто впадают в транс.

– Ну, этот ваш Борзенко явно впал в транс, – усмехнулся отставной гэбэшник. – Что-то я не понимаю, зачем нужно было вываливать эту историю с Игнатовым на свет божий. И какие пять миллиардов? Это же чушь! Да весь российский оружейный Экспорт за последние десять лет составляет не больше трех миллиардов… И при чем тут Белиз? Вы же сами сказали: Суриков нарыл игнатовские деньги в Андорре…

Александр Иванович хлопнул в ладоши, как ребенок, развеселившийся от собственной шутки.

– Так в этом-то вся соль, Михаил Фаддеич! Что до криминального прошлого Игнатова – то это сигнал тем, кто его продвигал все эти годы, сигнал его доброхотам. Ведь кто-то его привел в «Госснабвооружение». Причем есть сведения, что это как раз те, кто сейчас воспрял духом. Вот мы их и решили охалонуть.

Дискредитируя Игнатова, мы косвенным образом дискредитируем и их. А бросая тень на них, мы оттираем их от кормушки, на которую они уж нацелили клювы. Это нам и надо. Они нас обошли на повороте – назначили преемником своего. Ладно, хрен с ними. Но мы испортим им песню – это наша задача номер один. Преемник-то пока осматривается, вот к нему и надо рассадить наших, а чужих выдавить. Это же арифметика власти, Михаил Фаддеич! – Сапрыкин так разволновался, что даже снял пиджак и бросил его на спинку кресла. – Второе. Пять миллиардов вас смущают, говорите. А помните, как говорил старик Геббельс: чем фантастичнее ложь, тем скорее в нее поверят. Кто будет проверять, сколько украл Игнатов – пять миллионов или пять миллиардов. Чем внушительнее цифра, тем она правдоподобнее.

Ну а Белиз… Чем дальше от реального места, где зарыт наш клад, тем меньше вероятность, что его найдут. Деньги в Андорре, на номерном счету. Чтобы их оттуда выковырять, надо предпринять целый ряд определенных действий. Это ведь по щучьему велению не получится.

– Ну и кто же будет выковыривать? – с сомнением спросил отставной генерал Юдин.

– Коля, – коротко отрапортовал Сапрыкин. – Колю помните? Он спец по этим делам.

Морщинистое лицо старика просияло:

– Коля? Это тот, который в девяносто первом счетами международного отдела ЦК занимался?

– Он самый! – довольно кивнул Сапрыкин. – Деньги партии…

Тут лицо Юдина помрачнело:

– Тогда там человек покончил с собой. Из окна выбросился…

Сапрыкин развел руками:

– Ну что поделаешь, Михаил Фаддеич. Серьезные дела требуют серьезного подхода. Его ведь предупреждали, товарища Кручинина: не подписывай ничего, не раздавай… А он, сука, кредитов надавал всем друзьям-родственникам, а потом мы пришли и потребовали отчета. Ну и… Это был его личный выбор. Никто его к балконным перилам не волок…

Старик поднялся и хмуро покачал седой головой:

– Да, вы, ребята, все лихие. Ни перед чем не остановитесь. Я так иногда думаю: если что, то и мне придется себе из наградного ТТ пулю в лоб пускать.

Подойдя к Юдину вплотную и положив руку ему на плечо, Александр Иванович тихо, с расстановкой произнес:

– Так не надо самодеятельности, Михаил Фаддеич и все пойдет своим чередом. Надо все делать по правилам. Как наш большой сход в Жуковке порешил, так и должно быть. А то ни Андорры, ни миллиардов не будет. А будет только сосновый ящик и духовой оркестр в актовом зале на Лубянке…


* * * | Сходняк | Глава 27