home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VII

СОСТЯЗАНИЕ

«Колумб» прибыл очередным рейсом в Соколиный. Марко сразу же побежал искать Люду — он привез ей письмо от отца. Письмо передал капитан парохода «Пенай», заходившего накануне в Лузаны. Юнга нашел девушку на пляже в окружении детей и подростков. Одни подставляли солнцу свои и без того уже черные тела, другие не вылезали из воды, плавая различными способами и поднимая столбы брызг. Среди ребятишек, играющих в песке, Марко увидал и своего братишку. Грицко несколько дней жил у сестры Марии. На маяке, кроме него, детей не было, и Грицко скучал. Сестра часто забирала малыша в Соколиный выселок. Здесь у Грицка было много товарищей и подруг.

Мальчик радостным криком приветствовал брата и позвал его взглянуть на мозаику из гальки и ракушек. Марко обещал подойти к нему немного погодя и пошел к перевернутому старому каюку, на котором спиной к солнцу сидела в купальном костюме Люда. Марко окликнул ее. Девушка обернулась, глаза ее приветливо блеснули, и она протянула руку товарищу. Получив письмо, Люда обрадовалась, вскочила и разорвала конверт. Она вытащила из него исписанный листок бумаги и газетную вырезку и быстро прочитала.

— Папа застал профессора Китаева. Они произвели анализ песка. Папины надежды оправдались… Даже больше: профессор Китаев вполне согласен с предложенным папой методом добывания гелия. Следующим рейсом отец возвращается сюда для детального обследования торианитовых россыпей, а профессор Китаев немедленно едет в Москву, чтобы поставить вопрос об организации разработок на Лебедином.

Новости, равно приятные для обоих друзей, подняли их настроение. Они разговорились о перспективах Лебединого острова. Люда мечтала, как на месте Соколиного выселка вырастет большой город, в бухте построят огромный порт, по острову проложат железнодорожные колеи и по ним поедут вагончики с песком, а они с Марком разведут огромный парк, сохранив лишь маленький заповедник целинной земли с чащами, лисицами и птичьими поселениями. Потом Люда предложила поплавать.

— Мы сейчас будем соревноваться, — сказала она, показывая на обступившую их группу подростков.

Юнга заявил, что тоже хочет принять участие в соревновании. Кроме Марка и Люды, поплыли еще пятеро ребят и три девочки в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет. Все они выросли на берегу моря, барахтались в воде с ранней весны до поздней осени и хотя не разбирались в стилях, но чудесно и быстро плавали по-лягушечьи, по-собачьи, саженками, стоймя, на спинке. Этими же способами плавал и Марко, но гораздо искуснее. Он справедливо считал себя лучшим пловцом на острове и потому решил плыть медленно, дать другим вырваться вперед, а потом эффектно опередить всех.

Как раз в это время в бухту входили шаланды. Рыбаки возвращались с уловом. Пловцы условились плыть навстречу рыбакам. Кто первый доплывет до шаланд, тот победит.

По команде Люды пловцы вошли в воду и, отойдя подальше от берега, выстроились в ряд. Они были разного роста, так что одним вода доходила до пояса, а другим до плеч. На берегу стояли малыши. Грицко выбрали судьей, и он дал свистком сигнал начинать. Пловцы пустились наперегонки. Марко не спешил. Он плыл по-лягушечьи, раздвигая руками воду, и присматривался, кто как плывет. Одни сразу же заболтали изо всей силы руками и ногами и вырвались вперед. Другие плыли медленнее, но Марко отстал и от них — он задержался нарочно и не спускал глаз с Люды. Она плыла почти так же, как и он, но не задерживалась, хотя и не спешила. Вскоре Марко очутился позади всех и услышал с берега крики и насмешки по своему адресу.

Тогда он обернулся, поднял голову, помахал малышам рукою, нырнул, проплыл несколько метров под водой и, появившись на поверхности, пошел саженками.

Половина его спины выступала из воды, руки быстро взлетали вверх, разрезали воздух и с силой падали на воду, вынося пловца вперед. Он опередил двух ребят, девочку и поравнялся с Людой. Через несколько секунд и она осталась позади, и Марко вступил в состязание с передовыми пловцами. Не слыша криков одобрения, летевших вдогонку с берега, Марко вырвался вперед. Шаланды быстро приближались к нему. Между тем на берегу стало тихо. Марко не оборачивался и не видел, что творилось позади. А там внимание всех привлекала Люда. Она слегка погрузилась головой в воду, перешла на «кроль» и с шумом помчалась вперед, оставляя глубокий след, как торпеда. Она плыла со значительно большей скоростью, чем Марко, опередила всех и уже нагоняла передового пловца. Юнга заметил Люду, лишь когда она поравнялась с ним. От удивления он даже замедлил движение, и в тот же миг девушка опередила его на полголовы. Он был поражен: его, рыбака, моряка, лучшего пловца Лебединого острова, опережала горожанка! Он не злился, нет, но самолюбие его было задето. Юнга, как дельфин, выпрыгнул из воды, внезапно напряг все силы и оставил Люду позади. Она этого не видела, она ведь плыла «кролем», лишь изредка вскидывая голову, чтобы вдохнуть воздух. Но через несколько секунд она снова догнала Марка. До шаланд осталось около сотни метров. Там рыбаки тоже заинтересовались соревнованием. Всеобщее внимание привлекали двое передовых пловцов. Они шли теперь рядом и так проплыли половину расстояния, но затем Люда снова опередила Марка метра на два, и как он ни старался сократить это расстояние, ничего не выходило. Наоборот, девушка все больше опережала его. Вот ее голова очутилась на уровне первой шаланды — и соревнование кончено. Едва слышно донесся свисток с берега. Это свистел Грицко, возвещая о победе Люды. Свистка она не слыхала, но увидела шаланду и перешла на медленный «брасс».

Рыбаки приветствовали ее и трунили над Марком, предлагая довезти до берега. Марко был поражен. Он никак не ожидал такого искусства от жительницы города. Он лег на спину, добродушно улыбаясь в ответ на шутки рыбаков, и отдыхал, лежа на воде. Люда подплыла к нему, и он первый поздравил ее с победой.

Шаланды уже приближались к берегу. Ветра в бухте почти не чувствовалось, и рыбаки гребли, чтобы скорее подойти к пристани. К Люде и Марку подплыли остальные участники состязания, и все повернули к берегу. Старшие теперь держались на всякий случай позади. Вдруг сбоку раздался крик:

— Ой-ой, спасите!

Это крикнул мальчик, отплывший от товарищей. Головы всех пловцов повернулись на крик. Кое у кого мелькнула мысль: «Может, балуется?» Но пловец исчез под водой, вынырнул и снова исчез. Все бросились ему на помощь. Первой возле него очутилась незнакомая Люде девочка. Она нырнула под воду, схватила утопающего за волосы и вытащила на поверхность. Он еще не успел захлебнуться, немного наглотался воды, но не потерял сознания. С перепугу он хватался руками за шею девочки. Она знала, что это очень опасно, и отбивалась от него, крича, чтобы он лежал спокойно спиной на воде. Так она и поддерживала мальчика, пока не подплыли остальные. Потом Марко и Люда взяли его под руки и двинулись к берегу. Ребята плыли вокруг, готовые каждую минуту заменить первого, кто устанет. На шаландах слышали крик, видели, как пловцы спасали утопающего, и одна из шаланд быстро подошла к ним. Спасенного подняли на борт. За ним влезли Люда и Марко.

Перепуганный мальчик объяснил, что его вдруг схватила судорога. Люда чувствовала себя неловко: ведь она была инициатором этого состязания и не позаботилась о спасательной лодке! Если бы не эта девочка, мальчуган мог бы утонуть.

— Другой раз не заплывай далеко, — сказал пожилой рыбак, обращаясь к спасенному. — Скажи им спасибо! — Он показал на Марка и Люду.

— Это не мы, — заметила Люда, — его какая-то девочка спасла. Она первая схватила его за волосы и держала, пока мы не подплыли.

— Инспекторова Находка, — пояснил Марко. — Откуда она тут взялась, не знаю — на берегу ее не видал. С нами она не плыла.

— А-а, Находка! Она, верно, из дому сюда доплыла. Это же рыба, а не девчонка. Мы ее в море как-то километрах в пяти от берега встретили. Хотели на шаланду взять — где там! Дикарка! Прочь поплыла!

Люда хотела расспросить о девочке. Ведь она, кажется, знала всех на острове, а этой девочки ни разу не встречала. Но шаланда уже подошла к «Колумбу» и стала борт о борт со шхуной, чтобы перегрузить рыбу. С палубы «Колумба» доносилась перебранка. Несколько рыбаков обступили человека с клеенчатым метром. Это был рыбный инспектор Ковальчук. Он выбирал отдельные экземпляры рыб и измерял их от головы до хвоста.

Рыбная инспекция наблюдает за рациональным проведением лова, за тем, чтобы не разрушались запасы рыбы. Рыбный инспектор следит, чтобы рабаки не вылавливали молодую рыбу (каждую породу рыб ловят сетями с соответствующим размером петель). Инспекторы наблюдают за исправностью рыбачьих снастей, распределяют участки моря между отдельными артелями.

На «Колумбе» завязалась ссора, потому что инспектор нашел в улове несколько осетров длиною в восемьдесят девять с половиной сантиметров, тогда как ловить разрешалось не менее чем девяностосантиметровых. Тех, что были короче, рыбаки должны были выбрасывать в море. Трудно, конечно, установить при такой длине разницу в полсантиметра, но Ковальчук отобрал десяток рыбин на одной шаланде и хотел теперь конфисковать весь улов этого судна и оштрафовать бригадира.

Возмущенный, Стах Очерет отказался подписать акт, составленный инспектором. Он предложил не мешать погрузке рыбы на шхуну. Ковальчук с угрозами оставил «Колумб», сошел на пристань и направился берегом бухты домой.

Марко попрощался с Людой:

— До послезавтра. Я расскажу нашим о письме. Теперь у нас только и разговоров, что про гелий да про торий. Все прямо химиками сделались. Шкипер приказал мне достать в Лузанах книжку, в которой написано обо всех этих вещах…

— А я хотела еще расспросить тебя о той девочке — Находка… или как там ее… Почему я раньше ее не видела? Она дочка этого инспектора?

— Нет, она ему не дочка… Она появилась тут, когда я был таким, как Грицко. Но ее почти не знают. Зайди к Марии, она расскажет тебе всю эту историю.

— Ладно. Пока! Я вижу — у тебя работа.

— Да. До следующей встречи.

Марко взялся за дело, а Люда сошла со спасенным мальчиком на берег. Малыш уже успокоился, только боялся, что дома мать выругает его, когда узнает о случившемся. Люда обещала зайти с мальчиком к нему домой. На пристани к ней подбежал Грицко.

Втроем они медленно пошли по тропинке между лопухами и лебедой на краю выселка. Они видели, как «Колумб» вышел из бухты. Грицко с завистью смотрел на шхуну, потом заявил, что когда вырастет, то у него будет еще лучшая шхуна, под названием «Альбатрос». Так у них на маяке называлась маленькая лодка. Потом запел:

Плавал по морю маленький матрос

На парусном корабле.

Альбатрос, альбатрос, альбатрос.

Жил на свете маленький матрос —

Зоркий глаз, белый чуб.

Альбатрос, альбатрос, альбатрос.

— Кто тебя научил этой песне? — спросила Люда.

— Сам придумал, — важно ответил Грицко.

— А «зоркий глаз, белый чуб» — это ты о себе?

— Ага…


Глава VI АГЕНТ №22 | Шхуна «Колумб» | Глава VIII НАХОДКА